gototop

Новые статьи

У рыболовов-спортсменов по Советскому Союзу
  В Литовской ССР Первый республиканский пленум секции спортивного рыболовства, состоявшийся 15 июня 1955 г., избрал президиум: А. Булота — председатель, И. Савицкас — зам. председателя и председатель... Читать далее...
Тофалары (карагасы). Рыбная ловля
Рыболовство, несмотря на богатство рек рыбой и острый недостаток продуктов питания у карагас, велось в весьма незначительных размерах. В старину,... Читать далее...
Мартынов А. Международная конфедерация рыболовного спорта: структура и деятельность
Послевоенные десятилетия отмечены бурным ростом любительских и спортив­ных форм рыболовства во всем мире, особенно в экономически развитых стра­нах. Судя по... Читать далее...

Острецова Л.М. Тематическая группа «Орудия лова» в говорах Среднего Приишимья

Одним из наиболее актуальных и разрабатываемых вопросов современного языкознания является исследование си-

130

стемных отношений языковых единиц как на материале разных языков, так и на материале разновидностей одного языка. Проблеме системных отношений в лексике на материале русских диалектов посвящены работы Р. И. Аванесова, Ф. П. Филина, И. А. Оссовецкого, Л. И. Баранниковой, Т. С. Коготковой, О. И. Блиновой, Н. А. Лукьяновой, Н. М. Шабалина, Л. Г. Самотик и др.[1]

Определенный интерес представляет изучение специфики лексико-семантической системы отдельных говоров. Предметом нашего исследования являются говоры Среднего Приишимья.

Говоры Тюменской области, которая занимает обширную территорию Западной Сибири, изучены мало. В работах диалектологов: М. А. Жовтобрих, В. Н. Светловой, М. А. Романовой, М. А. Лецкина — исследуются фонетико-грамматические особенности говоров Тюменской области. В лексикологическом же отношении указанные говоры почти не изучены. Можно назвать лишь несколько статей, написанных на материале лексики говоров Тюменщины[2].

Многие районы Тюменской области известны своими озерами. Поэтому неудивительно, что местное население издавна занималось рыбными промыслами. Материалом для наблюдения послужила лексика рыбных промыслов, собранная во время диалектологических экспедиций 1978—1980 гг.

В работе ставятся задачи: 1) определить состав (лексическую наполняемость) тематической группы «Орудия лова рыбы» в Приишимских говорах; 2) выделить в составе этой тематической группы лексико-семантические группы (ЛСГ) слов; 3) установить основные отношения между членами ЛСГ.

Лексика диалектов изучается обычно в нескольких планах: 1) внутренняя система диалекта как относительно замкнутая; 2) сопоставительное изучение лексики в сравнении с литературным языком и говоров между собой.

В настоящей работе представлен только первый аспект.

Использование слов в речи обусловлено двумя факторами: во-первых, семантическим соотношением избранного слова с другими словами и, во-вторых, возможностью этого слова сочетаться с остальными лексемами[3].

Эти две закономерности и определяют семантическую значимость конкретного слова. Исходя из первого фактора, слово может быть представлено как элемент какой-то лек-

131

сико-семантической парадигмы. По второму же фактору слова рассматриваются как элементы определенных синтагм.

Парадигматические и синтагматические отношения тесно связаны между собой, т. к. принадлежность слова к определенной парадигме обусловливает его синтагматические связи. В работе О. И. Блиновой отмечено, что «все многообразие системных связей в лексике диалекта, как и языке в целом, группируют вслед за Фердинандом де Соссюром[4], в два типа связей — синтагматические и парадигматические, или ассоциативные. Синтагматические связи (соотношения) определяются как отношения сочетаемости элементов в речевой цепи; парадигматические — как отношения противопоставленности единиц в языке»[5].

Все явления реальной действительности обозначаются словами, которые связаны между собой так же, как и отражаемые ими явления. По этим «внеязыковым» связям слова объединяются в группы, которые учеными названы тематическими[6].

В настоящей статье мы рассматриваем тематическую группу слов «Орудия лова рыбы».

Члены данной тематической группы соотнесены с предметами действительности, с одной стороны и, с другой стороны, связаны внутриязыковыми отношениями. Эти отношения уже говорят о наличии более тесных связей, чем только определенные темой, что позволяет нам выделить в тематической группе ряд ЛСГ.

Д. Н. Шмелев, высказывая некоторые сомнения, утверждает, однако, что можно говорить о парадигматических отношениях в группах слов, связанных какой-нибудь одной семантической темой. Например, «старик» и «хитрец» на основании определенных внутренних качеств человека.

Нам представляется, что в пределах названного тематической группы «Орудия лова» можно выделить несколько лексико-семантических групп слов. Лексико-семантические группы (ЛСГ) слов определяются как слова, «относящиеся к какой-либо одной части речи. Лексические объединения с однородными, сопоставимыми значениями, отличающиеся семантической взаимозависимостью входящих в нее слов»[7].

В тематической группе слов «Орудия лова» выделяются; следующие ЛСГ:

1. ЛСГ слов — основные приспособления для ловли рыбы;

2. ЛСГ слов — приспособления, которыми вынимают рыбу;

3. ЛСГ слов — части орудий лова;

132

4. ЛСГ слов — вспомогательные приспособления.

ЛСГ выделяются на базе разных основных семантических признаков: слова первой ЛСГ в качестве основного семантического признака содержат указание на обозначение рыболовных снастей, плетеных или вязаных, вторая ЛСГ объединяет слова, основным семантическим признаком которых является указание на «вынимание» рыбы из снастей; слова третьей ЛСГ объединяются семантическим признаком, который выделяет части орудий лова; общим смысловым признаком, который объединяет слова четвертой ЛСГ, является указание на вспомогательный характер орудий лова.

К первой ЛСГ относятся слова: нéвод (род большой рыболовной сети); ряжόвка (трехстенная рыболовная сеть); трехстéнка (то же, что ряжовка); брéдень (небольшая рыболовная сеть, которой ловят рыбу в неглубоких местах, бродом); береговýшка (короткая сеть, которую можно ставить с берега шестом); чебáшница (сеть с мелкими ячеями 22—24 мм); гальяница (мелкая сеть, с ячеями не более 16 мм); фитиль (приспособление для ловли рыбы в траве или камышах. Представляет собой бочку, по бокам которой находятся крылья); корчáга (приспособление для ловли рыбы, плетеное из прутьев в виде корзины с круглым узким горлом); вéнтель (то же, что корчага); мόрда (кошель, вытянутой формы, плетеный из прутьев с квадратным заходом для рыбы); котéц (заградительное устройство из прутника в форме улитки с отверстием посередине); езόк (перегородка реки в нешироком месте, сплетенная из прутьев с отверстием посередине. Рыба ловится в морды, которые стоят за езками): запόр (отверстие в езках, за которым ставят морды); намéтка или накидка (приспособление для ловли рыбы в мутной воде, обычно весной, в виде сачка, больших размеров); насилка (струна, сделанная петлей. Служит для ловли рыбы осенью, когда рыба стоит у берегов); перемéт (длинный шнур из кордовых ниток или капрона, метров 20—25, на который привязаны крючки на коротких поводках); кόлокол (удочка с колокольчиком, который привязывается к леске); закидýшка (длинная леска с крючком и грузилом на конце. Применяется для ловли крупной рыбы); острόга (пика).

Во вторую ЛСГ объединяется всего несколько слов: сáк (небольшая сеть, сделанная в виде мешка, натянутого на обруч); ситá (род решета с частой сеткой, служащей для процеживания); черпáло (сачок для вынимания пойменной рыбы); плица (то же, что черпало).

133

Третья ЛСГ содержит следующие слова: дéль (непосаженная сеть); мáтка (полотно сети); поводόк (шнур, на который садится сеть); кибáски (грузила, сделанные из глины); грýзило (подвески для сети, необходимые для того, чтобы сеть в воде не скручивало и чтобы она глубже уходила в воду); гросьбá (проволока, которая скрепляет ячейки фитили по краям); жерлица (большой крючок); мормышка (искусственная приманка в виде горбунца, используется для зимней ловли); блеснá (искусственная приманка в виде блестящей пластины); кивόк (часть зимней удочки, конусовидной формы, которая при клеве прогибается).

В четвертую ЛСГ входят следующие слова: кляч (палка, которая служит для направления невода); норило (палка, к которой привязывают сеть, чтобы протолкнуть ее подо льдом); вилка (специальная палка с сучком, которой проталкивают подо льдом норило); рогáтина (то же, что вилка); пешня (длинная палка с металлическим наконечником, которой долбят лед во время зимней ловли рыбы); тычка (шест, на который крепится сеть в воде); шáхи (колья с сучьями, на которых сушат сети); бόт (специальное приспособление для загона рыбы в сети); кукáн (прут или веревка, на которую нанизывают рыбу).

Следует отметить, что парадигматические отношения внутри тематической группы «Орудия лова» не только многоступенчаты, но и неоднолинейны. Многие из приведенных слов являются в одно и то же время членами разных парадигматических рядов, в которых слова противопоставляются по одному из семантических признаков.

Так, первую ЛСГ слов, обозначающую приспособления для ловли рыбы, можно разделить на несколько подгрупп в зависимости от способа изготовления: приспособления вязаные (невод, сеть, бредень, береговушка, гальяница, чебашница, фитиль) и приспособления плетеные. К этой подгруппе относятся следующие слова: корчага, вентель, морда, котец.

Эти же подгруппы слов могут быть определены и по другому дифференциальному признаку: вязаные из НИТОК (невод, сеть, бредень, береговушка, гальяница, чебашница, фитиль) и плетеные из ПРУТЬЕВ, чаще употребляются таловые прутья, хотя в последнее время они заменяются мягкой проволокой (корчага, вентель, морда, котец).

Все перечисленные выше слова можно расклассифицировать в зависимости и от других признаков.

Так, название приспособлений зависит от размеров. На-

134

пример, самой большой по размеру снастью является невод. Его длина может достигать 200 и более метров. Бредень отличается от невода размером (длиной): бредень — снасть такая же, как невод, только меньших размеров (12—15 м). Береговушка — это такая короткая сеть, что ее можно ставить с берега с помощью шеста.

В зависимости от величины ячеек сети называются гальяница (ячейки не более 16 мм) и чебашницы (22—24 мм). Однако в основу названия этих сетей положен и другой семантический признак — название сети зависит от того, какая рыба ловится в сеть (чебак или гальян).

Одним из дифференциальных признаков является указание на то, какое участие принимает в процессе лова человек. По этому признаку орудия лова делятся на «самоловы» (сеть, корчага, фитиль, вентель, морда, езок и др.) и орудия, с помощью которых человек добывает рыбу (невод, бредень, удочка).

Кроме того, слова первой ЛСГ группы сопоставляются между собой в зависимости от того, как закрепляется снасть. Так, сеть, которая не укрепляется, называется плавной сетью. В отличие от плавной сети береговушка, например, крепится с помощью шеста (тычки) прямо на берегу, остальные сети крепят в озере (тоже с помощью тычек, к которым привязывают поводок сети).

В основу различия корчаги и морды взят особый дифференциальный признак — форма. Корчага представляет собой плетеное из прутьев приспособление круглой формы. И отверстие для захода рыбы у нее тоже круглое. Морда же плетется вытянутой (удлиненной) формы, и заход для рыбы у нее квадратный.

Еще одним компонентом, по которому можно сопоставить орудия лова, является указание на то, какая рыба ловится (класс): речная или озерная. Такая речная рыба, как щука и окунь, называется «белой». Для лова речной рыбы используются бредень, езок, котец, перемет. При озерном лове чаще всего используют сети, корчаги, фитили. Некоторые орудия лова используются как на реке, так и на озере: удочка, сеть, береговушка.

Такие орудия лова, как езок, котец, перемет, могут быть сопоставлены с другими на том основании, что для того, чтобы поймать рыбу, этими приспособлениями перегораживают неширокое место реки.

135

В зависимости от того, в какое время производится лов рыбы (осенью или весной), тоже различаются названия снастей. Так, осенью используют насилку (струна, сделанная петлей, служит для ловли рыбы в осеннее время, когда она стоит), а наметка или накидка (приспособление типа сачка в виде круга на длинной палке) забрасывается в мутную воду, когда рыба стоит у берегов, используется для весеннего лова.

Таким образом, основными отношениями, характеризующими семантическую организацию ЛСГ, являются отношения сопоставления; отношения противопоставления в полной (антонимической) форме не проявляются.[8]

Другие же ЛСГ подобными отношениями почти не характеризуются. По своему составу ЛСГ очень неоднородны.

Ряд слов в рассмотренной нами ЛСГ имеет четкую мотивированность в сознании носителей говора.

Так, например, такие слова как фитиль, корчага, береговушка, бредень, блесна указывают на признак, положенный в основу названия: приспособление для лова, названное словом фитиль, по форме напоминает фитиль (жгут или ленту для горения в лампах, свечах); корчага — само приспособление похоже на большой глиняный сосуд, называемый корчагой; короткую сеть называют береговушкой, т. е. ее ставят с помощью шеста с берега. Название бредень (в значении небольшой рыболовной сети) основано на том, что ловят рыбу бреднем в неглубоких местах, в нешироких местах рек. Бредень берут за концы обычно двое и бредут вдоль берега. Слово блесна (искусственная приманка) образовано от глагола блестеть. Металлическая пластинка, покачиваясь на воде, своим блеском приманивает хищную рыбу.

Подробное выяснение типов мотивированности представляет собой тему самостоятельного исследования, результаты которого будут представлены в дальнейшем.

В то же время несколько слов исследуемой тематической группы можно охарактеризовать по наличию или отсутствию какого-то признака. Такое соотношение связано не с разделением значения, а с его специализацией в определенном направлении. В этом случае парадигматический ряд основан на характерном для семантики неравномерном распределении семантических признаков. Так, слово УДОЧКА (рыболовная снасть) не содержит указания на сигнал, а КОЛОКОЛ (удочка с колокольчиком, который привязан к леске) при клеве звенит.

136

На основании наблюдений можно сделать следующие выводы:

1. ЛСГ слов неодинаковы: во-первых, одни более наполняемы, другие — менее (самая наполняемая первая ЛСГ-21, наименее наполненная вторая ЛСГ-4); во-вторых, прочность, парадигматических связей различна: в первой ЛСГ связи прочные, разнообразные, для других ЛСГ эти связи почти не просматриваются;

2. Связи между ЛСГ основаны только на экстралингвистических факторах, лингвистических начал почти не имеют.

3. Внутри ЛСГ определяющими являются отношения, сопоставления, а отношения противопоставления проявляются только в наличии дифференциальных семантических признаков слов.

4. Границы между тематической группой и ЛСГ в исследуемом диалекте довольно расплывчаты. Очевидно, в лексике, близкой к терминологической, ведущим типом объединения слов является тематический.

ПРИМЕЧАНИЯ И ЛИТЕРАТУРА:

137

[1] Р. И. Аванесов: 1) «Достижения современного языкознания в области русской диалектологии». Известия АН СССР, ОЛЯ, 1958, т. XVII, вып. 1; 2) Об очередных задачах диалектологического изучения языков Советского Союза. Известия АН СССР, ОЛЯ, 1959, т. XVIII, вып. 3 и др.

Ф. П. Филин: 1) Некоторые проблемы диалектной лексикографии. Известия АН СССР, серия литературы и языка, 1966, с. XXV, вып. 1; 2) О лексикализованных фонетико-морфологических вариантах слов в: русских говорах. Лексика русских народных говоров, М.-Л., 1966; 3) О названиях обуви в русском языке. Лексикографический сборник, М., 1963, вып. VI; 4) О слове и вариантах слова. Морфологическая структура слова в языках различных типов, М.-Л., 1963 и др.

И. А. Оссовецкий. Исследование в области лексикологии русских народных говоров ДД и АДД, М., 1971;

Л. И. Баранникова: 1) Некоторые особенности современного состояния диалектной лексики. Вопросы русской диалектологии, Куйбышев, 1965; 2) О вариантных единицах диалектных систем. Проблемы истории и диалектологии славянских языков, М., 1971 и др.

Т. С. Коготкова: 1) К вопросу о дублетно-сипонимических отношениях в лексике современного говора. Слово в русских народных говорах, Л., 1968; 2) К вопросу о производственно-профессиональной лексике говора и соотношении ее с терминологической лексикой литературного языка. Диалектная лексика, 1969, Л., 1971; 3) Русская диалектная лексиклогия. М., 1979;

О. И. Блинова: 1) К вопросу о типах лексических различий в системе диалектного языка. Вопросы языкознания и сибирской диалекто-

137

логии, Томск, 1966, вып. 1; 2) Лексическая мотивированность и некоторые проблемы региональной лексикологии. Вопросы изучения лексики русских народных говоров. Диалектная лексика, 1971, Л., 1972; 3) Производственно-промысловая лексика старожильческого говора с. Вершинино Томского района Томской области. КД и АКД, Томск, 1962; 4) Введение в современную региональную лексикологию, Томск, 1975 и др.

Н. А. Лукьянова: 1) К вопросу о методике анализа семантических отношений слов в диалектной системе. Вопросы языка и литературы, Новосибирск, 1970, вып. IV, ч. 1; 2) Системные отношения в лексике говоров Сузунского и Ордынского районов Новосибирской области; КД и АКД, Новосибирск, 1966, 3) Некоторые вопросы диалектной лексикологии, Новосибирск, 1979 и др.

Н. М. Шебалин. К вопросу о приемах анализа диалектной лексики (на материале русских говоров Кубани). Ученые записки Краснодарского пед ин-та, языковедческие кафедры, Краснодар, 1957, вып. XXII; 2) О сельскохозяйственной терминологии современного диалекта. Труды кафедры русского языка Орехово-Зуевского пед. ин-та, М., 1960 и др.

Л. Г. Самотик: 1) Лексико-семантическая система русского старожильческого говора Тасеевского района Красноярского края. (На материале двух лексико-семантических групп). КД и АКД, Красноярск, 1974; 2) К проблеме многозначного слова как части диалектной лексико-семантической системы. Проблемы сибирской диалектологии, ч. II, Красноярск, 1979 и др.

[2] См. В. А. Сенкевич. Терминология охоты Обь-Енисейского междуречья. В сб.: Вопросы современного русского литературного языка, диалектологии и методики. Свердловск, 1960;

Е. И. Орестов. К истории формирования рыболовецкой терминологии Западной Сибири. — В сб.: Говоры Урала и Западной Сибири. Нижний Тагил, 1972;

Л. И. Максимов. Предметно-бытовая лексика Среднего Приишимья (к вопросу о диалектной основе русских старожильческих говоров Сибири), КД, Л., 1975.

[3] См. О. С. Ахманова. Словарь лингвистических терминов, М.; 1969, с. 214.

[4] Ф. де Соссюр. Курс общей лингвистики. М., 1933.

[5] О. И. Блинова. Введение в современную региональную лексикологию. Томск, 1975.

[6] Д. Н. Шмелев. Очерки по семасиологии русского языка, М., 1964, с. 130.

[7] Ф. П. Филин. О лексико-семантических группах слов. В кн.: Езиновски исследования в чест академик Стефан Младенов, София, 1952,с. 237—238.

[8] Ср. работы Л. Г. Самотик: 1) Об отношениях противопоставления в лексико-семантической группе одного говора (статья I), Проблемы грамматики словообразования и лексики сибирских говоров, Красноярск, 1978; 2) Об отношениях противопоставления в лексико-семантической группе одного говора (статья 2), Вопросы исследования лексики и фразеологии сибирских говоров, Красноярск, 1978.

138

ПУБЛИКАЦИЯ: Острецова Л.М. Тематическая группа «Орудия лова» в говорах Среднего Приишимья // Материалы и исследования по сибирской диалектологии. Красноярск, 1981. С. 130 – 138. 

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. Предметы вспомогательного рыболовного инвентаря из раскопок в Пскове
  Помимо основных орудий рыболовного промысла при раскопках встречаются и некоторые... Читать далее...

Публикации

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: