gototop

Новые статьи

Астафьев В.В. Хозяин Волховских порогов
«Падая с террасы на террасу, вода в порогах производит шум, слышный на далекое расстояние; как стрела летят небольшие суда, управляемые... Читать далее...
Аров В.Н. Способы добычи и обработки рыбы у коренных народов Камчатки
  Ко времени присоединения к России Камчатку населяли ительмены, жившие в центральной части полуострова, коряки — на севере, айны (курильцы) —... Читать далее...
1764 г. Доклад Сената о ловле и солении сельдей при городе Архангельске казенным иждивением, пока не явятся желающие взять промысел сей в компанию
12.008. — Генваря 9. Высочайше утвержденный доклад Сената. — О ловле и солении сельдей при городе Архангельске казенным иждивением, пока не явятся... Читать далее...

Яниш Е.Ю., Былкова В.П. Анализ остеологического материала из археологического памятника Белозерское поселение (IV до н.э.)

ANALYSIS OF OSTEOLOGICAL MATERIAL FROM ARCHAEOLOGICAL SITE BELOZERSKY SETTLEMENT (IV C. BC)
Ye.Yu. Yanish, V.P. Bylkova.
ABSTRACT: Ichthyological materials, represented in the article, had been received from field investigations in Belozerskoe settlement that belongs to “distant Olbian chora” and is dated as 4th century–first quarter of 3rd century BC. We conducted a study of 3,453 fish bones: stellate sturgeon (Acipenser stellatus) dominates, catfish (Silurus glanis) is the second in quantity, sterlet (Acipenser ruthenus) goes the next and zander (Stizostedion lucioperca) is less widespread. The article provides a quantitative characterization of the material, analysis of the size composition of fish species. Fish bones constitute the noticeable part of finds in every dwelling and household complex – especially rich is northern sector of excavation plot which is situated just on a coast of river. In this context good prosperity of inhabitants may be explained by geographical position and possibility of good fishing and fish trade.
 
В течение последних десятилетий систематические исследования ихтиологических коллекций, полученных при раскопках археологических памятников на территории Украины, не проводились. В археологических отчетах и отдельных статьях встречаются единичные упоминания о костях рыб, но как правило, о таких легко определяемых видах, как щука, судак и сом (определяются некоторые наиболее характерные кости), осетровые - без определения до вида (Крыжицкий и др, 1989; Щеглов, 1976). Основное количество костей, к сожалению, выбрасывалось (часто и сейчас выбрасывается) еще на раскопе. Нами восемь лет назад начаты исследования, позволяющие частично заполнить существующий пробел.
В данной работе представлены результаты определения остеологического материала, полученного в ходе археологических раскопок Белозерского поселения (правый берег р. Днепр, современное с. Днепровское, Херсонская область), которое находилось на восточной границе «дальней хоры» Ольвии и датируется IV – первой четвертью III в. до н. э. (Билкова 1994, 2000, 2008). Раскопки проводились экспедицией Херсонского государственного университета под руководством В.П. Былковой. Ранее кости рыб Белозерского поселения были частично определены О.П. Журавлевым (осетровые, карповые, щука, сом, судак) (Былкова, 2007).
Материал определялся путем сравнения костных фрагментов и чешуи с экземплярами современных и субфоссильных видов рыб из сравнительной остеологической коллекции Е.Ю. Яниш. Часть материала значительно фрагментирована, что существенно затрудняет определение до вида, а в ряде случаев и до отряда. Для вычисления размеров субфоссильных рыб кости измерялись штангенциркулем с точностью до 0,1 мм, затем по описанной В.Д. Лебедевым методике восстанавливалась длина и вес (Лебедев, 1960). Кроме того, нами высчитано соотношение половозрелых и неполовозрелых особей для каждого вида, и минимальный возраст, которого особь достигла при данных размерах (Мовчан, 2011). В тех случаях, когда это было возможно, точное определение возраста проведено по чешуе и позвонкам.
При подсчетах одна кость рыбы считается эквивалентной одному экземпляру, т. к. было установлено, что более, чем одна кость от одной рыбы сохраняется крайне редко (Лебедев, 1960). Исключение могут составлять кости из закрытых комплексов, и чаще для таких крупных видов, как белуга, сом и т.д. В таком случае применяется подсчет минимального количества особей (МКО). Систематика и видовые названия рыб даны по определителю-справочнику Ю.В. Мовчана (Мовчан, 2011).
Объем выборки с данного памятника – 3453 кости. Основной материал получен из трех больших хозяйственных ям (№42, 50, 56) и полуземлянки №63 (Билкова, Яніш, 2010). В данном случае 1379 фрагментов (48,8% от общего количества костей рыб) составили неопределимые в связи с недостаточной степенью сохранности (для ряда костей она составила 1-3 балла по 5-бальной шкале) и значительной их фрагментированностью кости, либо такие, которые не являются диагностическими (ребра, в ряде случаев позвонки).
Нами ранее были проанализированы остатки осетровых рыб, которые составили 61,7% от всех костей (Яниш, 2009; Билкова, Яніш, 2010). В данной работе изучено 682 фрагмента костных рыб. Изучение видового состава рыб показало, что всего промыслом было охвачено 12 видов, относящихся к 5 отрядам (Мовчан, 2011): отряд Осетрообразные (Acipenseriformes) – осетр (Acipenser guldenstadti), севрюга (Acipenser stellatus), стерлядь (Acipenser ruthenus), белуга (Huso huso); отряд Карпообразные (Cypriniformes) – сазан (Cyprinus carpio), вырезуб (Rutilus frisii), лещ (Abramis brama), плотва (Rutilus rutilus), густера (Blicca bjoerkna); отряд Окунеобразные (Perciformes) – судак (Stizostedion lucioperca); отряд Щукообразные (Esociformes) – щука (Esox lucius); отряд
354
Сомообразные – сом (Silurus glanis). Кроме того, определена до вида единственная чешуя – она принадлежала сазану (возраст особи – 18 лет).
В ходе исследований нами выявлено, что в данном случае в материале преобладают фрагменты краниального скелета рыб (CRA) над посткраниальными (РCRA) в соотношении 2 к 1. При анализе представленности видов нами для костных рыб зарегистрированы 8 видов по CRA и лишь 4 вида по РCRA, дублирующие уже определенные. Для хрящевых ганоидов отмечены 3 вида по CRA и 4 по РCRA.
При анализе коллекции в целом (и костных рыб, и хрящевых ганоидов), мы видим, что на первом месте по встречаемости в костном материале севрюга – 26,3%, на втором сом – 19,1%, на третьем стерлядь – 13,5% и судак – 12,1%, остальные виды составили менее 7% каждый (рис.).
 
alt
Рис. Процентное соотношение видов рыб, Белозерское поселение.
 
Среди костных рыб на первом месте по встречаемости костных остатков сом – 36%, на втором месте судак – 22,8%, на третьем сазан – 17%, на четвертом вырезуб – 13,2%, остальные виды составили менее 10% каждый. Из осетровых рыб наиболее часто встречаются остатки севрюги – 52%, на втором месте стерлядь – 26%, на третьем осетр – 29%, белуга составила 4% (Bylkova V., Yanish Ye., 2012).
В тех случаях, когда это было возможно, нами высчитан возраст добывавшихся на поселении рыб. В данном случае мы определяли возраст по позвонкам (n = 118), также учтена единственная чешуя сазана. Максимальное количество особей приходится на 8-9-летние экземпляры (31,4%), при этом еще 21,2% приходится на 10-12-летние особи.
Также удалось проанализировать возрастной состав (n = 47) для определенного вида (в данном случае сома). Так, позвонки принадлежат особям от 5 до 25 лет (наибольшее количество принадлежит 12-летним рыбам).
В результате анализа остеологического материала (n = 311) нами реконструирована средняя длина тела, вес и возраст костных рыб в тех случаях, когда это было возможно (табл.). В целом по коллекции основную массу рыб (82,5%) составляют половозрелые особи. При анализе по видам выявлено, что количество неполовозрелых особей сома значительно, и составляет 38,3% от всех его остатков. Для вырезуба также отмечено преобладание остатков неполовозрелых особей, что может быть связано с недостаточностью выборки (n = 29).
Так как остеологический материал представляет собой кухонные остатки, возможен перерасчет костных фрагментов добывавшихся рыб на мясное потребление. Расчеты сделаны по всем определимым костям как краниального, так и посткраниального скелета рыб. Для вычисления выхода мяса каждого вида количество костей определенного вида умножалось на средний вес средней по длине особи, рассчитанный предварительно. Так, выход мяса сома (число костей n = 169) составил 202,8 кг, щуки (n = 41) – 28,7 кг, судака (n = 107) – 385,2 кг, сазана (n = 80) – 192 кг, густеры (n = 1) – 0,3 кг, вырезуба (n = 62) – 204,6 кг, леща (n = 4) – 4,8 кг, плотвы (n = 6) – 2,4 кг.
 
Таблица. Основные параметры рыб, реконструированные путем экстраполяции данных
Вид
 
 
 
 
Возраст
Lmax, см
l min, см
L ср
Вес ср., кг
Половозрелые
Неполовозрелые
Костные рыбы
Сом
146,7
30
65
1,2
86
51
Щука
72
31
49,4
0,7
32
-
Судак
55,3
14
33,7
3,6
76
6
Сазан
133
23,4
58,8
2,4
69
3
Густера
-
-
31
0,3
1
-
Вырезуб
69
27
41
3,3
6
23
Лещ
54
23,3
43
1,2
2
1
Плотва
28,5
18,6
23,5
0,4
5
-
 
Несмотря на доминирование костных остатков сома, в мясном потреблении на первом месте был судак (37,7%), на втором – вырезуб (20%), а сом лишь на третьем (19,8%).
Все зарегистрированные виды относятся к трем фаунистическим комплексам (по Г.В. Никольскому, 1952): верхнетретичному, или пресноводному амфибореальному (сом, судак, сазан, осетр, севрюга, стерлядь и
355
белуга); понтическому пресноводному (вырезуб и лещ), а также бореальному равнинному (щука, плотва). Фаунистические комплексы имеют свою генетическую и экологическую специфику, которая «…определяется характером их приспособлений к условиям той географической зоны, в которой шло формирование комплекса» (Никольский, 1952). Соответственно, анализируя специфику видов, входящих в фаунистический комплекс, можно восстановить условия, в которых шло его формирование (Никольский, 1951, 1953; Крыжановский, Старобогатов, 1974), изучение динамики ареала рыб, принадлежащих к разным фаунистическим комплексам, позволяет реконструировать изменения климата в прошлом.
В состав бореального равнинного комплекса входят виды, приспособленные к жизни в стоячих и текучих водоемах равнин бореальной зоны. В целом виды, входящие в данный комплекс, менее оксифильны (такие виды как линь, карась приспособлены к жизни в водоемах с малым количеством кислорода), чем виды понтического пресноводного комплекса, среди которых нет видов, приспособленных к жизни в воде с недостаточным содержанием кислорода.
Виды понтического пресноводного комплекса преимущественно обитают в медленно текучих и стоячих относительно прозрачных водах, но в целом распространены несколько южнее, чем виды бореального равнинного комплекса. Кроме того, они представлены эвригалинными видами, что обусловлено значительными изменениями степени солености Черного моря (Степанов, Андреев, 1981), неоднократно происходившими на протяжении голоцена в результате понижений и повышений уровня воды (голоценовые регрессии и трансгрессии).
Представители верхнетретичного комплекса в основном обитатели равнинных рек с небыстрым течением, а также озер. Среди видов данного комплекса есть как оксифильные (осетровые, судак), так и приспособленные к жизни в воде с небольшим содержанием кислорода (сазан) (Никольский, 1952).
Таким образом, исходя из характеристик фаунистических комплексов и видового состава рыб из материала Белозерского поселения, мы можем предположить, что в IV в. до н. э. в низовьях Днепра вода содержала достаточное количество кислорода для обитания оксифильных видов, обладала относительной прозрачностью и не быстрым течением.
В ходе исследования мы выявили, что по количеству костных остатков в материале доминирует севрюга – 26,3%, на втором месте сом – 19,1%, на третьем стерлядь и судак (13,5% и 12,1% соответственно), остальные виды составили менее 7% каждый. Среди костных рыб на первом месте по встречаемости сом – 36%, среди осетровых – севрюга (52%). При расчете мясного потребления выявлено, что на первом месте по рассчитанному количеству мяса лидирует судак (37,7%), на втором – вырезуб (20%), сом лишь на третьем месте (19,8%).
Значительный процент севрюги в материале, по сравнению с синхронными материалами из Ольвии и Березани, где доминирует осетр (Яниш, 2009; Яниш, Ковальчук, в печати), возможно, связан с зимовкой данного вида на ямах в устьях крупных рек, в том числе Днепра (Лебедев и др. 1969; Кротов, 1949). Мы предполагаем, что такая зимовальная яма могла находиться недалеко от Белозерского поселения, где севрюга и добывалась местным населением (Билкова, Яніш, 2010). На данный момент ловля рыбы в Днепро-Бугской эстуарной системе на зимовальных ямах запрещена приказом Главного государственного управления охраны, использования и воспроизведения водных живых ресурсов и регулирования рыболовства в Херсонской области (http://main.golovrubvod.kiev.ua/).
Основную часть добытых на поселении рыб (76,7%) составляют половозрелые особи средних и крупных размеров, что может свидетельствовать о применении в первую очередь крючковых самоловных снастей (Аськеев и др., 2011), гарпунов и сетей с крупной ячеей. Максимальное количество особей приходится на 8-9-летние экземпляры (31,4%).
Более 61% костных остатков из всех объектов составляют хрящевые ганоиды. Всего в материале зарегистрировано 12 видов рыб (8 – костные, 4 – хрящевые ганоиды). В настоящее время все осетровые занесены в Красную книгу Украины, тогда как представители костных рыб, за исключением вырезуба, относятся к типичным видам ихтиофауны рек Черноморского бассейна. Почти полному исчезновению как вырезуба, так и осетровых в данном регионе способствовало исчезновение типичных биотопов, необходимых для естественного воспроизведения видов в результате изменения гидрологического и химического режимов водоемов, спровоцированное постройкой гидротехнических сооружений (в том числе создание плотин ГЭС и каскада водохранилищ на Днепре), загрязнение воды, а также чрезмерный вылов (Красная книга Украины, 2009). Для более полных выводов необходимы дальнейшие исследования данного памятника, а также сравнение с материалами других археологических памятников исследуемого периода.
 
Список литературы
Аськеев И.В., Аськеев О.В., Галимова Д.Н. Археоихтиологические исследования на территории Волжско-Камского края // Археология и другие науки Татарстана. Казань, 2011. Кн. 4. С. 44-156.
Билкова В.П. До питання про східну межу сільської округи Ольвії в пізньокласичний – ранньоелліністичний час // Археологія. 1994. 3. С. 19-31.
Былкова В.П. О культурных традициях населения Нижнего Поднепровья скифского времени // РА. 2000. 2. С.26-39.
Былкова В.П. Нижнее Поднепровье в античную эпоху (по материалам раскопок поселений). Херсон, 2007.
356
Былкова В.П. Белозерское поселение в контексте синхронных археологических памятников // Проблемы археологии Восточной Европы. Харьков, 2008. С. 56-64.
Билкова В.П., Яніш Є.Ю. «Борисфен найбільш корисний людям»: іхтіологічні дані з Білозерського поселення // Археологія. №3. 2010. С. 75-81.
Головне управління охорони водних біоресурсів у м. Києві. http://main.golovrubvod.kiev.ua/
Кротов А.В. Жизнь Черного моря. Одесса, 1949.
Крыжановский О.Л., Старобогатов Я. И. Современное состояние учения об ареале и фаунистических комплексах и задачи исследования // Проблемы долгосрочного планирования биологических исследований. Л., 1974, С. 44-51.
Крыжицкий С.Д., Буйских С.Б., Бураков А.В., Отрешко В.М. Сельская округа Ольвии. К., 1989.
Лебедев В.Д. Пресноводная четвертичная ихтиофауна европейской части СССР. М. 1960. 401 с.
Мовчан Ю.В. Риби України. Київ, 2011. 420 с.
Никольский Г.В. О методике зоогеографических исследований // Вопросы географии. 1951. Вып. 24, С. 263-274.
Степанов В.Н., Андреев В.Н. Черное море (Ресурсы и проблемы). Л.: Гидрометеоиздат, 1981.
Червона книга Украини. Тваринний світ. / за ред. I.А. Акiмова К.: Глобалконсалтинг, 2009. 600 с.
Щеглов А.П. Полис и хора. Симферополь, 1976. 174 с.
Яниш Е.Ю. Ихтиофауна низовий Южного Буга и Днепро-Бугского лимана в IV в. до н. э. – III в. н. э. на основании анализа остеологических материалов, полученных в ходе археологических раскопок // 200 лет отечественной палеонтологии. Материалы всероссийского совещания. М., 2009. С. 142-143.
Яниш Е.Ю., Ковальчук А.Н. Реконструкция длины тела и веса промысловых видов рыб из материалов археологических раскопок поселения на о. Березань (VI - V вв. до н.э.) // VIII Всероссийское совещание по изучению четвертичного периода «Фундаментальные проблемы квартера, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований». Ростов-н-Дону, 2013. (в печати)
Bylkova V., Yanish Ye. Borysthenes – the most serviceable river. Archeological evidence for the period after Herodotus // Geographica Historica. Band 28. 2012. P. 75-87.
357
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Яниш Е.Ю., Былкова В.П. Анализ остеологического материала из археологического памятника Белозерское поселение (IV до н.э.) // Динамика современных экосистем в голоцене: Материалы Третьей Всероссийской научной конференции (с международным участием) [отв. ред. И.В. Аськеев, Д.В. Иванов]. Казань, 2013. С. 354-357.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Шрамко Б.А., Цепкин Е.А. Рыболовство у жителей Донецкого городища в VIII - XIII вв
В 1955-1960 гг. археологическая экспедиция Харьковского университета производила раскопки Донецкого... Читать далее...

Публикации

Аргунова Ю.Ю. Проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926-1950-е гг.
Анализируются основные проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926–1950-е... Читать далее...

Публикации

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: