Панченко И.С. Причины развития калмыцкого рыболовства в первой половине XVIII в.

 

Ключевые понятия: калмыки, Калмыцкое ханство, Нижнее Поволжье, рыболовство

 

Рыболовство во все времена было одним из основных видов хозяйственной деятельности жителей Нижнего Поволжья. Распространено оно было и в среде калмыков, несмотря на то, что основным их занятием было кочевое скотоводство. Еще в монголо-ойратских законах 1640 г. встречается упоминание о рыболовной сети, кража которой каралась штрафом. Однако, сравнительно незначительное упоминание рыболовства в источниках XVII века свидетельствует в пользу того, что данная отрасль хозяйства в этот период не была достаточно развитой, и доля ее в экономике калмыков была относительно мала[1].

С приходом калмыков на Яик и Волгу рыболовство у калмыков значительно расширяется, появляются случаи пересечения интересов калмыцких рыболовов и местного русского населения[2]. Изменения в хозяйственной деятельности и постепенная переориентация части калмыцкого общества на рыболовство были связаны, прежде всего, с социально-политическими процессами внутри Калмыцкого ханства. После

1

смерти хана Аюки (1669-1724 гг.) в Калмыцком ханстве начинается период длительной борьбы за власть различных группировок знати; противоречия между калмыцкими феодалами не раз приводили к открытым вооруженным столкновениям.

Ситуацию усугубляла позиция российской администрации, прекрасно осознававшей, что раздоры среди калмыцкой знати играют ей на руку: в такие периоды враждующие стороны обращались за помощью именно к правительству, и каждая стремилась обелить себя, а значит, становилась законопослушной, что давало возможность царским властям вмешиваться во внутренние дела ханства, эффективнее влиять на поведение калмыцких тайшей[3].

Таким образом, огонь междоусобиц, искусственно поддерживаемый извне российскими властями и подпитывавшийся бесконечными интригами и спорами за ханское наследство, с каждым годом разгорался все сильнее.

Все это негативным образом отражалось на благосостоянии калмыцкого народа, который в этот период испытывал большие тяготы и лишения, терял скот, без которого вынужден был искать другие источники существования. Об обеднении калмыцкого населения напрямую говорил даже наместник ханства Дондук-Даши (1741 – 1761), при этом он считал рыболовство единственным способом для выживания калмыков, а торговлю рыбой лучшим средством для поправки кочевого хозяйства населения Калмыцкого ханства[4].

В эти годы отмечается увеличение количества калмыков, бежавших к русским городам и стремившихся найти здесь средства для существования и выживания. Другая часть «скудных» калмыков

2

сосредотачивалась по берегам крупных рек и пыталась прокормиться рыболовством[5].

Кроме этого, решающее значение на расширение калмыцкого рыболовства оказало и ухудшение природно-климатических условий в этот период, негативно отразившихся на состоянии традиционного скотоводства[6].

Необходимо отметить, что развитие собственно калмыцкого рыболовства со стороны местной администрации всегда встречалось негативно, так как это в той или иной степени приводило к столкновениям с местным оседлым населением и затрагивало интересы как волжских рыбопромышленников, так и казны.

В частности, активно развивавшееся в 30-е - 40-е гг. XVIII века калмыцкое частное рыболовство вызывало массу жалоб со стороны Астраханской рыбной конторы[7]. При этом сообщалось, что в «казенных водах ниже учужных забоек на горловинах и в степных протоках и в Анчуге, в Каныче, в Бусной, около малой Увары и в Косах и ниже Учугов к морским горловинам, весьма многолюдством калмыки ловят всякую рыбу»[8].

Обострение сложившейся ситуации ставило администрацию перед необходимостью принятия решительных мер. Во-первых, признавая необходимость регламентации взаимоотношений между частными калмыками-рыболовами и владельцами откупных и казенных вод, а также их подчиненными, в 1742 г. астраханский губернатор В.Н. Татищев разрабатывает довольно подробные правила о пользовании калмыками рыболовными угодьями. Было внесено предложение Дондук-Даше определить всех «скудных» калмык по ватагам, учугам и к Гурьеву 

3

городку[9]. Кроме того, было принято решение запретить калмыкам ловить рыбу в октябре, ноябре и зимой до вскрытия льда от острова Песчаного до учугов, разрешался лов лишь в малых протоках и озерах[10]. Вводились ограничения и на орудия лова, разрешалось использовать только удочки, сомовые сети и неводы не более 100 саженей в длину[11].

Во-вторых, выход из хозяйственного кризиса виделся властям также в привлечении калмыков к рыболовству по найму. В частности, вводя те же ограничения на орудия лова, власти оговаривали, что калмыкам, которые занимались рыболовством по найму, разрешалось использовать любые снасти[12]. Это, естественно, вызывало недовольство в среде калмыцких рыболовов, о чем не раз говорилось в письмах Дондук-Даши к астраханскому губернатору[13].

Параллельно проводились и другие мероприятия. Предпринимались попытки к отводу калмыкам определенных территорий для занятия рыболовством. Так, при планировании постройки крепости для Дондук-Даши определенные территории близ нее отводились для занятия рыбной ловлей[14]. Кроме того, астраханская администрация стремилась переключить внимание калмыцких рыболовов с Волги на Яик, где вводились более благоприятные условия для рыбной ловли, и даже отводилась десятиверстная полоса вверх по Яику, но при этом запрещалось устройство забоек, так как это могло воспрепятствовать проходу рыбы к Яицкому городку.

Излишки рыбы калмыкам разрешалось продавать лишь собственно калмыцкому населению, а в города привозить для продажи не разрешалось. Эта мера вызвала недовольство со стороны калмыцких 

4

рыболовов, усилившееся в связи с запретом продавать соленую рыбу, рыбий клей, визигу[15], потому что «они калмыки, на соление той рыбы соль употребляют не казенную, но берут со степных озер»[16].

Все эти действия, с одной стороны, были призваны упорядочить взаимоотношения в сфере добычи и сбыта рыбы, а, с другой стороны, правительство предполагало снизить темпы развития рыболовства в калмыцкой среде, сохранив его в рамках подсобного хозяйства.

Подобные ограничения вызывали большое недовольство калмыцких властей, считавших, что при таких запретах ущемляются интересы калмыцких рыболовов, и калмыки лишаются возможности дополнительного заработка, в том числе для поддержания и восстановления традиционного хозяйства.

Таким образом, калмыцкое рыболовство, носившее в XVII в. характер более или менее случайного подсобного хозяйства, на протяжении всего следующего столетия получает значительное развитие, что связано как с внешними причинами - переселение калмыков в междуречье Яика, Волги и Дона, упадок традиционного хозяйства, так и с внутренними, - тяжелое социально-экономическое положение большей части калмыцкого народа, в условиях непрекращающихся усобиц. Массовый характер калмыцкого рыболовства и отход значительной части калмыцкого населения от традиционного скотоводства в первой половине XVIII в. вызвало повышенный интерес к этой проблеме как со стороны центральных, так и со стороны местных властей. Центральное правительство стремилось законодательно регламентировать занятие калмыками рыболовством, беспокойство же собственно калмыцких властей было связано с упадком основной отрасли хозяйства, отвлечение огромной массы калмыков-простолюдинов на различного рода подсобные

5

занятия. Постепенно значительная часть калмыцкого общества втягивается в сферу новых экономических отношений на рыночной основе, значительная часть отходников становится источником рабочей силы для астраханских рыбопромышленников. В перспективе можно сказать, что этот процесс сыграл определенную роль в переходе калмыцкого народа к оседлому образу жизни, более активному вовлечению во всероссийский рынок. В целом, развитие рыболовства у калмыков, несомненно, увеличило жизненные ресурсы калмыцкого общества, и укрепило его экономическую основу.

 

Литература:

1. Национальный архив Республики Калмыкия. Фонд 36 «Состоящий при калмыцких делах при астраханском губернаторе».

2. Монголо-ойратские законы 1640 г., дополнительные указы Галдан-хунтайджия и законы, составленные для волжских калмыков при калмыцком хане Дондук-Даши. Калмыцкий текст с русским переводом и примечаниями К.Ф. Голстунского. СПб., 1880.

3. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Тт. XI-XII.

4. Батмаев М.М. Калмыки в XVII-XVIII веках. Элиста, 1993

6

[1] Монголо-ойратские законы 1640 г., дополнительные указы Галдан-хунтайджия и законы, составленные для волжских калмыков при калмыцком хане Дондук-Даши. Калмыцкий текст с русским переводом и примечаниями К.Ф. Голстунского. СПб., 1880. С. 42.

[2] Национальный архив Республики Калмыкия. Ф.36.Д.143. л.16 об.  2

[3] Батмаев М.М. Калмыки в XVII-XVIII веках. Элиста, 1993. С.171

[4] Там же. С. 315.

[5] Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. XI. С. 987.

[6] Там же. С. 316.; НАРК. Д. 123. л.19об.-20, 28, 34об.

[7] ПСЗРИ т. XII. C.587.

[8] Там же.

[9] НАРК Д. 143. л. 22 об.

[10] Там же. л. 21.

[11] Там же. л. 4.

[12] Там же.

[13] Там же. л. 13, 16 об.

[14] Там же. л. 17 об.

[15] Там же. л. 22.

[16] Батмаев М.М. Указ. соч. С.317.

ПУБЛИКАЦИЯ:  Панченко И.С. Причины развития калмыцкого рыболовства в первой половине XVIII в. [электронная публикация] // МИТС-НАУКА: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание, № 5. Ростов-на-Дону, 2006.  С. 10 (1-6).

http://www.giop.ru/reos/nauka.nsf/ShowStaticPage?OpenAgent&SID=0FC6D51E151159E7C32571E70045EDF5

 

 

 

comments powered by HyperComments