gototop

Новые статьи

Селезнева И.А., Селезнев А.Г. Рыболовство коренного населения Тарско-Иртышского бассейна (По материалам поселений Тарских татар)
Настоящая работа основана на полевых материалах, собранных Сибирской археолого-этнографической экспедицией Омского государственного университета и Омского филиала Объединенного института истории, филологии... Читать далее...
Тарасов И.И. Рыбные богатства Древней Руси
      Каждый раз, подводя итоги прошедшего рыболовного сезона, многие из нас отмечают ухудшение ситуации на водоемах. Невольно вспоминаются более удачные,... Читать далее...
Ляшенко Н.Ф., Ляшенко Ю.Н. О первых рыболовах Восточного Крыма
С глубокой древности население, живущее на берегах Керченского пролива, Черного и Азовского морей, искало возможности для использования их пищевых ресурсов.... Читать далее...

Тарасов И.И. Рыболовство в средневековой Ладоге

Село Старая Ладога расположено на берегу одной из крупнейших и полноводных рек Северо-Запада России – Волхова. Этот водоем издавна славился своими рыбными богатствами. До недавнего времени в ней обитало более двух десятков видов рыб, принадлежащих девяти семействам, включая проходных. В разное время основными промысловыми рыбами являлись атлантический осетр, волховский сиг, щука, судак, лещ, окунь, сом, налим, сырть, плотва, ерш, елец, корюшка. Неудивительно, что уже с первых десятилетий существования ладожского поселения археологами обнаружены орудия рыболовства и остеологические остатки рыб. Так, в культурном слое горизонта «Е3» найдены крючки для переметной снасти, наконечники острог, предметы оснастки сетей, а также кости осетра. Развитию рыболовства также способствовало то обстоятельство, что в условиях малоплодородных почв население всегда пыталось найти любые дополнительные возможности пополнения пищевого рациона.
Благодаря многолетним археологическим исследованиям, проводимым в Старой Ладоге, накоплен большой и разнообразный фактический материал, это и предметы рыболовного инвентаря, и остеологические остатки рыб. Казалось бы, лучшим методом установить характер и роль рыбного промысла в хозяйстве населения средневековой Ладоги, было бы сплошное сравнение коллекции в хронологическом соотношении, и статистическая обработка полученных данных. К сожалению, такой способ невозможен в виду некоторых трудностей объективного свойства. Во-первых, из 115 предметов рыболовного инвентаря, только половина орудий имеет надежную датировку, остальные предметы либо выявлены в перекопах, сделаны случайно на территории Старой Ладоги или же депаспортизованы. Во-вторых,
177
культурные слои позднее XI века достаточно невыразительны по сравнению со слоями предыдущих столетий и в значительной степени беднее как по общему количеству находок, так и по предметам рыболовного снаряжения. В-третьих, коллекция остеологических останков рыб была наиболее последовательно собрана в ходе исследований на Земляном городище экспедицией под руководством В.И. Равдоникаса в 1938-40 гг., в культурных напластованиях VIII-X вв. Письменные источники рассматриваемого периода дают нам единичные сведения, связанные с рыбным промыслом в средневековой Ладоге. Поэтому, помимо данных археологии и палеоихтиологии, для определения характера рыболовства следует учитывать процессы, связанные с экономическим развитием Новгородской земли с одной стороны, и с общим развитием рыболовства в средневековой Руси, с другой.
          Основные источники по рыболовству в средневековой Ладоге уже были подробно изучены: коллекция рыболовного инвентаря рассмотрена в работе автора данной статьи[1]; результаты анализа остеологической коллекции рыб опубликованы отдельной главой «Рыбы Старой Ладоги» в монографии В.Д. Лебедева, а так же в обзоре автора настоящей статьи[2]. Ниже приводится краткий анализ источников, и выводы авторов исследований.
Рыболовный инвентарь из Старой Ладоги разделяется на три основные группы, характерные как для древнерусского, так и предшествующего ему периода: колющие орудия, крючные снасти и сети.
Первая группа – колющие орудия, к ним относятся 6 железных наконечников острог, среди которых выделяются несколько типов. Один наконечник относится к составной двухчастной (шестизубой) остроге; три наконечника к составной трехчастной (трехзубой) остроге; еще два наконечника к односоставной (однозубой) остроге. Часть находок датируются VIII-IX вв., те же наконечники, которые не имеют точной датировки, по аналогиям, могли бытовать с VIII по XIV вв. Лов рыбы острогой может производиться круглый год; весной, летом и осенью в светлое
178
время суток ловили взабродку, нырянием или с лодки. Ночью промышляли с огнем, с берега или с лодки, для чего употреблялись факелы или же огонь помещали в специальную жаровню, укрепленную на носу лодки. Зимой рыбу били острогами сквозь проруби во льду, привлекая ее специальными приманками или огнем. Чаще всего острогой пользовались, как и теперь, весной во время нерестового хода, когда рыба теряла обычную осторожность и скапливалась на мелководье в травяных зарослях или каменисто-галечных отмелях.
Следующая группа рыболовного инвентаря – крючные снасти. В ходе археологических раскопок в Старой Ладоге найдено 12 предметов, позволяющих реконструировать их облик, это 9 крючков, 1 блесна и 2 жерлицы-рогульки. Почти все рыболовные крючки изготовлены из железа, лишь один бронзовый. Один крючок предназначался для удилищной ловли; 6 для переметной снасти; два крючка, в т.ч. «живцовый» - для ловли снастями типа донок, закидушек, поставуш или жерлиц. Из вышеперечисленных снастей, только перемет может претендовать на лов в промышленных масштабах. Перемет мог снаряжаться несколькими десятками и даже сотнями крючков, и использоваться с наживкой, но чаще без нее, по типу самолова, т.е. когда рыба сама засекается на крючок какой-либо частью тела. Переметные снасти используются и в наши дни, переметами-самоловами браконьеры ловят осетра в дельте Волги, а небольшие донные переметы с наживкой используются для ловли сома на нижнем Волхове. Предметы оснастки крючных снастей присутствуют в слоях с VIII по XII вв.
Самые многочисленные находки рыболовного инвентаря относятся к оснастке сетей, их в коллекции 87 предметов. Самих фрагментов сетей в Старой Ладоге не обнаружено. Из инструментов для вязания сетей представлены иглы, которые также могли использоваться для плетения и вязания разнообразных бытовых предметов. Игл найдено 8 экземпляров. Кроме того, в коллекции присутствует деревянная колотушка, возможно применявшаяся для загона рыбы в сети шумом. На ладожских материалах выделяются следующие комплексы оснасток сетей: 1) Простая (жаберная) сеть - этот вид ставной сети, в ячеях которой рыба запутывается жабрами. Из предметов оснастки такой сети найдено 59 каменных грузил с отверстием для крепления к сети (15 из них являются подъемным материалом или случайными
179
находками на территории Старой Ладоги) и 20 берестяных поплавков. 2). Многостенная (мотневая) сеть - к этому виду передвижных сетей с разноячеистым полотном относятся все типы неводов и кереводы. Для их огрузки употреблялись камни, прикрепленные к оплетке из прутьев при помощи двух прошитых полос бересты, найдено 2 целых грузила и несколько фрагментов оплетки и берестяных полос. 3). Малая волоковая сеть - к этому типу относятся бредень, бродец, и т.п., которые, как и неводы передвигают по водоему, только эти сети более простой конструкции. Из оснастки волоковых сетей найдены два грузила – керамическое и каменное. Промысел ставными и малыми волоковыми сетями не отличался сложностью и не требовал больших коллективных усилий. Ловля же неводом зависела, как правило, от длины сетного полотна, но, даже при небольших размерах в промысле могло участвовать значительное количество рыбаков-профессионалов. 
Из вспомогательных орудий рыболовства стоит отметить находку железного наконечника пешни, которая использовалась при зимней ловле для рубки льда и создании прорубей.
Как мы видим, коллекция рыболовного инвентаря из Старой Ладоги разнообразна по своему составу. Помимо орудий индивидуального лова – острог и некоторых типов крючных снастей, здесь представлены снасти, лов которыми производился в промышленных масштабах и требовал коллективных усилий.
Из культурных напластований горизонтов «Е» и «Д» происходит значительная коллекция остеологических остатков рыб. Остеологический материал получен в результате археологических исследований Староладожского земляного городища В.И. Равдоникасом в 1938-1940 гг., из слоев VIII-X вв., хронологическое распределение костных остатков достаточно равномерно. Всего собрано 1180 экземпляров костей, из них определено до рода и вида 1068 костей, еще 8 – только до семейства, неопределимыми остались 104 кости. Кроме костей, в раскопе наблюдалось массовое залегание чешуи рыб, скопившейся, очевидно, в местах постоянной обработки. Исследованная выборка чешуи составила 1232 экземпляра. По результатам определения выявлено11 видов рыб, принадлежащих 7 семействам.
1. Семейство осетровых: атлантический осетр – его кости составляют 53,71% от общего количества определимых остатков 
180
рыб. В уловах преобладали особи от 190 до 270 см, самый крупный экземпляр выловленного осетра равнялся 360 см.
2. Семейство окуневые: окунь обыкновенный – 0,93%, средний размер – от 27,5 до 36 см; судак - 32,71%, преобладали особи 35 – 48 см, к судаку отнесено и некоторое количество экземпляров чешуи.
3. Семейство карповые: представлены четырьмя видами - лещ, 3,07%, средний размер – 31-55 см, кроме того исследован 451 экземпляр чешуи этого вида; найдены кости сырти (рыбец) и линя, для каждого вида по 0,09%;  карась определен по двум экземплярам чешуи.
4. Семейство щучьих: щука – 8,0%, в уловах преобладали особи размером 40-55 см, самый крупный экземпляр достигал 118 см.
5. Семейство сомовых: европейский сом – 0,39%, размеры сомов – от 47 до 86 см.
6. Семейство сиговые: волховский сиг (сиголов) – 0,18 %, принадлежали они особям 35 и 60 см, к этому же виду относится 943 экземпляра чешуи.
7. Семейство тресковые: налим – 0,09%.
Стоит отметить, что чешуя и кости мелких рыб не всегда могли сохраняться в культурном слое, при этом некоторые виды таких рыб имеют промысловое значение и в наши дни. В средневековых новгородских источниках нередко упоминаются бочки и корзины ершей, «курвы» - корюшки, «репуксы» - ряпушки, «остреца» - молоди окуня. Богатство промысловой ихтиофауны выражалось еще и в том, что наряду с постоянными обитателями волховских вод, в сезон нереста рыб (а он у разных видов проходил неравномерно в течении всего теплого времени года), в нижнем течении реки Волхов появлялись проходные и полупроходные виды рыб, обитающие в Ладожском озере – осетр, сиг и озерная корюшка (снеток). Атлантический осетр в ходе нереста проходил по р. Неве, и через Ладожское озеро поднимался до Волховских порогов, где были его основные нерестилища. По мнению ряда биологов, в Ладожском озере мог обитать жилой подвид этой рыбы. В настоящий момент считается исчезнувшим видом на основной части своего ареала, занесен в Красную книгу МСОП (по I категории), Красную книгу России и в число особо охраняемых рыб Европы. Волховский сиг (сиголов), обитающий в южной части Ладожского озера, до постройки в 1926 г. Волхов-
181
ской ГЭС поднимался для нереста по р. Волхову, и входил в реки бассейна оз. Ильмень – Шелонь, Ловать и Мсту, в последней находились основные нерестилища этого вида, и, возможно, имелась жилая форма. В настоящий момент волховский сиг занесен в Красную книгу России.
Таким образом, по данным анализа остеологического материала, основными объектами промысла в средневековой Ладоге являлись атлантический осетр, волховский сиг, судак, щука и лещ.
В новгородских писцовых книгах конца XV века в нижнем течении реки Волхов перечислено несколько десятков рыболовных угодий, многие из которых располагались в окрестностях Ладоги. В источниках упомянуты не только тони, в которых ловилась «рыба всякая», но и тони «сиговые» и «снетенные», о сезонной направленности лова можно судить по упоминанию «зимних» и «осенних» тоней. Среди владельцев рыбопромысловых участков назван, в том числе, и ряд ладожских монастырей -  Егорьевский Застенный,  Ивановский и Успенский[3]. Как известно, сплошные переписи новгородских владений зафиксировали лишь один из конечных этапов формирования хозяйственно-экономической системы Великого Новгорода, основы которой закладывались в предыдущие столетия. Этот процесс относится и к сложению  системы рыболовных угодий в Нижнем Поволховье, и происходил он при непосредственном участии ладожского населения.  
Удачное географическое расположение позволило Ладоге уже в IX в. превратиться в крупный торговый и ремесленный центр формирующейся Новгородской земли. С ростом населения, росли и потребности в источниках пищи, один из которых находился совсем рядом и был доступен круглый год. (Стоит вспомнить о том, что рыбный промысел – это тот вид хозяйственной деятельности, когда минимальные вложения могут окупаться в десятки, и даже в сотни раз, как это происходит и в наши дни, что подтверждается малоэффективной борьбой с неистребимым браконьерством.) Конечно, при этом встает вопрос о заготовке рыбы впрок, что в условиях дефицита соли мог решаться путем копчения и сушения
182
рыбы. Вполне возможно, что при последующих археологических раскопках в Старой Ладоге будут обнаружены специальные помещения для сушки и копчения рыбы, подобных трем выявленным в слоях 2-й половины XII – XIII вв. в Великом Новгороде[4].   
            По всей вероятности, рыбный промысел развивался интенсивно, и с каждым последующим столетием рыболовство становилось все более прогрессивным не только в плане дальнейшего развития снастей и рыбацкой техники, но и в плане начинающих развиваться торгово-экономических отношений в самой Новгородской земле. Новыми стимулами для развития рыболовства являлись не только рост населения и увеличение спроса на продовольствие в целом, но и такие факторы, как христианизация населения и развитие солеварения, в первую очередь, в территориально близких районах земель Великого Новгорода. В первом случае, значительная часть населения начала приобщаться к христианской культуре и традициям с их сложной системой постов, во время многих из которых, разрешалось употреблять в пищу рыбу. Во втором случае, с появлением более доступного рынка соли, значительно увеличились возможности заготовки рыбы впрок. Оба фактора способствовали увеличению промысла, что отразилось в многочисленных новгородских письменных источниках, и появления обширного рыбного рынка. Примерами этих процессов служат появление в XII в. под Новгородом, в Перыне (берег оз. Ильмень) поселения, основной хозяйственной деятельностью которого являлось рыболовство[5], или же запись в Новгородской летописи, где рыба названа среди главных товаров новгородского торга в первой трети XIII в[6]. Стоит так же отметить, что вXII в. на территории Древней Руси рыбный промысел оформляется в самостоятельную отрасль городского хозяйства[7].
Вряд ли все эти процессы могли обойти город с давно сложившейся и хорошо развитой организацией рыболовного промысла. В Ладоге, за один только XII в. появляется шесть храмов, следовательно, появилось больше горожан, соблюдающих посты. Сказалась и специализация, основанная на вылове
183
ценных пород рыб, и, прежде всего осетров, которые, как отмечалось выше, не поднимались выше Гостинопольских порогов. Появление в Новгородской земле княжеской администрации, многочисленных монастырей и просто обеспеченных слоев населения, не имеющих своих рыбных тоней на нижнем Волхове, сказалось еще и на том, что прекрасные по своим вкусовым качествам, деликатесные осетры шли на продажу в рыбные ряды Новгородского торга, или же минуя его, через рыбников (оптовых торговцев рыбой) напрямую к заказчикам. Иллюстрацией этому может служить надпись на новгородской берестяной грамоте № 259 (конец XIV в.) - «послало есьмо к тобе ведерко осетрине»[8]. Другим подтверждением важной роли осетрового промысла в окрестностях Ладоги, является пункт договора, заключаемого Великим Новгородом с князьями. Так, в договорах 1264 и 1308 гг. оговаривается право тверских князей Ярослава Ярославовича и Михаила Ярославовича посылать в Ладогу "осетринника" - сборщика подати осетрами с рыбных ловель[9].
          Подводя итоги развития рыболовства в средневековой Ладоге, можно отметить следующее. Уже на начальных этапах существования ладожского поселения рыбный промысел был развит достаточно высоко. Помимо таких индивидуальных орудий как остроги, жерлицы и донки, широко использовались и орудия коллективного лова – различные виды сетей и крючные самоловные снасти. Промысел рыбы осуществлялся круглый год, им были охвачены большинство видов рыб, обитающих в р. Волхове, или же заходящих в реку на нерест. Удачное географическое расположение Ладожского поселения, наращиваемый постоянно потенциал рыболовецкой техники, специализация части промысловиков на лове определенных пород рыбы – прежде всего осетра, позволило ладожским ловцам-профессионалам в новых экономических условиях обеспечивать потребности не только местного, но и рынка Великого Новгорода. В условиях распространения христианской культуры, увеличения добычи соли и роста населения, рыболовство в средневековой Ладоге продолжало развиваться не только как отдельная отрасль экономической деятельности, но и являлось важным подсобным промыслом в комплексном хозяйстве большинства горожан.   

[1] Тарасов И.И. Предметы рыболовного инвентаря из раскопок в Старой Ладоге // Вестник молодых ученых. Серия: исторические науки. СПб, 2001. Вып. 1. С. 69-73.
[2] Лебедев В. Д. Пресноводная четвертичная ихтиофауна европейской части СССР. М, 1960. С. 37-62; Тарасов И.И. Обзор промысловой ихтиофауны Новгородской земли в средние века по данным археологии // Исследование археологических памятников эпохи средневековья. СПб, 2008. С. 95-102.
[3] Переписная Окладная книга по Новгороду Вотской пятины 7008 г. // Временник императорского московского общества истории и древностей российских. М, 1851. Кн. 11. С. 16, 29; Писцовые книги Новгородской земли. Т. 1. Новгородские писцовые книги 1490-х гг. и отписные оброчные книги пригородных пожен новгородского дворца 1530-х гг. СПб, 1999. С. 289.
[4] Засурцев П. Н. Усадьбы и постройки древнего Новгорода // Материалы и исследования по археологии СССР. 1963. № 123. С. 71-74.
[5] Седов В. В. Поселение XII - начала XV в. в Перыне // Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР. М, 1956. № 62. С. 117.
[6] Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л, 1950. С. 66.
[7] Чернецов А. В., Куза А. В., Кирьянова Н. А. Земледелие и промыслы // Древняя Русь: город, замок, село. М, 1985. С. 230.
[8] Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. 2-е издание, переработанное с учетом материала находок 1995-2003 гг. М, 2004. С. 600-601.
[9] Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л, 1949. № 1, с. 9-10; № 10, с. 21-22.
184

ПУБЛИКАЦИЯ: Тарасов И.И. Рыболовство в средневековой Ладоге // Староладожский сборник, вып. 7. Старая Ладога, 2009. С. 177 – 184.
 
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Публикации

Шпет П.И. Остатки сазана (карпа) в поселениях древнего человека на Украине
В результате многолетних раскопок раннетрипольского (VI—III тыс. лет до н. э.) поселения... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: