1575 г. Царская жалованная грамота Астраханскому Троицкому монастырю, на рыбную ловлю, с правом беспошлинной торговли

193. — 1575 Февраля 12. Царская жалованная грамота Астраханскому Троицкому монастырю, на рыбную ловлю, с правом безпошлинной торговли.

Се аз Царь и Великий Князь Иван Васильевичь всея Русия пожаловал есмя своей отчины, в Астрахани, Троицкого монастыря и Николы Чюдотворца богомолца своего игумена Кирила с братиею, или кто по нем иные игумены или строители в том монастыре будут. Ныне нам бил челом игумен Кирил: по нашему указу послан он в Астрахань в 76 году, а велено ему в Астрахани Николы Чюдотворца устроити монастырь общей, а нашие годовые руги велел есмя в тот монастырь давать, денег по девятнадцати рублев да хлеба по пятидесят по одной четверти муки да по пятидесят по одной четверти овса, да тому ж монастырю дана рыбная ловля, на Волге, на Бузане остров Чюрка с бугры в с протоки, от Перекопи до Ахтубскаго устья, вниз к Синему морю, с илмени и со всеми угодьи Колкомановской учюг; и тот де Колкомановской учюг у него воеводы наши и дьяки взяли того ж году, а за хлебную ругу и за денги, дали ему учюжки, ниже города, от Чегана, с верхние протоки вниз в Хмелевую протоку, Иванчюк да Бурунтай, что вышли из Волги одним устьем, Каракол-Танычю да Бурунтаевской бугор, Иктубу в Карасу, с морскими устьи и с угодьи; а оброку де с тех учюжков шло в нашу казну, на год, по семи рублев и по четыре алтыны. А он игумен Кирил в Астрахани монастырь сорудил своими денгами, и тес купил и возил из Казани, и построил церковь Николы Чюдотворца, в трапезу с шельмушею, да двенадцать келей и службы все поделал, построил монастырскую ограду около монастыря и церковное строение, образы и книги и ризы и стихари и всякую утварь, собою, и собрал в тот монастырь тридцать братов, оприч слуг и всяких монастырских людей, и с ними де тем прожити не мог. Да и прежде сего присылал он к нам бить челом слуг монастырских о своих о всяких нуждах, и об водах, и о жаловалной уставной грамоте, и мы, по тому его челобитью, во всех его нужах пожаловали и грамоту ему свою уставную жаловалную дали, и те де у него наши грамоты в Астрахани воеводы и дьяки порудили. И нам бы его игумена Кирила с братиею, для монастырского строения и годового обиходу, за ругу за хлебную и за денежную, пожаловати, велети дати, что преже сего было наше жалованье дано к тому ж монастырю, на Бузане Чюрка остров с бугры и с протоки, от Перекопи и до Ахтубского устья, вниз к Синему морю, Колкомановской учюг с илмени и со всемя угодьи, да на Волге ж в другом месте, ниже города, от Чегана, с верхние протоки вниз в Хмелевую протоку, учюжки Иванчюк да Бурунтай, что вышли из Волги одним устьем, Каракол-Танычю да Бурунтаевской бугор, Иктубу и Карасу, с морскими устьи и бугры, и с лесы, и с протоки, и с илмени, учюжки, как бывали за прежними Татары, за Сей-Нашарком Амошсковым да за Янкурою Камбаевым, и со всеми угодьи, да на Волге ж, под городом, три связки плавпые ловли, да частиком по болдам ловити белая рыба всякая для временных погодей, и для монастырского строения и годового обиходу пожаловати их, велети им, в Астрахани, дать место, где вновь поставить лавка, и в той лавке купить и продать безпошлинно на монастырской обиход; да для монастырьского ж годового обиходу велети им держати судно белозерку, или дощенник, в длину от кормы до носа тридцати сажен, а в том судне соль или рыба провозити из Астрахани вверх Волгою до Ерославля и Окою рекою до Колуги, а выезжей[i] пошлины и тамги и иных никоторых наших пошлин, в Астрахани и по иным нашим городом, Волгою и Окою, и проезжих пошлин с того судна и с монастырских людей, имати не велети, и продав бы им свои товары в наших городех по Волге и по Оке, купити запасов и всяких товаров на монастырской годовой обиход и отвозить в Астарахань безпошлинно ж, и наши б пошлинники[ii] от того их судна завозень и лоток и всякия судовыя снасти не имали; да нам же его пожаловати: кто в том монастыре и на монастырских местех учнут жити старцов и слуг и всяких монастырских людей, и наши б Астраханские воеводы и дьяки и всякие приказные люди старцов и слуг и всяких монастырских людей не судили, и не ведали ни в чем, и к нашим делам их не имали ни к которым, и насилства им и убытков не чинили, а велети б того монастыря старцов, и слуг, и всяких монастырских людей, во всем судити и ведати ему игумену Кирилу с братиею; а игумену Кирилу, или иной кто по нем будет, торговых Астраханских посадцких людей и жилцов на свои монастырские места не имати; а которым будет опричным людем, Астраханским жилцом и приезжим торговым людем, лучится чего искати на нем на самом игумене Кириле с братиею, или на монастырском слуге, и в тех бы делех наши Астраханские воеводы, и дьяки, и всякие наши Астраханские приказные люди, его игумена Кирила с братиею и слуг монастырских, с теми людми, во всяких делех судили, и приставов давали на один срок в году, на Рожество Христово, чтоб им в напрасных поклепах от истцов и от приставов лишних продаж и убытков не было. — И аз Царь и Великий Князь Иван Васильевичь всеа Русии богомолца своего игумена Кирила с братиею, или по нем кто иной игумен или строитель будет в том монастыре, пожаловал: для монастырского строения и годового обиходу, за ругу за хлебную и за денежную, и на всякое монастырское строение, что прежь сего было ваше жалованье к тому монастырю, на Бузане Чюрка остров с бугры и с протоки, от Перекопи до Ахтубскаго устья, вниз к Синему морю, Колкомановской учюг с илмени и со всякими угодьи, да на Волге ж в другом месте, ниже города, от Чегава, с верхние протоки вниз в Хмелевую протоку, учюжки Иванчюк да Бурунтай, что вышли из Волги одним устьем, Каракол-Танычю да Бурунтаевской бугор, Иктубу и Карасу, с морскими устьи в бугры, с лесы, и с протоки, и с илмени, учюжки, как были за прежними Татары, за Сей-Нашарком Амошековым да за Янкурою Камбаевым, и со всеми угодьи, да на Волге ж, под городом, три связки плавные ловли, да частиком по болдам ловити белая рыба всякая для временных погодей; да для монастырского ж угодья и годового обиходу пожаловал есми, велел им держати судно белозерку, иди дощеник, в длину от кормы до носа тридцати сажен, а в том им судне соль или рыба и всякой товар провозити из Астрахани вверх Волгою до Ерославля и Окою до Колуги; а воеводы наши Астраханские и дьяки, и по городом наместники, и по волостям властели, и их тиуны, и наши приказщики городовые и таможенники, и всякие наши приказные люди и пошлинники, с того их судна и с товару и с монастырских людей, кои на том судне пойдут, наших таможенных пошлин и явки и выезжаго и иных некоторых наших пошлин, в Астарахани, и по иным нашим городом, Волгою и Окою, проезжих пошлин не емлют; a как они с того судна непродав свой товар в наших городех или в волостях, по Волге и по Оке, и купив запасов и всяких товаров, на монастырской годовой обиход, повезут в Астрахань назад, и они у них, с того судна, и с товару, и с людей, потому ж наших некоторых пошлин и проезжего не емлют, и наши пошлинники, от того их судна, завозней и лоток и всякие судовые снасти не отъимают и насилства им в том никоторого не чинят; а где им, по нашему указу, Астраханские воеводы и дьяки, в ряду, дадут место под лавку, и им на том месте лавка поставити, и в той лавке как они товар купят али продадут для монастырского годового обиходу, и наши Астраханские таможеннники с той их лавки, с рыбы и с соли, и что у них продажная будет какая рухледь меновная, опричь болшаго товару, никоторых таможенных пошлин, и явки, и с лавки полавочного, не емлют. Также есми пожаловал игумена Кирила с братиею, или кто по нем в том монастыре иные игумены или строители будут: кто у них в том монастыре и на монастырских местех учнут жить старцов, и слуг, и всяких монастырских людей, и наши Астраханские воеводы, и дьяки, и всякие приказные люди, того монастыря старцов и слуг и всяких монастырских людей не ведают и не судят ни в чем, опричь душегубства и розбою и татбы ведомые доведенные с поличным, и к нашим делам их ни к которым не емлют, и насилства им и убытков никоторых не чинят, а ведает и судит во всем того монастыря старцов и слуг и всяких монастырских людей игумен Кирил с братиею, или кто по нем иные игумены или строители того монастыря будут; а случится суд сместной Астраханским жилцом и всяким приезжим торговым людем того монастыря с старцы и слугами, и воеводы наши и дьяки Астраханские, и иные наши приказные люди, с теми людми того монастыря старцов и слуг, в тех их делех судят, а игумен или строитель и братиею с ними ж судит: а прав будет, или виноват, Астраханской жилец и приезжей торговой человек, и он в правде и в вине нашим Астраханским воеводам и дьяком или приказным нашим людем, а игумену Кирилу с братьею до него дела нет ни в чем; а прав будет, или виноват, старец или монастырской слуга, и он в правде и в вине игумену Кирилу с братиею, и воеводам нашим и дьяком Астраханским и всяким приказным людем до него потому ж дела нет; а которые опричные люди, Астраханские жилцы и приезжие торговые люди, учнут чего искати на самом игумене или на строителе, и в тех делех наши Астраханские воеводы и дьяки игумена или строителя во всяких делех судят, и приставов дают на один срок в году, на Рожество Христово, а опричь того сроку на них приставов не дадут, и не судят их ни в которых делех, и ходят у них о всем по сей нашей грамоте. Дана грамота на Москве, лета 7083 Февраля в 12 день. — А назади у подлинные грамоты припись дьяков Андрея Щелкалова да Андрея Арцыбашева.

Да на подлинной же Великого Государя грамоте подпись:

Лета 7129 Марта в 16 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федоровичь, всеа Русии Самодержец, и отец наш Государев, Великий Господин Святейший Филарет, Божиею милостию Патриарх Московский и всеа Русии, сее жаловалные грамоты блаженные памяти деда нашего Великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии, 83-го году, Живоначалныя Троицы и Чюдотворца Николы игумена Рафайла с братиею, что в Астрахани, слушав указали, яз Царь и Великий Князь Михайло Федоровичь всеа Русии, и отец наш Государев, Великий Государь Святейший Филарет Патриарх Московский и всеа Русии, по нашему Государьскому указу, переписати вновь на наше Царское имя, а сее прежнею жаловалную грамоту указали, подписав на наше же Государьское имя, отдати Живоначалныя Троицы игумену Рафайлу с братьею, а во всем указали ходити по тому, как, по нашему Государьскому указу, в нашей жаловалной Царьской новой грамоте прошлого 128-го году написано. — «А подписал Государев Царев и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Русии диак Семен Головин.»

Да на подлинной же Великого Государя грамоте подпись:

Лета 7134 Генваря в день, Божиею милостию мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь, всеа Русии Самодержец, сее жаловалные грамоты слушал, a выслушав, Астраханского Троицкого монастыря архимандрита Гермогена с братиею, или кто по нем впредь в том Троицком монастыре иные архимандриты и братья будут, пожаловали, велели им сее жаловалную грамоту подписать на свое Государево Царево и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии имя, и сее жаловалные грамоты рудити у них не велели никому ничем, а велел ходити о всем по тому, как в сей жаловалной грамоте написано. — «А подписал Государев Царев и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Русии диак Максим Чирков.»

Список грамоты (XVII века), хранящийся в архиве Астраханскаго Приказа Общественнаго Призрения, писан на двух больших, вместе склеенных, листах. На обороте, no склейке, скрепа: Думной диак и воевода Любим Домнин. Там же внизу: Справил с подлинною Великого Государя жалованною грамотою Ивашка Щетинин, a подлинную грамоту и список отдал в монастырь, стряпчему Дмитрею Андрееву, для Московского отпуску.

[i] В старин. списке «съезжей».

[ii] Там же «посланники». Слич. ниже.

ПУБЛИКАЦИЯ: Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Том первый. СПб., 1841. С.356-359. 

comments powered by HyperComments