Ильина В.А. Японский промышленный лов на Камчатке в 1907-1928 гг.

Рассматривается история японского промышленного лова в водах Охотско-Камчатского края после заключения Русско-японской рыболовной конвенции 1907 г. Показано, как, используя преимущественные права в рыболовстве, Японии удавалось занять и сохранять лидирующие позиции в рыбном промысле на Камчатке до конца 1920-х гг.

 

Японцы начали нелегально осваивать российские дальневосточные территориальные воды со второй половины XIX в. Географическое положение Японии – близость к нашим берегам, изобилие рыбы привлекали сюда из года в год все большее количество японских рыбопромышленников, деятельность которых активно поддерживалась правительством. Они учитывали незаселенность прибрежных районов, слабое влияние царской администрации на окраинах и сумели в ускоренном темпе наладить использование биологических ресурсов морей Дальнего Востока. После перехода острова Сахалин в 1875 г. во владение Российской империи японцы распространяют лов на побережье Приморья и далее в Охотско-Камчатский край.

Но постоянным центром японского промышленного рыболовства воды камчатского побережья становятся после Русско-японской войны 1904–1905 гг. и заключения в 1907 г. на 12 лет Русско-японской рыболовной конвенции и договора о торговле и мореплавании. В результате японское рыболовство в российских территориальных водах было закреплено юридически.

По данным табл. 1 видно, что за 7 лет, с 1907 по 1914 г., японцы увеличили количество арендованных участков почти в 2 раза. Если в 1908 г. на Камчатку приходилось 75% арендуемых участков по всем районам русского побережья, то в 1914 г. – уже 87%.

Помимо рыболовства, в первой четверти ХХ в. стало развиваться в конвенционных водах консервное производство. Энергично ведя промысел в дальневосточных конвенционных водах, японские рыбопромышленники только за 1907–1914 гг. изготовили 33 млн пудов рыбопродукции, причем если в 1907 г. они вывезли с охотско-камчатского побережья более 2 млн пудов рыбопродукции, то в 1914 г. ее вес достиг 5,8 млн пудов, а за 12 лет действия русско-японской рыболовной конвенции только с Камчатки было вывезено 50 млн пудов рыбопродукции, что примерно оценивалось в 70 млн руб. [1. C. 168].

В годы Первой мировой войны, став союзником Антанты и оказывая помощь России поставками оружия, снаряжения для армии, Япония смогла усилить свои позиции в экономике Дальнего Востока. Увеличилось количество участков, взятых в аренду со 198 в 1914 г. до 210 в 1918 г. [2. C. 44]. Японские рыбопромышленники стали активно вести лов крабов, строить по побережьям Камчатки крабоконсервные заводы. Организуется экспорт свежемороженой рыбы на пароходах-рефрижераторах. Но основным в деятельности японской рыбной промышленности в русских конвенционных водах становится производство лососевых консервов.

Как видно из данных табл. 2, с 1917 г. японские рыбопромышленники не только наращивают объемы производства, но и превращаются в монополиста в консервном производстве на Камчатке. Если в 1916 г. доля японской продукции составляла 46%, то к 1919 г. она возросла до 89%, увеличившись более чем в три раза. За девять лет работы японские предприниматели нарастили объемы консервного производства более чем в 900 раз. В мировом производстве консервов Япония выходит на второе место, уступая первое США. Причем все консервное экспортное производство было сосредоточено в конвенционных водах Камчатки.

 

Таблица 1

Динамика роста количества арендованных участков японскими рыбопромышленниками

в водах Дальнего Востока в 1908–1914 гг.

Годы

1907

1908

1910

1911

1912

1913

1914

Во всех конвенционных водах Дальнего Востока

117

152

214

215

220

226

В водах охотско-камчатского побережья

70

88

125

183

179

198

198

Примечание. Таблица составлена по: Сергеев М.А. Народное хозяйство Камчатского края. М.; Л., 1936. С. 230; Мандрик А.Т. История рыбной промышленности российского Дальнего Востока (50-е гг. XVII в. – 20-е гг. ХХ в.). Владивосток, 1994. С. 167, 168.

 

Таблица 2

Динамика развития японского консервного производства на Камчатке в 1910–1919 гг.

Годы

1910

1916

1917

1918

1919

Общая продукция русских и японских консервных заводов, тыс. ящиков

10

459,0

510,0

595,5

743,9

Доля японской продукции, тыс. ящиков

0,7

211,7

271,0

382,5

661,7

Примечание. Таблица составлена по: Мандрик А.Т. История рыбной промышленности российского Дальнего Востока (50-е гг. XVII в. – 20-е гг. ХХ в.). Владивосток, 1994, С. 84; Флеров В.С. Строительство советской власти и борьба с иностранной экспансией на Камчатке. Томск: Изд-во ТГУ, 1964. С. 65.

Последовавшая революция, Гражданская война, интервенция на Дальний Восток создали дополнительные условия для стремительного роста японской промышленности в камчатских водах.

В 1921 г. Япония объявляет в одностороннем порядке режим «свободного лова». В течение двух сезонов японские промышленники имели возможность бесконтрольно эксплуатировать рыбные богатства

77

Камчатки. Охраняемые военными судами японские промышленники захватывали не только морские промысловые участки, но и участки в реках и бухтах Камчатки, запрещенные для аренды японским предпринимателям по условиям рыболовной конвенции 1907 г. О размерах, которые приняла японская рыбная промышленность в этот период, «свободного лова» на Камчатке говорят следующие цифры: количество «арендованных» японцами участков увеличилось с 200 в 1917 г. до 400 в 1922 г. Производство наиболее ценной продукции лососевых консервов поднялось с 271769 ящиков в 1917 г. до 703391 ящика в 1921 г. [3. C. 233].

Позиции Японии в крае усиливала возрастающая экономическая зависимость отечественной рыбной промышленности от японского капитала, флота, оборудования, рабочей силы, емкого и географически близкого японского рынка. В годы Первой мировой войны через Владивосток и связывающую его с Европой Транссибирскую магистраль стали поступать в Россию необходимые военные и другие грузы, закупленные за границей. Ориентация железных дорог на нужды обороны сказалась на перевозке грузов отечественных рыбопромышленников. Так, доставленная осенью 1914 г. во Владивосток с камчатских промыслов икра для центральных районов России «…принуждена была застрять там за невозможностью вывезти ее по железной дороге на долгое время» [4]. Когда представилась возможность организовать транспортировку рыбного груза, часть продукции была уже испорчена и уничтожена. Поэтому с 1915 г. отечественные рыбопромышленники большую часть приготовленной рыбной продукции и икры вывозили в Японию.

Действия японцев с 1907 по 1922 г. в водах Дальнего Востока чаще рассматривались советскими историками как «широкомасштабная экономическая экспансия», которая характеризовалась созданием собственной мощной производственной базы в чужих территориальных водах и глубоким проникновением в формирующуюся отечественную рыбную промышленность с целью дальнейшего ее вытеснения. Доминирование японской рыбной промышленности над отечественной в регионе оценивалось негативно, а русско-японскую рыболовную конвенцию 1907 г. считали платой за поражение России в войне 1904–1905 гг. [3, 5–6].

Учитывая появившиеся современные исследования по истории рыболовства на Дальнем Востоке [7–9], а также возможность привлечения новых документов, видится необходимым уточнить ряд выводов и оценок, прозвучавших в работах 1960–70-х гг.

Зависимость формирующейся отечественной рыбопромышленности на окраинах Российской империи от японского капитала можно рассматривать не только как неизбежное зло, но и как экономически оправданный выход в сложившихся условиях. Обращение к японскому капиталу, флоту, наемной рабочей силе, опыту действительно было одним из стимулирующих условий для формирования отечественной рыбной промышленности. Профессор Акира Судзуки оценил отношения в области рыболовства между двумя странами, установившиеся после 1907 г., «как противоречивые и напряженные», но не исключил, что они «были взаимовыгодными и взаимозависимыми» [10. C. 160].

В конце 1922 г. советская власть прочно устанавливается в регионе. Со времени воссоединения Дальнего Востока и СССР начинаются переговоры между правительствами двух государств по вопросам японского рыболовства. Но только в январе 1928 г. была подписана новая конвенция. По содержанию текст новой конвенции был близок тексту предыдущей. Однако в приложении специально отмечалось, что обе стороны согласны в следующем: «Советское правительство имеет право сдачи в аренду рыболовных участков, минуя торги, тем государственным предприятиям, которые сами будут эксплуатировать эти участки» [11]. Эти дополнения позволят создать и укрепить государственный сектор в рыбной промышленности Дальнего Востока. Японские рыбопромышленники возвращаются к рыбному промыслу на камчатских побережьях.

Одновременно с подготовкой и подписанием конвенции начинает прорабатываться вопрос о приемах и методах вытеснения японских предпринимателей из советских вод. Решающим условием определялось ускоренное развитие советской государственной рыбной промышленности в регионе. Поэтому еще в июне 1927 г. было принято решение о создании государственного Акционерного камчатского общества (АКО). Учредителями АКО стали: Народный комиссариат внешней и внутренней торговли СССР, Народный комиссариат торговли РСФСР, ВСНХ СССР, ВСНХ РСФСР, Далькрайисполком, Госторг РСФСР, Акционерное общество «Совторгфлот».

К приоритетным направлениям деятельности новой организации относилось освоение и эксплуатация рыбных ресурсов, создание предприятий рыбной промышленности в крае и др. Впервые в водах камчатских побережий японским рыбопромышленникам должно было противостоять мощное государственное предприятие.

Таким образом, после заключения Портсмутского мира и подписания Русско-японской рыболовной конвенции 1907 г. японский рыболовный промысел в тихоокеанских водах России развивался очень активно: быстро росло количество арендуемых участков, многократно увеличивались вылов рыбы и заготовка рыбопродукции на построенных японцами заводах. Наибольшего размаха в рассматриваемый период японская промышленная активность достигает на Камчатке. Интенсивно развиваясь при поддержке своего правительства, японские промышленники сохранили влияние в рыболовстве на советском Дальнем Востоке в 1922–1928 гг.

 

ЛИТЕРАТУРА

Мандрик А.Т. История рыбной промышленности российского Дальнего Востока (50-е годы XVII в. – 20-е годы ХХ в.). Владивосток: Дальнаука, 1994. 192 с. Камчатка в 1923 году. (Обзор Камчатской губернии по данным Камчатского губревкома.) Чита, 1924. 79 с. Сергеев М.А. Народное хозяйство Камчатского края. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. 816 с.

78

ГАКО. Ф. 210. Оп. 1. Д. 2. Л. 20 // Обзор водных богатств русского Дальнего Востока за 1914 год. Флеров В.С. Строительство советской власти и борьба с иностранной экспансией на Камчатке (1922–1926 гг.). Томск: Изд-во ТГУ, 1964. 289 с. Мухачев Б.И. Становление советской власти и борьба с иностранной экспансией на северо-востоке СССР 1917–1920 гг. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1975. 240 с. Мандрик А.Т. История рыбной промышленности Дальнего Востока 1927–1940 гг. Владивосток: Дальнаука, 2000. 158 с. Марьясова Н.В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России в 20–30-е годы (концессии и концессионная политика советского государства). Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. 168 с. Гаврилов С.В. Вдоль камчатских берегов (транспортное и рыбопромышленное освоение охотско-камчатского побережья в конце XIX – первой трети XX в.). Петропавловск-Камчатский: Камч. печатный двор, 2003. 567 с. Судзуки А. Японо-российские и японо-советские отношения в области рыболовства в период до Второй мировой войны // Дальний Восток России в контексте мировой истории: от прошлого к будущему: Матер. междунар. науч. конф. Владивосток: ИИАЭ народов Дальнего Востока, 1997. С. 159–165. ГАКО. Ф. 106. Оп. 1. Д. 483. Л. 7 // Рыболовная конвенция между СССР и Японией 1928 года.

79

 

ПУБЛИКАЦИЯ: Ильина В.А. Японский промышленный лов на Камчатке в 1907-1928 гг. // Вестник Томского государственного университета, № 303. Томск, 2007. С. 77-79.

 

 

comments powered by HyperComments