Ахатов А.Т. Развитие рыболовства у башкир Миасско-Уйского междуречья в XIX – начале XX вв.

Развитие рыболовства у башкир Миасско-Уйского междуречья в XIX – начале XX вв.[1]

Рыболовство, наряду с охотой, бортничеством, и собирательством на протяжении долгого времени являлось одним из важных компонентов комплексного хозяйства башкир. О его важном значении в XVII-XVIII вв. свидетельствуют многочисленные припускные записи на их вотчинные земли, оговаривающие право или запрет «рыбу ловить»[2].

Данные этих записей несут и другую смысловую нагрузку, поскольку описывают те способы ловли рыбы, которые были известны в тот период времени как арендаторам, так и самим владельцам-башкирам. В них можно встретить следующие способы рыбной ловли «всякими ловецкими снастями, неводами и самоволами и бабатки и сетьми и в пристойных местах езы летние и зимние городить»,[3] «острогою и с крыгую сидеть»[4] и др. То есть башкиры уже в XVIII в. ловили рыбу с помощью сетей, неводов, острог, перегораживали реки и озера и т.д., что свидетельствовало о достаточно высоком уровне развития рыболовства среди них.

Тем не менее, башкиры занимались рыболовством не везде в одинаковой степени. Более или менее существенную роль в жизни башкир рыболовство играло в озерной области за Уралом, в нижнем течении р. Белой, значительным оно было и на других речках, изрезавших во всех направлениях территорию, населенную башкирами[5].

В Зауралье благодаря наличию большого количества озер и рек рыболовство играло имело важное значение в хозяйстве всего населения, в том числе и башкир. Еще в 1770 гг. П.С. Паллас, посетивший Исетскую провинцию писал, что «вся сия провинция по причине множества находящихся в ней озер

23

рыбою изобилует. В малых озерах ловятся по большей частию токмо караси, а в тех, кои имеют пещаное дно попадаются и чебаки»[6].

Именно благодаря наличию большого количества озер и рек, Челябинский уезд в начале XIX в. занимал первое место по количеству вылавливаемой рыбы по всей Оренбургской губернии. В 1809 г. из 134637 пудов пойманной по всей губернии рыбы 53000 пуда (39,3 %) были пойманы в водоемах указанной территории.[7]

По словам очевидцев, наличие большого количества рыбных запасов в местных водоемах в это время позволяло башкирам рыбу ловить «в озерах равно и по р. Миясе и речках… для себя и на продажу».[8]

Большое количество озер позволяло не только ловить рыбу для собственного потребления и для торговли, но и сдавать естественные водоемы в аренду, преимущественно русским арендатором. По сообщению кунгурского бургомистра Юхнева уже в 1725-1726 гг. зауральские башкиры «озера… отдают на корм русским»[9]. В середине XIX в. официальные документы так же отмечали, что башкирским населением 6 кантона «рыбные ловли в реках и озерах преимущественно отдаются в кортому».[10]

Особенностью территории Катайской и Сарт-Калмакской волостей являлось наличие большого количества естественных водоемов – болот и озер. В начале XIX в. из общего количества в 121 820 дес. 101 саж. Земли принадлежащей башкирам Катайской волости 10621 дес. 623 саж. (8,7 %) располагалось «под болотами» и 12197 дес. 651 саж. (10 %) под озерами,[11] в Сарт-Калмакской из 160721 дес. 769 саж. земли 15384 дес. 227 саж. (9,5 %) занимали «камышные болота» и 22023 дес. 17207 саж. озера (13,7 %) [12].

Наличие столь значительного числа богатых озер в пределах современных Альменевского и Сафакулевского районов и определило здесь развитие рыболовства на протяжении длительного периода времени, вплоть до наших дней.

Предки современных курганских башкир заселили пределы изучаемого региона не только со сложившимися скотоводческими традициями, дополненными развитием определенных земледельческих навыков, но и привнесли с собой все приемы рыболовства, известных башкирам на тот период времени, адаптировав их к местным условиям. Поэтому, практически все способы ловли рыб известные башкирам повсеместно, были знакомы и предкам курганских башкир. Однако по истечении времени часть из них была забыта, а часть продолжает практиковаться и в наши дни.

Во второй половине XVIII – первой половине XIX вв. башкирское население изучаемой территории на сезонных кочевках, практиковало такие

24

способы как ловля рыбы руками, с помощью петли, остроги, морд, сетей, неретей, неводов, сетей и др. Широко практиковалось лучение, ужение, запорное рыболовство, лов «духовой» рыбы и т.д. Все они были широко известны башкирскому населению, проживающему в местностях богатых большими и мелкими речными артериями и озерами[13].

Во второй половине XIX - начале XX в связи с прекращением летних откочевок в места где были реки (Белянка, Синара, Теча, Караболка, Уй) и отсутствием значимых речных артерий, за исключением р. Чумляк от которой башкирам в начале XIX в. принадлежало лишь «половиною и целая… 27 дес. 5118 саж.»,[14] (около 0,3 км2) все «речные» способы ловли рыбы стали выходить из обихода.

К началу XX в. по свидетельству С.И. Руденко в пределах изучаемой территории башкиры ловили рыбу с помощью котцов (йиды), морд, сетей, сети-крыленки (битəл), неводов и удочкой[15].

Самой распространенной рыболовной снастью в изучаемых районов среди башкир была морда, основным материалом изготовления которых служили тальковые и ивовые прутья. Эти ловушки, изготовленные в домашних условиях были обычно четырехугольной, дугообразной или подковообразной формы с конусообразным горлом. Если на дно реки морды ставились с помощью привязанного к ним кола и сверху прижимались камнями, то в озерах их клали внутрь и опускали на дно[16].

Об высокой эффективности ловли рыбы с помощью этих приспособлений свидетельствует тот факт, что в видоизмененном виде их широко продолжают использовать и в наши дни. В первой половине XX в. морды делали исключительно из деревянных прутьев, начиная же с 1950-1960 гг. их стали делать из алюминиевой, изредка из медной проволоки.

Начиная с 1980 и до наших дней широко стали распространяться морды изготовленные из металлических сеток. Для их изготовления берется прямоугольный кусок такой сетки, свертывается в виде цилиндра, шов которого в нескольких местах скрепляют алюминиевой или медной проволокой. В один конец цилиндра вставляют коническое горло выкроенные из той же сетки, другой конец закрывается квадратным куском аналогичного материала, в котором вырезается дверца для извлечения рыбы.

Не смотря на использование новых видов материалов их форма и размеры сохранялись практически неизменными, однако с методами их использования произошла трансформация. Если в прошлом, морды удерживались на дне с помощью камней, то во второй половине XX в. их просто опускали на дно, где они и лежали в одном месте, благодаря собственной тяжести. Для того, что бы

25

их не потерять и удобства извлечения из воды к ним привязывались веревки, на свободный конец которых прикреплялись куски бересты[17].

Помимо морды, среди плетенных рыболовных снастей в дореволюционный период здесь встречались и корчаги. Этот вид ловушек был известен так же в некоторых местах Челябинской области, а так же в бассейнах р. Белая, Уфа и Инзер. Учитывая, что устройство башкирских корчаг ничем не отличалось от такового у русского горнозаводского населения, а в башкирском языке отсутствует собственный термин для их обозначения, можно предположить, что это орудие рыболовство было заимствовано коренными жителями от переселенцев[18].

Иногда здесь на озерах устанавливались сети-корыленки (вентерь), накатанные на три деревянных кольца. Однако гораздо чаще в пределах территории проживания курганских башкир ставили битəл, который так же делался из густой сетки, накатанной на три обруча, но в отличие от вентеря он состоял из двух одинаковых снастей, соединенных посередине между собой одним крылом. Ставился битəл при помощи двух кольев, к которым привязывались кутцы обоих концов этой снасти[19].

Из рыболовных сетей башкиры чаще всего пользовались плавными или ставными сетями, которые бывали в одно полотнище, в два и три. Чаще всего употреблялись тройные сети из мелкоячеистой сетки (мережи) между двумя крупноячеистыми (режевками). Ставились плавные сети чаще всего на ночь возле камышей. Сети насаживались на веревку с поплавками (деревянными или из бересты) и грузилами (обожженными глиняными). Весьма широко было распространено и окружающее рыболовство бреднем. Самой распространенной рыболовной снастью был невод[20].

Два последних вида рыболовных снастей требуют относительно большого и чистого пространства. По словам информаторов, начиная с 1950-х гг. в связи с ростом механизации на селе и как следствие загрязнение окружающей среды, многие озера, начали интенсивно покрываться постоянно увеличивающимися массивами «лабзы», зарастать камышом. Поэтому на сегодняшний день, ловля рыбы бреднем и неводом практикуются не так часто, повсеместно наряду с использованием морды ставятся сети[21].

Довольно архаичным способом, практикующимся до недавних пор, был способ ловли рыбы с помощью запорных приспособлений – котцов, представляющих собой спиральные или изгибающиеся наподобие меандр ловушки, зафиксированный М.Г. Муллагуловым в д. Калмак-Абдрашитово Сафакулевского района. Они состояли из сплошного ряда кольев, вбитых в дно озера на таком расстояние друг от друга, что бы в них попадала только крупная рыба[22].

26

Среди различных способов рыбной ловли у башкир по широте распространения первое место занимало ужение (ҡармаҡ һалыу), которым обычно занимались в весенне-летний период, реже зимой. Башкирская удочка ничем не отличалась от общераспространенного типа и состояла из удилища, лески поплавка, крючка и грузила. Практически все компоненты изготавливались самими башкирами, на удилища шли ветви кустов и деревьев, леску делали - из крапивных, конопляных нитей или конского волоса, крючки

изготавливали в местных кузнечных мастерских, поплавками служили куски древесной коры, а грузилами куски свинца или мелкий камень[23].

Таким образом, имеющиеся источники и литература свидетельствуют, что на протяжении длительного периода времени рыболовство играло важную роль в хозяйственном комплексе башкирского населения Миасско-Уйского междуречья. Благодаря особенностям их исторического развития и географического положения занимаемой ими территории практически все известные способы ловли рыбы башкирам повсеместно, были знакомы предкам современных курганских башкир, однако по истечении времени часть из них была забыта, а часть продолжает широко практиковаться и в наши дни.

27

[1] Современная юго-западная часть Курганской области – Альменевский, Сафакулевский и часть Щучанского районов, на территории которых до 1920 гг. располагались Катайская и Сарт-Калмакская волости Челябинского уезда Оренбургской губернии.

[2] Материалы по истории Башкирской АССР. Ч. I . М.- Л., 1936. С. 69, 74, 77-79, 82, 83, 88, 89, 96, 97, 100, 103, 107, 112, 114, 124, 125, 127, 144, 147.

[3] Материалы по истории Башкирской АССР. Т. III . М.- Л., 1949. С. 437, 438.

[4] Там же. С. 30.

[5] Руденко С.И. Башкиры: Историко-этнографические очерки. Уфа, 2006. С. 82.

[6] Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. Ч. 2 Кн. 2. СПб., 1786. С. 15.

[7] ГАОО Ф. 6. Оп. 2. Д. 886/а. Л.64.

[8] Янгузин Р.З. Хозяйство и социальная структура башкирского народа в XVIII – XIX вв. Уфа, 1998. С. 52.

[9] Материалы по истории Башкирской АССР. Т. III. С. 486.

[10] ЦГИА РБ Ф. И. 2. Оп. 1. Д. 7150. 16 об.

[11] ОГАЧО Ф.И.-46. Оп. 1 Д. 1009. Л. 25.

[12] ОГАЧО Ф.И.-46. Оп.1 Д. 484. Л. 50 об. – 51 об.

[13] Муллагулов М.Г. Собирательство и рыболовство у башкир. Уфа, 2007. С. 74-88, Черемшанский В.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 35-36, 65, 444, 454, Бикбулатов Н. В., Юсупов Р. М., Шитова С. Н., Фатыхова Ф. Ф. Башкиры: Этническая история и традиционная культура. Уфа, 2002. С. 72-74.

[14] ОГАЧО Ф.И.-46. Оп.1 Д. 484. Л. 50 об. – 51 об.

[15] Руденко С.И. Указ. соч. С. 82-84, 86.

[16] Там же. С. 83.

[17] Полевые материалы автора 2008 г.

[18] Муллагулов М.Г. Указ. соч. С. 128.

[19] Руденко С.И. Указ. соч. С. 83.

[20] Там же. С. 84.

[21] ПМА 2008 г.

[22] Муллагулов М.Г. Указ. соч. С. 126.

[23] Там же. С. 90-94

ПУБЛИКАЦИЯ: Ахатов А.Т. Развитие рыболовства у башкир Миасско-Уйского междуречья в XIX – начале XX вв. // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. – Уфа: ИЭИ УНЦ РАН, 2010. С. 23-27.

Скачать статью в PDF

comments powered by HyperComments