gototop

Новые статьи

Яниш Е.Ю. Результаты определения костей рыб (Мангуп-Кале, 2009-2010 гг.)
  Остеологический материал для исследования был получен в результате археологических раскопок, проводившихся на территории княжеского дворца (XV век) «пещерного города» Мангуп-Кале... Читать далее...
Дементьев В. Бухтины Кубенского озера
                                         ... Читать далее...
Аверкиева Ю.П. Рабство у индейцев Северной Америки (раздел «Рыболовство»)
Запруда для ловли лососей. Квакиютль. 19 Рыболовство, охота и собирательство. Это своеобразное единство общественной жизни у племен северо-западного побережья объясняется сходностью... Читать далее...

Васильева А. В. Особенности рыбного промысла населения Недвиговского городища

 

              Материалом для настоящей работы послужили костные остатки рыб, извлеченные из XIX и XX раскопов Недвиговского городища при работах Нижне-Донской экспедиции Института археологии РАН в 1995 и 1996 гг. (начальник экспедиции Т.М.Арсеньева).

 
Недвиговское городище расположено в дельте реки Дон в хуторе Недвиговка (Мясниковский район Ростовской области). Обнаруженные кости рыб датированы временем от I века до нашей эры до V века нашей эры.
Костные остатки рыб, находимые при археологических раскопках в древних поселениях, указывают не только на характер хозяйственной деятельности его жителей, но и на те изменения, которые произошли в фауне рыб исследуемого водоема к настоящему вре­мени. В частности, по костям рыб из Недвиговского городища можно судить об изменениях ихтиофауны дельты Дона, происходивших под влиянием хозяйственной деятельности чело­века, а именно: об изменениях видового и возрастного состава рыб, их максимальных и средних размеров и т. п.
Параллельно с этим целесообразно провести сравнение результатов нашего анализа с результатами анализа костных остатков рыб из других городищ Нижнего Дона - Нижне-Гниловского [1] и Кобяковского [2], а также с данными по Недвиговскому городищу про­шлых лет [3][4]. Помимо этого, в настоящей работе наши данные по Танаису сравниваются с обобщенными данными по городищам Нижнего Дона (городища Кобяковское, Нижне-Гниловское, Недвиговское, Подазовское, Азовское, Елизаветовское, Рогожкинское) [5].
Определения костей проводились по общепринятой методике В.Д.Лебедева [6]. По возможности определялись размеры и возраст рыб. Для сома рассчитывалась абсолютная длина тела L (от вершины рыла до конца хвоста), для остальных видов рыб - максимальная длина тела l (от вершины рыла до конца чешуйного покрова). Возраст рыб был восстанов­лен по годовым кольцам на позвонках и некоторых других костях.
Всего при раскопках было найдено 2875 костей рыб, из которых до вида было определено 2446 (85,1 %), а до семейства - 2519 (87,6 %).
Кости принадлежат следующим 13 видам рыб (табл.1): стерлядь AcipenserruthenusLinnaeus, белуга HusohusoLinnaeus, осетр русский AcipensergueldenstaedtiBrandt, сев­рюга AcipenserstellatusPallas, сазан обыкновенный Cyprinuscarpiocarpio (Linnaeus), лещ Abramisbrama (Linnaeus), вырезуб Rutilusfrisiifrisii (Nordmann), тарань Rutilusrutilussp., жерех обыкновенный Aspiusaspius (Linnaeus), сом обыкновенный Silurusglanis (Linnaeus), окунь речной PercafluviatilisLinnaeus, судак обыкновенный Stizostedionlucioperca (Smitt), щука обыкновенная Esoxlucius (Linnaeus).
Все обнаруженные при раскопках Недвиговского городища виды рыб встречаются в Дону в настоящее время. По количеству костных остатков в Недвиговском городище на первом месте стоял сом. То же самое наблюдалось и при анализе костей рыб из других археологических памятников, а также из самого Недвиговского городища по данным прежних лет. Интересно, что виды, попавшие по числу костей, найденных в исследуемом посе­лении, в разряд промысловых, в других городищах на Нижнем Дону также входили в эту категорию. Такими видами являлись, помимо сома, стерлядь, сазан, судак и севрюга (в Кобяковском городище стерлядь не вошла в перечень самых многочисленных видов, хотя была распространена, вероятно, достаточно широко). Интерес представляет и тот факт,
 
68
 
 
Таблица 1

Видовой состав рыб из раскопок Недвиговского городища

alt
 
что, по нашим данным, русский осетр в Недвиговском городище играл не­значительную роль в уловах, в то вре­мя как в Кобяковском, Нижне-Гнилов­ском и в поселениях на Нижнем Дону в целом роль осетра была велика, он занимал второе - третье места среди промысловых рыб. По данным же Е. А. Цепкина (Недвиговское городище, раскопки 1959, 1962-1966 гг.), осетр в уловах населения занимал пятое ме­сто, т. е. имел несколько меньшее зна­чение, чем в других городищах на Ниж­нем Дону. Отличие наших данных от прежних материалов по изучаемому по­селению может объясняться тем, что как минимум половина костных остат­ков рыб из раскопок прежних лет от­носилась к II- I векам до н.э., в то время, как наши материалы в основ­ном из слоя IV-V веков нашей эры. По количеству особей в Недвиговском городище преобладали сом, стерлядь, судак и сазан. Значительно меньшее значение имели, вероятно, лещ, щука и севрюга, которая, по приведенным выше данным, по количеству костей была последней из пяти самых многочис­ленных видов рыб. Подобное несоответствие связано с тем, что среди костных остатков севрюги преобладали жучки, по которым высчитать число особей не представлялось воз­можным. В целом расчет количественных соотношений между видами рыб по числу особей признается более достоверным, чем расчет по числу костей. Остальные виды рыб как по количеству костей, так и по количеству особей, по-видимому, играли незначительную роль в уловах в Недвиговском городище, что подтверждается прежними материалами по данно­му поселению и материалами по другим поселениям на Нижнем Дону. Окунь был нами обнаружен впервые в городище и на Нижнем Дону в целом, хотя на Верхнем Дону (Борще­во городище) остатки окуня были найдены А.Н. Световидовым [7]. Такие виды, как выре­зуб и жерех, редки в Дону и в настоящее время.
Возраст удалось рассчитать для сома, сазана, судака и щуки (табл. 2). В сведениях прошлых лет по рыбам из раскопок Недвиговского городища отмечались меньшие пределы возраста сома, но больший максимальный возраст судака (6-10 лет). По-видимому, эти различия связаны с недостаточным количеством костей сома, по которым можно определить возраст, в раскопках 1959 и 1962-1966 гг., а также с редкостью подоб­ных костей судака во всех проводившихся раскопках.
Следует отметить ряд отличий наших данных по Недвиговскому городищу от данных Л.Д. Житеневой по Нижне-Гниловскому и Кобяковскому. В Кобяковском городище наблюдался больший предельный (17 лет) и модальный (14-17 лет) возраст сазана, чем в Недвиговском. То же самое относится и к судаку в обоих городищах. Сом исследуемого поселения имел большие пределы возраста, чем сом двух вышеупомянутых поселений, однако средний возраст его в Недвиговском городище был ниже, чем в других городи­щах; особое отличие наблю­дается между сомом Недви­говского и Нижне-Гниловско­го городищ (14-20 лет). По поводу возраста щуки нельзя сказать ничего определенно­го за отсутствием сравнитель­ного материала.
И, наконец, сопоставляя возраст ископаемых рыб из описываемого поселения и со­временных рыб, следует от­-
 
Таблица 2
 
Возраст некоторых видов рыб из раскопок Недвиговского городища
 
alt
Примечание. N – количество костных остатков, по которым определяется
возраст рыб; +/- - статистическая ошибка.

69
 
Таблица 3
 
Размеры некоторых видов рыб из раскопок Недвиговского городища
 
alt
Примечание. +/- - статистическая ошибка.
 
метить несколько моментов. Сред­ний возраст современного и иско­паемого сазана, по-видимому, был сходен (6 лет), хотя максимальный возраст выше у современного са­зана (17 лет). Вообще, низкий пре­дельный возраст сазана и судака скорее всего связан с недостаточ­ным количеством материала и мо­жет увеличиться при накоплении ко­стных остатков этих видов рыб. Средний возраст для судака из рас­копок Недвиговского городища не высчитывался из-за небольшого количества пригодных для этого костей данного вида рыб, однако очень приблизительно мог равняться шести годам, что несколько превышает модальный возраст современного судака. Что касается сома, то предельный и средний возраст этого вида значительно превышал соответствующие возра­ста сома Южного Каспия (к сожалению, по сому Азовского моря данных нет). Известно, однако, что сом способен доживать до тридцати с лишним лет, поэтому максимальный возраст сома из уловов населения городища (23 года) не является чрезвычайно высоким. К сожалению, более современные данные по возрастам вышеупомянутых видов рыб отсут­ствуют.
Сравнивая размеры рыб из раскопок Недвиговского городища с размерами рыб из других городищ на Нижнем Дону, мы заметили следующие тенденции. Единственным видом рыб, который в исследуемом поселении был определенно крупнее, чем в Кобяков­ском городище; являлся лещ, который, впрочем, на Нижнем Дону в целом имел те же размеры, что и в Недвиговском городище. Возможно, что несколько более крупные раз­меры имели в описываемом поселении тарань и вырезуб, однако точно это утверждать нельзя, поскольку выборка костных остатков, по которым рассчитывались размеры рыб, была невелика с обеих сторон. Число особей щуки, для которых определялись размеры, было невелико с нашей стороны, хотя можно предположить, что щука имела приблизи­тельно равные размеры по всем городищам Нижнего Дона, и в Недвиговском в том числе. Судак и сазан в городище были чуть мельче, чем рыбы из других поселений Нижнего Дона, или равны им. Интересно, что размеры сома городищ Нижнего Дона значительно (на 20-30 см) превышали размеры сома из раскопок Недвиговского городища, что мы пока объяснить не можем.
Проводя сравнение наших данных по Недвиговскому городищу с данными по этому археологическому памятнику раскопок 1959 и 1962-1966 гг., мы обнаружили только одно крупное отличие. Оно касается размеров сома, который по нашим данным имел среднюю абсолютную длину 139,5 ± 5,05 см, а по данным прежних лет - 158,4 ± 8,70 см. Следует повторить, что большая часть данных, а возможно, и все данные прежних лет относятся к II-I векам до нашей эры, в то время, как наши материалы в основном принадлежат к IV-V векам нашей эры. Не исключено, что отмеченные отличия отражают изменение размеров сома, происходившее с II в. до н.э. к V в. н.э.
Что касается остальных видов рыб, то достоверных четких отличий в их размерах между нашими данными и данными из раскопок прежних лет обнаружено не было.
Сопоставляя размеры ископаемых рыб из Недвиговского городища с размерами современных рыб, мы пришли к следующему выводу. По-видимому, все виды рыб, разме­ры которых нам удалось определить, в настоящее время имеют меньшие средние разме­ры, чем во времена существования поселения. Что же касается максимальных размеров рыб, то в ряде случаев современные рыбы превышали ископаемых (сазан, тарань, щука). Это может быть связано с тем, что самые крупные, равно как и самые мелкие кости рыб при раскопках находятся в меньшем количестве, чем средние, возможно, из-за того, что мелкие кости хрупки и неприметны, а крупные - слишком пористы и поэтому легко подда­ются разрушению. По собственному опыту скажем, что по самым крупным позвонкам тяжелее всего определить возраст рыб (плохо видны годовые кольца), а самые крупные кости обычно фрагментированы, и по ним невозможно рассчитать размер рыбы. Таким

70

образом, крайние по возрасту или размеру экземпляры в общую выборку попадают с меньшей вероятностью, чем средние.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что рыбы, промышлявшиеся в Недвиговском городище, вероятно, по своим максимальным размерам не отличались от современных рыб Азовского моря и Дона, а по средним размерам значительно превосхо­дили их (лещ на 12-15 см, судак на 17 см, сазан на 20 см, сом на 61 см).
Таким образом, при анализе материала из раскопов XIX и XX Недвиговского городи­ща выявился ряд отличий от более ранних данных по этому памятнику, а именно: меньший процент осетра в уловах, более широкие пределы возраста сома, меньший максимальный возраст судака, меньшая средняя длина сома. Подобные несоответствия могут объясняться как большей величиной выборки определенных нами до вида костей (2446 костей рыб по сравнению с 676, определенными Е. А. Цепкиным в 1959 и 1962-1966 гг.), так и различи­ями в датировке костного материала. В рамках же промысла древнего населения Нижнего Дона в целом Недвиговское городище выделяется следующими важными особенностями: небольшая роль осетра в промысле, меньший средний возраст сазана и сома и меньшие размеры последнего. Немногочисленность находок костных остатков осетра в Недвиговс­ком городище может свидетельствовать либо о редкости данного вида в исследуемом районе дельты Дона, либо об интенсивном экспорте именно этого вида рыбы. Второе кажется нам более вероятным, поскольку в этом случае снимается противоречие получен­ных нами данных с более ранними данными Е.А. Цепкина (во II-I вв. до нашей эры осетр мог экспортироваться в меньшем количестве, чем в IV-V вв. нашей эры). Отличия в возра­стах и размерах вышеперечисленных видов рыб из раскопок Недвиговского городища по сравнению с поселениями Нижнего Дона в целом могут свидетельствовать о высокой интенсивности в городище рыбного промысла, который привел к "перевылову" и даже к некоторому истощению рыбных ресурсов уже в IV-V веках нашей эры. В остальном же видовой и размерно-возрастной состав рыб из раскопок городища вполне соответствует общей картине, описывающей промысловую ихтиофауну Нижнего Дона (а также случайно встречающиеся в уловах виды) в древние времена.
В соответствии со всем вышесказанным можно выделить и другие черты рыболов­ства населения Недвиговского городища. Массовому промыслу были подвержены сом, стерлядь, судак и сазан — виды достаточно крупные и хороших вкусовых качеств (в случае судака основной причиной вылова была, по-видимому, массовость вида). В меньшей степе­ни отлавливались лещ, щука и севрюга. Отсутствие среди этих видов мелких свидетель­ствует, очевидно, о специализации рыбного промысла городища. Рыболовство являлось одной из основных отраслей экономики поселения, что подтверждается большим количе­ством остеологического материала (около 20% от всех костей животных). Вероятно, часть особо ценной рыбной продукции экспортировалась, что может являться причиной неболь­шого количества обнаруженных в Танаисе костей крупных осетровых. Сом же, видимо, использовался для "внутренних" нужд Танаиса. Добыча крупных видов рыб могла производиться в больших масштабах только посредством специальных орудий лова типа сетей и неводов. Наличие среди находок каменных и глиняных грузил [8; С.75; рис.16] свидетель­ствует о наличии и широком применении подобных орудий.
 
Литература

[1].      Житенева Л.Д. Рыбы Нижне-Гниловского городища (эпоха бронзы, I-III века н.э.) // Вопросы ихтиологии. 1966. Т.6. Вып.2.
[2].      Житенева Л.Д. Рыбы Кобякова городища (эпоха поздней бронзы, I-III века н.э.) // Зоологический журнал. 1968. Т. XLVII. Вып.2.
[3].      Цепкин Е.А. Рыбы городища Танаис (о рыболовстве в дельте р. Дон во II-I вв. до н.э.) // Вопросы ихтиологии. 1961. Т.1. Вып. З.
[4].      Цепкин Е.А. Новые материалы к истории рыбного промысла в Танаисе // КСИА. 1970. Вып. 124.
[5].      Цепкин Е.А. К истории промысловой ихтиофауны и рыболовства в бассейне Дона // Вопро­сы ихтиологии. 1989. Т. 29. Вып.5.
[6].      Лебедев Л.Д. Пресноводная четвертичная ихтиофауна Европейской части СССР. М., 1960.
[7].      Световидов А.Н. К истории ихтиофауны реки Дона // МИА. 1948. №8.
[8].      Шелов Д.Б. Раскопки северо-восточного участка Танаиса 1955-1957 гг. // Древности Нижне­го Дона. 1965.

71
 
 
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Васильева А. В. Особенности рыбного промысла населения Недвиговского городища // Донская археология. Ростов-на-Дону, 1999. № 3-4. С. 68-71.
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Половинкин И.В. Рыбный промысел на Череменецком озере
  Череменецкое озеро исстари считалось одним из замечательных озер Лужского края... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Промысловая ихтиофауна Васильева А. В. Особенности рыбного промысла населения Недвиговского городища