Четвертаков Е.В. Рыболовство в эпоху средневековья на Ветлуге по материалам селища Дмитриевское 2

Река Ветлуга традиционно характеризуется как один из крупнейших центров рыболовного промысла, однако история его сложения, специфика, роль рыболов­­ства в местной экономике – все эти во­просы пока не привлекали к себе внимания исследователей. Настоящая работа ­ посвящена характеристике рыболовного промысла на Ветлуге в эпоху Средневековья на примере материалов, полученных в ходе обследования памятника археологии – селища XIV-XV вв. Дмитриевское 2 на Безглядовском озере.

Рис. 1. Селище Безглядовское 2. План.

Селище Дмитриевское 2 впервые было обнаружено и обследовано в 2016 году археологической экспедицией под руководством Е.В. Четвертакова[1]. Памятник расположен на площадке первой надпойменной, левобережной террасы реки Ветлуги, сложенной из аллювиальных отложений в виде песка. Уча­­­сток, который занимает памятник, представляет собой стрелку или вернее конус из выносных песчаных грунтов в устьевой части безымянной протоки, впадающей в Безглядовское озеро, являющееся бывшей старицей реки Ветлу­­­ги (рис. 1). Площадка памят­ника находится на высоте око­ло 4-5 м над урезом воды Безглядовского озера (около 76- 77 м абс. выс. по Балтийской системе). Памятник вытянут вдоль берегового откоса Без­­-

64

глядовского озера на расстояние около 90 м, а вдоль берегового откоса безымян­ной протоки на 60 м. Площадь памятника, определенная в ходе исследовательских работ, около 5000 кв.м.

На поверхности площадки селища Дмитриевское 2 при визуальном осмотре были выявлены ямы, образовавшиеся на месте некогда стоявших здесь жилых и хозяйственных построек. Самая крупная из выявленных ям имеет 15 м в длину и 9 м в ширину. Кроме того, на территории се­лища выявлен ряд меньших по своим раз­мерам ям, диаметр которых варьируется от 2 до 5 м. В одном из двух шурфов были выявлены следы деревянной конструкции постройки в виде заглубленной в матери­ковой песок канавки. Ширина канавки со­ставила 40 см, ее максимальная глубина в материковом песке достигала 45 см. Обнаруженную канавку можно интерпретировать в качестве остатков истлевшей конструк­ции деревянного сруба, углу­бленного в материк.

Культурные напластова­ния на селище Дмитриевское 2 достигали 42 см и состояли из двух слоев: верхнего – слой темной коричневой супеси (мощностью до 20 см) – и ниж­него – слой светлой коричне­вой пестрой супеси (мощно­стью до 22 см). Напластования были насыщены осколками камня. Имелись включения угля и печины. Материк – свет­лый рыжеватый песок. В куль­турном слое поселения были обнаружены фрагменты ис­ключительно русской гончар­ной «сероглянянной грубой» керамики, бытовавшей в Ниж­нем Новгороде и его округе во второй половине XIII – первой половине XV в.

Основу коллекции индивидуаль­ных находок с селища Дмитриевское 2 cоставляют рыболовные крючки, обна­руженные в количестве 13 экземпляров (еще 10 экземпляров дошли до нас фраг­ментарно или с утерями).

Рис. 2. Селище Безглядовское 2. Крючные снасти.

Все найденные рыболовные крючки – железные, изготовленные из обычного кричного железа, по своему устройству не отличаются разнообразием. Большинство из них довольно грубо отковано из че­тырехгранного стержня или из стержня круглого сечения. Бородка большинства, кроме двух плохо сохранившихся экзем­пляров, завершена хорошо выраженным противошипом. Для более надежного прикрепления к лесе концы цевья не были раскованы в «лопаточку» (за исключением

65

одного экземпляра) или в петлю. У некоторых экземпляров цевье было заострено ­или грубо уплощено.

Большинство крючков (двенадцать экземпляров из тринадцати) имеют длину в диапазоне от 3 до 5 см, а радиус изгиба крючка – от 1,7 до 2,8 см (рис. 2, 1-12). Соотношение общей длины данных изделий к изгибу крючка составляет 1,63-1,89:1. По промысловому назначению данные изделия являются насадными крючками для жерлиц, донок, закидушек, поставуш, подпусков и других сходных по конструк­­­ции снастей.

Большинством из указанных крючков снаряжались жерлицы, переметы, продольники и подпуска, рассчитанные на десятки и сотни рыболовных крючков. В некоторых случаях они опускались в воду без всякой наживки, но рыба, плывущая по дну водоема, сама цеплялась за остро заточенные крючки[2]. Лишь единственный экземпляр из обнаруженных был сделан из довольно тонкого железного дрота. Для более надежного прикрепления к лесе конец цевья был раскован в «лопаточку». Изделие имело размер 3 см и небольшой ­радиус изгиба крючка – 1 см.

Таблица №1 Селище Безглядовское 2. Рыболовные крючки.

66

Таким образом, соотношение общей длины изделия к изгибу крючка состав­ляло 3:1 (рис. 2, 13). Данный экземпляр использовался для ловли на удочку. В качестве грузил при таком способе лова употреблялись, надо полагать, кусочки свинца. На территории селища Дмитриев­ское 2 обнаружены свидетельства этого: фрагмент рыболовного крючка со свинцо­вым грузиком на нем (рис. 2, 14), кусочек свинца, свернутый в трубочку (рис. 2, 15), а также свинцовые заготовки под грузила (рис. 2, 16-17).

Некоторые находки, обнаруженные на территории селища Дмитриевское 2, могут быть свидетельством о нахождении здесь комплексов, связанных не только с рыболовством, но и с выплавкой кричного железа, а также кузнечным ремеслом. Так был обнаружен кусок железосодержаще­го шлака, размером 7х5 см, форма кото­рого указывала на то, что он образовался при отделении в сыродутной печи пустой породы от железа, стекании первой в низ печи и попадания ее в шлакоотводы[3]. На территории селища найдены также пред­меты, относящиеся к инструментарию кузнеца: железная наковаленка, возмож­но, предназначенная для изготовления именно крючков, а также небольшое зуби­ло для холодной рубки. Среди других из­делий из железа на селище были найдены ножи, различные инструменты, наконеч­ник стрелы, скобы, игла, а также фрагмент ключа.

Особое место в коллекции занима­ет находка бронзовой книжной застежки в виде гвоздика-мечика. Средневековая книжная застежка состояла из двух ча­стей: одна из них – это обнаруженный бронзовый гвоздик по своей форме напо­минающий мечик. Он забивался в торец доски оклада. Мечик-гвоздик, оставаясь в теле оклада мог еще долгое время оста­ваться в комплекте с книгой и попадал в землю лишь при гибели книги, будь это простая потеря книги, гибель в огне, ги­бель под воздействием времени. Наход­ка подобной книжной застежки может го­ворить о связи обнаруженного поселения с монастырской средой. Дело в том, что довольно много промысловых акваторий во второй половине XIV-XV вв. перешли во владение к нижегородским и московским монастырям. Утверждение о том, что в конце XV в. большая часть рыбных ловищ на территории бывшего нижегородского удела входила именно в монастырские вотчины, вряд ли является большой на­тяжкой.

На Ветлуге могли происходить похо­жие процессы, которые, правда, надеж­но зафиксированы для более позднего времени, нежели период существования обнаруженного селища. Известно, что в 1530 г. жалованной грамотой Василия III Варнавинский монастырь получает во владение близлежащие починки со все­ми угодьями и рыбными ловлями. Иван IV в 1551 году жалует данному монастырю большие земельные владения, фактиче­ски всю территорию Поветлужья. Нако­нец в 1587-1588 гг. царь Фёдор Иванович жалует суздальского архиепископа гра­мотой на рыбные ловли на реке Волге до устья реки Ветлуги, по Ветлуге вверх до реки Усты и далее по Волосову заводь[4].

Изложенные выше материалы подво­дят к выводу о существовании специали­зированного рыболовного промысла на Ветлуге, по крайней мере, уже во второй половине XIV в. Очевидно, данный промы­сел занимал одну из ключевых позиций в структуре местной экономики.

67

[1] Четвертаков Е.В. Отчет об археологической разведке на территории Дальнеконстантиновского и Краснобаковского районов Нижегородской обла­сти в 2016 году // Архив ИА РАН. Л. 27-31.

[2] Куза А.В. Рыбный промысел в Древней Руси. М.; СПб., 2016. С. 69.

[3] Колчин Б.А. Черная металлургия и металлоо­бработка в Древней Руси // МИА. 1953. №32. С. 25- 26. 

[4] См.: Балдин М. А. Варнавинская старина. Очерки истории Поветлужья. Варнавин-Н.Новго­род, 1993.

ПУБЛИКАЦИЯ: Четвертаков Е.В. Рыболовство в эпоху средневековья на Ветлуге по материалам селища Дмитриевское 2 //  Костромской край и сопредельные территории в древности, Средневековье и в Новое время. К 135-летию со дня рождения В.И. Смирнова: сб. науч. тр. / Под. ред. И.С. Наградова  и В.Л. Щербакова. – Кострома: Линия График Кострома, 2017. - 208 с. С. 64-67.

Скачать статью в PDF

comments powered by HyperComments