gototop

Новые статьи

Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э.
В первые века н.э. боспорский город Тиритака был довольно крупным центром по добыче и переработке рыбы. За всю историю раскопок... Читать далее...
Алмазов А., Маслов Н. В Президиуме Всесоюзной секции спортивного рыболовства
  Второй Пленум Всесоюзной секции спортивного рыболовства своим постановлением от 8 апреля 1957 года основную работу по объединению рыболовов-спортсменов и обеспечению их нужд... Читать далее...
Кузнецова А.В. «Исадами зовется песчаный берег…»
В ряде современных говоров широко распространено существительное исад. В памятниках письменности исад и его производные исадка, исадинка, исадница, исадный, исадище;... Читать далее...

Цепкин Е.А. Остатки рыб из раскопок древнего Кремля и Зарядья

 Изучению промысловой фауны рыб из древних поселений славян было посвящено несколько работ[1]. Однако на общем фоне археологических исследований славянских памятников костные остатки рыб из раскопок древнерусских городов изучены еще в очень малой степени. Между тем подобные исследования позволяют выяснить характер древней промысловой ихтиофауны.
Рыболовство издавна играло значительную роль в жизни славян. Об этом свидетельствуют находки почти во всех древних славянских поселениях и городах костных остатков рыб и разнообразных рыболовных принадлежностей. Это подтверждается и письменными источниками, относящимися к XII—XVII вв. и к более позднему времени. Безусловно, широкое распространение рыболовства среди славян определялось прежде всего обилием рыбы в реках и озерах европейской части страны.
Возникновение, рост и укрепление Русского государства, появление городов — способствовали развитию рыбного промысла, продукты которого стали одним из наиболее обычных товаров городского рынка.
В древней Руси на протяжении многих веков рыболовство служило важным источником питания широких слоев населения. Во время же некоторых религиозных постов рыба, как известно, была едва ли не основной пищей.
Несомненно, рыба имела большое значение и в питании населения древней Москвы. При археологических раскопках, проводившихся в 1949—1951 гг. на территории Зарядья, были найдены керамические и каменные грузила для сетей, блесна, деревянные поплавки, крюки для подвешивания рыбы при копчении, указывающие на то, что рыболовство являлось одним из важных промыслов жителей московского посада[2]. В культурном слое Зарядья и Кремля (двор Теремов, раскопки 1959 г.) среди кухонных остатков были обнаружены кости рыб, результатом исследования которых посвящена настоящая статья.
186
Имевшаяся в нашем распоряжении коллекция содержала 61 экземпляр костей. Изучение даже этого сравнительно небольшого остеологического материала представляло несомненный интерес, поскольку костные остатки рыб из культурного слоя древней Москвы до сих пор не исследовались.
Хорошая сохранность материала позволила определить все костные остатки с точностью до вида. На некоторых костях были заметны следы режущего инструмента, по-видимому ножа, употреблявшегося при разделке рыбы.
Видовой состав рыб, определенный по костным остаткам из культурного слоя Зарядья и Кремля, приведен в табл. 1.

Таблица 1. Количественное распределение костных остатков рыб по видам
Виды рыб
Зарядье, слой XI‑XVII вв.
Кремль, двор Теремов
Раскоп II
XII‑XIII вв
Раскоп I
XIII‑XIV вв
Слой XIV‑XV вв
Белуга
4
4
Стерлядь
1
1
Осетр
2
4
6
1
Севрюга
2
3
4
3
Щука
1
3
5
Лещ
3
1
Голавль
1
1
Сом
3
5
Судак
1
2
Всего
12
22
22
5

Семейство осетровых — Acipenseridae

Белуга — Husohuso (L.)

Кости белуги найдены в культурном слое Зарядья и двора Теремов (табл. 1. рис. 1, 1). Среди остатков других видов рыб они особенно отличались своими крупными размерами. В исследованном материале обнаружены обломки dentale, praemaxillo-maxillare, cleilhrum и покровных костей черепа, принадлежавших особям, абсолютная длина которых колебалась в пределах от 200 до 300 см.
Белуга — самая крупная по размерам и весу рыба, встречающаяся в пресных водах европейской части страны. В исключительных случаях она достигает длины 4—5 м и веса до 1 т и более. В прошлом столетии заходила из Волги в Оку до города Мурома[3]. В 80-х годах XVII в. белугу промышляли на р. Шексне, в Цылинском ёзе, где ее ловили с весны до поздней осени[4].

Стерлядь — AcipenserruthenusL.

Этому виду принадлежат: колючий луч грудного плавника от рыбы размером 55 см и обломок clavicula от рыбы длиной 75 см, которые были найдены в культурном слое двора Теремов (табл. 1, рис. 2, 3).
Стерлядь достигает размеров до 100—125 см, обычная длина ее — 30-50 см. В XVII-XVIII вв. имела весьма широкое распространение. Особенно много ее водилось в Волге и ее притоках, в частности в Оке[5].

Осетр — Acipensergüldenstädti Brandt.

Костные остатки осетра обнаружены в культурном слое Зарядья и двора Теремов (табл. 1). Они представлены колючими лучами грудных плавников, фрагментами operculum, entopterygoideum, clavicula, orbitale,
187

Рис. 1. Остатки рыб XIXVII вв. из раскопок в Зарядье
1— белуга (dentale); 2 — осетр (marginale); 3 — севрюга (operculum);
4 — щука (dentale); 5 — сом (cleithrum)

покровных костей черепа и жучек. Размеры рыб удалось восстановить по пяти экземплярам костных остатков. Они равнялись: 130 см, 130, 140, 160, 180 см.
Русский осетр достигает длины до 230 см. В XVIII в. осетры заходили из Волги в Оку, по которой поднимались до Калуги, а в прошлом столетии — до Серпухова[6].

Севрюга — AcipenserstellatusPallas.

Костные остатки севрюги так же, как и осетра, найдены в культурном слое Зарядья и двора Теремов (табл. 1). Этому виду принадлежат
188
 
Рис. 2. Остатки осетровых рыб XII—ХV вв. из раскопок в Кремле
1—белуга осетровая (dentale); 2 — севрюга (parasphenoideum, operculum);
3 — стерлядь (clavicula, marginale); 4 — осетр жучка, обломок покровной кости черепа
 
фрагменты parasphenoideum, operculum, squamosum, покровных костей черепа, жучки. Размеры рыб следующие: 130 см, 130, 130, 140, 150, 170, 170 см.
Севрюга достигает длины до 200 см. Во второй половине прошлого столетия поднималась по Волге до Рыбинска[7]. В XVII в. заходила из Волги в Оку[8].

Семейство щуковых — Esocidae

Щука — EsoxluciusL.

Кости щуки обнаружены в культурном слое Зарядья и двора Теремов (табл. 1, рис. 3, 1)найдены dentale, cleithrum, parasphenoideum, позвонки, принадлежавшие особям длиной 80 см, 80, 80, 90, 95 см.
189
 
Рис. 3. Остатки рыб XIIXV вв. из раскопок в Кремле
1 — щука (позвонок, cleithrum); 2 — сом (колючий луч грудного плавника); 3 — лещ (operculum); — голавль (pharyngiale); 5 — судак (interoperculum, dentale)

Щука достигает размеров до 100 см, очень редко—150 см. В реках и озерах европейской части страны распространена повсеместно. В прошлом столетии была довольно многочисленна в подмосковных прудах и являлась весьма обычной рыбой в Москве-реке[9].

Семейство карповых — Cyprinidac

Лещ — Abramisbrama (L.)

Лещу принадлежат фрагменты operculum и urohyale, найденные в культурном слое двора Теремов (табл. 1). Размеры рыб, восстановленные по этим остаткам, равнялись 42 см, 46, 47, 47 см.
Лещ достигает длины 75 см, обычные же размеры его в современные уловах — 30—45 см. В прошлом столетии много леща ловили в Оке, близ Каширы. Водился лещ также в подмосковных прудах и в Москве-реке[10].

Голавль — Leuciscuseephalns(L.)

Костные остатки этого вида происходят из культурного слоя двора Теремов (табл. 1). Здесь обнаружены глоточные кости, принадлежавшие
190
особям длиной 33 и 36 см. Современный голавль достигает размеров до 50—80 см. Во второй половине прошлого столетия ловился в Москве-реке, в черте города[11].

Семейство сомовых — Siluridae

Сом — SilurusglanisL.

Остатки этого вида найдены в культурном слое Зарядья и двора Теремов (табл. 1). Сому принадлежат: cleithrum, supracleithrum, позвонок, колючие лучи грудных плавников, тазовая кость. Абсолютная длина рыб, восстановленная по этим остаткам, равнялась 93 см, 97, 140, 170, 210 см. Сом достигает длины до 300 см и более (очень редко). В конце прошлого столетия промышлялся в Оке и ее притоках. Встречался и в Москве-реке около столицы[12].

Семейство окуневых — Percidae

Судак — Luciopercalucioperca(L.)

Кости судака (dentale, praeoperculum, interoperculum) обнаружены в культурном слое двора Теремов (табл. 1). Они принадлежали особям, длина которых равнялась 50 см, 78, 84 см.
Судак достигает размеров до 50—130 см. В конце прошлого столетия встречался в Москве-реке, недалеко от столицы[13].
Исследованный остеологический материал далеко не полон, но все же, вероятно, в какой-то мере характеризует видовой состав промысловых рыб, употреблявшихся в пищу населением древней Москвы. Даже на этом небольшом материале заметно количественное преобладание в пище москвичей наиболее ценных рыб — осетровых. Костные остатки белуги, стерляди, осетра и севрюги вместе составляют более 57% от общего числа костей рыб в коллекции. Причем, здесь нужно учесть, что вероятность сохранения остатков этих рыб была значительно меньше, чем других — костистых. Очевидно, осетровые сорта рыб в древней Москве предпочитались прочим.
Изобилие осетровых рыб в Верхней Волге и ее притоках в XII—XVII вв. вряд ли может вызвать сомнение. Известно, например, что даже в начале XVII в. на обиход только одного Троице-Сергиева монастыря ежегодно доставляли 6 тыс. осетров и севрюг. 300 белуг, 600 пудов (около 10) черной икры, 15 бочек осетрины, 500 спинок и 200 теш белужьих[14]. Все это, по-видимому, привозили с Волги, Ока и ее притоки в прошлом также были богаты осетровыми; отсюда их доставляли в Кормовой дворец[15].
По костным остаткам из культурного слоя древней Москвы определить, была ли рыба поймана в Оке, Волге или Москве-реке, не представляется возможным. Осетровых могли привозить в Москву с Оки и Верхней Волги, а, кроме того, в некотором количестве добывать и в самой Москве-реке. Что касается щуки, леща, голавля, сома и судака, то их вряд ли привозили издалека. В XVII в., а тем более в XI—XV вв. они встречались в достаточно большом количестве в бассейне Москвы-реки, неподалеку от города.
Даже в сравнительно недавнее время, в конце прошлого столетии, в Москве-реке в пределах г. Москвы добывалось довольно много рыбы. По свидетельству Л. Сабанеева[16], в Москве-реке, в пределах столицы, только на удочку добывалось за год до 300—400 пудов одного язя, а кроме того, много другой рыбы (голавля.. подуста, плотвы и др.).
Находки в культурном слое древней Москвы остатков разнообразного рыболовного инвентаря являются бесспорным свидетельством того, что москвичи промышляли рыбу в Москве-реке в черте города. Судя по находкам орудий лова, видимо, чаще всего для добычи рыбы применялись сети, невод, бредни и т. п., хотя наряду с этим был распространен и «любительский» лов (удочками и блесной).
Небольшое количество костного материала резко ограничило возможности его всестороннего исследования. Можно лишь надеяться, чтодальнейшие археологические раскопки культурного слоя Москвы дадут более обильный материал, изучение которого позволит значительно полнее охарактеризовать промысловую ихтиофауну Москвы-реки и рыболовство древних москвичей.

IIримечания


[1] В. Д. Лебедев. Пресноводная четвертичная ихтиофауна Европейской части СССР. М., 1960, стр. 5—373; А. Н. Световидов. К истории ихтиофауны р. Дона. МИА, № 8, 1948, стр. 124—127; Л. Д. Вороненкова. Промысловая фауна рыб Донецкого городища. «Вопросы ихтиологии», 1962, т. 2, вып. 4 (25), стр. 626—639; Б. А. Шрамко, Е. А. Цепкин. Рыболовство у жителей Донецкого городища в VIII—XIII вв. СА, 1963, №2, стр. 74—83; Е. К. Сычевская. Рыбы древнего Новгорода. СА, №1, 1965, стр. 236—256.
[2] М. Г. Рабинович. Раскопки в Москве в 1950 г. КСИА, вып. 44, 1952, стр. 119, рис. 38; он же. О древней Москве. М., 1964, стр. 270, рис. 121; Э. А. Рикман. Результаты археологических наблюдений в Зарядье (по раскопкам 1949—1951 гг.). КСИИМК, вып. 57, 1955, стр. 89, рис. 32.
[3] Сабанеев. Рыбы России. M., 1911, стр. 825.
[4] С. В. Кириков. Промысловые животные, природная среда и человек. М., 1966, стр. 257.
[5] Там же, стр. 50, 258.
[6] Л. Сабанеев. Указ. соч., стр. 845.
[7] Л. С. Берг. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран, ч. I. M.—Л., 1948, стр. 98.
[8] С. В. Кириков. Указ. соч., стр. 258.
[9] Л. Сабанеев. Указ. соч., стр. 302—321.
[10] Там же, стр. 505—515.
[11] Там же, стр. 603—605.
[12] Там же, стр. 795, 807.
[13] Там же, стр. 36.
[14] С. В. Кириков. Указ. соч., стр. 44, 45.
[15] Там же, стр. 44, 45.
[16] Л. Сабанеев. Указ. соч., стр. 668.
192

ПУБЛИКАЦИЯ: Цепкин Е.А. Остатки рыб из раскопок древнего Кремля и Зарядья // Древности Московского Кремля. Материалы и исследования по археологии СССР, № 167. М., 1971. С. 186-192.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Мальм В.А. Промыслы древнерусской деревни. II. Рыболовство
В европейской части нашей страны, особенно на северо-западе, имеется много... Читать далее...

Публикации

Добровольская В.Е. «Всяка рыба хороша, коли на уду пошла…» Запреты и предписания, связанные с рыболовством
  Система правил, регламентирующих бытовую, обрядовую и хозяйственную деятельность как одного... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: