Кузнецов И.Д. Очерк русского рыболовства. Глава V. Промыслы различных водяных животных

Кроме рыб, составляющих предмет главнейшаго воднаго промысла России, в водах ея, как морских, так и речных, добывается не мало и других животных. Сюда принадлежат различные представители как позвоночных, так и безпозвоночных.

1. Позвоночныя животныя.

Начнем с класса млекопитающих.

Промысел белаго медведя или ошкуя (Thalassarctos maritimus Desm.), этого обитателя плавучих льдов, для охоты на котораго приходится совершать такия же морския поездки, как и для промысла настоящих водяных млекопитающих, производится исключительно самоедами на Новой Земле, в Югорском Шаре и на острове Колгуеве. По оффициальным данным, во всех этих пунктах ежегодно добывается около 50 медведей. Промышляют медведей также и норвежския шхуны, заходящия в наши пределы.

Цена на медвежьи шкуры колеблется довольно значительно; наиболее она высока для шкур с Новой Земли, продаваемых администраций в пользу колонистов этого острова в Архангельск, по цене около 60—70 р. за штуку.

Промысла белаго медведя вдоль Севернаго пустыннаго побережья Азиатской России, изобилующаго этим зверем, сколько известно, не производится. Изредка бьют медведя и на крайнем северо-востоке.

Морской или камчатский бобр или морская выдра (Enhydris marina Schreb.), доставляющая один из наиболее цен-

65

ных мехов (800—1000 р. за штуку), принадлежит к числу исчезающих промысловых животных, почему русское правительство прилагает особыя старания к сохранению бобра на островах Командорских и Камчатке, где до ныне еще существуют лежбища этого редкаго зверя, некогда настолько обыкновеннаго во всей северной части Тихаго океана, что часть его вод носила прежде даже название Боброваго моря. Ловят морского бобра при помощи особых ставных сетей, а изредка бьют и из ружей. Количество добычи бобров за последние пять лет на Командорских островах было следующее:

в 1896 г. 131

в 1897 г. 149

в 1898 г. 87

в 1899 г. 179

в 1900 г. 165

В Камчатке добывается ежегодно особо отряжаемыми для того партиями охотников около 10—15 бобров; в этот счет не входят бобры, убиваемые американскими и иными хищниками.

Обширное семейство ластоногих доставляет наибольшее количество из промысловых млекопитающих животных; сюда принадлежат: морж, морской котик, сивуч и разнообразные тюлени.

Морж (Trichechus rosmarus L.) добывается там же, где и белый медведь; он также держится области плавучих льдов. Промышляют моржа и инородцы крайняго северо-востока России, где живет другая форма (Odobaenus obesus Illiger). Количество ежегодной добычи моржей неизвестно, хотя несомненно, что этот ценный по доставляемым продуктам зверь (каждый морж дает, в среднем, до 60 р. дохода) постепенно уменьшается в числе и мельчает: экземпляры с очень крупными клыками составляют уже редкость. Так, в Маточкином и Югорском Шаре и на Колгуеве за последнее десятилетие добывалось лишь по нескольку штук моржей в год, хотя еще не очень давно, в начале 70-х годов прошлаго века, у Святого Носа на льдинах били до 50 моржей в год. Истреблению дорогого зверя способствуют чужеземные промышленники — норвежцы у Белаго моря и американцы у Берингова пролива.

Морской котик (Otaria ursina Per.) некогда составлял главнейшее богатство Командорских островов у берега Азии и островов Прибылова у противоположнаго берега Северной Америки; хотя,

66

с течением времени, благодаря неблагоприятным условиям промысла, производившагося хищнически, и русские, и американские табуны этого своеобразнаго ластоногаго значительно поредели, однако и до сих пор он промышляется еще десятками тысяч в год.

Зимующие у берегов Японии, котики русскаго берега направляются весною безчисленными табунами на север, на места своих лежбищ на островах Командорских и Тюленьем, небольшом островке у южнаго Сахалина. Здесь, на подходящих местах прибрежья, они устраивают свои гаремы и располагаются возрастными группами. Здесь же, на лежбищах, производится и промысел котов. Действующими правилами разрешено убивать лишь холостяков, т. е. молодых самцов, в возрасте 2—3 лет, дающих наилучший мех. Сперва производят отгон, т. е. угоняют вдаль от лежбища группу холостяков, которых и убивают затем тяжелыми палками (дрыгалками), снабженными иногда на конце металлической оковкой или остриями. Снятыя шкуры солятся, затем упаковываются и пересылаются через С. Франциско и Америку в Лондон, где и продаются с аукциона у известных меховщиков — Lampson and C°, Culverwell, Brooks and C°.

Производство морского боя котиков у нас запрещено. Запрещение это строго соблюдается русскими подданными, но за то целая флотилия шхун американских, канадских и, за последнее время, японских наносит сильныя опустошения котиковым стадам, при передвижении их, главным образом, с мест зимовок на острова, а также во время их отдаленных от лежбищ прогулок. Беззастенчивость хищников достигала такого предела, что они высылали даже свои шлюпки для промысла на берегах. Но усиление крейсерства русских военных судов, назначение специально для этой цели парового транспорта «Якут», организация береговой охраны, установление, наконец, путем международных с Англией и Северной Америкой договоров, 30-ти мильной запретной зоны вокруг котиковых островов — все это способствовало до известной степени уменьшению браконьерства. Тем не менее все еще продолжающийся, хотя и сократившиеся несколько за последние годы, промысел котиков в открытом море, оказывает крайне неблагоприятное на них влияние. Последнее видно из следующей

67

таблицы, показывающей размер добычи котиков за последния 10 лет на наших островах, а именно здесь добыто штук:

Года

На о-ве Беринге

На о-ве Медном

На о-ве Тюленьем

Всего

1891

13,825

16,324

540

30,689

1892

18,222

15,615

-

33,837

1893

12,497

16,272

1,539

30,308

1894

13,165

13,122

-

26,287

1895

9,528

6,895

1,300

17,723

1896

7,098

7,171

149

14,418

1897

5,921

7,699

332

13,952

1898

3,842

5,348

-

9,190

1899

3,801

4,513

550

8,864

1900

4,487

8,103

587

13,177

Так как морские промышленники распугивают табуны морских котов, то возникало даже предположение, что они образуют новыя лежбища на берегах азиатскаго материка или на пустынных островах Охотскаго моря, главным образом на острове Св. Ионы. Однако изыскания, произведенныя в этом направлении Русским товариществом котиковых промыслов, арендовавшим до нынешняго года пушные промыслы на о-вах Командорских и Тюленьем, дали лишь отрицательные результаты.

С сентября 1901 г. аренда эта перешла к Камчатскому торгово-промышленному обществу, предложившему на соревновании немного повышенныя цены за шкурки бобров, котиков и песцов, против тех цен, которыя платило котиковое товарищество. Контракт по этой аренде заключен на 10 лет, и главныя его основания сводятся к следующему. Промысел бобров и котиков (а также песцов) на Командорских островах производится местными жителями, из которых посылаются ежегодно партии охотников для промысла котиков на о. Тюленьем, а промышленныя шкуры сдаются Камчатскому обществу по следующей цене, в кредитной валюте:

За бобра 1-го сорта 200 рублей.

« « 2-го « 100 «

и за котиков:

при добыче менее 10,000 штук в год по 10 руб.

« « от 10 до 15 тысяч « « « 13 «

« « свыше 15,000 « « « 16 «

68

Из полученных от арендаторов сумм, правительство выдает туземцам за производство промысла по 1 р. 50 к. за каждаго котика и 9/10 всех платежей за бобров (а также и песцов).

Арендаторы обязаны снабжать жителей Командорских островов необходимыми для них товарами и припасами.

Из тюленей в России промышляются, главным образом, следующие виды:

Тюлень — Phoca аnnеlаtа Nills.

Нерпа — Ph. vitulina L., Рh. foetida Fabr.

Лахтак или морской заяц — Рh. barbata Мull.

Лысун — Рh. groenlandica Nills.

Полосатый тюлень — Рh. equestris Pall. (Histriophoca fаsciata Zimm.).

Морской лев или сивуч — Eumetорs Stelleri Less.

Первые четыре вида промышляются у берегов северо-западной России; последние два — по берегам Восточнаго океана, где встречаются некоторыя другия азиатския формы, каковы, например, Рh. nummulаris Schleg., а также и европейские циркумполярные виды: Рh. vitulina (с его, быть может, местной разностью, Рh. ochоtеnsis Раll.) и Рh. barbata.

Кроме того, в Балтийском море водится Halichoerus gripus Nilss., а в Черном море, у берегов Крыма, попадается изредка средиземноморский вид — Pelagius monachus F. Сuv.

Особенный зоогеографический интерес представляет нахождение тюленя в замкнутых пресноводных озерах России, из которых некоторыя весьма далеко отстоят от океана. Водящийся в Балтийском море вид Ph. vitulina проник, очевидно, оттуда в озера Ладожское и Сайму. Это проникновение весьма понятно, оно совершается почти на наших глазах. По крайней мере тюленю нет никакого труда пройти через Неву из Финскаго залива; недавно еще пойман в Ладожском озере даже дельфин (Рhoсаеnа соmmunis Less.), пришедший сюда из Балтики. Интереснее нахождение тюленя в Каспийском море и в Байкале, куда он, конечно, проник в давно прошедшия времена из вод Севернаго Ледовитаго океана. По крайней мере, по новейшим краниологическим изследованиям д-ра Нордквиста, все озерныя формы тюленя представляют разности Ph. annelata Nills., которую Норд-

69

квист в свою очередь считает балтийской разностью основной северной формы тюленя — Ph. foetida Fabr. Любопытно отметить, что байкальский и каспийский тюлени очень близки друг к другу по некоторым морфологическим признакам.

Тюленей промышляют различно в разных местах. По большей части бьют их на льду из огнестрельнаго оружия или даже палками. Иногда промышляют на берегах, по островам и даже на воде, загоняя в сети. Особенно своеобразен лов тюленей, производимый туземцами дальняго Востока: гарпун прикрепляется к длинной, составной из отдельных частей, жерди, сажен 8 длиною. Веревка от гарпуна пробегает вдоль всей жерди, и у рукоятки ея приделывается поплавок. Конец подобной остроги, спущенной в воду, туземец подводит под тюленя, подплывая к нему на длину снаряда. После удара гарпун соскакивает, а добычу вытаскивают за веревку. О количестве добычи тюленей в восточных водах не имеется данных.

Промысел тюленей в Балтийском бассейне не велик. В самом море тюленя на льдах промышляют в Рижском заливе, главным образом жители острова Руно, Лифляндской губернии. Добываются тюлени и в Финском заливе, но еще больше в Ботническом. Особенно много бьют тюленей жители Аландских островов и обитатели прибрежья Вазаской губернии. В общем, на Балтийском море бьют ежегодно свыше 1,000 тюленей.

Столько же, в удачные годы промысла, убивают на плавучих льдинах весною, в мае месяце, и на Ладожском озере. Главным сборным пунктом тюленепромышленников служит здесь остров Майнецкий.

Более серьезное значение имеет тюлений промысел для жителей Архангельской губернии, где в Онежском уезде добывается преимущественно нерпа — Рhоса fоеtida, а в Мезенском и Кольском лысун — Рh. groenlandica. Главный промысел сосредоточен в горловине Белаго моря; вдоль Мурманскаго берега промышляют тюленей только во время их хода, когда гренландский тюлень, известный здесь под именем «кожи», проходить с востока на запад. Привал кожи заметно усиливается за последние годы, что местные рыбопромышленники ставят в связь с развитием морских норвежских промыслов против наших бере-

70

гов. Добывают также тюленей на Новой Земле, на острове Колгуеве и в других местах русскаго Севера.

Северный тюлений промысел крайне непостоянен и обыкновенно, когда он удачен на Терском берегу (западный берег горловины Белаго моря), то неудачен на Мезенском (восточном), и наоборот — в зависимости от направлены ветров. О размере добычи зверя, которым занято здесь от 4 до 5 тысяч рабочих рук, можно судить по следующим оффициальным данным:

Год

Число промышленников

Добыто зверя (штук)

На сумму (рублей)

1895

4,054

26,593

97,245

1896

3,941

59,643

132,980

1897

4,101

59,560

137,462

1898

3,937

74,459

172,313

1899

4,464

54,344

108,909

Но еще большее количество тюленей промышляется в Каспийском море. Каспийский тюлень лето проводит в глубоких частях Каспия, а осенью сбивается, главным образом, в северо-восточной части моря, где раньше становятся льды, на которых, в середине января, щенятся тюленьи самки. Весною и осенью тюлени громадными косяками залегают на низменных тюленьих островах Святом и Подгорном, а также на других ненаселенных островах и безлюдных частях морского берега. Главный промысел производится здесь весною и зимою. Весною бьют тюленей на местах залежек. Для этого, выйдя на берег ночью, артель охотников ползком подкрадывается к тюленьему косяку, стараясь обойти его со стороны моря. Затем, по знаку, данному «забойщиком» или атаманом, промышленники бросаются к зверям и толстой, тяжелой колотушкой, или чекушей, бьют ближайших к себе, из которых набрасывают целый вал — непреодолимое препятствие для всего стада, легко уже затем делающагося добычей охотников. Кожа тюленя снимается вместе с толстым, прилегающим к ней, слоем сала; в таком виде кожи солятся в трюме лодок, отвозящих их затем в Астрахань. Подобный же тюлений бой, но в меньших размерах, производится и осенью.

71

Поздней осенью ловят еще тюленей при помощи «гонки», т. е. загона их в разставленныя заранее сети шумом, криком, ударами по воде весел и т. д.

Зимою бьют тюленей на плавучих льдах, с лодок, так как выезжать для этой цели с берега на лошадях запрещено. Собирают также промышленники и плавающих в море дохлых тюленей.

В Астрахани сало отделяется от шкурок и перетапливается на жиротопных заводах весьма простым способом — пропусканием горячаго пара через котлы с салом. Получается три сорта жира, различно расцениваемые на рынке: белый, алый и красный. Название этих жиров соответствует цвету получаемаго продукта и указывает на чистоту жира; чем чище он от каких бы то ни было примесей, тем светлее.

В среднем в Каспийском море добывается ежегодно около 100,000 тюленей. Промысел последних трех лет выражается в следующих цифрах:

Год

Добыто тюленя (штук)

Получено пошлин. (рублей)

1898

105,683

32,423

1899

94,512

30,352

1900

86,112

28,610

Последний столбец указывает на казенный доход от тюленьяго промысла, в виде пошлины, которой облагаются тюленьи шкурки и жир, привозимые в Астрахань — в размере по 30 коп. с пуда шкур и по 40 коп. с пуда вытопленаго жира, На право производства тюленьяго промысла в Каспийском море выдаются особые билеты, оплачиваемые по 6 р. за год и по 3 р. в полугодие. Этот билетный сбор сравнительно не велик и показан в общей сумме дохода с морского рыболовства (стр. 56).

На Байкальском озере главный промысел тюленей производится на льду, зимою или ранней весною. Зимою у продушин или отверстий во льду, через которыя на поверхность его выползают тюлени, главным образом для щёнки, ставят в воде сети, плетеныя из волос. Так ловят преимущественно молодых тюленят. Затем весной, когда стает весь снег, маскирующий собою отдушины до того, что их розыскивают лишь при помощи особо

72

дрессированных собак, тюленей бьют из ружей, подкрадываясь за санками, под прикрытием вертикально поставленнаго впереди белаго щитка или паруса из материи. Стреляют тюленя иногда и летом. Всего добывается здесь ежегодно до 4,000 шт. Кроме шкуры (особенно ценятся шкурки молодых зверей с белым, пушистым мехом) и сала, здесь идет на пользу и мясо. Его едят тунгусы; нерпичьим свежим жиром лакомятся и буряты.

Последний отряд водяных промысловых млекопитающих животных — Cetacea — эксплоатируется в России наиболее скудно, не смотря на то, что китами изобилуют открытыя воды Севернаго Ледовитаго и Восточнаго океанов. Подобное положение вещей стоит в несомненной связи с отсутствием у нас настоящаго морского промысла.

Из китообразных в Черном море живут лишь дельфины: пехтун — Рhocaena communis Lesson, черная морская свинья — Tursiops tursio Fabr. и белая или белобокая морская свинья — Delphinus delphis L, т. е. обычные средиземноморские виды. Промышляются дельфины вблизи берегов, куда они подходят, преследуя свою добычу — стаи рыб, преимущественно хамсы и кефали. Главный промысел производится по кавказскому берегу Чернаго моря, вдоль сухумскаго побережья, где дельфинов весною и осенью ловят особыми сетями (часто бумажными, привозными из Трапезунда) и волокушами, а меткие стрелки бьют из ружей, во время их прыжков. Дельфин дает единственный продукт — жир, котораго недавно вырабатывалось по кавказскому берегу от 20 до 30 тысяч пудов в год, при средней стоимости от 1 р. 60 к. до 2 р. 20 к. пуд. Теперь промысел этот значительно сократился, так как местные жители им не занимаются, а промысел приходящих сюда на своих фелюгах турок подвергается с 1894 г. различным ограничениям, кончая порою полным запрещением промысла.

Цены на дельфинью ворвань значительно упали с развитием выработки дешевых минеральных смазочных масел; однако и теперь ворвань эта идет на кожевенные заводы и для приготовления ваксы. Лучшие сорта ворвани (совершенно светлой) ценятся до 5 р. пуд и идут через Одессу в Марсель для подделки лампаднаго (деревяннаго) масла.

73

Из нескольких видов дельфинов, встречающихся в северных водах, предметом промысла исключительно служит белуха, по местному белуга, Delphinapterus s. Bеluga leucas Pall., распространенная во всей восточной половине Мурманскаго моря, в Белом море и отчасти по Мурманскому побережью. Белужий промысел, игравший еще недавно весьма видную роль в промысловой жизни русскаго севера, ныне носит характер более или менее случайный. Производится он главным образом в следующих местах: у берегов Новой Земли, в Югорском Шаре, у берегов Колгуева и в разных пунктах Белаго моря. Белухи ловятся особыми обметными неводами на мелких местах, запираются в заливах (губах) переметами, или попадаются, наконец, в особыя ставныя сети. Обметный невод состоит из нескольких частей, которыя, спущенныя с нескольких (6—8) лодок, счаливаются в виде сплошного кольца или круга; для того, чтобы зверь не прорвал невода, часто его располагаюсь в виде двух «дворов» — наружнаго и внутренняго; запертых во внутреннем дворе белух бьют «кутилами». Кутило — это род остроги, оканчивающейся сзади железной трубкою, в которую слабо вставлена деревянная рукоятка; к трубке же прикреплена веревка. Когда кутило брошено в зверя, рукоятка выпадает, а животное задерживается на веревке, за которую то притягивают его, то отпускают, чтобы утомить. Убивают же на смерть зверя пешнею, стараясь попасть в дыхало. Близь устья Печоры ловят белух кутилами и в одиночку. Количество добычи белух крайне разнообразно по отдельным годам, и определить его более или менее точно — затруднительно.

Преследуя рыбу, белухи заходят не только в речныя устья, но иногда поднимаются довольно высоко и по самым рекам, — по Северной Двине выше Архангельска, всего верст на 50, и еще выше по Оби.

Белуха встречается и в водах Восточнаго океана, но там не промышляется, как не промышляются у нас и косатки — Оrса gladiator Gray — на севере и Оrса atra Соpе на востоке. Нарвал или единорог (Mоnоdon mоnосеrаs L.) служит предметом лишь случайнаго промысла.

Но кроме дельфинов в русских водах Ледовитаго и Великаго океанов водятся многия породы китов, а именно Balae-

74

nоptera Sibbaldii Gray — синий кит, B. musculus — финваль, Mеgaptera bооps Fabr. — и друг., всего до 7 видов на севере и целый ряд плохо изученных видов на востоке.

Неоднократныя попытки русских завести китовый промысел на севере, начавшияся еще со времен Петра Великаго, не привели до сих пор к желаемым результатам. Развивавшееся там по временам китобойное дело обыкновенно скоро глохло и прекращалось. Так и теперь нет на Мурманском берегу ни одной работающей китобойной фактории, хотя еще и до ныне сохранились здания заводов, функционировавших в 80-х годах минувшаго века, когда там конкуррировали между собою даже несколько китобойных компаний.

В более счастливых условиях находится русское китобойное дело на дальнем Востоке; однако и там оно далеко не достигло той степени развития, какое должны были бы создать местныя природныя богатства. Последния и до ныне эксплоатируются главным образом американскими промышленниками, усиленно промышляющими китов в русских водах с начала 40-х годов XIX века. Тогда же начала работать в Охотском море и «Российско-Финляндская китоловная компания», дела которой разстроились со времени Крымской войны. Затем, с начала 60-х годов, китобойным промыслом занялись на востоке бывшая «Российско-Американская компания» и группа молодых финляндских предпринимателей, из которых особенно много поработал над китобойным делом живущий и поныне во Владивостоке О. В. Линдгольм. В конце 80-х годов выдвинулся новый русский предприниматель, отставной капитан 2-го ранга А. Г. Дыдымов, совершивший в 1889 г. на своем китобойном пароходе «Геннадий Невельский» (82 ф. длины) смелый переход в 102 дня из Бергена (в Норвегии) во Владивосток. Начало промысла его у берегов Кореи было крайне удачно (с ноября 1889 г. по апрель 1890 г. было убито 23 кита), но в начале 1890 г. отважный китобой безследно погиб со своим судном и небольшим экипажем.

Пример Дыдымова нашел подражателей. В 1895 г. в восточных водах начал китобойный промысел другой русский моряк, лейтенант граф Г. Г. Кейзерлинг, имевший возможность

75

 организовать дело более широко, чем его несчастный предшественник. Настоящее предприятие упрочилось с образованием в 1898 г. акционернаго товарищества, которое продолжает развивать начатое гр. Кейзерлингом дело. В настоящее время товарищество располагает целой флотилией паровых и парусных судов, имеет специальный завод для обработки китобойных продуктов в бухте «Гайдамак» залива Америка близь Владивостока, заарендовало участки земли под новые заводы у Корейскаго правительства и предполагает заниматься не только китобойным промыслом, но и рыбным. Преследуя китов, промысловыя суда товарищества удаляются порою на разстояние до 100 миль от берегов, почему для более скорой и рациональной обработки китовых продуктов им устроен даже в самое последнее время особый плавучий завод. Примеру графа Кейзерлинга последовала и местная фирма Семенова и Демби, которая года два назад завела китобойный пароход, успешно промышляющий китов.

Русский китовый промысел производится пока в Японском море и лишь в более южных частях Охотскаго; в 1898 г. на южном Сахалине, в заливе Анива, в бухте Мерея, возник новый китобойный промысел японца Хотура Матой; здесь китов, окруженных сетями, убивают гарпунами. В других же частях Охотскаго моря, в море Беринговом и в Северном Ледовитом океане до мыса «Сердце-Камень» бьют китов преимущественно американские промышленники, которые, как это известно, промышляют также в Охотском море не мало трески, обильно водящейся в этих холодных водах.

2. Безпозвоночныя животныя.

Из большого числа безпозвоночных животных, населяющих воды России, промышляются лишь немногия. Начнем с животных пресных вод.

На обширном протяжении России встречается несколько видов речного рака, а именно: благородный или широкопалый рак — Аstacus fluviatilis Rond., распространенный в северо-западной области Европейской России[1]; длиннопалый рак или рак-портной,

76

как его зовут торговцы, Аst. leptodactylus Esch. водится в южной области, откуда, однако, по р. С. Двине проник в северную и проникает с востока в район распространения перваго вида; мясо длиннопалаго рака считается менее вкусным, чем мясо широкопалаго, но за то он бывает гигантских размеров, достигая, например, в Самаре до 40 сантим.; толстопалый рак — Аst. pachypus Rathke встречается в малосоленых частях Херсонско-Азовскаго бассейна и Каспийскаго моря, не поднимаясь высоко по рекам и придерживаясь их устьев; Аst. Соlchicus Кеssl. свойствен бассейну кавказской реки Риона, и, наконец, в бассейне р. Амура водятся два особых вида: Аst. dahuricus Раll. в верхнем, и Аst. Schrenkii Кеssl. в среднем и нижнем ея течении.

В других частях Азиатской России речного рака нет, или, лучше сказать, не было раньше, так как в минувшем столетии он искусственно переселен в бассейн Оби из бассейна Волги и мало по малу распространяется и в иных местах. Из Туркестана описан особый вид — Аst. Кеssleri Schimk.

Простой народ у нас в громадном большинстве случаев не ест раков, считая их погаными или нечистыми, почему и не промышляет их. Но там, где раки употребляются в пищу или находят сбыт на рынках соседних больших городов, развился особый рачий промысел, при чем раков ловят бреднями, особыми ловушками-сетями, натянутыми на остов из прутьев, или, наконец, специальными рачьими вандами, так называемыми «бычами», «бучами» и проч., сплетенными из дранок. В большинстве случаев раки отправляются на рынки сбыта в живом виде, в корзинах, переложенные мокрой соломой, мохом или крапивой. На юге местами пробовали приготовлять консервы из раковых шеек (хвостов). Подобная попытка в Вольске, Саратовской губернии, оказалась неудачной, но хорошо привилась в сел. Алешках (в низовьях Днепра), где раковыя шейки варили и затем просто сушили в печах. Наиболее развит был еще недавно лов раков в губерниях, соседних с С.-Петербургской: Тверской, Новгородской, Псковской, и в обильных озерами губерниях Западнаго края, а также в Финляндии, где во многих местах, как, например, в Тавастландии (западная половина средней части страны) ловля речных раков (Аst. flu-

77

viatilis) является важным источником дохода для некоторой части населения. Из Западнаго края и Финляндии раки вывозятся и заграницу, в Германию, Австрию и Францию.

Опустошившая раньше воды Западной Европы рачья чума в начале 90-х годов проникла и в воды России; точных данных о распространении этой болезни, от которой раки вымирали поголовно, еще не имеется, но, сколько известно, чума опустошила воды Дуная, Волги, Дона, Днепра, Волхова, воды Прибалтийскаго края и многих других озер, рек и речек. Мор раков совершенно изменил картину русскаго рачьяго промысла. Особенно сильный переворот произошел здесь в 1887 году, когда чума уничтожила раков в богатой ими раньше Восточной Пруссии. Германские торговцы обратились за раками в Россию, а вместе с ними сюда направились и австрийские покупатели, с уменьшением раков также от чумы и в их водах. Всего за последние годы вывозится от нас ежегодно около 70,000 пудов раков или свыше 30.000,000 штук их. Заграничные экспортеры устраивают в определенных пунктах сборныя рачьи депо, куда поступают раки из окрестностей; одним из таких видных депо является ст. Свенцяны, на Варшавской железной дороге. Скупающие раков комиссионеры раздают ловцам и ловушки для лова их, развивая таким образом промысел везде, где сохранились еще раки. Так как, по изследованиям мюнхенскаго профессора Бруно Гофера, причиной, вызывающей эпидемию раков, является особая бактерия (Bacillus pestis Аstaci), то весьма вероятно предположение многих о том, что, раздавая ловцам старыя ловушки из зараженных вод, рачьи комиссионеры много способствовали распространению чумы раков и переносу ея из однех вод в другия, часто даже замкнутыя.

Как бы то ни было, при постоянном спросе на раков из заграницы, при значительном по этому повышении цен на них и при общем оскудении рыбных ловель, рачий вопрос в последние годы вызвал значительный в себе интерес, и им не мало занимаются рыбопромысловыя общества и специальная литература.

Из других речных промыслов особенно интересным является добыча речного жемчуга из жемчужницы — Маrgaritana

78

margaritifera L. Моллюск этот когда-то быль весьма широко распространен в водах России, но ныне промысел его производится лишь в небольших речках, принадлежащих к бассейну Ледовитаго океана и Белаго моря, в губернии Архангельской, и в Балтийском бассейне, в губернии Олонецкой, а отчасти в Прибалтийских губерниях. Особенно известны своим жемчугом реки Неменьга, Кереть, Нива, Новенчанка и друг. Речная жемчужница, по-видимому, встречается и в северно-сибирских водах; но здесь промыслом ея не занимаются, за исключением далекой Камчатки. Добыча жемчугоносных раковин производится первобытным способом; ловцы вскрывают обыкновенно все уловленныя раковины, хотя лишь в редкой из них находится жемчуг. Самого моллюска корелы изредка употребляют в пищу, соля и поджаривая. Добывают ракушки на мелких местах прямо руками, иногда забредая для этой цели в воду, или подцепляя их, где поглубже, «щипцами» — палкой, расщепленной на конце или же, наконец, как сказано в примечании к ст. 773 устава сельскаго хозяйства, «ловцы втыкают в сии (видимыя раскрытыми) раковины соломенки или тонкие прутики, и когда раковины замкнутся, то посредством соломенки или прутиков оныя из воды вытаскивают». Реже употребляют сетной сак — ручной и маленький, имеющий вид обыкновеннаго сачка, или большой, в виде драги, которую один ловец влечет за привязанную к ея передней раме веревку, а другой — загружает при помощи палки, прикрепленной к той же раме. В некоторых случаях ловят раковины с плота, на котором тихо спускаются вниз по речке; в отверстия плота вставлены берестяныя трубки, способствующия разсматриванию дна. Такия же трубки, иногда со стеклом внизу, употребляют и при ручной ловле жемчужниц. На больших глубинах, свыше 2-х сажен, раковины ловят «наугадными (или гадательными) щипцами», имеющими вид щетки из крепких железных зубьев, прикрепленной на конце длинной палки. При быстром опускании на дно тяжелый снаряд пробивает случайно попавшую под него раковину.

Жемчужный промысел производится как местными жителями, так и пришлыми ловцами. Добыча продается местным скупщикам, недавно еще получавшим громадныя выгоды от своих

79

операций. Теперь ловцы уже узнали настоящия цены жемчуга и не продают его за безценок, как прежде. Толстыя перламутровыя раковины идут, кажется, изредка, на приготовление самых простых пуговиц.

Когда-то весьма сильно развитый в водах России лов медицинских пиявок (Hirudo officinalis L.), ныне не имеет значения, так как пиявка почти исчезла из медицинской практики. Нельзя, впрочем, не упомянуть, что особенное обилие этого червя наблюдается в озерах низменных долин Закавказья.

Речная губка или бадяга (Spongilla fluviatilis L.), идущая в сушеном виде в продажу дрогистам, заканчивает собою список промысловых безпозвоночных животных пресных вод России. Сбор губок практикуется главным образом в юго-западных губерниях: Невской, Полтавской, Харьковской и друг. Сушеная бадяга употребляется также деревенскими модницами вместо румян: щеки, натертая бадягой, раздражающей кожу своими иголочками, ярко алеют от прилива крови.

Промысловыя животныя соленых вод разнообразнее пресноводных, хотя крайне богатая фауна северных морей вовсе не эксплоатируется в этом направлении, если не считать добычи червя Аrenicola piscatorum Lаm., употребляемаго для наживки тресковых ярусов, за неимением обычно применяемых для этой цели мелких рыбок мойвы (Маllоtus) или песчанки (Аmmоdytes). Червей собирают выкапывая из песка, во время отлива.

Из других морей Европейской России доставляет промысловых безпозвоночных животных лишь Черное море. Здесь ловятся местные виды моллюсков Vеnus, Сardium и Pесten, употребляемые в пищу береговыми жителями, а главным образом: «ракушка» или «мидия» — Мytilus еdulis L. и устрица Оstrea еdulis, vаr. Аdriatica. Тот и другой моллюск ловятся с лодок специальными ловушками, имеющими вид обыкновенной драги. Мидия потребляется на месте реже в сыром, главным образом в вареном (с рисом) виде; устрицы же, упакованныя с влажным мохом или водорослями, доходят до столичных рынков. Размер промысла того и другого моллюска неизвестен.

Больше интереса представляет, конечно, устричный промысел и, надо заметить, он явно развивается за последние

80

годы. Так, образовавшимся в начале 90-х годов 1-м русским товариществом устрицеводства основан в Севастополе устричный завод, начавший продажу своих устриц с осени 1894 года. Молодь устрицы собирается здесь на коллекторах из марсельской черепицы, покрытой слоем извести и цемента, а взрослыя устрицы подвешиваются в клетках, с горизонтальными полками из оцинкованной железной проволоки. Пока завод ограничивается выдержкой в клетках устриц с разных пунктов Крымскаго и Кавказскаго побережьев Чернаго моря и откармливанием их в особом садке, около хлебной пристани, где, как показал опыт, устрицы получают обильную пищу. Содержимых в клетках устриц часто осматривают, очищают от губок и т. д., удаляют больных.

Обильныя устрицами банки Кавказскаго побережья за последние годы подверглись столь усиленной эксплоатации, что правительство, опасаясь истребления здесь устриц, запретило с 1 октября 1901 года на целый год производство устричнаго лова в Гудаутской бухте — центре кавказскаго устричнаго промысла. Предполагается даже издание особых правил устричнаго лова.

По берегам того же Чернаго моря употребляют в пищу и и мелких морских рачков — креветок (разные виды Palaemon), которые имеют сбыт на месте, составляя лакомство даже простого народа.

Совершенно своеобразны промысловыя безпозвоночныя животныя Восточнаго океана, где они добываются для японских и китайских рынков. Здесь ловят разные виды крабов и трепангов.

Крабы, достигающее иногда до 20—30 ф. весом штука, промышляются около Владивостока преимущественно весною, когда они подходят к берегам для метания икры. Ловят их крупноячейными неводами, узкими (всего 2—3 фута шириною) и очень длинными (часто в целую версту), которые влекут по дну моря. После улова крабы тотчас же варятся и высушиваются. Товар этот сбывается главным образом в Китай. Пуд сушеных крабов стоит около 15 рублей.

Трепанги ловятся там же, где и крабы, главным образом весною и в конце навигации. В тихую погоду и при прозрачной

81

воде трепангов подцепляют особыми вилами на длинной (в 3—4 саж.) жерди; в иных случаях их вылавливают также мешкообразными сетками, в виде драги, влекомыми с двух шлюпок. Пойманных трепангов варят и сушат, нанизав на длинные прутья. Пуд сушеных трепангов ценится на месте (на границе) от 18 рублей и дороже, а внутри Китая, при небольшой пошлине, цена на этот оригинальный для нашего вкуса продукта поднимается до 40—50 руб.

Но еще своеобразнее промысел в тех же восточных водах так называемой морской капусты, водоросли Laminaria sacharinum. Листья этого растения, достигающая полнаго развития на втором году его жизни, представляют длинныя (до 45 фут.) и узкия (до 7 вершков) полосы. Такия листья срывают у самаго основания особыми деревянными вилами, затем отвозят их на берег, где и высушивают, разстилая на камнях или на дресве; затем, сухие листья связывают в пачки и отвозят в Китай, где морская капуста служит любимой приправой к пище всех классов населения.

Кроме Японскаго моря морская капуста добывается в Татарском проливе. Промыслом ея у берегов Сахалина давно уже (с 1864 г.) занимается русский промышленник Я. Л. Семенов, последние годы совместно с Г. Ф. Демби. Фирмой этой ежегодно отправляется в Китай от 170 до 200 тысяч пудов капусты, ценою по 50—60 к. за пуд.

Подобно рыбным промыслам Приморской области, промыслы крабов, трепангов и капусты обложены определенными в пользу казны сборами, взимаемыми последнее время в виде билетнаго сбора с каждой промысловой лодки, в следующем размере: а) с лодки средней подъемной силы, до 40 пудов — 6 рублей; б) с манзовской шаланды со средней подъемной силой до 80 пуд. — 12 р. и в) с лодки японскаго типа со средней подъемной силой до 130 пуд., а равно с шаланды как китайскаго, так и корейскаго типов, со средней подъемной силой до 200 пудов — 25 рублей. Кроме того при производстве капустнаго промысла взыскивается по 5 коп. с каждаго пуда приготовленной впрок морской капусты.

82

Казенный доход от промысла крабов, трепангов и морской капусты, за последния 5 лет, выражается в следующих цифрах (в рублях):

Года

Материковый берег

Побережье о. Сахалина

Всего по Восточному океану

Крабы и трепанги

Морская капуста

Морская капуста

1894

1,834

21,575

5,573

28,982

1895

2,485

5,150

1,847

9,482

1896

2,459

18,184

2,141

22,784

1897

2,896

17,527

302

20,725

1898

3,780

28,294

2,343

34,417

83

[1] Деление на области или районы см. стр. 9 и след.

Перейти к следующей главе – РЫБОЛОВНАЯ СТАТИСТИКА И ТОРГОВЛЯ РЫБОЙ 

comments powered by HyperComments