Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.

 

В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла в Дагестане в указанный период: от зачаточного состояния до быстрого развития рыбной промышленности, а так же периода создания монополий в этой области.

The article touches upon the problem of the history and development of the fishing industry in Daghestan in the pointed period: from its beginning to expanding of the industry. The period of formation the monopolies in this branch is also mentioned here.

 

Ключевые слова: рыбный промысел, рыбная продукция, сельдяной промысел, осетровые, АО «Рыбак», Тагиев, Воробьев.

Keywords: fishery, fish production, herring fishery, sturgeon, "Fisherman" Jointstock Company, Tagiev, Vorobiyov.

 

В силу ряда экономических причин развитие рыбного промысла в Дагестане на протяжении многих столетий было незначительным. Обработка рыбы производилась вручную и давала продукцию низкого качества.

Быстрому развитию рыбопромышленности способствовало строительство Петровской линии железной дороги, позволившей скоро и дешево перевозить скоропортящиеся грузы, что было особенно важно для рыбной промышленности. С этого времени формируется рыбная промышленность Дагестана на бае крупных капиталовложений.

К началу XX в. число селедочных промыслов в Дагестане достигло 65. За 5 лет после начала эксплуатации железнодорожной линии улов сельди увеличился в 7,5 раа, и в 1904 г. весь юг России снабжался петровской и дербентской сельдью [2. С. 35] и дешевой рыбной продукцией.

Рыбная промышленность занимала к началу XX в. одно из ведущих мест в экономике Дагестана. В ней было занято 89,4% всей рабочей силы [7. С. 149]. Рыбу и рыбную продукцию Дагестана вывозили в Петербург, Москву, Ростов (красная рыба), Вену, Берлин (икра и рыба).

В Дагестане рыболовство до активного вмешательства в этот промысел русского капитала носило натурально-потребительских характер. По словам Е. И. Козубского, «в Дербенте еще в 40-х годах XIX в. рыбоводные участки сдавались в арендное пользование, но даже в начале 90-х годов рыба в Дербенте не являлась предметом вывоза, а потреблялась населением города и окрестных селений» [5].

Доставляя в Астрахань рыбу, а оттуда в Дагестан необходимую для рыболовства тару, соль, орудия лова, астраханские рыбопромышленники

5

контролировали развитие сельдяного промысла в Дагестане.

Рыбные промыслы имелись по берегам Каспийского моря и по устьям рек Сулака, Самура, Гюльгерычая и Рубаса. Рыболовные воды в пределах Кайтаго-Табасаранского (Терекемейские воды) и Кюринского округов находились в ведении управления государственными имуществами Бакинской губернии и Дагестанской области, а в Темир-Хан-Шурин-ском округе таковые воды принадлежали местным землевладельцам[8].

С внедрением капитала и развитием рыболовной промышленности мелких промышленников вытесняли крупные фирмы (например, фирма Тагиева на севере Дагестана). В рыболовных пределах астраханского рыбопромышленника К. П. Воробьева (шамхальские воды) находилось 11 рыболовных ватаг, из них имеющих производство целый год – 4, периодически – 7. Эти воды были сданы в аренду на 25-летний срок (с 1888 по 1913 гг.) за 26000 руб. в год. Но с увеличением лова рыбы, связанного с постройкой железнодорожной линии, за рыболовные участки стали требовать все большую и большую арендную плату. Так, плата за использование рыболовного участка Дербента возрастала следующим образом: в 1892 г. годовая арендная плата за этот участок составляла 650 руб., в 1896 г. – 2344 руб., в 1905 г. – 69023 руб. [8].

К концу срока стоимость аренды шамхальских вод, принадлежавших Воробьеву, достигла 40000 руб. [7].

В конце XIX века в Дагестане особо развился сельдяной промысел. Лов сельди производился крупными рыбопромышленниками, располагавшими соответствующей материально-технической базой. Он продолжался с первых чисел марта до середины мая. Сельдяной промысел оказывал большое влияние на всю экономику области. В 1893 г. фирма «Воробьев», открыв близ Порт-Петровска три сельдяных тони, засолила около 8 тыс. центнеров сельди. В 1900 г. лов сельди в петровских водах уже достиг 58,5 млн штук (89,8 тыс. центнеров). Воробьев был хозяином крупных сельдяных промыслов на Кавказском побережье Каспия [1].

Если с 1893 по 1898 гг. единственным сельдяным промышленником был К. П. Воробьев, то в 1903 г. сельдяным ловом занимались 50 арендаторов, действовало 79 селедочных промыслов, где работали 8 тыс. рабочих [11]. К 1904 г. объемы сельдяного промысла вызывали у астраханских рыболовов серьезное опасение конкуренции, т.к. «петровский пузанок» попадал на рынки раньше астраханской сельди на месяц. К 1912 г. селедочный промысел на западном берегу Каспия достиг своего максимума [3], объяснялось это, прежде всего, растущим спросом населения городов на дешевый белковый продукт питания – соленую сельдь.

Бурный рост сельдяного промысла вызвал большой приток рабочей силы к побережью Каспия, особенно во время путины, и создал новые условия труда. Лучшими солильщиками сельди считались астраханцы. Наемные русские рабочие играли большую роль в рыбной ловле, но по мере развития сельдяного промысла все шире в качестве рабочей  силы привлекаться стало и местное население: кумыки, лезгины, аварцы, даргинцы и т.д. В 1912 г. 29% от общего числа рабочих, занятых в рыбной промышленности, составляли дагестанцы [7]. С 1913 г. мелкие кустари-рыбопромышленники не могли вступить в конкуренцию с крупными на торгах. В результате этой борьбы большая часть промыслов оказалась в руках двух фирм: на юге кюринские и терекемейские промыслы были взяты акционерным обществом «Рыбак», а на севере шамхальские воды – фирмой Тагива.

Создание монополии в рыбной промышленности повысило арендную плату, которая ежегодно менялась. Этот процесс начался уже в 1901 г. с назначения новых торгов, в ходе которых сельдяные промыслы были отданы в аренду с 1 июля 1902 г. по 12 июля 1912 г. по 88676 руб. в год. Хотя арендная плата устанавливалась на весь период арендного договора, цены росли каждый год. Арендаторам приходилось нередко отказываться от своих участков в результате потери своих залогов. По просьбе рыбопромышленников собрание уполномоченных Дербентского городского общественного управления постановило: «арендаторам городских участков, которые арендовали промыслы на первых торгах 1901 г. и уплатили арендную плату за год полностью, за истекший улов сбавить арендную плату на 25%» [12]. Мелкие рыбопромышленники не могли выдержать дополнительные наценки.

6

Очередные торги назначены были на конец 1912 г., к этому времени завершился процесс создания монополии в этой отрасли, т.е. с каждыми новыми торгами мелкие рыбопромышленники отсеивались, их промыслы переходили в руки более крупных капиталистов. Так, если в 1912 г. число рыбных промыслов было 66, а число арендаторов составляло 36, то в 1914 г. это соотношение было такое – 68 и 9 [10].

Как бы там ни было, рыба в любом ее виде широко пользовалась спросом: покупалась как в Дагестане, так и в России и за ее пределами.

Движение рыбных грузов в 1903 г. представлялось в следующем виде: в г. Петровск морем привезено 150000 пуд. рыбы, вывезено из него 92000 пуд., а из г. Дербента – 33343 пуд. [10. Л. 73]. Основная масса рыбы вывозилась по железной дороге.

К началу второго десятилетия XX в. постепенно сельдяной промысел шел к упадку. Завершение строительства железной дороги, которая создала благоприятные условия для переброски рыботоваров за очень короткий срок в нужное место, привело к беспощадной эксплуатации и истощению рыбных промыслов.

Пагубным для сельдяного промысла стал и спекулятивный характер отношений, сложившихся в рыбной промышленности области, когда будущий улов продавался заранее, и это приводило к колебаниям цен на рыбу. Так, в Кайтаго-Табасаранском округе в 1913 г. большая часть сельди была продана заранее по 400–500 руб. за вагон; в мае же цена сильно поднялась и чан доходил уже до 800-900 руб. Состояние рыболовства в 1913 г. отражает таблица 1 [12. Л. 184].

 

Таблица 1

Рыбный промысел в Дагестан в 1913 г.

Округа

Число ватаг

Поймано рыбы (пуд.)

Добыто из красн. рыбы, икры (в пуд.)

красной рыбы

частиковой

в чанах сельди

Темир-Хан-Шуринский

22

54416

6762

400

972

Кайтаго-Табасаранский

23

8300

5220

1415

140

Кюринский

9

400

600

1500

120

Всего

54

63116

12582

3315

1232

 

Рабочих на рыболовных промыслах в 1913 г. было около 10000 чел. Цены на рыбу за пуд были: сазан – 4 руб. 15 коп., лещ – 3 руб., судак – 3 руб. 50 коп., сельдь – 3 руб. 50 коп., осетр – 8 руб. 25 коп., севрюга – 8 руб. 10 коп., лосось – 22 руб. 30 коп., икра – 90 руб. В целом рыбопромыслы были довольно доходны.

Однако дальнейшее развитие рыбной промышленности требовало значительных денежных затрат и изучения особенностей рыбных вод Дагестанской области. В погоне за максимальными прибылями продолжавшееся расширение сельдяного промысла делало необходимыми более крупные капиталовложения, которые были непосильны мелким предпринимателям; они были под силу только уже состоявшимся рыбопромышленникам. В целом хищническая эксплуатация сырьевых ресурсов рек Дагестана вызвала резкое ухудшение состояния рыбных запасов. В связи с этим еще в 1906 г. управлением восточных вод Закавказья был поставлен вопрос об искусственном разведении самурского лосося, но ничего не было сделано практически.

Развитие рыбопромышленности поставило на очередь вопрос не только о научном изучении условий ее развития, но и разведении в Каспийском море других, не встречающихся в нем пород промысловых рыб. Первую попытку предпринял рыбопромышленник Воробьев, выпустивший осенью 1901 г. около Петровска два вагона живой камбалы, привезенной из Балтийского моря; опыт был повторен в апреле 1902 г. с двумя вагонами камбалы, выловленной в Черном море, а затем в 1903 г. – с

7

камбалой, кефалью, скумбрией, привезенными из Черного моря в особых цистернах, наполненных водой из этого моря [10. Л. 11].

Особо привлекал рыбопромышленников лов осетровых, начавшийся с конца XIX в. Сразу стало понятно, что это доходное занятие, поэтому стали осваиваться водные угодья Дагестана и на крупных реках размещаться рыбные промыслы.

Краснорыбный промысел действительно обеспечивал высокие доходы. Так, если в 1892 г. стоимость всей рыбы, добытой на промыслах г. Петровска, определялась в 121560 руб., то стоимость красной рыбы и икры составляла 74260 руб., т.е. 61,6% стоимости всего улова.

Видя рентабельность краснорыбного промысла, К. П. Воробьев для сохранения скоропортящейся продукции в 1895 г. построил в Порт-Петровске холодильник стоимостью 185 тыс. руб. вместимостью 187 тыс. пуд рыбы [7. C. 150]. Это был первый на Кавказе случай применения холода в промышленных целях. Морские уловы осетровых почти в 8,5 раз превышали речные уловы, а добыча икры – в 3,5 раза. В речных уловах больше фигурировала севрюга, а в морских – осетр.

Наибольшего развития осетровый промысел в Дагестане достиг в 1911‑1915 гг. благодаря крупным капиталовложениям. При этом среднегодовая добыча красной рыбы в 1911‑1915 гг. составляла 22,8 тыс. центнеров и в сравнении со среднегодовыми уловами 1901‑1905 гг. (10 тыс. центнеров) увеличилась более чем в 2 раза.

В начале XX в. рыбопромышленники переключились на использование рыбных богатств моря, в первую очередь осетровых, а затем сельди.

Развитие рыбной промышленности обеспечило работой десятки тысяч безработных и привело к созданию более десятка бондарных предприятий, в том числе двух механизированных заводов и холодильников. Фирма «Тагиев Г.З. и компания» сосредоточила в своих руках промыслы Воробьева, оказавшиеся в запущенном состоянии. Капиталы, вложенные этой фирмой в рыбную промышленность Дагестана, достигали 6400000 руб. В Порт-Петровске фирма Тагиева построила механизированный бондарный завод и крупный холодильник емкостью 25 тыс. центнеров.

Акционерное общество «Рыбак» контролировало 25 лучших южных промыслов. В Белиджах это АО построило механический бондарный завод, обеспечивавший весь юг Дагестана тарой [3. C/ 159]. Всего к концу первой мировой войны в рыбной отрасли (добывающей и обрабатывающей) Дагестанской области было занято 21 690 чел., большинство из которых были сезонными рабочими сельдяных промыслов (64,3%).

Рыбная промышленность, где было сосредоточено 89,4% всей рабочей силы области, оказала большое влияние на формирование рабочего класса из местных народностей.

В развитии рыбной промышленности Дагестана можно проследить несколько этапов: первый ‑ до строительства железнодорожной линии по Дагестану, когда рыбная промышленность находилась в зачаточном состоянии; второй начался с 1893 г. с появлением железной дороги, что привело к быстрому расширению рынка, развитию промышленности, в том числе и рыбной [4/ C/ 171], и стал периодом расцвета сельдяного промысла с многочисленным составом арендаторов (мелких, средних, крупных); третий начался в 1912 г. и был отмечен созданием монополий в рыбной промышленности.

 

Примечания

1. Бородин Н.А. Каспийско-Волжское рыболовство и его значение. ‑ СПб., 1903. ‑ С. 144

2. Бородин Н.А. Очерк сельдяного промысла по западному побережью Каспия. ‑ СПб. 1904.

8

3. Дагестанская промышленность за 5 лет. 1920-1925 гг. - Махачкала, 1926. - С. 159, 162.

4. Далгат Э.М. Крестьянство Дагестана на рубеже XIX-XX вв. - Махачкала, 2000.

5. История Дагестана. Т.2. Махачкала, 1968. - С. 368-371.

6. Кавказский календарь на 1915 г. - Тифлис, 1914. - С. 93.

7. Надирадзе А.А. Развитие и размещение рыбной промышленности Дагестана в дореволюционный период. - Махачкала, 1969. - С. 150.

8. Обзор Дагестанской области за 1895 г. - Темир-Хан-Шура, 1896.

9. Обзор Дагестанской области за 1903 г. - Темир-Хан-Шура, 1904.

10. Обзор Дагестанской области за 1913 г. - Темир-Хан-Шура, 1914.

11. Памятная книжка Дагестанской области. Сост. Е.И. Козубский - Темир-Хан-Шура, 1895. - С. 74-78.

12. ЦГА РД. Ф.21. Оп.3. Д.12.

9

 

ПУБЛИКАЦИЯ: Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв. // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки, № 2. Махачкала, 2008 г. С. 5-9.

 

 

comments powered by HyperComments