gototop

Новые статьи

Салмина Е.В. Рыболовный инвентарь из раскопок в Пскове (классификация находок и способов ловли)
Данная статья посвящена изучению рыболовства средневекового Пскова по археологическим материалам, накопленным в Пскове за все время проведения раскопок (по 1990... Читать далее...
У рыболовов-спортсменов по Советскому Союзу
  В Литовской ССР Первый республиканский пленум секции спортивного рыболовства, состоявшийся 15 июня 1955 г., избрал президиум: А. Булота — председатель, И. Савицкас — зам. председателя и председатель... Читать далее...
Петров П. Соревнования на Вуоксе
  Стало хорошей традицией регулярно проводить соревнования по ловле рыбы спиннингом между командами Московского общества «Рыболов-спортсмен» и Ленинградского общества охотников и... Читать далее...

Головачев П. Сибирь. Природа. Люди. Жизнь. (Раздел «Рыболовство»)

Добывание речных рыбных богатств составляет главное занятие жителей Сибири в низовьях северных сибирских рек — Оби, Енисея, Лены, Колымы и др. второстепенных, а также их северных притоков, в низовьях Амура, на байкальском острове Ольхоне, на озерах северной Сибири и в северо-восточных округах Приморской области. Важное, хотя и подсобное, занятие составляет рыболовство на Ангаре, на озерах Степного края, особенно на Нор-Зайсане, и вообще там, где реки и озера особенно богаты рыбой, и притом где климат и почва мало
265
располагают к земледелию. Время главнаго занятия рыболовством совпадает с началом переселения рыб в моря вверх по рекам для метания икры, которая может развиваться лишь в пресной воде, и это не совсем одновременно для всех сибирских рек — чем далее к востоку, тем позже: со второй половины мая на Оби и в 10 числах июня на Лене и др. восточных реках. Вследствие этого движения рыбы от устьев и по течению реки рыбный промысел начинается не в одно и то же время (чем выше, тем позже), хотя низовья освобождаются от льда гораздо позже более верхних частей. Обратное движение рыбы (в августе и сентябре) вызывает новую усиленную ловлю ея. Главный и лучший улов рыбы — весенний, когда она полна икры и не истощена продолжительным ходом против течения. Рыба движется в огромном количестве, что наиболее заметно на Амуре, особенно в устьях, и в реках Камчатки. Горбуша идет в таком количестве, что одной тоней вытаскивают до 3000 штук, из которых рыболовы оставляют себе только самых крупных рыб. Не все породы кочевых рыб двигаются одновременно. На Лене, напр., раньше всех появляется нельма и чир, а с половины июля и муксун, в августе сельдятка, или кондевка. На Амуре прежде всего поднимается кэта, за ней горбуша. На Оби раньше всех появляется сырок, за ним следуют муксун и нельма (рис. 56). Промысловыя рыбы сибирских рек можно разделить на два вида: кочевыя, проходныя, и местныя, туводныя. К первым относятся: осетр, нельма, муксун, сырок и сельдь (последняя в устьях Оби и Таза); на Лене и дальше на восток к этим рыбам присоединяется сельдятка, или кондевка (из семейства лососевых, ничего общаго не имеющая е настоящей сельдью); осетры в Лене едва ли даже встречаются. В Амуре
266
 
alt
Рис. 56. Рыболовная стоянка на Лене.
267
к лучшим проходным промысловым рыбам принадлежит: горбуша, кэта (лососевыя), осетр (до 10 п.), калуга (до 50 п.). Таковы важнейшие виды проходных сибирских рыб. К местным, туводным, рыбам Сибири относятся: стерлядь (нет в Амуре и особенно много в Иртыше), налим, язь, щука, таймень; особенно богат разнообразными видами местных рыб амурский бассейн. Караси и мундушки (род малорослых линей), в большом количестве добываемые в озерах Якутской обл., потребляются местным населением и промыслового значения не имеют. В озерах Степного края ловится так называемая «белая рыба» (карась, щука, елец). Способы ловли рыб в Сибири очень разнообразны (рис. 57), но могут быть сведены к трем видам: посредством подвижных преград, захватывающих рыб, посредством преград неподвижных, задерживающих их и направляющих в особыя ловушки, в виде всевозможных вершей, и при помощи крючков, зацепляющих самих рыб. Невода и сети употребляются при рыболовстве в больших реках, как Обь, Лена и, конечно, в озерах; преграды с вершами — в мелких реках и речках, куда особенно любит стремиться рыба для метания икры. Ловля неводоми и сетями происходит на так называемых «песках» — отмелях с постепенною покатостью от берега в глубину, с ровным, гладким дном, без ям и «задавов», препятствующих ходу невода. На Оби рыболовными местами являются также «соры» — отлогия места на берегу с заходящей во время разлива водой. Сиговые в Оби (муксун и сырок) откармливаются именно в сорах, и потому не уменьшаются в весе, двигаясь вверх, и раннею осенью еще полны икрой.
Невода бывают разной величины (от 25 до 250 и даже 500 сажен) и делаются из конопли, тальни-
268
ковой бечевки и конскаго волоса. За 25—30 р. на Лене можно купить невод из тальниковой бечевки в 80 сажен, но такой же невод из белаго «хвостоваго» волоса стоит уже до 100 р. Цена неводов и сетей увеличивается по мере удаления на восток. Чем больше невод, тем больше требуется на него и рабочих, а поэтому ловля рыбы неводами доступна.
 
alt
Рис. 57. Рыболовство в западной Сибири.
 
только людям состоятельным, преимущественно русским промышленникам, живущим в Тобольске, Енисейске, Якутске. Ловля рыбы сетями принята у инородцев, когда они ловят рыбу не обществами, а каждая семья отдельно. В низовьях Лены длина таких сетей обыкновенно 25—30 сажен и не меньше 2½ в ширину. При каждой сети непременно должна находиться «ветка», — легкая лодка из выдолбленнаго-дерева (осины или «плавниковаго» леса, выбрасывае-
269
маго на берег на дальнем севере). Лодочка имеет двухлопасное весло, которым одновременно гребут то с той, то с другой стороны и правят, сидя посредине лодочки и сохраняя полное равновесие. Кроме того, в лодочке лежит колотушка, которой «глушатъ» рыбу ударом по голове, крючок, которым рыбу подхватывают, черпак для отливания воды и корзина из прутьев для ношения рыбы. Каждый инородец может ловить рыбу лишь на своем «песке». Забросив сеть в верхней части «песка», поперек реки, инородец вместе с сетью плывет вниз и зорко смотрит, не опустился ли в воду какой-нибудь поплавок — знак, что в этом месте в сеть запуталась рыба. Он мчится к этому месту, поднимает сеть, глушит рыбу и бросает ее в корзину. Различные способы ловли рыбы вообще хорошо приноровлены к привычкам различных видов рыб и к условиям местностей, в которых она ловится: в «сорах», на «песках», в «ямах», в мелких речках. Так, для своей выгоды человек воспользовался и тем явлением на Оби и ея притоках, которое известно под именем «замора» или «замирания»: зимой вода, начиная сверху по течению Оби и притоков, в нижнем и среднем течениях становится затхлой, негодной для житья рыбам, и оне стремятся или вниз по течению, или в такие притоки и речки («живцы»), где замирания не бывает, и где вода остается «живой». Так как рыба, спасаясь от замора, всегда входит только в реки, текущия со стороны Урала, то «замор» можно объяснить тем, что воду Оби в это время начинают заражать реки, впадающия в нее справа и вытекающия из огромных ржавых болот. Сиговыя рыбы скатываются вниз по Оби еще до наступления «замора», который, следовательно, гонит сверху вниз лишь туводных рыб: щуку, налима, язя,
270
стерлядь и др. Пользуясь этим повальным движением вниз, прибрежное население ставит рыбам на пути всевозможныя преграды, которыя и губят множество рыбы, в том числе и никуда негодной «молоди». К таким заграждениям принадлежат гимги (огромныя верши несколько особаго устройства); из них особенно велика осетровая гимга. Для постановки гимог в узких и неглубоких местах делают частичныя или сплошныя заграждения из кольев и щитов, сплетенных из жердей и прутьев. На Оби такия сплошныя заграждения («запоры») устраиваются чаще всего между Березовом и Обдорском. Сплошные запоры стоят дорого — иногда до 1.000 р., и инородцам недоступны. Подобнаго рода заграждения встречаются и в охотско-камчатской окраине, и в низовьях Амура: часть реки перегораживается кольями, переплетенными тальником, а между ними помещаются щиты, среди которых и вставляются верши. В Охотско-Камчатском крае это — сооружения общественныя, так как непосильны для отдельных лиц. В низовьях Амура подобныя сооружения называются «заездками» — заграждения в виде глаголя, в западной части котораго помещается невод в виде мешка. Всевозможные самоловы употребляются на всех сибирских реках. Из них нужно упомянуть о «переметах», которые известны даже якутам на Лене и орочонам на Амуре. К одному концу длинной и прочной веревки, иногда из волоса, прикрепляется якорь или тяжелый камень, а на бечеве поплавок, который и держится на поверхности воды; к веревке прикрепляются коротенькия бечевки с крючками и поплавками, на которые и насаживается приманка в виде мелкой рыбешки, кусков мяса и т. п. Посредством грузов и поплавков перемет держится в воде параллельно поверхности на известном разстоянии от дна, а крючки принимают
271
слегка наклонное положение, отчего крупная рыба, идя против течения, легко на них натыкается. Множество рыбы получает только раны от этих крючков и потом погибает без пользы для кого бы то ни было. По Иртышу развит «юровой промысел», — лов красной рыбы (осетра и стерляди) в глубоких местах, ямах, посредством обыкновенных самоловов (в конце ноября и начале декабря), продолжающийся всего несколько дней. Эта ловля производится всем деревенским или станичным обществом по числу душ, и на каждом душевом участке («метище») ставится один самолов (на «метище» полагается от 4—20 душ; чем глубже известное место, тем больше рыбы залегает в нем, и поэтому оно предоставляется большему числу душ). Всю ночь идут последния приготовления; перед разсветом несколько сот человек становятся на своих местам с пешнями в руках. Наконец, на заре гремит выстрел, и несколько сот пешней начинают пробивать проруби. Стук пешней, спускаемые якоря и самоловы вспугивают залегшую рыбу, она начинает двигаться и попадает скоро на крючки, тем более, что один самолов от другого находится на разстоянии не более сажени.
Лов рыбы в ямах («плесах») происходит и на Ангаре, но не зимой, а осенью. Целая волость посылает разведчика «слушать рыбу», и по всплескиваниям последней в ямах разведчик судит о количестве ея. В назначенный день пустынная река оживляется, взад и вперед снуют сотни лодок, отыскивая удобныя места. Но вот места заняты... Глаза всех обращены на волостного старшину; он подает знак — и все лодки наперерыв друг перед другом стремятся в реку, поспешно выбрасывают самоловы и также поспешно возвращаются на берег. Работа продолжается до наступления тем-
272
ноты, когда старшина подает знак к прекращению ловли. Наловив рыбы в одной яме, лодки передвигаются к другой и т. д. Каждое хозяйство выставляет столько ловцов, сколько может, а вся пойманая добыча принадлежит ловцу. В отдаленном Колымском крае также существует осенняя общественная рыбная ловля — «черезовая». Там, где река становится уже и делает крутой поворот, она перегораживается сетями, какия только имеются у населения. На «черезовую» ловлю, как на праздник, идет все население — взрослые, женщины, дети. Всем распоряжается особый выбранный «черезовой» староста. Работа продолжается два дня: во льду нужно прорубить ямки и загрузить сети. Взрослые долбят лед, женщины рубят жерди, которыя дети волокут на плечах или на собаках. Слышны песни, шутки, смех. «Дуванщики» делят улов на паи, на «номера», и каждый участвующий получает «номер», все равно, взрослый ли он, или малыш. За каждыя три сети и за каждую собачью упряжку получает тоже номер. «Черезовая» ловля теперь выходит из употребления. Ловля рыбы из ям, куда она собирается на зимовку, существует и у якутов (ловля куюром). Куюр — небольшая сеть в роде мешка, прикрепленная к обручу. Куюр привязывают к жерди, продетой через положенную на прорубь доску, ворочают им по дну ямы, вспугивают рыбу и потом захватывают ее в куюр. Ловля рыбы острогой происходит на Ангаре и Амуре в открытой воде и из-под льда. Осенняя «побойка» рыбы на Ангаре очень трудна и представляет много опасностей: бить рыбу приходится в более мелких и очень быстрых местах, где малейшее неосторожное движение, всякая непредвиденная волна может опрокинуть легкую лодочку. Амурские инородцы, манегры, разъежая по реке вдвоем в легких берестянках, особаго
273
устройства острогой бьют громадных осетров и калуг. Зимой богатые манегры устраивают на Амуре заколы из жердей, имеющие целью преградить рыбе ход, над прорубями устраивают юрты, где и сидят в совершенной темноте с острогой в руках. Вода через лед освещается достаточно, и привычный рыболов может бить на выбор проходящую рыбу. На устьях Лены, у Быкова мыса, существует подледный лов рыбы при помощи коротких сетей, спущенных в расположенныя рядом проруби и соединенных между собой верёвками, «срощенных». Хотя рыболовные «пески» по Оби, Енисею и Лене принадлежат инородцам, но не они являются главными рыбопромышленниками, извлекающими доход из этого занятия, а русские предприниматели, арендующие у инородцев их пески. Эти пески арендуются за определенную плату без участия владельцев в промысле или с их участием; в редких случаях на «песках» занимаются рыболовством сами их вотчинники в свою пользу. Сдача «песков» в аренду крайне невыгодна для инородцев: на Оби, напр., при средней арендной плате в 200 р. ежегодно промышленники получают рыбы на 4—8 т. руб. на месте лова, а при продаже выручают сумму в 2—3 раза большую. Рыбный промысел получил особеннное развитие на Оби: число рыбопромышленников там доходит до 350, а рабочих — тысяч до шести только по найму, «караванных». Кроме того, есть рабочие-пайщики, не получающие платы, а заинтересованные в успехе промысла, и понизовские полуневодники. Наемные рабочие состоят из крестьян, ссыльных, разорившихся инородцев. Они нанимаются на 4—5 месяцев и в среднем получают 22—23 р., редко 25 р., все лето имея хозяйские харчи: хлеб, чай из общаго котла 2—3 раза в день, вареную рыбу и рыбий жир вместо масла.
274
Засольщики и башлыки (башлык — главный руководитель в неводьбе) получают несколько больше. Кроме платы, обские рабочие получают кожаныя рукавицы, бродни, портянки и иногда табак. Пайщики и полуневодники образуют небольшия артели (преимущественно русския). Артель из 3—4 полуневодников получает 30—60 р. с условием отдать предпринимателю половину улова даром, а другую — за определенную условную плату. Положение рыбопромышленных рабочих на Лене хуже, чем на Оби: они получают 20 р. деньгами за все лето, пару торбасов (род обуви), пару подошв к ним и ситцевую рубаху. Рыба и чай даются без меры, но зато уже нет хлеба, дается только немного сухарей. Ленские рабочие должны по окончании промысла тянуть бечевой вверх по реке до Якутска нагруженный рыбой «каюк», парусное судно аршин 25 в длину и 9 в ширину, вместимостью до 1600 пудов груза. Рабочие должны тянуть лямкой «каюк» вдоль берега, где нет никакой тропинки, а только камни и песок, страдая от дождя или от невообразимаго множества мошек и комаров. Протянув 5—6 часов, напьются чаю и снова за работу; 15—20 руб. за все лето — обычное вознаграждение. По Оби такие суда сплавляются рабочими только вниз по течению и, конечно, не бечевой. Промышленныя заведения на Оби лучше и обширнее, чем в других местах, и разделяются на «пески», или собственно промышленныя заведения, и на «станки», как бы их отделения, где производится, главным образом, прием рыбы от инородцев. Рабочие помещаются в казармах, тесных, не освежаемых воздухом, без пола, с грязными нарами. Рабочие из инородцев живут в летних юртах. Чем дальше к северу, тем помещения и вообще обстановка жизни рабочих все хуже. На Лене и Енисее условия жнзни ра-
275
бочих гораздо хуже, чем на Оби. Бродя в холодной воде на пронизывающем ветру, в плохой одежде и пропускающих воду броднях, рабочие простуживаются и страдают ревматизмом и острыми болезнями дыхательных путей, а дурное питание и нечистота жилых помещений ежегодно развивают в их среде жестокий тиф. Только в последнее время для заболевпшх рабочих открыты больнички и командируются особые фельдшера на время рыбных промыслов. На рыбных промыслах байкальских и ангарских буряты в последнее время стали предпочитаться русским рабочим, как народ выносливый, покорный и неспособный вступиться за себя. Для доставки рабочих-бурят промышленники нанимают подрядчика из инородцев и заключают с ним контракт, очень стеснительный для рабочих. Кормят бурят не свежей рыбой. Во время страшных осенних байкальских бурь рыбопромышленные рабочие подвергаются иногда смертельной опасности: напр., в октябре 1901 г. погибло целое судно с 200 рабочими. В низовьях Амура рыбной ловлей занимаются гиляки и русские. Гиляки зимой забирают в долг у русских «засольщиков скупщиков» разные товары, а летом выплачивают рыбой (кэтой). Каждый засольщик старается закабалить гиляцкую деревню так, чтобы только ему гиляки продавали всю свою рыбу, которую он тут же солит при помощи наемных рабочих (русских ссыльных крестьян), получающих по 25 р. в месяц. Каждый засольщик имеет свою лавочку, где на все страшныя цены: кирпич чаю — 80 к. (вместо 18 к. в городе), фунт табаку — 40 к. (вм. 12) и т. д. В этих лавочках всегда продается водка. Рыбу или засаливают в бочках, или коптят. В 1898 г. в низовьях Амура наловлено было рыбы на 1½ мил. р. Озерным рыболовством
276
в Томской и Тобольской губ. занимаются крестьяне, устраивая артели из 10—15 человек, а в Степном крае — казаки. Лов рыбы на озере Зайсане производится также артелями из 8—15 человек из казаков, крестьян и др. лиц, арендующих рыболовныя места. Артели эти устраиваются на год, и для заведывания всем хозяйством и промыслом избирается староста. Артели в течение всего года живут на берегах озера, весной и летом засаливая рыбу, а в зимнее время замораживая ее. Все члены артели участвуют в деле на совершенно одинаковых правах. Количество рыбы, которое извлекается из одной только Оби, доходит до 1½ мил. пуд. в год. В 1897 г. с Оби вывезено 315 т. пуд. На Енисее ловится до 6000 п. красной рыбы и до 250.000 белой, на Ангаре — до 75 т. На Лене, сверх ожидания, рыбы ловится немного: всего до 60.000 пуд. Ольхонский рыбный промысел дает рыбы тысяч на тридцать в год.
Несмотря на прекрасныя качества сибирской рыбы, она приготовляется впрок чрезвычайно неумело и неискусно. Рыбе отрезывают голову, распластывают брюшко, кое-как очищают от внутренностей, делают поперечные внутренние надрезы, посыпают солью и складывают в чаны и бочки. Рыба не промывается, кровь и грязь остаются, бочки также не моются и покрыты толстым слоем грязи; соли всегда кладется меньше, чем нужно. Приготовленная таким образом рыба не отличается вкусом и обыкновенно плохо пахнет. На Оби, ниже Березова, приготовляется «стоповая» рыба: посоленную вышеописанным способом рыбу накладывают в чаны, покрывают досками, на которых помещают какой-нибудь тяжелый груз в виде пресса, через неделю промывают образовавшимся разсолом (тузлуком) и укладывают в «стопы» (3 муксуна в ширину
277
и 16—17 в вышину). Пролежав в стопах до глубокой осени, эта рыба становится до того соленой, что непривычный человек не станет есть ее, да и привычный должен вымачивать сначала в воде. Малосольная рыба приготовляется только в конце августа в небольшом количестве и не выдерживает долгаго лежанья. Из сырка приготовляется сухая вяленая рыба, а из других более крупных сиговых рыб — «поземы», которые после вяленья поджариваются на огне. Осетровая икра приготовляется самым первобытным образом и круто солится крупной солью. В Тобольске в настоящее время существует одно хорошее заведение для приготовления рыбных консервов (Плотникова). Инородцы приготовляют впрок рыбу главным образом посредством подвяливанья. Рыба надрезывается тонкими полосками, таким образом, чтобы оне держались у хвоста на коже рыбы и отделялись друг от друга глубокими бороздками до самой кожи рыбы. Все это вешается на жерди, «вешале», где и подвяливается. Приготовленная таким образом рыба на Оби известна под именем «юрка», на Лене называется «хахой» и «юколой» (смотря по тому, из каких частей рыба приготовлена). Обыкновенно соли при этом не употребляется. «Юкола», приготовленная из посоленных спинок небольшой нельмы, очень вкусна. В северо-восточной Сибири «юколу» приготовляют, распластывая рыбу вдоль на 2 части. На Колыме пойманную в августе сельдятку сваливают в срубы, «сайбы», и потом, когда уже нельзя ожидать оттепелей, в сентябре, ее разбрасывают по берегу, замораживают и складывают в амбаре. Сельдятка до того времени подвергается значительной порче. Обскими инородцами из рыбы приготовляется «варка»: очищенныя кишки, брюшко, жирныя части спины (без костей) кладут в котел,
278
ставят на огонь и переваривают. Полученное густое жировое тесто складывают в котел или корчагу. Зимой «варка» составляет любимое кушанье инородцев. Рыба, добываемая выше Березова, пересаживается в «сады», устраиваемые около «песков», для чего пользуются или проточными реками, загораживая их в двух местах, или озерами. В этих земляных садках рыба остается до поздней осени, потом вылавливается, замораживается и в этом виде гужом доставляется в южныя части Тобольской губ. На Сосьве (приток Оби, у Березова) ловят сельдей, которых солят и коптят. Приговление рыбы на Лене еще хуже, чем на Оби и Енисее: больше грязи и нечистоты, еще меньше искусства и уменья; соли также употребляют меньше, так как она не дешева. В 70 верстах ниже Обдорска открыто отделение консервной фабрики Плотникова, где работает десятка три рабочих, нанятых в Вятской губ. Подобная фабрика существует в Приморской области (Грюнфельда) на Камчатке. Сибирские мелкие рыбопромышленники вообще создают свое благосостояние посредством всевозможных обманов и притеснений как своих рабочих, так особенно местных инородцев: рыба приобретается ими от инородцев почти даром, главным образом путем обмена на муку, чай, сахар, соль, ситцы, холст, путовицы и т. п.; этот «остяцкий товар» отличается своими высокими ценами и очень плохими качествами; употребляются фальшивые весы, и при обмене постоянно происходит спаиванье водкой, обыкновенно сдобренной каким-нибудь одурманивающим веществом. Самые крупные рыбопромышленники, конечно, не употребляют подобных способов, но и их расценка инородческой рыбы очень низка.
Инородцы не имеют бочек, не имеют соли, не умеют даже солить рыбу, и потому необходимо
279
должны сбывать ее скупщикам за ту цену, какую те предлагают им, при чем всякая торговля сопровождается спаиваньем водкой, а товары даются обыкновенно в кредит под улов будущаго года. При таких условиях торговли с инородцами на Лене могут получать большие барыши только мелкия рыбопромышленныя предприятия: при помощи торговли спиртом, обвешиванья, обмеривания, при невероятных процентах на капитал в несколько сот рублей мелкие торговцы и на небольшом сравнительно количестве вывозимой рыбы наживают большия деньги, а крупное предприятие, если только оно не торгует спиртом и не употребляет мошеннических приемов торговли, малодоходно, как это и показывает фирма Громовых, которая вывозит всего 5—6 т. п. рыбы в год и находит дело очень маловыгодным еще и потому, что рыбы в Лене вообще мало. Рыбные продукты низовьев сибирских рек не имеют широкаго распространения, так как вследствие плохого, неумелаго приготовления не выдерживают далекой перевозки: с низовьев Оби — в Тобольск и ближайшие города и уезды, с низовьев Енисея — в Енисейск и Красноярск, ленские — в Якутск и на прииски олекминские и витимские. Рыбныя богатства Сибири с каждым годом заметно уменьшаются; это наблюдается на Енисее, Оби, Лене, на Ангаре, в озерах Барабы и Степного края. Уменьшение рыбы, замеченное в сибирских реках, происходит, несомненно, и от хищнических способов ловли, уничтожающих много молоди, и, вероятно, от обмеления верховых притоков, где преимущественно рыба мечет икру, а это, в свою очередь, стоит в связи с истреблением лесов; развившееся пароходство также должно действовать вредно в этом случае, так как пароходы распугивают рыбу. В озерах Барабы и Степ-
280
ного края количество рыбы уменьшается и от высыхания самих озер и от усиленнаго истребления на топливо прибрежных камышей, где рыба мечет икру.
Только в реках отдаленной Камчатки рыбы еще очень много. Во время хода рыбы вверх по рекам для метания икры ея скопляется столь огромное количество, что в узких и неглубоких местах вода буквально кишит ею, весла не погружаются в воду, рыба теряет всякий страх даже при виде людей, собак и медведей и только рвется вперед, на более мелкия места, в тихие затоны и в ключевыя озера, которыя также представляют любопытную картину сплошь торчащих из воды разноцветных плавников, не шевелящихся на поверхности. Там одних лососей встречаются 5 видов: необыкновенно вкусная и красивая чавыча, красная, горбуша и др. В Приморской области ежегодно добывается до 3.700.000 п. по сахалинскому побережью и до 800.000 пуд. по материковому. Почти ⅔ этой рыбы перерабатывается в тук для удобрения и сбывается в Японию (сельдь).
281
 
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Головачев П. Сибирь. Природа. Люди. Жизнь. М., 1905. – 474 с. (Раздел «Рыболовство» - с. 265-281).
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И.И. К типологии средневековых рыболовных блесен
Современная классификация средневековых рыболовных орудий основана не по внешним, формальным... Читать далее...

Публикации

Аргунова Ю.Ю. Проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926-1950-е гг.
Анализируются основные проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926–1950-е... Читать далее...

Публикации

Дмитриев А. Ловили сёмгу с осетром... Из истории Выборгской губернии
По статистике, сегодня не менее 70% населения планеты увлекается рыбалкой,... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: