1588 г. Царская жалованная грамота Астраханскому Троицкому монастырю, на годовую ругу и рыбные ловли, с отнятием права на торговлю

223. — 1588 Декабря 22. Царская жалованная грамота Астраханскому троицкому монастырю, на годовую ругу и рыбныя ловли, с отнятием права на торговлю.

Се яз Царь и Великий Князь Федор Ивановичь всеа Русии пожаловал есми, в своей отчине, в Асторохани, Троетцкого монастыря и Введенья Пречистые Богородицы и Николы Чюдотворца, богомолца своего игумена Иосифа с братьею и кто по нем в том монастыре иные игумены и строители будут. Что билп мне челом, а сказали: дана де им отца нашего блаженные памети Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии жаловалная грамота, в 83 году, и в той отца нашего в жаловалной грамоте написано: по нашему указу, послан в Асторохань, в 76 году, игумен Кирило, а велено ему в Асторохани в городе, у Николы Чюдотворца, устроити монастырь общей; а нашие годовые руги велено в тот монастырь давати, по девятинадцати рублев денег, да хлеба по пятидесят по одной чети муки да по пятидесят по одной чети овса; да к тому ж монастырю дана была рыбная ловля, на Волге, на Бузане остров Чюрка с бугры и с протоки, от Перекопи до Ахтубского устья, вниз к Синему морю, с илмени со всеми угодьи Колкомановской учюг; и тот де у него на Бузане Колкомановской учюг воеводы наши и диаки взяли того ж году, а за хлебную ругу и за денги дали ему два учюжка, ниже города, в Хмелевой протоке, Иванчюк Караков да Бурнатыевской бугор Иктубей-Карасу, с морскими устьи и с угодьи; а оброку де с тех учюжков шло в нашу казну, на год, по семи рублев и по четыре алтыны; да им же на Волге, под городом, дано три связки плавные ловли, да частиком по болдам ловити белая всякая рыба для времянных погодей; да для монастырьского ж угодья и годового обиходу пожаловал отец наш, велел им держати судно, белозерку или дощеник, в длину от кормы до носа тридцати сажен, а в том им судне соль или рыба и всякой товар провадити из Асторохани вверх Волгою до Ярославля, а Окою рекою до Колуги, и назад в Асторохань, безпошлинно, и они де судном, вверх до Казани и до Ярославля и до Колуги, с солью и с рыбою не ходят, для того, что их столко не станет; и им деи теми двема протоки, Иванчюком Караковым да Бурнатыевским бугром, и трема связками, и частиком, прокормитися в монастыре·не мочно: и нам бы их пожаловати, велети им, против острова Чюрки и за сѵдно, что было им ходити судномь вверх, велети давати в монастырь руга денежная и хлебная, и грамота б вам своя Царьская им, на ту ругу, и на два протока, Иванчюк Караков да на Бурнатыевской бугор, и на связки и на частик дати; да их же бы нам пожаловати, велети дати, на монастырьской обиход, соли безпошлинно. И яз Царь и Великий Князь Федор Ивановичь всеа Русии богомолца своего, Троетцкого монастыря и Введенья Пречистые и Николы Чюдотворца, что в Асторохани, игумена Иосифа с братьею и кто по нем иные игумены или строители в том монастыре будут, пожаловал, велел им дати свою новую жалованную грамоту, и велел им, в их монастырь, давати в Асторохани, по прежнему, нашего жалованья, годовые руги, из нашие казны, по девятинадцати рублев денег, да хлеба из наших житниц, по пятидесят по одной чети муки да по пятидесят по одной чети овса, на год, в новую Московскую меру, на срок на Благовещеньев день; а учюги им, в Хмелевой протоке, Иванчюк Караков да Бурнатыевской бугор Иктубей—Карасу, с морскими устьи, и с угодьи, и с лесы, и с протоки, и с илмени, ловити на монастырь по прежнему; да им же на Волге, под городом, три связки плавные ловли, да частиком по болдам ловити белая рыба всякая для времянных погодей; да в Мочаковском [i] соли грести им собою, безпошлинно, на монастырьской обиход, с году на год, по пяти тысечь пуд соли. А что было к тому монастырю дана рыбная ловля на Волге, на Бузане остров Чюрка с бугры и с протоки, от Перекопи до Ахтубского устья, вниз к Синему морю, с илмени со всеми угодьи Колкомановской учюг, и им на Бузане островом Чюрками с бугры и с протоки, от Перекопи до Ахтубского устья, вниз к Синему морю, с илмени со семи угодьи Колкомановским учюгом владети есмя не велели, и судном им вверх не ходити и товаров не возити. Да им же было дано в Асторохани, в ряду, место под лавку, и у них вперед лавки не быти и никаким им товаром безпошлинно не торговати. А кто у них в том монастыре, или на монастырьских местех, учнут жити старцов и слуг и всяких монастырьских людей, и наши Астороханские воеводы, и диаки и всякие приказные люди, того монастыря старцов и слуг и всяких монастырьских людей не ведают и не судят ни в чем, опричь душегубства и розбою и татбы ведомые, доведеные с поличным, и к нашим делом их ни к которым не емлют, и насилства им и убытков никоторых не чинят; а ведает и судит во всем того монастыря старцов, и слуг, и всяких монастырьских людей, игумен Иосиф с братьею и кто по нем иные игумен или строитель будут того монастыря. А случится суд смесной Астороханским жилцом и всяким приезжим торговым людем того монастыря с старцы или с слугами, и воеводы наши и диаки Астороханские, и иные наши приказные люди, с теми людми, того монастыря старцов и слуг в тех делех судят, а игумен или строитель с братьею с ними же судят; а прав будет, или виноват, Астороханской жилец и приезжей торговой человек, и он в правде и в вине нашим Астороханским воеводам и диаком или приказным нашим людем, a игумену Иосифу с братьею до него дела нет ни в чем; а будет виноват старец или монастырской слуга, и он в правде и в вине игумену Иосифу с братьею, а воеводам нашим и диаком Астороханским и всяким приказным людем до него по тому ж дела нет. А которые опричные люди Астороханские жилцы и приезжие торговые люди учнут чего искати на самом игумене или на строителе, и в тех делех наши Астороханские воеводы и диаки игумена или строителя во всяких делех судят и приставов дают на один срок в году, на Рожество Христово; а опричь того сроку, на них приставов не дают и не судят их ни в которых делех и ходят у них о всем по нашей грамоте. Дана грамота на Москве, лета 7097 Декабря в 22 день.

Подлинник писан на большом листе. Внизу, на загибе края, привешена на красном шелковом шнурке государственная красновосковая печать, которой половина открошилась. На обороте вверху: Царь и Великий Князь Федор Иванович всеа Русии; а в конце листа припись: Дияк Дружина Петелин.

На обороте же следующия подтверждения:

Лета 7124 Сентября в 25 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович, всеа Русии Самодержец, сее жаловалные грамоты слушав, Живоначалные Троицы в Введения Пречистые Богородицы и Чюдотворца Николы, что в Астарахани, игумена Иосифа с братьею, или кто по нем в том монастыре иный игумен будет, пожаловал, велел им сее жаловалную грамоту подписати на свое Царево и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии имя, и сее жаловалные грамоты рушити у них никому ничем не велел, а велел ходити о всем по тому, как в сей жаловалной грамоте писано. — «А подписал Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Петр Микулин.»

Лета 7154 Генваря в … день, Божиею милостию мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь, всеа Русии Самодержец, сее жаловалные грамоты слушал, а выслушав Астараханского Троицкого монастыря архимарита Гермогена с братьею, или кто по нем впредь в том Троицком монастыре иные архимарит и братья будут, пожаловал, велел им сее жаловалную грамоту подписати на свое Государево Царево и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии имя, и сее жаловалные грамоты рудити у них не велел никому ничем, а велел ходити о всем по тому, как в сей жаловалной грамоте писано. — «А подписал Государев Царев и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии диак Максим Чирков.»

Лета 7185 Апреля в 5 день, Божиею милостию мы Великий Государь Царь и Великий Князь Федор Алексеевичь, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержец, слушав сей, жалованные грамоты, пожаловали Астараханского Троецкого монастыря архимандрита Селиверста с братьею и кто по них в том монастыре впредь иные архимандриты и братья будут, велели Астараханским учюгом Иванчюком и Бурандаевским бугром Иктубей-Карасу, с морскими устьи и с протоки и с илмени и с лесы, и соляною греблею владеть, по сей жалованной грамоте; a о наших Великого Государя доходех и о всяких поборех и о городовых делех и о судных статьях чинить, как в указе отца нашего Государева блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержца, и в соборном Уложенье напечатано, и после соборного Уложенья в уставных грамотах и в боярских приговорех написано; а которые тарханы из Приказу Казанского дворца отставлены и велено пошлины имать, и тому всему быть по прежнему и пошлины имать, а тарханом не быть. — «Диак Петр Самойлов.»

Из архива Астраханскаго Приказа Общественнаго Призрения.

[i] озере.

ПУБЛИКАЦИЯ: Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Том первый. СПб., 1841. С.423-426. 

comments powered by HyperComments