Кузнецов И.Д. Очерк русского рыболовства. Введение. Глава I. Промысловыя рыбы

ВВЕДЕНИЕ

Среди различных отраслей человеческаго труда рыболовство, в широком смысле этого слова, занимает совершенно особенное место: составлявший когда-то один из важнейших источников существования неведомых даже нам доисторических племен, оседавших по берегам больших водоемов, рыбный промысел представляет громадный интерес и для наиболее культурнаго человечества самаго последняго времени. О том, какую важную роль играет этот промысел в жизни самых различных стран мира начала XX века, свидетельствует наглядно настоящая Международная рыбопромышленная выставка.

Добыча рыбы, китов, тюленей, жемчугоносных раковин, раков и других разнообразных предметов воднаго промысла — сродни охоте на сухопутных зверей и птиц; но разныя условия животной жизни на суше и в воде ставят громадную разницу между обоими этими промыслами: звероловство с развитием культуры сокращается и исчезает, рыболовство, по крайней мере в водах открытого моря, — развивается и совершенствуется.

Изучая подробно современное состояние водных промыслов какого-либо народа, легко подметить в них следы глубокой старины, в особенности там, где промысел является народным трудом, а не занятием отдельных предпринимателей-капиталистов. Достаточно указать на такой поразительный пример, как сохранение в современном нам рыболовстве остатков костяного и каменнаго века: здесь из кости делают крючек для удочки, там та же кость или камень служат грузилами сетей. И это переживание седой старины уживается подчас наряду с самым последним словом рыбопромысловой техники.

При таком, глубоко консервативном, характере рыбнаго промысла, детальное изучение, например, орудий рыболовства, способов

1

их изготовления и употребления, сопоставление различных технических терминов могут служить путеводной нитью, указывающей на давно забытые пути разселения рыболовных племен. Подобно тому, как это совершалось в прошедшия времена, можно и ныне местами наблюдать, если не переселения, то перекочевки, вызываемыя единственно нуждами рыбных промыслов. Само собою разумеется, что при подобных условиях в быте рыбаков, в их обычном нраве, в их речи хранятся иногда черты, интересныя для этнографа или политико-эконома. Там, где морской промысел, удаляясь постепенно от берегов, уходит в даль открытаго моря, там незаметно совершается переход от рыболова к мореходу. История показывает нам, что многия открытия были сделаны промысловым людом. И это относится к самым различным странам.

Не останавливаясь на частных примерах, перейдем к краткому историческому обзору русских водных промыслов, для того чтобы яснее уразуметь условия их современнаго состояния, очерченныя в последующих главах. Широко раскинулась Российская Империя, омываемая с севера Северным Ледовитым океаном, Белым и Карским морями, с востока — морями Беринговым, Камчатским, Охотским и Японским, составляющими части океана Великаго; глубокие заливы Атлантическаго океана — моря Балтийское и Черное с Азовским — прилегают к Европейской России, а внутренния моря-озера: Каспийское, Аральское, Балхаш и другия, составляющия остатки былых геологических бассейнов, расположены вдоль южной границы Империи. По территории страны, постоянно расширяющей свои пределы, раскинута кроме того целая масса озер, то соленых, то пресных, и вьется мощная сеть длинных притоков различных морей. Вдоль по этим рекам в Европейской России шло разселение великорусскаго племени из местности, где сходятся истоки рек различных бассейнов: Балтийскаго, Беломорскаго, Черноморскаго и Каспийскаго, вплоть до побережий самых морей.

Нет никакого сомнения в том, что часто цели промысловыя способствовали расширению русской колонизации. Об этом свидетельствует сама история. Так, в нижних частях реки Волги русские рыболовы промышляли еще раньше того, чем Царство Астраханское было присоединено к Московскому Государству, в 1554 г.,

2

при царе Иоанне Грозном; затем астраханския рыболовныя ватаги посещали Мангишлак и спускались южнее его по восточному берегу Каспийскаго моря задолго до окончательного сформирования теперешней Закаспийской области, береговая полоса которой, там, где ныне расположены города Красноводск и Чикишляр, присоединена окончательно к России лишь в 1869—1871 г.г. Той же удали и отваге промышленников обязаны мы открытием многих островов в северных водах; известно, ведь, что русские открыли не только Колгуев и Новую Землю, но даже и отдаленный Шпицберген, теперь утерявший свое старое название — Грумант.

Славянския племена, населяющия Россию, обильную внутренними водами, издревле отличались особенным пристрастием к рыбной ловле и искусством в ней, как это обстоятельно показано в прекрасной статье академика К. М. Бэра: «Материалы для истории рыболовства в России и в принадлежащих ей морях»[i]. Преимущества русских рыболовов ясно сказывались в столкновении славянских племен с финскими и германскими на озерах Балтийскаго бассейна и вдоль побережья самаго моря (для Померании есть по этому предмету данныя XII века).

Впрочем, при скудости специальных изследований по истории русской рыбопромышленности, в настоящее время было бы затруднительно нарисовать полную картину того, какую роль в общей государственной жизни России сыграл рыбный промысел; достаточно сказать, что рыба в самыя отдаленныя времена составляла у нас предмет потребления: Киевский князь Олег в IX веке договаривался, чтобы греки приходящим из Руси гостям (купцам) давали, среди других припасов, и рыбу. На Руси же рыболовство производилось во всех водах, чрезвычайно обильных рыбою в то время, по словам летописей. Сомневаться в правдивости этих слов нет никаких оснований: в тихих, богато заросших по берегам, водах древней Руси, свободных от загрязнения со стороны ея скуднаго населения, было раздолье и рыбам, и всем тем низшим тварям, которыя служат им пищей. Кроме потребления рыбы на местах лова, последняя уже в глубокую старину свозилась на торги и ярмарки, откуда и

3

расходилась в разныя стороны, не только по отечеству, но и заграницу: так в ХVI и ХVII веках жители Кольской области променивали свои уловы трески и палтуса англичанам и датчанам на сукно, медь и олово; соленая семга в изобилии отправлялась тогда в Голландию, Фландрию и Францию, а свозившаяся в Архангельск с царских волжских учугов икра шла кроме того и в Италию, где она считалась лакомством под именем «caviaro», общераспространенным ныне в Европе названием паюсной икры.

Весьма вероятно, что введение в России христианства, требующаго соблюдения постов, способствовало до известной степени развитию рыбнаго промысла; однако, историческия изследования затрудняются несомненно утверждать подобное положение, так как, по сведениям летописей, народ наш и в XII веке позволял себе по прежнему есть мясо в постные дни[ii].

Кроме приведенных выше примеров международнаго значения древней русской рыбопромышленности, можно указать здесь же и на то обстоятельство, что промысловыя нужды заставили раз Россию выйти из пределов своей территории и приобрести Российско-Американския колонии на островах и побережье Новаго Света, проданныя затем Северо-Американским Соединенным Штатам.

Как бы то ни было, рыбные, а также и другие водные промыслы всегда имели, имеют и, несомненно, будут иметь и впредь крайне важное значение в жизни русскаго народа. Это обстоятельство побуждает познакомиться более подробно с современным состоянием различных водных промыслов. Необходимо отметить впрочем, что как здесь, так и в дальнейшем изложении, обращено внимание на рыболовство почти исключительно лишь русскаго племени. Правда, среди многоплеменнаго населения России имеются целыя инородческия племена, для которых рыбный промысел составляет часто почти единственный источник существования, каковы, например, народцы крайняго севера и северо-востока; однако, далее более или менее краткое описание часто весьма своеобразных промыслов этих племен потребовало бы значительнаго увеличения настоящаго издания.

4

Глава I. Промысловыя рыбы

При громадном протяжении Российской Империи, при разнообразии омывающих ее ныне морей и внутренних замкнутых бассейнов — остатков морей геологических, на первый взгляд можно предположить чрезвычайное разнообразие обитателей воднаго царства, составляющих у нас предмета промысла. Однако, в действительности предположение это не вполне оправдывается.

С одной стороны, при отсутствии в России настоящих морских промыслов в водах открытаго моря (то, что немцы называют «Hochseefischerei»), прибрежные промыслы (Küstenfischerei) далеко не используют всех богатств, которыя таят в себе морския недра; с другой — однообразие природы глубокаго севера, в область котораго вливаются воды наиболее мощных из наших рек; бедность солями, наконец, вод, удаленных от открытаго океана морей Балтийскаго и Чернаго с Азовским, а также Каспийскаго и Аральскаго, — все это служит причиной того, что список русских промысловых рыб является не очень обширным. Последнему, впрочем, способствует отчасти еще и то обстоятельство, что мы далеко не изучили фауны своей родины: ея необъятное пространство, небольшое количество научных сил и почти полное отсутствие до последняго времени каких-либо научных пособий на обширной площади Азиатской России — не могли не отразиться на вопросе, составляющем предмета этой главы.

Вследствие изложенных причин, мы в настоящее время слишком мало знаем наиболее, быть может, интересные с фаунистической точки зрения промыслы дальняго Востока, сравнительно мало

5

знакомы с промыслами Сибири и лучше всего изучили бассейны внутренние, из которых некоторые, как, например, бассейн Понто-Арало-Каспийский, представляют особый интерес.

Изучение современной ихтиофауны, в связи с водной фауной вообще, во многих случаях дает чрезвычайно любопытныя указания на историю образования обитаемых данною фауною вод. Русские ученые много поработали в этом направлении над бассейнами Мурманскаго и Белаго морей, Арало-Понто-Каспия и северо-западных озер.

В виду общебиологическаго интереса работ подобнаго рода, считаем необходимым упомянуть хотя вскользь о тех выводах, к которым привели эти работы.

Начнем с севера, познанию рыб котораго особенно способствовал Н. М. Книпович[iii], начальник научно-промысловой экспедиции у берегов Мурмана. Распределение рыбы в Мурманско-Беломорском бассейне зависит, главным образом, от температурных условий. Так, Мурманский берег на длинном своем протяжении от Варангер-Фиорда до мыса Святой Нос представляет различныя физико-географическия условия в западной своей половине (почти до Восточной Лицы) и в восточной: первая принадлежит к «теплой области» (Warm-area), имеет сравнительно высокую среднюю температуру вод (донную температуру летом выше 0°), незначительный ледяной покров зимою и проч.; восточная же часть Мурмана составляет как бы переход к условиям Белаго моря, где, при довольно высокой летней температуре поверхностных слоев вод, наблюдается низкая средняя годовая температура и где, местами даже на небольших глубинах, как, например, в северо-западном углу моря, держится круглый год температура ниже 0°. Восточная — к востоку от горловины Белаго моря — часть Мурманскаго моря представляет еще более суровыя условия: донная температура почти везде здесь, даже в наиболее теплое время года, ниже 0°; «средняя годовая температура и в

6

поверхностных слоях — очень низка, и мы встречаем здесь в течение большей части года значительныя массы плавучих льдов».

В связи с изложенными условиями находится в северных водах и распределение ихтиологической фауны (а также и других животных групп, например, моллюсков и брахиопод).

Особенно интересно население Белаго моря, где встречается пестрая смесь бореальных и арктических форм. Арктические виды встречаются также и в холодной части Мурманскаго моря, из коих некоторые, как например, целый ряд сиговых рыб (род Coregonus), связывают фауну Мурманскаго моря с северно-сибирской фауной.

Различные виды лососей и сигов составляют также характерную черту ихтиофауны озер северо-западной России и, по мнению московскаго профессора Н. Ю. Зографа, можно распределить эти озера по составу, главным образом, их рыбнаго населения на особыя группы или зоны, границы которых совпадают в некоторых случаях довольно точно с границами обледенения России в различные периоды ледниковой эпохи.

Но еще более полную и ясную картину возникновения и развития современной ихтиофауны из взаимнаго отношения южно-русских бассейнов в давно прошедшия времена дают труды целаго ряда русских ученых, изучавших животное население морей: Чернаго с Азовским, Каспийскаго и Аральскаго. Работы покойных профессоров М. Н. Богданова и К. Ф. Кесслера, профессора О. А. Гримма, главнейшаго изследователя фауны Каспийскаго моря, профессора Н. И. Андрусова, инициатора глубоководных изследований в Черном море (показавших, между прочим, безжизненность его вод ниже 100-саженной глубины, вследствие заражения их сероводородом), доктора А. Остроумова, В. К. Совинскаго, А. А. Бирули и других — разъяснили нам причину сходства и разности состава ихтиофауны всех трех морей, — остатков древняго Сарматскаго моря, занимавшаго громадную площадь южной России.

По существующему представлению, этот общий первоначально бассейн распался позднее на отдельныя моря, из которых Черное (Понтийское) море соединилось через Мраморное море с Средиземным и получило через обмен вод не только большую соленость, но и большое разнообразие видов рыбнаго населения, к ко-

7

торому примешался целый ряд средиземно-морских представителей. Северная мелководная часть Чернаго моря, опресняемая крупными притоками — Дунаем, Днестром, Днепром, Южным Бугом к западу от Таврическаго полуострова и Доном с Кубанью — к востоку от него, образует, однако, теперь как бы особый Херсонско-Азовский бассейн, восточная часть котораго, в силу местных условий, выделяется в виде особаго Азовскаго моря.

Аральское море, по объяснению О. А. Гримма, представляет из себя отторгнутый залив древняго Каспийскаго моря, подобно другим заливам, образующимся и ныне на восточном берегу Каспия, каковы Карабугаз, Балханский залив и друг.

Наличность в составе фауны Каспийскаго моря арктических элементов — некоторых видов ракообразных среди безпозвоночных и тюленя и белорыбицы из позвоночных — объясняется ныне не существованием когда-то, как полагали раньше, так называемаго «Гумбольдтова» пролива, соединявшаго Каспийское море с Северным ледовитым океаном, а проникновением северных форм в Каспий по пресноводным или полупресноводным путям в то время, когда Ледовитый океан вдавался в материк к югу глубже, чем ныне, и Каспийское море, в свою очередь, простиралось несколько выше к северу, чем теперь.

Отметим здесь же, что ихтиологическия изследования А. М. Никольскаго в бассейне озера Балхаша, причислявшагося раньше к тому же Арало-Каспийскому бассейну, показали принадлежность его к водам Высокой Азии или к Хан-Хайскому геологическому бассейну, особому, как известно, от Сарматскаго моря.

Приведенныя данныя показывают, что в настоящее время мы располагаем хорошо обоснованными научными материалами относительно происхождения ихтиофауны почти всей Европейской России (о проникновении в Балтийское море через Скагеррак и Каттегат форм Атлантическаго океана будет сказано ниже). Что касается Азиатской России, то пока мы знаем наиболее ихтиофауну ея юго-западнаго угла, бассейнов Каспийскаго и Аральскаго морей и озера Балхаша. О рыбах почти всей Сибири мы имеем сравнительно отрывочныя данныя. Особый интерес представляют рыбы Закавказья, Туркестана и Амурскаго края, так как здесь к обычным и для Западной Европы обитателям палеарктической области присоеди-

8

няются представители средиземноморской подобласти, африканской, индийской и манджурской фаун. Кроме того на крайнем северо-востоке встречаются формы, общия с северо-западной Америкой.

Исходя из изложенных общих положений, можно уже судить до некоторой степени о распространении в водах России свойственных им рыб; при этом надо не забывать, что главнейшую роль в русской рыбопромышленности, использующей рыб в пресных водах или в водах солоноватых у устьев больших рек, играют рыбы проходныя. Как везде в мире, так и у нас, стараются промышлять рыб тогда, когда оне сбиваются массами (косяками или рунами), идя главным образом для икрометания или на место зимних залежек (ятови), или покоятся даже на этих ятовях.

В литературе нет еще полнаго списка русских рыб, хотя бы даже только тех рыб, которыя служат или могут служить предметом промысла. В последнем по времени списке рыб Европейской России, составленном д-ром О. А. Гриммом[iv], числится всего 288 видов. По расчету этого ученаго, 58,6% всех видов населяют соленыя или солоноватыя воды; 32,3% — воды пресныя, и 8,6% составляют рыб проходных. Из общаго количества видов лишь 44% имеют значение в рыбопромышленности — все рыбы проходныя, большая часть (82,8%) пресноводных и менее всего рыбы вод соленых.

Считая излишним перечислять здесь всех, более или менее точно определенных, промысловых представителей ихтиофауны России, приводим список рыб, играющих важнейшую роль в различных промысловых районах. А районами этими, по объектам промысла, можно принять следующие:

А. Для Европейской России.

а) Северный район: Мурманское и Белое моря, реки: Онега, С. Двина, Мезень, Печора и друг.

б) Северо-западный район: Балтийское море, реки: Висла, Неман, Зап. Двина; северо-западныя озера: Онежское, Ладожское, Чуд-

9

ское с Псковским, Ильмень и друг., а также озера Финляндии: Сайма, Улео и проч., — с их притоками и протоками,

и в) Южный район: 1) западная его половина: Черное море, с Азовским и их притоки — Килийский рукав Дуная, Днестр, Днепр, Дон, Кубань и другие,

и 2) восточная половина: Каспийское море с притоками — Уралом, Волгой, Тереком и Курой с Араксом.

Б. Для Азиатской России.

а) Северный район: бассейны рек Оби, Енисея, Лены и других.

б) Южный район: Аральское море с реками Сыр-Дарьей и Аму-Дарьей и Балхашский бассейн.

в) Северо-восточный район: моря Берингово, Камчатское и Охотское и вливающияся в них Анадырь и реки Камчатки и Сахалина,

и г) Юго-восточный район: Японское море и бассейн реки Амура.

Строго говоря, между северными бассейнами Европейской и Азиатской России имеется столь большое сходство, что их можно, пожалуй, соединить в один общий район, чему лишь препятствует, впрочем, малая изученность рыбы Енисея и Лены; наоборот, сравнительно хорошо известныя рыбныя богатства Каспийско-Волжскаго края заставляют выделить Каспий из группы других членов Понто-Каспийско-Аральскаго бассейна.

Обращаясь к обзору главных промысловых рыб по намеченным районам, мы найдем следующее:

1) Из севернаго района Европейской России наиболее изучены рыбы Мурманскаго и Белаго морей, и выше приведены соображения г. Книповича, давшаго объяснение современнаго распределения ихтиофауны этих вод. В них насчитывается около 90 видов рыб, из которых лишь около 40 составляют предмет промысла. Таковыми являются именно: морской окунь (Sebastes marinus L.); три вида зубаток (Anarrhichas lupus L., An. minor Müll. и An. latifrons Steenstr.); до десяти видов разных камба-

10

ловых рыб[v], из которых Pleuronectes glacialis Pall., с разностью cicatricosus Pall., встречается и в р. Двине; восемь или девять видов тресковых, из коих особенно характерны для русских вод навага (Gadus navaga Kölreut.) и сайка (Gadus saida Lepechin); песчанка (Ammodytes tobianus L.); сельдь (Clupea harengus L.); акула (Acanthorhinus carcharias Gunner); минога (Petromyzon fluviatilis L.) и до 15 видов лососевых рыб, а именно:

Семга — Salmo salar Sund. v. nobilis Smitt.

Кумжа — Salmo salar Sund. v. trutta Flemm.

Голец — Salmo umbla, v. alpina L.

Нельма — Salmo Stenodus nelma Pall.

Сиг проходной — Coregonus lavaretus L.

Пеледь — Coregonus pelet Pall.

Муксун — Coregonus muksun Pall.

Чир — Coregonus nasutus Pall.

Пыжьян — Coregonus polcur Pall.

Мелкие сиги — Coregonus tugun Pall.,

Coregonus albula L.,

Coregonus Merckii Günther.

Корюшка — Osmerus eperlanus L. v. dvinensis Smitt.

и Мойва — Mallotus villosus Müll.

Как видно из приведеннаго списка, тресковыя рыбы из морских и лососевыя из проходных — вот характерные представители севернаго района. Из речных рыб особенное внимание обращают на себя налим (Lota vulgaris С.) и стерлядь (Acipenser ruthenus L.). Сколько известно, она случайно появилась в Двине, пройдя туда в 20—30-х годах минувшаго столетия из Камы, через Северо-Екатерининский канал, а через нее и в прочия реки двинской системы; здесь эта рыба отлично акклиматизировалась, и ныне на столичных рынках двинская стерлядь, благодаря своей жирности и прекрасным вкусовым качествам, ценится весьма высоко. В Кубенском озере, откуда вытекает р. Сухона, одна из главных составных частей северной Двины, стерлядь появилась случайно после того, как на озере разбился

11

плавучий садок, в котором везли живых стерлядей из Двины в Петербург. На обстоятельство это давно уже обращено внимание покойным изследователем русскаго рыболовства Н. Я. Данилевским, но оно не вызвало специальных изследований. Таким же случайным уходом рыбы из садков объясняюсь еще со времен академика Палласа появление стерляди в р. Неве и Ладожском озере, забывая, что, по повелению Императрицы Екатерины Великой, в ноябре 1763 года в Неву было выпущено около 1,800 штук семивершковых стерлядок, при чем было приказано также выпускать в Неву тех из доставленных ко Двору стерлядей, которыя окажутся излишними (I Полн. Собр. Закон., N° 11962).

2) В северо-западном районе, в бассейне Балтийскаго моря, являются промысловыми как рыбы чисто морския, так и рыбы проходныя и озерныя. В первых двух группах не мало представителей, общих с ихтиофауной севернаго района: Мурманское море с Белым и Балтийское — два глубоких залива северной части Атлантическаго океана: однородность состава их фаун понятна и без применения известной гипотезы шведскаго ученаго Ловена о бывшем прямом соединении Балтийскаго моря с Северным Ледовитым океаном, гипотезы, встретившей довольно существенныя возражения как со стороны геологов, так и зоогеографов. Изменение условий жизни рыбы в Балтийском море, при постепенном опреснении его к северу и востоку от границы России с Германией, ясно сказывается в обеднении его вод чисто морскими видами. Треска (Gadus morrhua L.), камбала (Pleuronectes flesus L. главным образом, Pl. platessa L. и друг.), пильвина (Rhombus maximus L.), селедка (Clupea harengus L.), килька (Cl. sprattus L.), сарган (Belone vulgaris Flemm.), иногда макрель (Scomber scomber L.) — вот морские виды рыб, имеющие значение в балтийских промыслах. Из числа всех этих видов в юго-восточной части Финскаго залива ловятся лишь Cl. sprattus и Cl. harengus. Селедка образует здесь особую мелкую местную разность, известную под именем салаки; точно также и другия морския рыбы Балтийскаго моря отличаются малым ростом, — так треска редко бывает здесь длиннее 2 футов.

Из числа проходных рыб особое значение для Балтийскаго бассейна имеют: лосось (Salmo solar L,), таймень (S. trutta L.),

12

корюшка (Osmerus eperlanus L.), сиг (Coregonus lavaretus L.), ряпушка (Coregonus albula L.), угорь (Anguilla fluviatilis Agass.), минога (Petrоmyzon fluviatilis L.) и осетр немецкий (Acipenser sturio L.)[vi].

Из озерных рыб, кроме налима, характерны разнообразные сиги: сиг — лудога (Coregonus fera Jurine), сиг — сиголовный (С. Ваеrii Kessl.), сиг — валаамка (С. Widegreni Malmgren), сиг — чудской (С. maraena Bloch) и особая разновидность корюшки — снеток (Osmerus spirinchus Pall.). Обилием последней рыбки, составляющей предмет обширнаго промысла, особенно славятся озера Чудское, Псковское, Валдайское и Белоозеро.

Кроме помянутых пород в водах северо-западнаго района ловятся многие виды широко распространенных карповых рыб (Abramis brama L., Abr. vimba L., Abr. ballerus L., Abr. sapa Pall.; Blicca björkna L., Pelecus cultratus L., Aspius rapax Pall., Idus melanotus Heck., Leuciscus rutilus L., Squalius cephalus L., Squal. leuciscus L., Cyprinus carassius L. и друг.).

Чтобы судить об общем числе видов разсматриваемаго района, приведем цифры, данныя для С.-Петербургской губернии проф. К. Ф. Кесслером в 1864 году; им насчитано всего 63 вида, из коих 40 видов — рыб пресноводных, 12 видов — рыб проходных и 11 — рыб морских (считая случайно заходящих в Финский залив).

3) Южный район Европейской России заключает в себе два бассейна: Понтийский (Черное море) с Азовским — на западе и Каспийский — на востоке. Общий с ними Аральский бассейн, в виду его своеобразности, выделен особо, хотя нельзя не указать здесь на близкий состав ихтиофауны всех трех морей.

По подсчету профессора К. Ф. Кесслера в 1877 г., в Арало-Каспийско-Понтийской области встречается 278 видов рыб, из коих около 150, т. е. более половины, принадлежат исключительно этой области, нигде вне пределов ея больше не встречаются и составляют, так сказать, коренные виды области, а другие 130 являются или видами пришлыми из соседних областей, или принадлежат к видам, весьма широко распространен-

13

ным. Видов, общих всем трем бассейнам, насчитывается 17 (в том числе 9 коренных); видов, общих Черному с Азовским и Каспийскому морям — не менее 42 (22 коренных); общих Каспийскому и Аральскому — 4 и, кроме того, своеобразны для каждаго из бассейнов следующее число видов:

для Понтийскаго — 130 (45 коренных)

для Каспийскаго — 62 (58 коренных)

для Аральскаго — 26 (все коренные).

Как видно из этой таблицы, наибольшее число (85) пришлых видов замечается в Понтийском бассейне, и около 80 из них перекочевали сюда из Средиземнаго моря[vii].

Из числа последних имеют промысловое значение следующие виды:

Хамса или морской снеток — Engraulis encrasicholus Cuv.

Камбала — Rhombus maeoticus Nordm. (разность R. maximus Cuv.).

Морской язык — Solea impar Benn.

Глосса — Pleuronectes flesus L.

Барбуня, барбуля или султанка — Mullus barbatus L.

Макрель, баламут или скумбрия — Scomber scomber L.

Атеринка или морской снеток — Atherina hepsetus L.

Различные виды кефалей:

Лобан — Mиgil cephalus Cuv.

Сингиль — М. chelo Cuv.

Сарианак — М. auratus Risso.

Ларич — M. saliens Risso.

Морской кот — Trygon pastinaca Cuv.

Катран или морская собака — Acanthias vulgaris Risso.

Последние два вида составляют скорее предмет случайнаго промысла. Не упоминаем о массе других морских рыб (морской ерш — Scorpaena porcus L, горбыль — Corvina nigra С. V., паламида — Sarda mediterranea Jold., ставрида — Trachurus Lin-

14

naei Malm., луфарь — Temnodon saltator C. V., и проч.), также промышляемых, главным образом, в Черном море, а отчасти и и наиболее соленых частях Азовскаго (у Керченскаго пролива).

Но не морския рыбы соленых вод, а проходныя рыбы вод солоноватых составляют центр тяжести наших южно-русских промыслов. В виду сильнаго опреснения Херсонско-Азовскаго бассейна, с одной стороны, и северной части Каспия — с другой, пред устьями мощных притоков этих бассейнов создаются совершенно своеобразныя условия для жизни рыбы, и русские изследователи выделяют обыкновенно группу особых полупроходных рыб, встречающихся в этих опресненных участках. Рыбы эти (Lucioperca sandra, L. volgensis, Abr. ballerus, Abr. sapa, Аbr. vimba, Pelecus cultratus, Acipenser ruthenus) составляют переход к рыбам, обитающим исключительно в реках или в пресных водах.

К типу чисто морских рыб, свойственных Черному и Каспийскому морям, не входящих в реки и имеющих некоторое промысловое значение, может быть отнесен лишь морской судак (Lucioperca marina Cuv.) и атеринка (Atherina pontica Eichw.), промышляемая лишь в Черном море, где она известна еще под именем долгульки и песчанаго снетка. Кроме того, в Черном море ловятся еще некоторые из морских бычков (p. Gobius), общих во многих случаях с видами каспийскими.

Из проходных и пресноводных промысловых рыб должны быть отмечены на первом месте следующие виды:

Белуга — Acipenser huso L.

Осетр — Ac. Güldenstaedtii Br.

Севрюга — Ac. stellatus Pall.

Шип — Ac. Schypa Lovetzky.

Стерлядь — Ac. ruthenus L.

Осетровыя рыбы, известныя у нас под общим названием «красной» (т. е. отменно хорошей рыбы), изучены еще далеко не достаточно, — так, например, Н. А. Бородин описал за последнее время из Каспийскаго моря новый вид Ac. persicus, a О. А. Гримм удостоверил нахождение там же установленнаго еще Фитцингером для Чернаго моря вида Ac. Gmelini. Необходимо отме-

15

тить здесь и частое образование у осетровых помесей, называемых рыбаками «шипами» и затрудняющих определение этих рыб.

Важное значение для южно-русскаго рыбнаго промысла имеют различные виды проходных сельдей, из рода Clupea, также еще не изученные с достаточной полнотой.

В Каспийском бассейне, согласно работе д-ра О. А. Гримма 1887 г., следующие три вида имеют значение в промышленности:

Пузанок — Cl. caspia Eichw.

Черноспинка — Cl. Kessleri Gr.

и Селедка — Cl. Saposchnikowii Gr.

Последний вид стал объектом промысла лишь в последние годы. Самый мелкий вид Cl. delicatula Nordm. пока используется лишь в Черном море, под именем тульки или тюльки.

Другие виды черноморских сельдей изучены сравнительно плохо; что касается близких к ним сельдей Азовскаго моря, то, обработавши их систематику О. А. Гримм установил, в 1901 г., здесь также, как и для Каспийскаго моря, три вида:

Пузанок — Cl. tanaica Gr.

Донской оселедец — Cl. Eichwaldii Gr.

и Азовский оселедец — Cl. maeotica Gr.

Далее важны в промысловом отношении:

Сом — Silurus glanis L.

и Берш — Lucioperca volgensis С.

Судак — Luc. Sandra С., составляющий важный предмет промысла южной России, встречается и вне Понийско-Каспийскаго бассейна, почему и не упоминается в настоящем списке, также как не приводятся в нем:

Щука, — Esох lucius L.

Окунь — Perca fluviatilis L.

Ерш — Acerina cernua L.

Из карповых рыб немного промысловых видов, составляющих исключительное достояние разсматриваемаго района (кутум), но в виду того, что главнейший лов всех этих рыб производится именно на юге, оне перечисляются в данном месте.

Сазан (на Каспийском море) или короп (на Азовском) — Сурrinus carpio L.

16

Карась — Carassius vulgaris Nilss. — главным образом в старицах и озерах.

Плотва — Leuciscus rutilus L., образующая местныя разности, именуемыя таранью на Черном и Азовском морях и воблой — на Каспийском.

Кутум (Каспий) или вырезуб (Черное море) — L. Frisii Nordm.

Голавль, головень и проч. — Squalius cephalus L.

Язь, вяз — Idus melanotus Heckel.

Красноперка — Scardinius erytrophtalmus L.

Линь — Tinca vulgaris Cuv.

Подуст, конь — Chondrostoma nasus L.

Лещ, на Азовском море - чебак — Abramis brama L.

Сопа — (Каспий) или синец, синьга (Черное море) — Abr. ballerus L.

Глазач, белоглазка (Каспий) или сопа, клевец (Черное море) — Abr. sapa Pall.

Рыбец, в Астрахани неправильно шамая — Аbr. vimba L.

Густера, называемая также на Каспийском море таранью, а на Азовском море — таловиркой — Вliсса björkna Art.

Жерех (на Каспие), белизна (на Черном море) — Aspius rapax Leske.

Шамая — Alburnus chalcoides Güld.

Чехонь, сабля-рыба — Pelecus cultratus L.

Кроме того, необходимо отметить лососевых рыб бассейна Волги и Кавказа. В северной части Каспийскаго моря водится белорыбица — Luciotrutta leucichtys Güld., входящая из Каспия в Волгу и изредка в Урал, а в реки Кавказа, Терек и Куру, из того же Каспия входит каспийский лосось, считавшийся до последняго времени особым видом — Salmo caspius Kessl. Однако, при тщательном изучении более обильнаго материала Ф. Ф. Каврайскому удалось показать, что лосось этот представляет особую форму таймени, называемую им Salmo trutta caspius, от которой произошли и другия лососевыя рыбы Кавказа — озерныя и ручьевыя форели — S. trutta lacustris и S. trutta fario. Из озерных форелей особый интерес представляют своеобразныя форели озера Гокчи, Эриванской губернии — ишхан, гегаркуни и боджак. По изследованию г. Каврайскаго, все эти рыбы являются лишь вариэте-

17

тами основной формы — Salmo ischchan Kessl. Лососи Чернаго моря — S. Pallassii и S. labrax Pall. — мало изучены. В Каме водится лень — Salmo fluviatilis Pall., проникший, очевидно, сюда из системы р. Оби, для которой он и был описан Палласом; белорыбица, представляющая, как уже было замечено, остаток арктической фауны, родственна обской нельме — Coregonus nelma.

Довольно важное значение для промыслов нижней Волги, в районе между Царицыным и Енотаевском, имеет волжская минога — Petromyzon Wagneri Kessl.

4) Реки севернаго района Aзиатской Poccиu представляют, по своей ихтиофауне, довольно значительное сходство с реками севера России Европейской, хотя здесь встречается довольно много своеобразных видов сиговых рыб. Наиболее изучена в настоящее время фауна бассейна р. Оби, где, по последней, еще не вполне законченной обработке Н. А. Варпаховскаго, насчитывается всего более 40 видов рыб. Большой интерес составляет нахождение в верхних частях Оби и Иртыша стерляди (Acipenser ruthenus); в других северно-сибирских реках живет особый вид осетра — Ac. stenorrhynchus Nik., давший в оз. Байкале местную разность — Ас. Ваеrii Br. Из сибирских сигов, которые встречаются, впрочем, и в Печоре, должны быть отмечены:

Муксун — Coregonus muksun Pall.

Омуль — Cor. omul Lep. (встречающийся в Печоре и Мезени, отсутствующий в Оби).

Чир или щокур — Cor. nasutus Pall.

Сырок — Cor. syrok Cuv. (неизвестный из вод Европейской России) и друг.

Некоторые мелкие виды сигов (Cor. Меrkii, Cor. tugun) местами носят название сельдей (сосвинская сельдь в одном из притоков нижней Оби, телецкая сельдь в Телецком озере, на Алтае — Cor. Smittii Warp. и проч.).

Кроме сиговых рыб промышляются в сибирских реках и другия рыбы, принадлежащия в видам широкаго распространения, каковы: окунь, ерш, щука, налим, карась, линь и друг.

5) Южно-Сибирский район, заключающий в себе Аральское море, имеет, как уже сказано, некоторыя формы, общия с Каспийским бассейном, каковы: шип, шамая, сазан, карась, лещ,

18

сопа (Аbr. sapa), чехонь, плотва, красноперка, сом, щука, судак, окунь и др. Кроме того здесь встречаются свои особые виды усача (Barbus lacertoides Kessl.), жереха (Aspius esocinus Kessl.) и голавля (Squalius oxianus Kessl.).

Особенно-же характерны для Аральскаго бассейна три речных вида осетровых рыб, три лопатоноса: Pseudoscaphirrhynchus Kaufmanni Bogd., водящийся в Аму и Сыр-Дарье, Ps. Hermаnni Sew., свойственный Аму и Ps. Fedtschenkoi Kessl., обитающей в Сыре. Последний вид, наиболее мелкий, не может иметь промысловаго значения. Оригинальные по своей внешней форме, лопатоносы представляют интерес еще и в том отношении, что ближайший их родственник — Scaph. Raffinesquii Heck. — живет в водах Миссисипи. Впрочем, это — не единственный пример такого оригинальнаго распределения рыб. В Днепровских плавнях и гирле встречается небольшая рыбка — Umbra Krameri Müll. (русское название евдошка), свойственная вообще бассейну р. Дуная; другой же вид этого рода — Umbra limi Kirtl. — также живет лишь в пресных водах Северо-Американских Соединенных Штатов, по Атлантической стороне их.

Из других вод Южно-Сибирскаго района нужно упомянуть об озере Балхаше с его притоками (Аягуз, Лепса, Аксу, Или) и ряде более мелких озер, составляющих остатки Хан-Хайскаго бассейна: Сассык-Куль, Ала-Куль, Джеланац-Куль и друг. В этих водах преобладают, вообще карповыя рыбы и, главным образом, роды этого семейства, характерные для вод высокой Азии, т. е. обладающие расщепом, образованным из ряда чешуек по бокам анальнаго отверстия. Сюда относятся: маринка (Schizothorax) и осман (Diptychus), с различными видами. Эти роды встречаются и в других водах русскаго Туркестана. Кроме того в Балхаше, Ала-Куле и Баскан-Куле живет особый видь окуня — Pеrса Schrenkii Kessl. Необходимо заметить, что икра маринки, при употреблении ея в пищу, оказывает на непривычных довольно вредное действие, выражающееся в головной боли, тошноте и прочих признаках как-бы легкаго отравления. Также вредно действует икра некоторых видов храмули (Capoeta), рода характернаго для кавказских вод, особенно храмули из оз. Гокчи — Capoeta Sevangi Fil.

19

6) Северо-восточный район, включая в себе пресныя воды Камчатки и прилегающей к Охотскому морю части Азиатскаго материка, а также океаническия воды, имеет богатую ихтиофауну, но, за малым развитием здесь морского рыболовства, объектами промысла являются главным образом проходные виды рыб, изобилующия местами в баснословном количестве: но крайней мере при входе в реку рыба скопляется часто такими густыми косяками или рунами, что затрудняет даже движение лодки.

Из 90 видов рыб, приводимых Н. А. Гребницким для Камчатки и Командорских островов, в списке 1897 г., промышляются всего около 20 видов.

Из них добываются в море:

Вахня — Gadus gracilis Til.

Треска — G. morrhua L. (редко выше 20 фунтов веса).

Палтус — Hippoglossus maximus Flem.

Pleuronectes stellatus Pall., Limanda aspera Bean и др. виды камбал, из которых названные употребляются в пищу преимущественно в сыром виде.

Терпуг — Hexagrammus monopterigius Jord. et Gilb., H. ordinatus Bean.

Окунь — Sebastes marinus Lüthke, subsp. Beringiana.

Калага или калашка — различные виды Hemilepidotus Cuv., из коих некоторые еще не определены.

Огуречник — Osmerus dentex Steind.

Проходными рыбами здесь являются различные виды лососей, а именно:

Горбуша — Oncorhynchus gorbusha J. et G. (Salmo proteus Pall.).

Кэта или хайко — Onc. keta J. et G. (S. lagocephalus Pall.).

Чавыча — Onc. chouicha J. et G. (S. orientalis Pall.).

Кижуч — Onc. kisutch J. et G. (S. sanguinolentus Pall.).

Красная рыба, в Охотске — нярка — Onc. nerka J. et G. (S. lycaodon Pall.).

Голец — Salvelinus malma J. et G.

Кунджа — S. leucomaenis Pall.

Из приведеннаго списка видно, что кроме циркумполярных видов среди рыб нашего северо-востока встречаются, занимающие

20

преобладающее значение, местные виды, часто общие с американскими. Некоторыя семейства, как например Chiridae, куда принадлежит род Неxаgrаmmus, составляют исключительную принадлежность Восточнаго Океана.

7) В юго-восточном районе Азиатской России надо различить рыб морских, проходных и чисто речных.

Первыя две группы имеют много общаго с рыбами северо-востока: здесь ловятся также треска, вахня, огуречник, да еще навага (Gadus navaga Kölr.) и сельдь. Последния рыбы встречаются и у Камчатки, не составляя там предмета промысла. Тихоокеанския сельди, промышляемыя по берегам Сахалина, мало изучены. Здесь имеется, очевидно, несколько видов их, каковы: Clupea Pallasii С. et V., Cl. harengus (?) и друг. Проходныя рыбы здесь те-же, что и на севере: кэта, кунджа, горбуша, чевица (т. е. чавыча).

Интереснее ихтиофауна Амурскаго бассейна, в водах котораго встречается более 50 видов рыб, в том числе представители некоторых родов, если и не специально китайских, то являющихся во всяком случае в других отделах палеарктической области в местах соприкосновения ея с африканской или индийской (Eleotris, Ophiocephalus, Macrones). Здесь-же находятся виды, общераспространенные в северной Евразии (Lota vulgaris Cuv., Gobio fluviatilis Flem. и друг.) или свойственные собственно Европе, а в Азии — Туркестану, каков, например, Cyprinus carpio L. Наконец, в Амур входят лососевыя рыбы Восточнаго океана. Являются здесь и свои местные виды — Pseudaspius leptocephalus Pall., Silurus asotus L. и друг.

Из этой пестрой смеси рыбнаго населения Амура промысловое значение имеют главным образом следующие виды из лососей:

нерка, горбуша и кэта, а из осетровых:

Калуга — Aciреnsеr orientalis Pall, (до 50-60 пуд. веса), и

Осетр — Ac. Schrenkii Br. (до 10 пуд.)

21

[i] Учен. Зап. Имп. Акад. Наук по первому и третьему отделениям, Т. II, 1854 г., стр. 465—544.

[ii] Н. Аристов. Промышленность древней Руси. СПБ. 1866 г., стр. 20.

[iii] Из его многочисленных статей см. особенно: «Verzeichniss der Fische des Weissen und Murmanschen Meeres» (Annuaire du Musée Zoolog. de l’Acad. Impér. d. Sciences de St.-Pbg., 1897, p.p. 144—158), а также «Nachtrag zum Verzeichniss etc.» — в том же издании.

[iv] D-r O. Grimm. Fischerei und Jagd in den russisehen Gewässer. Übersetzt von G. Iosephy. Arch. f. Naturgesch. Jahrg. 1892, Bd. 1, H. 2, pp. 191—208.

[v] Из них большинство называется просто камбалами; Hippoglossus vulgaris Flemm. зовется палтусом, Pleuronectes limanda L. — ершом.

[vi] О стерляди в водах Балтийскаго бассейна см. выше.

[vii] То же число средиземно-морских видов в Черном и Азовском морях принимает и профессор А. Остроумов, насчитывающий в водах этих морей, исключая реки, до 154 видов рыб. Из них 58 видов, по его указанию, свойственны Атлантическому океану.

Перейти к следующей главеОРУДИЯ И СПОСОБЫ ЛОВА 

comments powered by HyperComments