Тарасов И.И. Рыболовы-удильщики на кувшине из древней сарматской могилы

В 1982 году, в ходе археологических раскопок кургана 28 могильника Высочино-VII (Азовский р-н Ростовской обл., рук. – Е.И. Беспалый), немного в стороне от сарматского погребения I в. н.э. были обнаружены два тайника. В одном из них находился комплект золотой и серебряной посуды, связанной с обрядовыми действиями. Среди посуды выделялся серебряный кувшин с гравированным позолоченным орнаментом. По мнению специалистов, кувшин был изготовлен в Парфии. На сосуде, среди прочих изображений, присутствуют сцены ужения рыбы. (В настоящее время кувшин хранится в Азовском историко-археологическом и палеонтологическом музее-заповеднике (инв. № КП-19532/170).

Орнамент, которым был украшен кувшин, являет собой многосюжетную композицию отражающую иранскую космологию, связанную со священным миром Авесты. Сюжет подробно исследован С.И. Лукьяшко, его публикацию  «Древнеиранский космологический сюжет на серебряном кувшине из сарматского погребения у г. Азова» можно прочесть в каталоге выставки в Государственном Эрмитаже 2008 г «Сокровища сарматов».

А вот как исследователь интерпретирует запечатленные на кувшине сцены рыбной ловли. «В духовном контексте погружение в глубинные воды и возвращение из них означает возрождение. Это синонимично рыбной ловле и является аллегорической формулой возрождения и, в конечном счете, синонимично омовению – важнейшей церемонии в обрядовых действиях древних иранцев. В этом, по всей видимости, ключ к пониманию функционального назначения сосуда».

Я, если честно, очень слабо разбираюсь в мировоззрениях древних иранцев. Но, один момент мне показался крайне символичным. В сцене рыбной ловли были изображены не промысловики с сетями – более уловистыми и распространенными снастями, а именно рыболовы с удочками. Не потому ли, что ужение этой снастью требует более высокого мастерства, на грани искусства? И не потому ли, что ловля удочкой располагает к вдумчивому созерцанию окружающего пространства и настраивает удильщика на философское восприятие мира? И, может быть именно поэтому, в качестве аллегорических изображений были выбраны удильщики-философы? Кто знает…

Ну а как же у сарматов  обстояло дело непосредственно с рыбалкой? В ходе многолетних исследований сарматской материальной культуры ученые пришли к выводу, что основной хозяйственной деятельностью этих кочевников было скотоводство. В значительно меньшей мере было развито сельское хозяйство, ну а различные промыслы носили случайный характер. То, что рыболовство было знакомо, как минимум, отдельным кочевым группам, свидетельствуют находки в сарматских погребениях.

Одна категория находок – это изображения рыб (нередко – достаточно реалистичные), которые встречаются в убранстве верхового коня, реже – на оковках различных сосудов.

Илл. в ст. Полидович Ю.Б., Малюк Н.И. «Образ рыбы в искусстве скифо-сарматского времени»

Другая категория находок – это найденные в 24 погребальных комплексах сарматской культуры кости и чешуя рыб. Исследования определили несколько видов рыб – щука, сом, сазан, осетровые. Нам неизвестно точно, на какие снасти ловили этих рыб, можно лишь предполагать, что вряд ли на удочку. Скорее всего – сети и многокрючковые переметы.

В общем, рыбная ловля сарматам была известна, и кто знает, может быть, в очередном сарматском кургане археологи найдут рыболовный крючок, который мог использоваться только при ловле рыбы удочкой.

 

Настоящая заметка была впервые опубликована 01.04.2016 г. в моем блоге «С лопатой и удочкой» на интернет-ресурсе LiveJournal  Публикация на сайте «Страницы истории рыболовства» размещена в редактированном варианте.

comments powered by HyperComments