gototop

Новые статьи

Лебедев В.Д. Материалы по промысловой ихтиофауне городищ рек Десны и Сейма
Изучение ископаемых остатков рыб из древних поселений человека имеет большое теоретическое в практическое значение. На основании изучения остатков ихтиофауны часто... Читать далее...
Васильев В. У калининских рыболов
  Озера и водохранилища, расположенные в Калининской области, занимают площадь свыше 200 тысяч гектаров. Здесь находится знаменитое озеро Селигер, привлекающее своей... Читать далее...
Ловля рыбы верчением в России. И.Н. Комаров о технике ужения «спиннинг»
Спиннинг как особый способ ловли появился в Англии примерно в середине 19 века, и там же, кстати, в конце 18... Читать далее...

Салмина Е.В. Предметы рыболовного инвентаря со знаками из раскопок в Пскове

По количеству отмеченных различными знаками, орнаментальными рисунками и буквенными начерками предметы рыболовного инвентаря являются едва ли не самой многочисленной категорией находок из слоя средневекового Пскова. Всего в коллекции из 1 700 предметов отмечено знаками 93, что составляет 5,5 %, или, если взять только сетевую оснастку и огрузку, которую, собственно, и помечали знаками — 6 %.
Прежде всего, обратимся к самим знакам. Если разделить их "по сюжетам", то мы получим несколько групп изображений.
Рисунок в виде пятиконечной звезды обнаружен трижды (Рис. 1, 1-3),изображение, которое может быть интерпретировано как "кораблик" — четырежды (рис. 1, 4-7).Изображение сети встречено девять раз, причем в двух случаях это — изображение небольшого рыболовного снаряда, а еще в одном — изображение сети с попавшей в нее рыбой (рис. 1, 8-15).Крестообразные знаки (как прямой, так и косой крест) обнаружены в шести случаях (рис. 1, 16-21).Знаки в виде зигзага встречены десять раз, восемь из них напоминают по начертанию букву N (рис. 2, 1-10).
Восемь раз встречены буквы или буквенные начерки — иногда — отдельно, как монограммы, иногда — в окружении беспорядочных штрихов и линий. Распознаваемы изображения букв Б, Е, К, Л, Н, П, Т. К сожалению, поскольку буквы единичны, часто — затерты, они не дают достаточных оснований для относительно точной датировки поначертанию (рис. 2, 11-18).
20
Возможно, к буквенным начеркам следует отнести и восемь изображений, составленных двумя пересекающимися прямыми и напоминающих букву Л(рис. 2, 22-23).

            Ряд поплавков и грузил украшен орнаментальными рисунками, композиционно связанными с отверстием. Среди них можно выделить круги вокруг отверстий (четыре изображения), двойной круг вокруг отверстия (один раз), орнаментированные ободки вокруг отверстий (шесть случаев), квадратные (два раза) и семиугольные (один раз) рамки вокруг отверстий, радиальные линии и полосы, расходящиеся от отверстия (два рисунка), точечные циркульные (две) и точечные радиальные (две) композиции (рис. 3, 1-10).В четырех случаях орнаментация встречена и на боковой стороне грузил.   

alt

 Рис. 1

                   По одному разу встречены значки в виде животного, птичьей лапки, буквы W, знак, отдаленно напоминающий символ воды, а также ряд других значков, представленных в виде различных комбинаций параллельных и пересекающихся прямых, реже — кривых линий (рис. 2, 19-21, 24-31).

21

alt
 Рис. 2

22

                Кроме того, помимо процарапанных знаков, на двух керамических грузилах встречено клеймо в виде решетки (рис. 2, 32)

Чаще всего, метки встречаются на грузилах поодиночке, но иногда обнаруживались и по два — три знака на грузиле. Обычно вместе с другими изображениями встречался крест или буквенный значок. Интересно также, что в двух случаях на одном предмете одновременно изображены пятиконечная звезда и N.
Далее, нами была сделана попытка систематизировать знаки, разделив их на группы "по назначению". Естественно, критериев для совершенно однозначного отнесения метки на поплавке или грузиле к той или иной группе не существует. Более того, нельзя не учитывать, что любой из знаков мог быть нанесен без определенной цели, случайно. Вследствие этих причин некоторые изображения были отнесены сразу к нескольким группам — и с разной долей вероятности.
Во-первых, назначение знака могло быть чисто утилитарным, метка — как знак собственности, для отличия своей сети от чужой. К. этой группе могут быть отнесены все те значки, которые достаточно заметны, индивидуальны, отличны от других. Это могут быть и звезда, и сеть, и "кораблик", и монограмма, и любой другой достаточно ясный, отчетливый знак (см., например рис. 1, 21; рис. 2, 1-10, 13-24, 31-32).
Впрочем, как знак собственности мог использоваться и любой орнаментальный рисунок — если он был достаточно сложен и индивидуален.
Во-вторых, часть знаков и рисунков, несмотря на "прозаический" характер использования рыболовного инвентаря, могла нести в себе и чисто эстетический смысл, быть украшением. Это касается и орнаментов, и всех "сюжетных рисунков".
23
В-третьих, ряд знаков может рассматриваться как знаки-обереги, талисманы, приносящие удачу. Таким образом могут рассматриваться все солярные мотивы (звезды, радиальные и циркульные рисунки), "кораблики", возможно — изображения сети (так, комбинация изображений сети и креста считалась у рыболовов Эстонии приносящей удачу еще в XIX в.). Оберегами могли быть знак, похожий на символ воды (рис. 2, 31), а также знак на рис. 3, 2, подобный которому И. Цепик приводит среди магических знаков славян.
Примерами значков четвертой группы — т.е. случайных изображений, нанесенных на предметы рыболовного инвентаря без конкретной цели, могут быть знаки на рис. 2, 26, 28-30.

alt

 Рис. 3

Кроме того, нас интересовал вопрос о том, какие именно рыболовные снаряды маркировались знаками. Результаты были получены следующие:
- на известняковых грузилах встречены 76 знаков, причем 63 нанесены на грузила с отверстием в верхней части, т.е. на
24
наиболее распространенные грузила для ставных сетей, а 13 — на круглые обтесанные грузила с отверстием в центре, т.е. на грузила, пригодные для огрузки волоковых сетей. Кроме того, метки присутствуют на трех заготовках грузил для ставных сетей.
Среди общего числа известняковых грузил это составляет 10%, если подсчет произвести отдельно для грузил для волоковых сетей, то процент маркированных среди них будет выше — 17% (и, соответственно, 8,5% для грузил для ставных сетей).
- на керамических грузилах встречено 7 знаков, что составляет 5,5% от их числа.
- на поплавках из сосновой коры обнаружено 8 знаков, что составляет 1,5% от их общего числа.
Итак, можно отметить следующее: наиболее высок процент предметов, отмеченных знаками, среди известняковых грузил для волоковых сетей. Этот факт объясняется тем, что на волоковую сеть ставилось меньшее количество грузил, и если каждая сеть отмечалась одним грузилом со знаком, то одно помеченное грузило для волоковой сети соответствует меньшему количеству неотмеченных, чем для ставной сети.
Интересно отметить также, что отметок на поплавках значительно меньше, чем на грузилах. Таким образом, видеть знак собственности было существенно не в то время, когда сеть была поставлена в реке. Для сравнения можно привести прямо обратный пример из прибалтийской археологической и этнографической литературы, где речь идет о знаках, наносимых на поплавки с тем, чтобы при выборке сетей безошибочно находить свою среди многих. Значит, в случае с псковским материалом возможно предположить, что место постановки сети фиксировалось каким-то иным образом. Вопрос этот можно решить для позднесредневекового периода, когда, как
25
известно по письменным источникам, река, т.е. рыболовные угодья, была поделена на фиксированные участки. Собственно, сеть, поставленная на определенном участке, могла принадлежать только его владельцу или арендатору и не нуждалась в каких-либо отличительных знаках. Возможно, что и в более ранний период место постановки сети также фиксировалось за рыболовом. Не исключено также, что большая площадь пригодного для рыболовства места на р. Великой просто позволяла не ставить снасти тесно.
Большое же количество отмеченных знаками грузил говорит о том, что сети было существенно отличать друг от друга во время выборки, во время сушки на берегу, и, возможно, во время хранения.
Кроме того, если рассматривать часть значков как талисманы, то грузило является более надежным местом для помещения магического знака.
Достаточно интересны также вопросы топографии предметов рыболовного инвентаря со знаками. Для изучения их были выбраны вещи, происходящие из раскопов, где исследовались ярусы дворовой застройки (раскопы ППИ-68/74, ПГПР-72, ПЛ-76(90).).
С конкретными ярусами удалось сотнести 68 предметов. Вне зафиксированных дворов, т.е. на участках без ярусной застройки или на территории улиц и проулков найдено 16 предметов, остальные распространены по 40 дворам (что составляет 18% от зафиксированных дворов и 23% от всех дворов, где вообще встречен рыболовный инвентарь).
В большинстве случаев в одном дворе встречалась только одна находка со знаком — в 32 случаях, т.е. в 80% случаев. Известны также 5 случаев обнаружения двух находок со знаками в одном дворе, 1 случай обнаружения трех находок и 2 случая обнаружения в одном дворе сразу четырех находок со знаками.
26
Знаки с предметов, происходящих из одного двора, не всегда совпадают в точности. Так, в тех случаях, где вместе обнаружены по два предмета с метками, изображения дважды совпадают полностью, в одном случае они похожи, в следующем случае на одном из грузил изображен знак из двух пересекающихся прямых, а на другом — буква К, и в последнем случае орнамент на поплавке также не совпадает со значком на обнаруженном рядом грузиле.
Там, где обнаружены по три находки с метками, в первом случае совпадают все три (Л-образный знак), во втором совпадают два знака (зигзаги), а на третьем грузиле изображена буква П. В третьем же случае все три знака достаточно схожи, но не совпадают полностью.
В комплексах из четырех находок со знаками первый представлен двумя знаками N, буквой П и значком из четырех точек, а второй — двумя кругами вокруг отверстий в грузилах и двумя изображениями сети.
Если говорить об общем числе предметов рыболовного инвентаря со знаками среди остальных связанных с рыболовством находок с территории двора, то в 55% случаев им сопутствует не менее 10 находок, в 30 случаях — не менее 5 предметов инвентаря, т.е. в большинстве случаев маркированные находки происходят из достаточно крупных и представительных комплексов рыболовного инвентаря.
Интересно, что находки со знаками почти всегда (в 83% случаев) присутствуют в тех комплексах грузил, которые попадали в слой в результате пожара, т.е. представляли собой полный комплект огрузки одной сети. Таким образом, можно считать, что помечено знакми было большинство крупных сетей.
Критерием профессиональности занятий хозяина сети рыболовством знаки на предметах инвентаря, видимо, быть не
27
могут, поскольку примерно в 30% случаев авторами отчетов или другими исследователями определяется основной род занятий хозяина двора, отличный от рыболовства.
Что касается распространенности находок предметов рыболовного инвентаря со знаками по раскопам Пскова, то плотность их достаточно равномерна. Они происходят и из раскопок в Кремле, и из раскопов Среднего и Окольного города, встречены также на Запсковье и Завеличье.
Выше говорилось о тех случаях, когда идентичные или похожие знаки обнаруживались на предметах, происходивших с территории одного двора. Интересно также коснуться вопроса о значках, более распространенных по исследованной площади средневекового города. Предметы со знаком N были встречены в разных дворах, зафиксированных на площади раскопов V, VI, XI, XII, XIII на улице Ленина, пятиконечная звезда была встречена в слое V, VI и X раскопов того же комплекса, комбинация же N и звезды — на VI и XI раскопах, т.е. расстояние между местами обнаружения этих находок исчисляется иногда более чем сотней метров. Однако на раскопах за пределами стены 1309 г. ни один из этих знаков не встречается.
Гораздо большее расстояние разделяет два керамических грузила с одинаковым клеймом — одно из них происходит из раскопа ПГПИ-72 в Среднем городе, второе — из раскопа на углу ул. Школьной и Герцена на Запсковье.
Может быть, тут мы имеем дело с патронимическим распространением знаков, хотя в прибалтийской литературе по этому поводу существует мнение, что не видоизмененный знак наследовал от отца только один из сыновей, остальные наследники обязаны были внести в знак некоторые изменения (возможно, именно с этим мы и сталкиваемся, когда встречаем комбинации N и звезды. Можно предположить также, что одинаковый значок стоял также на сетях, владельцы которых
28
объединялись в одну артель, или (не владея в таком случае сетями) работали на одного человека, владельца снасти или рыболовных угодий.
Для установления хронологии знаков на предметах рыболовного инвентаря были выбраны вещи, происходящие из хорошо стратифицированных слоев. Даты, речь о которых пойдет ниже — стратиграфические, поэтому в них возможна определенная погрешность.
К XI в. были отнесены пять знаков — пятиконечная звезда, два изображения сети (оба в виде ловушки для крыльевой снасти), значок в виде пересекающихся под прямым углом линий и знак с рис. 3, 3. Среди остальных рыболовных находок этого времени они составляют 6%.
Из слоев XII в. происходили 6 предметов с метками, что составляет 5% от общего числа предметов рыболовного инвентаря. Среди них — четыре грузила с орнаментом вокруг отверстия (на одном из них есть еще изображение буквы Е), грузило с буквенными начерками (рис. 2, 11),а также впервые появляется грузило со знаком N.
Число предметов со знаками в слоях XIII в. возрастает, как и общее число находок, связанных с рыболовством — их 27 из 320-ти, т.е. 8,6%. К этому времени относятся изображения сети (4 раза), "кораблика", оба знака, скомбинированных из звезды и N, три отдельных знака N, четыре круглых и одна квадратная рамка вокруг отверстия, буква Л, знаки в виде креста (два), в виде замкнутой кривой, двух параллельных прямых, вписанных друг в друга многоугольников, трех параллельных линий, знак в виде снежинки, два знака из точек, знак в виде трех расходящихся линий, а также оба клейма на керамических грузилах.
Столь "широкий ассортимент" несколько снижается в XIV в. — 17 предметов, 7% от общего числа. К этому
29
времени относятся изображения "кораблика", двух знаков N, пяти Л-образных знаков (4 из них — в одном комплексе), радиальных линий вокруг отверстия на керамическом грузиле, буквы П, двух зигзагообразных знаков, а также пяти разных знаков из прямых пересекающихся линий.
К XV в. относятся 7 изображений — три круга вокруг отверстий, знак W, три знака из прямых линий. Это составляет 8% от общего числа рыболовных находок XV в.
Изображения более позднего времени точно датировать не оказалось возможным из-за плохой сохранности слоя.
Итак, процент предметов инвентаря, отмеченных знаками, колеблется от 5 до 8,6%, поднимаясь максимально в XIII в. Согласно мнению А.В. Кузы, это время, когда рыболовство перестает быть вспомогательным промыслом и оформляется в самостоятельную профессию и отрасль экономики древне-русского города. Возможно, этот процесс нашел отражение и в возрастании общего количества снастей, которые должны быть отмечены знаками собственности.
Последний сюжет, которого хотелось бы коснуться — вопрос об эволюции некоторых знаков. Ярко выраженной преемственности значков выявить не удалось, однако хотелось бы отметить некоторые детали, касающиеся уже упоминавшихся значков N и звезды. В XI в. знак звезды существует отдельно, так же отдельно в слое XII в. возникает знак N. В XIII в. звезда уже фигурирует только в комбинации с N, причем одно из грузил происходит примерно из того же участка застройки, что и два изначально отдельных знака. Второе же грузило с N и звездой найдено достаточно далеко от первого, причем неподалеку от него найдены два поплавка с отдельным знаком N. Еще один поплавок со знаком N также найден в слое XIII в., но на территории двора, достаточно удаленного от обеих вышеупомянутых точек.
30
В слое XIV в. уже фигурируют только значки N, и один из них встречен там же, где в XIII в. были обнаружены как предметы с отдельным значком N, так и грузило с N и звездой.
Второе грузило со знаком N из слоя XIV в. обнаружено в точке, не связанной с местами обнаружения более ранних предметов с этими знаками, причем по принадлежности к ярусу оно отнесено к первой половине XIV в. Во второй половине XIV в. там появляются два предмета со знаками в виде более вытянутого зигзага, происхождение которого может быть связано с первоначальным знаком N.
Таким образом, процесс изменения этих знаков, возможно отражает процесс переформирования на протяжении XI-XIV вв. какой-то отдельной небольшой хозяйственной единицы, связанной с рыболовным промыслом. Переформирование это может быть связано как с процессом наследования (или разделения наследства), так и с процессом формирования какого-либо объединения из нескольких единиц и "передела" его в дальнейшем.
Итак, знаки на предметах рыболовного инвентаря дают нам довольно интересный материал для изучения средневекового рыболовства, связанный, главным образом, с вопросами организации промысла. Изучение же этого материала в связи с вопросами социальной топографии дает материал по истории экономики древнерусского города в целом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Белецкий В.Д., 1991. Древний Псков (по материалам экспедиции Эрмитажа). Каталог выставки. Л.
    2. Гроздилов Г.П., 1962. Раскопки древнего Пскова. АСГЭ. Вып. 4. Л.
    3. Гроздилов Г.П., 1957. Раскопки древнего Пскова в 1955 г. Сообщения Эрмитажа. Вып. 11. Л.

31

    4. Гроздилов Г.П., 1962. Раскопки древнего Пскова в 1956, 1958-1960 гг. Сообщения Эрмитажа. Вып. 23. Л.
    5. Козлов С.Э., 1988. К изучению вопросов социальной топографии и культуры Пскова XI-XVII вв. (дипломная работа, ПГПИ). Псков.
    6. Куза А.В., 1970. Рыболовный промысел в Древней Руси. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., МГУ.
    7. Лабутина И.К., 1986. О датировке ярусов в раскопах на ул. Ленина в Пскове (1976, 1978, 1981-1985 гг.) // Археология и история Пскова и Псковской земли. Тезисы докладов. Псков.
    8. Caune G.V., 1990. Pati Riga udzene. Riga.
    9. Cepik J., 1984. Jak czlowek stworzyl bogow. Praga.
    10. Andans J., 1982. Ornaments un in Formativa rakstura zimes zvejnieky materialaja kultura // Zinatniskas atskaites sesjas materiali par arheologu un etnografu. 1980/1981 gada petijumu rezultatiem. Riga.
    11. Tilko S., 1986. 1985 gada Rigas arheologiskajas israkumos iegute koka prieksmeti // Zinatniskas atskaites sesjas materiali par arheologu un etnografu. 1985 gada petijumu rezultatiem. Riga.

32

ПУБЛИКАЦИЯ: Салмина Е.В. Предметы рыболовного инвентаря со знаками из раскопок в Пскове // Археология и история Пскова и Псковской земли, 1995. Псков, 1996. С. 20-32.

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. Рыболовный инвентарь и ихтиофауна Изборского городища
  Коллекция рыболовного инвентаря и костных останков рыб из раскопок на... Читать далее...

Публикации

Цепкин Е.А. Новые материалы к истории рыбного промысла в Танаисе
  Изучению промысловой ихтиофауны и рыболовства античных городов Северного Причерноморья было... Читать далее...

Публикации

Браим И.Н., Кожан И.В. Рыболовство (в кн.: Полесье. Материальная культура)
Наличие большого количества водоемов, богатых рыбой, обусловливало распространение с древних... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: