gototop

Новые статьи

1448-1454 гг. Жалованная грамота Великого князя Василия Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю, о дозволении Прилуцким рыболовам ловить рыбу по Волге до Ярославского рубежа
43. — 1448-1454. Жалованная грамота Великаго Князя Василия Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю, о дозволении Прилуцким рыболовам ловить рыбу по Волге до... Читать далее...
Южакова Т.Л. Правовое регулирование рыболовного промысла в Зайсано-Иртышском регионе во второй половине XIX века
В статье рассматривается характер правового воздействия администрации Сибирского казачьего войска, представленной войсковым хозяйственным правлением, на отношения, связанные с организацией рыболовного... Читать далее...
Кулыбышева Т. Быль о рыбаке и рыбке (Из истории керченских рыбных промыслов)
Не так давно буквально в нескольких метрах от Керченского историко-культурного заповедника, а это центральная часть города, нашли своеобразный рыбацкий поселок,... Читать далее...

Цепкин Е. А., Могильников В. А. Рыболовство у населения лесного Прииртышья в эпоху железа


Вопросам хозяйства, и в частности рыболовства, древнего населения Западной Сибири в литературе уделяется мало места. Между тем, не изучив в должной степени хозяйственные занятия, невозможно пред­ставить в полной мере уровень развития производительных сил общест­ва, его социальный строй. Данная статья является первой работой, спе­циально посвященной рыболовству — одной из важнейших отраслей хо­зяйства племен, населявших обширные пространства лесной полосы и северной лесостепи Западной Сибири. На основании исследования остеологического материала и других находок из культурного слоя горо­дищ Омского и Тобольского Прииртышья мы ставим задачу показать роль рыболовства в хозяйстве населения этого района в эпоху железа, которая для территории Западной Сибири хронологически определяется: от второй четверти I тысячелетия до н. э. до середины II тысячелетия н. э. Кроме того, мы должны выяснить те изменения, которые произошли в промысловой фауне рыб Иртыша под влиянием развития рыболовства; и хозяйственной деятельности человека вообще.
Для решения поставленных задач мы привлекаем материал из рас­копок В. Н. Пигнатти на городище Искер[1], В. П. Левашовой и П. А. Дмитриева на Вознесенском городище на р. Оми[2], раскопок и сбо­ров авторов настоящей статьи на городищах Новоникольском, около устья р. Ишима[3], I Безымянном, неподалеку от устья р. Тары[4], у сел Лежанка и Качесово. Большереченского района Омской области[5]. Кости рыб с городищ Новоникольского и Безымянного относятся к началу II тысячелетия н. э., точнее к XII—XIV вв. Костные остатки с городи­ща Искер не могут быть точно датированы, так как поселение здесь су­ществовало длительное время, начиная с эпохи раннего железа до XVI в. Точная хронологическая принадлежность остатков рыб, собранных в об­нажении культурного слоя городищ у сел Качесово и Лежанка, не уста­новлена ввиду того, что на этих городищах не производились раскопоч­ные работы. Можно пока только утверждать, что они относятся к эпохе железа.

54

Все указанные поселения, за исключением Вознесенского городища, находятся на высокой террасе правого коренного берега Иртыша и в настоящее время, кроме I Безымянного городища, интенсивно разру­шаются обрывом со стороны реки. Исследование указанных и ряда дру­гих памятников показало, что хозяйство населения лесного Прииртышья в эпоху железа было комплексным и базировалось на сочетании ското­водства, земледелия, охоты, рыболовства, а также домашних ремеслах, среди которых ведущее место занимали металлургия, прядение и тка­чество, обработка кожи и кости. Усиленное проникновение тюрок в лес­ное Прииртышье в XIII в.[6], видимо, несколько повысило роль скотовод­ства, но не привело к коренному изменению хозяйственных занятий. Письменные источники XVII—XIX вв. свидетельствуют о большой роли рыболовства и охоты в хозяйстве тобольских и тарских татар. Такая направленность хозяйственной деятельности объясняется спецификой природных условий лесного Прииртышья, а также особенностями этноге­неза, проникших в угорскую среду тюрок. Войдя в тесный контакт с уграми и ассимилировав их значительную часть, тюрки восприняли от них вековые традиции и навыки ведения хозяйства в лесной полосе, осо­бенно относящиеся к добыче зверя и рыбы. Более того многие древние способы лова дожили в Приобье до конца XIX в. Отсутствие существен­ных изменений в технике рыболовства племен Западной Сибири в эпоху железа позволяет предполагать отсутствие значительных изменений ко­личества вылавливаемой рыбы. Указанные обстоятельства позволяют нам рассматривать рыболовство у населения Прииртышья за довольно значительный отрезок времени.
Переходим к анализу остеологического материала. Специальных ис­следований остатков рыб из культурных слоев поселений древнего че­ловека Западной Сибири до сих пор не проводилось. Кстати сказать, вообще ископаемая фауна рыб голоцена азиатской части СССР изучена значительно меньше, чем позднечетвертичная ихтиофауна континенталь­ных водоемов европейской территории Союза. Между тем работами ряда авторов[7] показана важность подобных исследований, представляющих непосредственный интерес для различных специалистов — археологов, ихтиологов, палеоклиматологов, палеогеографов и др.
Нами проведен анализ значительного количества остеологического ма­териала — 1056 экземпляров костей и около 5000 экз. чешуи. Ниже изла­гаем результаты наших исследований по каждому виду рыбы в отдель­ности.
 
Семейство осетровых Acipenseridae

Сибирскаястерлядь — Acipenser ruthenus marsilii Br. Среди остатков рыб, найденных при раскопках на Новоникольском городище, обнаружен обломок жучки. Длину рыбы восстановить не удалось, но, по-видимому, она была около 50—60 см. Значительно более многочислен­ны костные остатки стерляди, найденные в обнажении культурного слоя городища у с. Качесово на правом берегу Иртыша. Здесь были обнару­жены следующие остатки сибирской стерляди: marginale, parasphenoi­deum, operculum, cleithrum, clavicula, жучки, обломки покровных костей черепа — всего 74 экз. В уловах жителей данного городища преобладала

55

крупная стерлядь длиной до 75 см, в среднем 53,2 см:

Длина тела, см
Число экз.
Длина тела, см
Число экз.
30-35
6
55-60
2
35-40
5
60-65
40-45
6
65-70
6
45-50
7
70-75
2
50-55
5




М = 53,2


Обычные размеры обской и иртышской стерляди в современных уло­вах значительно ниже — 33—40 см, а особи длиной около 70 см иболее крупные представляют или помесь стерляди с осетром, или редкие случаи гигантизма, но так или иначе в промысле встречаются редко[8]. В насто­ящее время в Иртыше в пределах Омской области стерлядь весьма немногочисленна и за последние годы практически утратила промысловое значение. Однако еще в конце прошлого столетия в бассейне Иртыша было очень много стерляди[9]. Сокращение численности иртышской стерля­ди, наряду с уменьшением ее средних размеров в современном промыс­ле, несомненно явилось следствием интенсивного лова. Немалую роль в уменьшении количества стерляди в Иртыше сыграло загрязнение реки сточными водами промышленных предприятий.
 
Семейство щуковых — Esocidae

Щука — EsoxluciusL. В коллекции из Новоникольского и I Безы­мянного городищ обнаружено четыре костных остатка. Размеры двух особей 34 и 85 см. У городища близ с. Качесово найдено 19 экз. костей. Размеры щук колеблются от 22 до 56 см, средняя длина 40,8 см (восста­новлено по восьми костям). Особенно много костных остатков щуки найдено в обвалах и осыпях коренного берега Иртыша у городища близ с. Лежанка. Всего 256 экз. Размеры щук, восстановленные в 66 случаях, колебались от 10 до 85 см; средняя длина равна 33,6 см:

Длина тела, см
Число экз.
Длина тела, см
Число экз.
10-15
1
40-45
5
15—20
2
45-50
1
20—25
15
50—55
1
25—30
22
55-60
14
30—35
2
60—65
1
35-40
1
80—85
1
М = 33,59


В настоящее время щука является весьма обычным видом в бассейне Иртыша, основные места обитания ее приурочены главным образом к пойменным и материковым озерам. В бассейне Иртыша численность щуки подвержена довольно значительным колебаниям, которые бывают связаны с изменениями величины весеннего паводка, определяющего урожайность других видов рыб (елец, плотва и др.), составляющих основную пищу щуки. Наиболее крупные экземпляры щуки бассейна Ирты­ша достигают длины 105 см,однако в промысле преобладает мелкая щука размером от 30 до 40 см[10]. В бассейне Оби и Иртыша промысел щуки

56

стал развиваться сравнительно недавно. Как отмечает А. И. Ефимова, в прошлом веке щуку добывали в большом количестве лишь в Тобольской губернии, откуда ее вывозили в мороженом виде на внутренние рынки России.
 
Семейство карповых — Cyprinidae
 
Сибирскаяплотва — Rutilus rutilus lacustris (Pall.) Костные остатки плотвы обнаружены среди остатков других видов рыб из городи­ща у с. Лежанка. Плотве принадлежали 10 экз. глоточных костей. Раз­меры рыб, восстановленные по 9 экз., колебались от 18,5 до 32,5 см; сред­няя длина рыб равнялась 26,9 см. Размеры современной иртышской плотвы, как правило, также не превышают 30—33 см. В настоящее время в бассейне Иртыша плотва распространена весьма широко, встречается как в самой реке, так и в озерах.
Язь — Leuciscusidus (L.). В коллекции из Новоникольского городи­ща обнаружено около 5 тыс. обломков чешуи и 20 экз. костей язя, из I Безымянного городища — один экземпляр тазовой кости и несколько об­ломков чешуи. Размеры рыб удалось восстановить в 18 случаях. В уло­вах жителей Новоникольского городища попадался язь длиной от 30 до 44 см, в среднем — 40,4 см:

Длина тела, см
Число экз.
30-32
1
38—40
4
40—42
12
42—44
1
                  М = 40,4

Среди остатков рыб из городища у с. Качесово найдено 17 экз. костей язя. Размеры рыб (9 экз.) колеблются от 21 до 33 см; средняя длина 26,1 см. В коллекции остатков рыб из городища у с. Лежанка обнаруже­но семь костей язя. Размеры 7 экз. колеблются от 17 до 56 см; средняя длина 31,5 см.
Обский и Иртышский язь из современных уловов имеет весьма близ­кие размеры — 32—33, реже 40—50 см. Наиболее крупные экземпляры язя достигают длины 60 см[11]. В настоящее время язь, как и щука, явля­ется одной из важнейших промысловых рыб Западной Сибири. В бас­сейне Иртыша и Средней Оби язь наиболее многочислен. В отдельные годы он составлял до 75% всего улова рыбы на Иртыше[12].
Карась — Carassiussp. В коллекции из городища у с. Качесово об­наружено 15 экз. костей. Размеры рыб колеблются от 12,5 до 32,5 см; средняя длина 19,1 см.
В коллекции из городища у с. Лежанка карась был представлен 131 экз. В уловах жителей данного городища попадались караси размером от 15 до 45 см, в среднем 24 см:


Длина тела, см
Число экз.
15—20
7
20—25
25
25—30
17
30—35
2
35—40
40—45
1
                  М = 28,04

57

Размеры карася в современном промысле Обь-Иртышского бассейна колеблются от 13 до 24 см, в среднем 22,5 см. Наиболее крупные караси имеют длину 34 см[13]. В бассейне Иртыша карась встречается почти исключительно в поименных и материковых озерах и с давних пор яв­ляетея одним из важных объектов местного промысла[14].
 
Семейство тресковых Gadidae

Налим — Lotalota (L.). Костные остатки налима обнаружены лишь в коллекции из городища у с. Качесово — 257 экз. костей. По 36 костям удалось восстановить размеры рыб. В уловах жителей данного городища попадался налим длиной от 35 до 125 см, в среднем 58,8 см:

Длина тела, см
Число экз.
Длина тела, см
Число экз.
35—40
2
70—75
1
40—45
4
75—80
45—50
4
80—85
3
50—55
10
85—90
1
55—60
3
90—95
1
60—65
3
95—100
1
65—70
2
120—125
1
М = 58,84

В современном промысле нижнего течения Иртыша преобладает на­лим длиной от 51,6 до 61,3 см. В уловах попадаются более крупные эк­земпляры размером около 1 м и более[15]. В настоящее время в бассейне Иртыша налим является одним из самых распространенных видов, име­ющих промысловое значение. В недалеком прошлом численность налима в Иртыше была, по-видимому, весьма значительной. П. С. Паллас[16] во время своего путешествия по Западной Сибири заметил, что «...налимов в Иртыше великое множество и оные бывают длиною в три аршина».
 
Семейство окуневых — Percidae

Окунь — PercafluviatilusL. В коллекции из I Безымянного городища обнаружены 4 экз. Найдено также несколько обломков чешуи. Размер рыбы удалось восстановить по одной кости — 27 см. В коллекции из го­родища у с. Качесово найдено 10 костей окуня. Размеры рыб колеблются от 10 до 33 см; средняя длина 22,3 см (восстановлено по 5 экз. костей). Среди остатков рыб из городища у с. Лежанка обнаружено 32 экз. ко­стных остатков этого вида. Размеры 10 экз. колеблются от 17,5 до 40 см; средняя длина рыб 26,9 см.
Окунь из современных уловов в бассейне Оби и Иртыша имеет весьма близкие размеры, а именно от 10 до 40 см, обычно — 17—23 см[17]. В на­стоящее время в бассейне Иртыша окунь распространен повсеместно, особенно многочислен он в озерах.
Исследование остеологического материала показывает, что в эпоху железа население указанных городищ добывало не менее семи видов рыб: сибирская стерлядь, щука, сибирская плотва, язь, карась, налим и окунь. Все эти виды встречаются в бассейне Нижнего Иртыша и в настоящее

58

время. Однако значение их в современном промысле этого района су­щественно изменилось:

Виды рыб
Соотношение видов в уловах, %
Качесово
Лежанка
бассейн Иртыша в пределах Омской обл.[18]
Сибирская стерлядь
19,4
0,5 (стерлядь, осетр, нельма)
Щука
5,0
57,3

Язь
1,8
3,8
8,5 (щука, язь, налим)
Налим
67,3

Карась
3,9
29,5

Плотва
2,2
91,5 (карась, плотва, окунь, линь)
Окунь
2,6
7,2

Всего:
100,0
100,0
100,0

Приведенные данные показывают, что сибирская стерлядь, одна из наиболее ценных рыб, в современных уловах на Иртыше (Омская об­ласть) составляет вместе с осетром и нельмой всего лишь 0,5%, т. е. практически не имеет промыслового значения. Основу современного про­мысла здесь составляют карась, плотва, окунь и линь (91,5%); в мень­шем количестве (8,5%) добываются щука, язь и налим. В промысле жи­телей городища у с. Качесово на долю стерляди приходилось 19,4% уло­вов, налима — 67,3 и остальных видов — 13,3%. Изменение соотношения видов в современном промысле бассейна Нижнего Иртыша, несомненно, произошло под влиянием хозяйственной деятельности человека (интен­сивный нерациональный промысел, загрязнение Иртыша сточными во­дами промышленных предприятий и т. п.).
Различие в видовом составе и соотношении отдельных видов рыб в уловах жителей городищ у сел Качесово и Лежанка связано с тем, что население указанных городищ промышляло рыбу в водоемах разного типа. Жители городища у с. Качесово добывали рыбу в самом Иртыше. В их уловах преобладают (86,7%) типично речные виды — стерлядь и налим. У населения второго городища промысел был сосредоточен в при­даточной системе Иртыша, на что указывает преобладание в их уловах (86,8%) щуки и карася, населяющих главным образом озера и ста­рицы.
Многочисленные находки на городищах остатков рыб, которые иногда образуют целые пласты в культурном слое[19] и даже в обвалах и осыпях культурного слоя, встречаются в значительном количестве и убедительно свидетельствуют о большой роли рыболовства в хозяйстве племен Приир­тышья в эпоху железа. Рыбные богатства Оби и Иртыша, несомненно, из­давна привлекали внимание человека. О широком развитии рыбного промысла у аборигенов Западной Сибири в конце XVI в. и более позднее время свидетельствуют различные литературные источники. Сибирские летописи, например, повествуют: «В жилищах же их велие множество всякого зверя... рыбы всякой також де бесчисленно: осетров, стерлядей, щук, тайменей, карасей, линей, плотиц...»[20].
Указывая на большую роль рыбы в питании остяков, Николай Спафарий называет их рыбоядцами: «Сей народ есть, который от греческих и рим­ских историков именуется ихтиофагами (хотя об них они только слухом

59

слышали), се есть рыбоядцы, потому что все остяки ловят рыбу всякую множество много, и иные сырую едят, а иные сушат и варят...»[21].
Рыба давала не только продукты питания. Из костей, чешуи и пла­вательного пузыря рыб приготовлялся клей[22], который использовался при изготовлении сложных луков и других изделий. Из внутренностей рыб вытапливался жир, а рыбьи кожи шли на изготовление одежды. Вот что сообщает о последнем Гр. Новицкий: «Одежда их обще из кожей рыб, найпаче с налима иже, подобен сому; тожде с осетра и стерлядей одерше кожу, толико трудами своими умягчевают, яко могут все одеяние себе из них сошити; обще же, из налимей кожи — кожаны, с иных же чулки, са­поги себе утворяют»[23].
По-видимому, рыбная ловля неоднократно спасала население некото­рых районов Западной Сибири от голода. В сибирских летописях упоми­нается о голоде, бывшем в Тобольске зимой 1582 г.; местные жители воз­лагали надежды на весну, когда «... бысть рыболовство велие... и от рыб со всякое доволство изобилно»[24]. Довольно ярким отражением большой роли рыболовства в хозяйстве являются следы почитания некоторых рыб (щуки, налима, язя) в религии хантов[25].
Успех промысла в значительной степени обеспечивался благодаря изобилию рек Сибири рыбой, на что неоднократно указывали различные авторы[26]. Некоторое представление о размерах добычи рыбы и ее обилии в бассейне Оби и Иртыша, кроме пластов чешуи и костей в культурном слое, дает этнографический материал. В хантыйском сказании говорится, что улов неводом за одну тоню составлял 500 пудов[27]. Несмотря на известное истощение рыбных запасов Среднего и Нижнего Иртыша, рыба­ки Прииртышья в настоящее время ловят рыбу в значительном количе­стве. По сообщению жителей дер. Малые Мурлы, находящейся около устья р. Тары, в половодье один человек сетями добывает за сутки до 200 кг рыбы. При учете сокращения количества рыбы в водоемах можно утверждать, что в прошлом лов был еще более эффективным.
Видовой состав уловов жителей городищ Прииртышья эпохи железа свидетельствует о том, что рыбу в то время добывали самыми разнообраз­ными способами, используя различные орудия рыболовства: добывали се­тями (ставными и калыданными), острогой, крючками, а также различ­ного рода запорами, мордами, вершами и другими ловушками. Щуку и карася, видимо, промышляли весной во время нереста. Стерлядь и нали­ма — ранней весной, поздней осенью и зимой. Причем рыбу ловили как в Иртыше, так и в озерах. Особенно много рыбы добывалось с помощью забоек (запоров). В описаниях рыбных ловель на Иртыше, относящихся к 1704 г., говорится: «...саипы — сети ж, ставят в запорах, и рыба идет вниз рекою и в саип валитца»[28]. В культурных слоях нескольких горо­дищ найдены фрагменты орудий лова. На городище Искер встречены грузила от сетей[29], на Вознесенском городище — деревянный обгорелый поплавок сети[30] (рис. 1), на I Новоникольском городище представлены камни-грузила калданных сетей (рис. 2). Последние использовались преимущественно для добычи ценной крупной рыбы. По данным этнографии

60

в 70-х годах XIX в. один остяк за лето добывал колыданом до 200—300 муксунов. Кроме муксунов попадались осетры, нельма и другие рыбы[31]. Известно об изготовлении хантами камней для колыдана и грузил для неводов[32]. Для изготовления сетей, по-видимому, использовались кон­ский волос и крапивное волокно, прядение которого было распространено у хантов и селькупов.
 
alt
 
Рис. 1. Деревянный поплавок сети
(Вознесенское городище)

Новицкий следующим образом описывает обработку крапивы хантами в начале XVIII в.: «Жены их, не имея конопель, нужду и недо­статочество свое удовлетворяют полным зелием, от кропивы бо зельныя хитростное истягивают нити, из сих холсты утворяют,... сшивают же себе и рубашки от тогожде кропивного холста и украшают я различными пест-ротами, вышивая нитми разные взоры»[33]. Расщепление крапив­ных стеблей производилось при помощи заостренных метакарпальных костей лося и лошади, концы которых зашлифованы от длительного упо­требления. Такие орудия встречены в культурных слоях городищ вместе с пряслицами из глины, головок кости и рога лося.

alt

Рис. 2. Каменное грузило калданной сети
(Новоникольское городище)

Для лесостепной по­лосы XIII—XIV вв. можно говорить об исполь­зовании конопляной пряжи для вязания сетей. Находка зерен конопли в землянке Вознесен­ского городища[34] свидетельствует о возделыва­нии этого растения. Возможно также, что для изготовления сетей употреблялись волокна таль­никового корня. Для сооружения различного рода заколов и езов материал в виде дерева и кустарника всегда имелся в достаточном коли­честве.
Для ловли рыбы, несомненно, применялась и крючковая снасть. При раскопках поселений ввиду ограниченности размеров вскрытой пло­щади крючки не были встречены. Однако само по себе отсутствие находок крючков еще не го­ворит о том, что крючки не использовались в рыболовстве. При недостатке металла, по-види­мому, широко употребляли деревянные крючки. По сообщению В. Н. Чернецова, деревян­ные крючки у обских угров применялись вплоть до настоящего времени. Не исключено приме­нение и деревянной остроги. Подобные остроги известны уже в эпоху энеолита и бронзы, о чем свидетельствует находка этого орудия в Горбуновском торфянике[35]. Ана­логичного типа деревянные остроги с железными зубьями, по наблюде­ниям В. Н. Чернецова, были распространены у манси до недавнего вре­мени.
Следует, однако, особо подчеркнуть, что основная масса рыбы мелких и средних размеров добывалась главным образом сетями и запорными ло­вушками, которые бытуют в Приобье и сейчас.

61



[1] В. Н. Пигнатти. Искер. Ежегодник ТГМ, XXV, Тобольск, 1915, стр. 13. О на­ходках на городище Искер костей рыб, в том числе осетра, стерляди и карповых; см. также И. С. Поляков. Письма и отчеты о путешествии в долину р. Оби. СПб., 1877, стр. 9—10.
[2] В. П. Левашова. Вознесенское городище. Изв. Зап. Сиб. музея, 1, Омск, 1928, стр. 90—95; ее ж е. О городищах Сибирского Юрта. СА, XIII, 1950, стр. 347.
[3] В. А. Могильников. Работы Иртышского отряда. КСИА АН СССР, 94, 1963, стр. 94—97.
[4] Его же. Работы Иртышского отряда в 1962 году. КСИА АН СССР, 102, 1964, стр. 135-141.
[5] Кости рыб собраны в обнажении культурного слоя Е. А. Цепкиным. Материал в ИА АН СССР.
[6] В. А. Могильников. Ананьевское городище и вопрос о времени тюркиза­ции Среднего Прииртышья и Барабы. СА, 1965, 1, стр. 275—282.
[7] Г. В. Никольский. Краткий обзор ископаемой четвертичной фауны прес­новодных рыб СССР. ИВГО, 5, 1945, стр. 288—292; В. Д. Лебедев. Пресноводная четвертичная ихтиофауна европейской части СССР. М., 1960; Е. А. Цепкин. Древ­няя промысловая фауна рыб реки Аму-Дарьи. «Вопросы ихтиологии», 1964, IV, 2, стр. 280—288 и др.
[8] П. А. Дрягин. Промысловые рыбы Обь-Иртышского бассейна. Изв. ВНИОРХ, XXV, 2, 1948.
[9] Н. Степанов. Путевые записки, веденные во время поездки летом 1885 г. в верховья рек Тартаса и Тары. Зап. ЗСОРГО. VIII, 1, Омск, 1886; И. Кузнецов. За­метки о рыболовстве в р. Иртыше близ г. Омска. Вестник рыбопромышленности, 11, год 5, 1890; П. Игнатов. К познанию фауны рыб нижнего течения Иртыша и не­которых его притоков. Тр. Отд. ихтиологии Русск. общества акклиматизации жи­вотных и растений, II. М., 1897.
[10] А. И. Ефимова. Щука Обь-Иртышского бассейна. Изв. ВНИОРХ, XXVIII 1949.
[11] А. Н. Гундризер. Биология и промысел язя Западной Сибири. Изв. ВНИОРХ, XLIV, 1958.
[12] М. И. Меньшиков. К биологии промысловых рыб р. Иртыша и его поимен­ных водоемов в пределах Уватского района. Изв. Биол. НИИ, при Пермском ун-те, X, 4-5, 1936.
[13] П. А. Дрягин. Ук. соч.
[14] Н. Степанов. Ук. соч.
[15] П. А. Дрягин. Ук. соч.
[16] П. С. Паллас. Путешествие по разным местам Российского государства. II, 2, СПб., 1786, стр. 109.
[17] П. А. Дрягин. Ук. соч.
[18] П. К. Ракиеров. Промысловый лов рыбы в водоемах Омской области. Омск, 1955, стр. 1—40.
[19] На I Новоникольском городище мощность пласта, состоявшего в основном из чешуи и костей рыб, достигала 0,2 м.
[20] Описание Сибири по списку императорской публичной библиотеки. «Сибир­ские летописи». СПб., 1907, стр. 378.
[21] Николай Милеску Спафарий. Сибирь и Китай. Кишинев, 1960, стр. 63.
[22] U. Т. Sirelius. Die Handarbeiten der Ostjaken und Wogulen. Helsingfors, 1903.
[23] Гр. Новицкий. Краткое описание о народе остяцком. СПб., 1884, стр. 38.
[24] «Сибирские летописи», стр. 77.
[25] Г. Старцев. Остяки. Л., 1928, стр. 80.
[26] Николай Милеску Спафарий. Ук. соч., стр. 40—41; И. С. Поляков, Ук. соч., стр. 8, 30—33, 80, 81.
[27] В. Н. Чернецов. О проникновении восточного серебра в Приобье. Тр. ИЭ нов. сер., 1, М., 1947, стр. 127.
[28] Н. Н. Оглоблин. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.), 1, М., 1895, стр. 68—69.
[29] В. Н. Пигнатти. Искер, стр. 13.
[30] В. П. Левашова. Вознесенское городище..., стр. 90, табл. III, 16.
[31] И. С. Поляков. Ук. соч., стр. 44.
[32] Там же, стр. 112.
[33] Гр. Новицкий. Ук. соч., стр. 38.
[34] В. П. Левашова. Вознесенское городище..., стр. 89.
[35] П. А. Дмитриев. Охота и рыболовство в восточно-уральском родовом об­ществе. ИГАИМК, 106, М.— Л., 1935, рис. 27.



ПУБЛИКАЦИЯ: Цепкин Е. А., Могильников В. А. Рыболовство у населения лесного Прииртышья в эпоху железа // Советская археология. М., 1968. № 3. С. 54-61.

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Мазуров А. Б. Цепкин Е. А. Рыболовный промысел в XII-XVIII вв.: (по данным раскопок в Коломне)
В настоящей статье рассмотрена происходящая из раскопок в г. Коломне... Читать далее...

Публикации

Дьяченко И.П. Фауна и некоторые биологические особенности рыб в эпоху поздней бронзы
Одним из способов ретроспективной оценки ихтиофауны является изучение кухонных остатков... Читать далее...

Публикации

Алексеевский М.Д., Васкул А.И., Козлова И.В., Комелина Н.Г. Традиции рыбаков и зверобоев Терского берега Белого моря
Что, брат, приезжий ученый, Моря тебе не понять. Только рыбак просоленный Книгу морскую... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: