gototop

Новые статьи

Крапивина М.С. Структурные свойства лексико-семантического поля «Рыболовство» в донских казачьих говорах
  Рассматривается лексико-семантическое поле «Рыболовство» в донском казачьем диалекте, представляющее собой совокупность лексических единиц, объединенных общим семантическим компонентом «рыболовство». Показаны базовые... Читать далее...
Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла в Дагестане в указанный период: от зачаточного состояния до быстрого... Читать далее...
Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография (§31. Рыболовство. §32. Ловушки для рыбы. §33. Обряды рыбаков.)
 § 31. Лишь в очень немногих районах рыбная ловля является у восточных славян основным способом добывания пищи. Современное отношение к... Читать далее...

Катерини Б. К вопросу о рыбной промышленности Северного Причерноморья в античную эпоху

С греческого времени Понт Эвсксинский считался богатым рыбой. Греческая надпись V века до н.э. называет его ίχδυοέσσω χώρα (Curtis, 1991: 14); вероятно такая черта явилась одной из основных причин греческой колонизации региона в VII до н.э. (Curtis, 1991: 114, 119).

Греки, как и римляне предпочитали употреблять в пищу морскую рыбу охотнее, чем речную. На это указывает edictum de pretiis Диоклетиана (301 в. н.э.), в котором морской рыбе устанавливалась двойная стоимость по сравнению с речной: цена морской рыбы самого высокого качества определялась в 24 денария, в то время как 12 денариев было достаточно для того чтобы купить лучший сорт речной рыбы (Corcoran, 1997: 12; Donati-Pasini, 1997: 36).

Античные письменные и нумизматические источники изобилуют указаниями о рыбе, ее ловле и рыбном промысле в Причерноморье, хотя часто не уточняется о какой части побережья идет речь. Геродот, Страбон и Оппиан указывают характерные для промысла Северного Причерноморья сорта рыб, такие как αντακιοι [1] πηλαμύδες [2] ζύννοι [3].

Геродот говорит о Днепре как о большой и полезной реке, следующей после Истра и Нила, поскольку она приносит в изобилии не только траву, но и большое количество отличной рыбы. Он же указывает, что здесь есть большие рыбы без костей, которые называются αντακιοι. Этот вид рыбы по данным Геродота пригоден для засаливания (Her., IV, 53, 3).

Страбон отмечает, что побережье от Борисфениды до Меотийского болота, от Пантикапея до Фанагории, замерзает зимой и из отверстий во льду ловят άντάκιοι размером с дельфинов. Особенно его восхищает количество άντάκιοι Пантикапея (Sirabo, VII, 3, 18). В II в. н.э., Оппиан уточняет, что πηλαμύδες — сорт рыбы из Понта Эвскинского. По его словам, πηλαμύδες рождаются от тунцов и собираются к выходу из Меотийского озера для того, чтобы метать икру. Туда же возвращаются выросшие тунцы для того, чтобы начать новый цикл жизни (Oppiano, Halieutika, IV, 504-592).

Если следовать мнению исследователей, что произведение Halieutika, описывающее рыб, принадлежит Овидию, и было написано в последние годы жизни поэта в Томи; то весьма вероятно, что здесь описаны рыбы именно Северного Причерноморья (Corcoran, 1957:14). К сожалению, произведение сохранилось в единственном фрагменте.

Свидетельства античных источников дополняются данными, полученными в результате анализа костей рыб, найденных на поселениях Северного Причерноморья. Согласно полученным данным обнаружены кости рыб

106

осетровых (acipenseridae), анчоусов (engraulis encgrasichohis), скумбриевых (scombridae), кефалевых (mugilidae), судак (lucioperca lucoiperca). Ловили и бычка (gobius gobius), тарань (rutilus ratilus), сазана (cuprinus carpio), леща (abramis brama), сома (silurus glanis). Среди перечисленных видов рыб присутствуют морские, речные и рыбы, способные жить в морской и в речной воде.

Судя по анализу костного материала местная ихтиофауна существенно не изменилась с античности до настоящего времени. По мнению В.И. Кадеева в прошедший период времени не произошло таких изменений температуры морской воды, которые могли бы повлиять на миграции рыб (Кадеев, 1962: 67). Однако, как уже упоминалось, Страбон указывает на замерзание Керченского пролива. Кроме того, н.с. ЗИН РАН А. Пантелеев указывает на наличие в слоях городища Мирмекий костей северных птиц [4]. Совокупность этих данных демонстрирует тот факт, что температура в Причерноморье в античную эпоху была более низкой, чем в настоящее время.

По данным FAO, серьезное антропогенное воздействие усиленная ловля рыбы и повышеное загрязнение воды привело к ухудшению экологической ситуации в лиманах Северного Причерноморья с начала 80-х годов, что в свою очередь обусловило уменьшение количества осетровых рыб (Circolare FAO, № 92, FIRM/C92,1997). Анчоус (engraulis encgrasicholus ponticus), хамса по-русски, к началу 80-х гг. XX века так же практически исчез (Ascherson, 1999: 10) [5]. Судя по археологическим данным в античное время в Херсонесе промысел анчоуса был очень развит. Это объясняется тем, что летом рыбы этого вида находятся в открытом море, но с наступлением холодного времени года, они приходят ближе к берегу, собираются в большие группы, чтобы перезимовать в теплой воде. Поэтому анчоус в античное время был предпочтительным объектом ловли зимой в Херсонесе. Другой вид анчоуса (engraulis encgrasicholus maeoticus) встречается в водах Черного моря эпизодически, поэтому мало вероятно, что он мог быть объектом ловли в Херсонесе (Кадеев, 1962:74). Можно отметить, что в разных районах Крымского полуострова имеются некоторые различия в ассортименте вылавливаемой рыбы. В Юго-Западном Крыму преимущественно употреблялась кефаль, султанка (mullus barbatus), скумбрия (scomber scombrus), в Херсонесе анчоус. Кроме того в Херсонесе так же важным объектом промысла являлась камбала (rhombus maeoticus) (Кадеев, 1962: 70). В боспорских водах преобладали осетровые, окуневые (percidae), на Европейском Боспоре было достаточно много карповых (Лебедев-Лапин, 1954: 200, 206).

По данным анализа ихтиофауны можно установить, что большая часть рыб была поймана осенью и лишь небольшая часть весной. Сейчас рыбная ловля проходит в те же периоды осенью и отчасти весной. Такой ритм рыбной ловли зависит от сезонных миграций рыбных групп (Бурдак, Щеглов, 1966: 119).

107

Как уже отмечалось, письменные источники изобилуют сведениями о значительных масштабах ловли и переработки тунцов в Причерноморье. До середины 40-х гг. XX века в научной литературе господствовало мнение, что в античности не водились обыкновенные тунцы (thunnus thunnus)вообще. Первые костные остатки тунцов были найден только в 1945-1946 гг. при раскопках Пантикапея (Лебедев-Лапин, 1954: 203-204). Малочисленные находки костей тунцов, по мнению В.И. Кадеева, недостаточны для вывода о существовании промысла тунцов (Кадеев, 1962: 71).

Противоречие данных письменных и археологических источников нуждается в объяснении. М. Тихий предположил, что древние авторы не могли различать разные виды скумбриевых, а всех их называли тунцами, в том числе пеламид, скумбрий и тунцов обыкновенных (Тихий, 1917: 6; Семенов-Зусер, 1947: 21). Кости пеламид и скумбрий часто находят на поселениях Северного Причерноморья.

С другой стороны, сообщение Страбона позволяет рассмотреть эту проблему с иной точки зрения. В своем пассаже он пишет, что тунцы рождаются в водах Меотиды и практически сразу же собираются в группы и плывут в Керченский пролив, а потом по течению огибают побережье Азии и плывут к Трапезунду и Фарнакии. Здесь уже возможна их ловля, но из-за небольших размеров особей она не производительна. Максимальных размеров рыба достигает у побережья Синопы и именно здесь была особенно развита рыбная ловля и соление рыбы (Strabo, VII, 6,2). Страбон употребляет термин πηλαμύδες. Текстологический анализ показывает, что термин πηλαμύδες ряд античных авторов употребляет, называя молодых особей тунцов в возрасте до одного года (Oppiano, Halieutika, IV, 545: Aristotele, VIII, 104; StephanusThesaurus Graecea Linguae, vol.VII, col. 1043, s.v. πηλαμύς). В таком случае, совсем легко объясняется отсутствие находок костей обыкновенных тунцов на поселениях Северного Причерноморья.

В настоящее время в акватории Азовского моря не существует рыбного промысла тунцов, но известно, что палеогеографическая среда претерпела серьезные изменения, и в античное время миграции тунцов шли по-другому.

По данным письменных и археологических источников в рыбной промышленности Боспорского царства значительную роль в античности играли осетровые рыбы. Еще в начале XIX в. доля осетровых рыб в Керченском проливе была достаточно значимой. Этот факт объясняется наличием удобных условий для жизни осетровых многочисленные мелкие лиманы. Кроме того, здесь рыбам возможно подниматься для нереста вверх по течению Кубани. В древности Кубань впадала несколькими руслами в Черное и Азовское моря, и, возможно, в Керченский пролив, и в районе Таманского залива. В XX веке все эти русла перестали существовать и теперь река впадает в Азовское море около Темрюка (Мурашкин, 1922: 5-6). Поэтому осетровые рыбы теперь не заходят в Керченский пролив и выходят из Азовского моря. В.Ю. Марти считает, что из-за изменения русла Кубани изменился

108

 процентный состав разных видов осетровых рыб (Марти, 1941:199). В античное время, когда Кубань впадала в Чернее море многочисленными руслами, то здесь на нерест поднимались русский осетр, белуга, стерлядь. Сейчас в Азовском море остались только осетр и стерлядь, а белуга ушла, т.к. для этого вида рыб гидрологические условия побережья Кавказа более пригодны, чем в Азовском море (Марти, 1941:199). Особенное значение промысел белуги имел в Херсонесе, т.к. зимой белуга мигрирует в более теплые воды Крымского побережья (Кадеев, 1962: 77). Важное место ловля осетровых занимала в рыбном промысле Ольвии. В Ольвии кроме осетра так же ловили щуку, карповыx и окуневых (Скржинская, 2000: 121). В Боспорском регионе особенное значение имел окунь. Анализ костного материала показывает, что в античное время данная порода была гораздо большего размера. В настоящее время сохраняется значение окуня как главной промысловой рыбы Азовского моря (Лебедев — Лапин. 1954: 203).

Рыбы употреблялась в античное время как свежей, так и переработанной ‑ использовали копчение, сушение, маринование и соление. Из рыбы также изготовляли соусы.

В греческом языке отсутствую специальные термины для обозначения разных способов переработки рыбы. Все рыбные продукты назывались словом ΤΑΡΙΧΟΣ. Этот термин объединяет понятия как переработанное рыбы, так и мяса. С течением времени под словом ΤΑΡΙΧΟΣ стали понимать только рыбу (Besnier M., Daremberg et saglio, t. IV-2: 1023, s.v. τάριχος, Paris, 1909).

Способ переработки рыбы можно уточнить по тому, в чем она находилась: соленая, сушеная или копченая рыба помещалась в корзину; соленая или маринованная в керамический сосуд или амфору (Curtis, 1991:6,1).

В греческом языке для обозначения продуктов переработки рыб использовался единый термин — слово ΤΑΡΙΧΟΣ. В латинском языке этот термин переводился salsamentum.

Говоря о широком производстве рыбных продуктов в Причерноморье, античные авторы не указывают конкретного района о котором идет речь.

Полибий сообщает, что Понт является поставщиком важных продуктов животных и рабов высокого качества и предметов роскоши — меда, воска и ΤΑΡΙΧΟΣ’а, которые вывозились в большом количестве (Polib., IV, 38).

Для более раннего времени существование торговли между Северным Причерноморье и Афинами подтверждает Демосфен. В речи “Ad Lacritum” он сообщает, что в Афинах ожидали корабль, груженый ΤΑΡΙΧΟΣ’ом вместe с другими товарами, но он утонул в районе между Пантикапеем и Феодосией (Dem., Ad Lacritum, 934).

О том, что причерноморский ΤΑΡΙΧΟΣ отличался высоким качеством, а употребление его считалось роскошью свидетельствует сообщение Полибия и Афинея. Оба автора рассказывают о Катоне, прорицавшем молодых людей, которые привезли заграничную моду на понтийский ΤΑΡΙΧΟΣ, за один сосуд которого платили 300 драхм (Plob. Dneipno-sophistes, VII, 274-275а).

109

Негодование Катона вполне объяснимо, т.к. 12 драхм хватало для ужина и ночлега на постоялом дворе.

Страбон пишет, что греческие города получают τάριχειαι из Меотийского озера, где уловы подходящей для переработки рыбы чрезвычайно высоки. (Strabo, VII, 9,6, XI, 2,4). Он также сообщает, что на восточном побережье Меотиды расположено много прибрежных поселений, где изготовлялась соленая рыба, предназначенная для экспорта (Strabo, XI, 37,5), и что большое количество рыбы ловил и в реках Большой и Малый Ромбит [6] (Strabo, XI, 2,4).

Из продуктов переработки рыб получали несколько различных сортов соуса — garum, muria, liquamen, allec. Термины muria и liquamen использовались римлянами в широком смысле, поэтому провести четкую разницу между этими продуктами нам сложно. Мuria с в. до н.э. обозначала целиком любой рыбный соус (Curtis, 1991:7). В более широком смысле, такой термин употреблялся для обозначения рассола хранения овощей и других видов пиши. Термин liquamen иногда использовался как синоним слова garum (Curtis, 1991:7; Corcoran, 1957:204) или иногда для обозначения жидкости употреблявшейся для приготовлении garuma или с целью хранения соленой рыбы в сосудах. Судя по всему греческого эквивалента слову liquamen не существовало. Только византийский автор X века Кассий Бассиан использует термин λνκναμεν, как транслитерацию латинского слова (Cassianu Bassus, Geoponica, k 20,46, 1-3; Curtis, 1991:7).

Гарум самый изысканный тип рыбного соуса, для приготовления которого в соли вымачивали скумбрию, султанку или моллюсков. Как пишет Кассий Бассиан, самый лучший сорт гарума, αμάτιον изготовлялся из внутренностей и жабер и крови тунцов (Cassianu Bassus, Geoponica, k, XX, 46). Еще один вид соуса изготовлялся из отходов производства гарума и поэтому считался продуктом более низкого качества. В греческом языке такое слово встречается очень редко и кажется простой транслитерацией латинской формы. Иногда можно встретить написание hallec или hallex или allex (Curtis, 1979: 11).Рыбные продукты давали разнообразную пищу. В римское время самыми употребляемыми были более дешевые рыбные продукты, а использование более дорогих зависело от моды. Марциал, например, писал, что осетр — пища богов (Marcel., XIII, 91). Но уже Плиний не считает осетра изысканным продуктом. Во времена Септимия Севера осетр снова становится необычайным деликатесом, так что император велел сервировать стол этой рыбой под звуки флейты (Donati-Pasini, 1997: 75).

В настоящее время для полного решения вопросов связанных с античным рыбным промыслом в Северном Причерноморье нужно проводить новые остеологические определения рыбных костей, находимых на поселениях этого региона. Только в таком случае можно будет разрешить противоречия сведений письменных источников и данных археологии.

110

Литература

 1. Ascherson Neal, Mae Nero, Totino. 1999.

2. Corcoran Th.H. The roman fishing industiy of the late republic and early empire. Illinois, 1957.

3. Curtis R.I. The production and commerce of fish sauce in the Western Roman Empire. Maryland. 1957.

4. Curtis R.I. Garum et salsamenta. Production and commerce in material medica.Leiden. 1991.

5. D’Arcy wentworth Thomson, a glossary of greek fishes. London, 1947.

6. Daremberg et Saglio. Dictionare des antiquites grecques et romanes. Paris. 1909.

7. Donati A., Pasini P. Peska e pescatori nell’antichita. Milano, 1997.

8. Koeher E.E. Τάρχος ou rechercher sur l’histoire et les antiquites des pêcherics de la Russie méridionale. Memoires de 1’Acadé imperiele des sciences de St. Peterburg. IV sric, T. 1. St.Peterbug, 1832.

9. Бурдак В.Д., Щеглов А. Н. О темпе роста, возрастном составе стад и миграциях некоторых черноморских рыб в античную эпоху // Эколого-морфологические исследования. Киев, 1966. С. 117-120.

10. Лебедев-Лапин. К вопросу о рыболовстве в Боспорском царстве // МИА. №33. 1954. С. 197-214.

11. Марти В.Ю. Рыбозасолочные ванны Тиритаки // МИА. 1941. №4. С.99-105.

12. Мурашкин В. Восстановление связи реки Кубани с Черным морем // Биол. Гл. упр. По рыбной промышл. и рыболовству. 1922. № 11-12. С. 5-6.

13. Семенов-Зусер С.А. Рыбное хозяйство и рынки на юге СССР в древности // Tabula marmoreal Universitatis Charcoviensis. Харьков. 1947.

14. Скржинская М.В. Пища ольвиополитов //Археологические Вести. №7. 2000. С. 121-123.

15. Тихий М. Анчоус Херсонеса Таврического // Вестник рыбопромышленности. 1917. № 1-3. С. 2-41.

111

ПУБЛИКАЦИЯ: Катерини Б. К вопросу о рыбной промышленности Северного Причерноморья в античную эпоху // Borysthenika-2004: материалы международной научной конференции к 100-летию исследований острова Березань Э.Р. фон Штерном. Николаев, 2004. С.107-111.

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Мальм В.А. Промыслы древнерусской деревни. II. Рыболовство
В европейской части нашей страны, особенно на северо-западе, имеется много... Читать далее...

Публикации

Александрович Н.П. Ихтиофауна из раскопок Масковичского городища (X-XIII вв.)
    В 1976—1978 гг. Л. В. Дучиц проводила раскопки горо­дища Масковичи... Читать далее...

Публикации

Алексеевский М.Д., Васкул А.И., Козлова И.В., Комелина Н.Г. Традиции рыбаков и зверобоев Терского берега Белого моря
Что, брат, приезжий ученый, Моря тебе не понять. Только рыбак просоленный Книгу морскую... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: