gototop

Новые статьи

Аксаков С.Т. Полая вода и ловля рыбы в водополье
Одно из любимых удовольствий русского народа — смотреть на разлив полой воды. «Река тронулась...» — передается из уст в уста,... Читать далее...
Астафьев В.В. Хозяин Волховских порогов
«Падая с террасы на террасу, вода в порогах производит шум, слышный на далекое расстояние; как стрела летят небольшие суда, управляемые... Читать далее...
Пушкарев Н.Н. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России
Краткая история законодательных мер по рыболовству. Рыболовство у русских изстари занимало видное место среди других занятий, чему должно было способствовать,... Читать далее...

Богословский Н.Г. Рыболовство и рыбоводство в Новгородской губернии

 

          Наш православный народ строго содержит посты, которых насчитывается в году до 200 дней (т.е. более полугода); в это время рыба, дозволенная к употреблению церковью в пищу по постам, составляет лакомое кушанье. Кроме того она во всякое время составляет очень приятное блюдо. Потому она есть один из необходимейших продуктов для продовольствия жителей Новгородской губернии. Близость Петербурга и удобства сообщения водным путем до того развили торговлю рыбою, что в иных местах, в особенности на Волхове, едва удовлетворяется на нее запрос. Такой большой потребности на рыбу соответствуют и самыя средства. Новгородская губерния наполнена большими и малыми озерами и прорезана во всех направлениях реками и речками, в которых водится рыба разных пород.
 
Породы рыб.
Породы рыб в Новгородской губернии следующия:
Стерлядь; она водится в Белом озере и реке Шексне, в уездах — Белозерском, Череповском и Кириловском. Иногда она попадается и в других реках, но это бывает случайно.
Форель водится в мелких и быстрых речках уездов: Белозерскаго, Тихвинскаго, Валдайскаго (в реке Поломети) и Демянскаго.
Сиг преимущественно водится в озере Ильмене и реках Волхове и Мсте, заходит иногда в реки Ловать и Шелонь. Ловля его производится очень значительная. Волховской сиг по
3
своему вкусу высоко ценится в Петербурге, потому он более отправляется в Петербург, и на месте продается дорого, не менее пятидесяти копеек за штуку во время хорошаго улова.
Судак водится почти во всех больших озерах и реках губернии, преимущественно же в озерах — Ильмене, Белом, Пиросе, Валдайском (Святом) и Селигере; в реках — Волхове, Мсте, Шелони, Ловати, Шексне, Сяси, Суде, Пчевже, Оскуе и Паше. Преимущественно же отличается по своему вкусу судак Белозерский и Ильменский, которые достигают по величине своей фунтов до 15. Эта рыба по больше части доставляется в Петербург на продажу.
Шереспер водится преимущественно в Ильмене озере и в реках Волхове, Ловати, Шелони и Мсте, и достигает по весу до полупуда.
Лещ водится во всех водах губернии. Лучшие лещи из озера Ильменя. Особенною известности пользуются Лоховские лещи, водящиеся в озере Лохове, Валдайскаго уезда.
Сырть собственно водится в озере Ильмене и реках Волхове и Мсте; она составляет исключительную особь этих вод.
Окунь водится во всех водах губернии и отличается вкусом и белизною тела по качеству воды; в озерах и реках, вытекающих из болот, окунь на вкус отзывается мхом и имеет темное тело в сравнении с окунем, водящимся в больших реках и озерах. В реке Нише, Крестецкаго уезда, окунь такой имеет сильный запах смолы, что неприятен бывает на вкус. В иных местах он достигает больших размеров. В Рдейском озере, Старорусскаго уезда, иногда ловятся окуни до 12 фунтов штука.
Язь водится во всех водах и, как окунь, по качеству воды различается достоинством вкуса и белизною тела; в реке Нише он также сильно отзывает смолою.
Налим водится во многих местах губернии, но преимущественно в озерах Ильмене и Белом, и в реках входящих в их бассейны.
Щука водится повсеместно и достигает огромных размеров; иногда ловятся щуки фунтов в 30 штука.
4
Ерш ловится во многих местах, но замечательные ерши по своему вкусу, белизне и росту водятся в Белом озере, Суде и Шексне, в Ильмене озере и реках Волхове и Мсте, и во многих озерах Валдайскаго уезда.
Сняток преимущественно водится в Белом озере и отличается своею белизною и вкусом. Белозерский сняток пользуется особенною известностью, как в Новгородской губернии, так и в Петербурге. В настоящее время лов его сделался очень незначителен, его истребляет много ловля мутниками.
Карась водится во всех глухих и тинистых озерах, преимущественно крупной породы, фунтов до 5 штука, но повкусу не отличается особенным достоинством: он по большей части отзывается тиной.
Кроме этой рыбы водятся в больших озерах и реках сомы и угри, а в тинистых озерах и заглохших реках пескари.
Мелкая рыба плотица и другия водятся во всех водах в значительном количестве и более известна в народе под общим названием сороги.
 
Ловля рыбы.
Лов рыбы вообще производится более во время нереста (когда рыба выпускает икру). С осени рыба ловится на своих логовищах, куда она собирается на зимнее становище; потому при описании лова рыбы мы будем следовать тому порядку, как идет нерест рыбы, начиная с Января; а об осеннем и зимнем лове скажем особо.
В конце Января и первой половине Февраля идет нерест налима. В это время налим катится, как выражаются рыбаки. Лов налима производится мережами и кокотками.
 
Мережа
Мережа плетется из крепких пеньковых ниток на подобие большаго мешка, имеющаго форму конуса; от основания конуса петли сети идут в ¾ верш. ширины и все суживаются к вершине конуса, где доходят до ¼ дюйма. В средине мережи ввязываются три горла, потом сквозь мережу продевается 4 обруча, по большей части из рябины, а в самое основание вдевается дуга. В речных мережах дуга бывает не выше 1½ арш., а в озерных доходит до 2½ аршин.
5
Горла притягиваются бичевками к следующим за ними обручам, так что они образуют длинное узкое отверстие посреди мережи, в следствие чего свободно рыба входит в мережу; но вытти уже не может. Конец мережи, — вершина конуса, — собирается на крепкую бичевку, которую привязывается мережа к веревке. Отсюда е рыбак вынимает и рыбу. Мережи для ловли становятся связками, штук по 10. Поперег реки укрепляется веревка, большею частию из мочалы; она менее подвергается порче и не крутится в воде, как пеньковая; на нее навязываются мережи и опускаются по течению реки. Верх мережи прикрывается рогожею. В течение суток один раз осматриваются мережи; а по прошествии трех дней хороший рыбак вынимает мережи вон и сушит их в курной бане, чтобы мережа прокоптилась; это придает особенную крепость. В это время налимы ловятся хорошо и отправляются с Волхова по железной дороге живыми в кадках с водою. В эту пору налимы бывают особенно вкусны и хорошо приготовляются маринованными. Если сообщение с Петербургом неудобно зимою, то налима держат в садках до весны и тогда сплавляют его в живорыбных лодках. Замороженый налим теряет свой вкус и делается жесток, потому его замороженным мало отправляют.
 
Кокотки.
Ловят еще налимов во время нереста кокотками, что у рыбаков называется кокотить. Для этого делается железный якорек, не более как в вершок величины, с четырьмя лопастями, оканчивающимися острым крючком с зазубриной, к якорьку приливается сверху свинец для тяжести и привязывается крепкая, тонкая бичевка. На известных местах, где более держится налим, — в озере или реке делается прорубь, в которую рыбак впускает кокоток до дна и сряду же поднимает его полегоньку, немного к верху; таим образом рыбак водит кокоток, пока не зацепит им проходящаго налима. Ловля эта не составляет промысла, только любитель решится сидеть на льду на морозе и ждать, когда налим сам наткнется на кокоток. Притом же наловленные налимы кокотком скоро засыпают и потому теряют свою цену.
6
Лов рыбы мережами
После налима идет нерест ерша — в конце Марта и в первой половине Апреля. Как только пойдет вода из ручьев в реку, покрытую еще льдом, ерш бросается стадами на свежую воду. В этих местах ставят мережи и ерш попадает в них тысячами. Ершей отправляют в Петербург по Волхову и Ладожскому каналу в небольших живорыбных лодках, которыя идут иногда вместе со льдом. Ершей продают на садки в Петербурге по 18 и 20 тысяч.
После ерша — в начале Апреля идет нерест мелкой рыбы — плотицы, уклей и другой. Рыба эта идет метать икру в мелкия, тихия места, поросшия травою, в особенности в заливы рек, образуемые полноводьем. Для ловли их еще с осени делают плетни из ветвей ели, и между плетнями оставляют небольшия пространства, в которыя ставятся мережи. Случается так, что рыбы набивается полная мережа.
В это время идет нерест щуки, которая ловится так же, как и мелкая рыба.
В конце Апреля идет нерест язя и за ним леща. Язь и лещ идут метать икру в тихия места, заводи и преимущественно по заливным лугам, покрытым водой не более, как на аршин. Во время метания икры рыба эта любит тереться об жесткую траву (осоку) и ходить табунами. По всем этим местам ставятся для рыбы мережи попарно, мережа против мережи, на разстоянии сажени или двух, которое загораживается сетью от середины одной дуги мережи до средины другой. Рыба, встретив на пути сеть, идет вдоль ея и направляется на мережу. На Волхове бывали случаи, что мережи набивались полные лещами.
 
Ловля при луче.
Заливы, образуемые весенним разливом вод по лугам, всегда образуют отдельныя озерки, соединяющиеся с рекою нешироким протоком. Этими-то протоками рыба входит и выходит из заливов. Во все время нереста рыба ходит в заливах по самым мелким местам, а ночь стоит неподвижно на одном месте. В это время ее лучат. На самом легком челне, который может проходить по таким местам, где воды не более, как ½ аршина, два человека отправляются ночью
7
лучить рыбу. На носу челна прикрепляется светец из железа, на подобие ребер, в который кладутся хорошо высушенные корни сосны; они горят ярким пламенем без треску и освещают сильно воду, так что на глубине аршина видно все в воде. У луча стоит рыбак с острогой, которая делается на подобие большой и редкой гребенки; зубья ея оканчиваются острыми крючками на подобие тамбурной иголки. Острога насаживается на длинный шест и ею бьется рыба. На корме челна сидит другой рыбак и без плеску, осторожно подвигает челн вперед. Как только огонь осветит рыбу в воде, передний рыбак бьет ее острогой и убирает в челон. Случается, что во время ночи набивают рыбы до двух пудов. Наловленная таким способом рыба поступает в продажу сонная, и потому заготовляется в прок посредством соленья, а более вяленая, Последний способ заготовления в прок производится следующим образом. Рыбу, не снимая чешуи, распластывают, натирают солью и вывешивают на солнце под передней кровлей дома, а чтобы ее не попортили птицы, закрывают сетью. Эта рыба висит в продолжение целаго лета, пока не понадобится. Можно себе представить каков вкус и букет такой рыбы; нельзя почти войти в ту избу, где в печи преет подобная рыба; а наш русский человек ест ее с полным удовольствием.
Рыбу лучат в конце Апреля в тихия ночи. Картина в это время бывает величественная; на темном фоне воды ярко отражается — другой раз — лучей двадцать, или тридцать, которые медленно двигаются по разным направлениям безграничнаго пространства заливов.
 
Заколы.
К половине Мая нерест леща кончается, рыбаки замечают это по угрю; если угорь попадает в мережу, то рыбак прекращает ловлю и убирает мережи, считая появление угря знаком, что нерест леща кончился.
Вода начинает сбывать в разливах и рыба направляется к выходу в реку; но выйти ей из заливов препятствуют заколы (загородки), нарочно для того устроенные, чтобы задержать рыбу в заливах.
8
Все те места по рекам, где рыба входит в заливы метать икру, содержатся на откупу рыбаками, и с тою главною целью, чтобы постредством закола удержать зашедшую в заколы рыбу и выловить по спаде воды.
Заколы устраиваются из сосновой лучины в полвершка толщиною, а длиною сообразно с глубиною того места, где устраивается закол; в этом случае принимается в разчет и то, чтобы закол простирался выше поверхности воды по-крайней мере на ¾ аршина. Лучины связываются тонкими мочальными веревками так плотно, чтобы лучинка от лучинки была на разстоянии не более ¼ вершка, — это делается для того, чтобы в это отверстие могла свободно протекать вода, но не могла бы пробраться мелкая рыба. Из связанных таким образом лучинок образуется полотно, которое удобно можно растянуть на известное пространство. Чем мелче и уже место, где ставится закол, тем тоньше ставится лучина. Чрез все пространство, где ставится закол, укрепляются поперег в два и три ряда толстыя жерди, или даже бревна вершка в четыре шириною; к ним стоймя прикрепляется полотно из лучин и нижним концом забивается в землю. когда уставится закол, один из рыбаков опускается на дно протока и осматривает, ровно ли концы лучинок вошли в землю. Часто случается, что во время установки полотна из лучин попадет на дне камень или полено и раздвинет лучину, от чего образуется щель в заколе, чрез которую может выйти рыба из закола. В иных местах, гед очень глубоко и широко, и если запирается таким образом довольно значительное озеро, ставят другой закол, саженей за десять от перваго, и это место называется двором. Во втором заколе делаются ворота из лучинок на подобие мережнаго горла, в которыя рыба идет, но выйти уже не может. Таким образом двор получает вид садка, из котораго рыбак всегда может брать рыбу саком.
Замечательно, что как скоро поставят закол, рыба табуном привалит к выходу и бьется; я сам видал, как рыба стояла стадом у закола и искала выхода, а щука выскакивала из воды на поларшина и билась об стену закола. Для этого и
9
устраивается закол выше поверхности воды, чтобы щука не перебросилась чрез него. В этом случае окунь бывает освободителем, если лучина в заколе не крепко связана. Окунь продевает свой хвост в щель между лучинками и старается раздвинуть лучинки. Усилия его доходят до того, что он сдирает чешую с себя. Если же лучинки хоть немного подадутся, то окунь непременно выйдет, хоть оставит почти всю свою чешую на заколе. Затем в эту щель выходит и другая рыба. Опытные рыбаки это знают и потому часто осматривают заколы, особенно в первое время, как поставят. Мне самому случалось слышать жалобы от оплошавшаго рыбака, который, понадеясь на крепость закола, не осмотрел его во время и лишился всей рыбы в следствие проделки окуня.
Вода, протекая чрез закол, приносит с собою пометанную в заливе икру и молодь только что развившейся из икры рыбы. Она рядами прилипает на закол, от чего на нем образуются серыя полосы и таким образом миллионы гибнут зародышей рыбы, которые должны были выйти из тихой воды на текучую, чтобы получить полное развитие.
Много обижают рыбаков ястребы-рыболовы. По мелкости дна и прозрачности воды, ястреам удобно таскать свою жертву из воды в заколах. Над заколами на высоте саженей пятидесяти и более плавает в воздухе два-три и более ястребов и высматривают добычу. Завидев добычу, ястреб складывает крылья и вниз головой летит точно кмень. Он весь уходит в воду, так что бырзги раздаются, и чрез несколько секунд показывается на пвоерхности воды и со своею добычею летит в гнездо верст за пять от места хищничества в лес. Ястреб всегда схватывает рыбу когтями своими за самую ея средину; если же он схватит рыбу ближе к голове или хвосту, то ему неудобно удержать ее и потому он в воздухе выпускает рыбу из когтей и на лету снова схватывает уже за самую средину. Случается, что ястреб во время этого маневра роняет рыбу на землю или в воду.
Заколы остаются запертыми вплоть до морозов и в запертых разливах редко ловят рыбу мережами и неводами; боль-
10
шею частию лов рыбы производится в самую глухую осень; тогда рыба вылавливается почти вся и сплавляется в живорыбных лодках в Петербург или другие торговые пункты.
 
Лов рыбы в реках.
К концу Мая мережи переносятся в текучия воды — в реки и озера. В это время начинается нерест судака, который мечет икру в текучих водах.
 
Ловля неводами.
В это же время начинается лов рыбы неводами; реки вступают в берега и оказывается возможность вытаскивать невод на берег. Невод состоит из большаго мешка (кнея или матка) и приделанных к нему крыльев. По величине реки или озера невода бывают различны, длина их простирается от 40 саж. до 300. Ширина их делается сообразно глубине реки или озера, не более впрочем девяти саженей.
Крылья невода делаются из сетей, которыя сначала имеют петли в вершок и чем ближе подходят к кнее, тем становятся уже и уже, так что у самой кнеи они достигают ширины не более, как полдюйма. Самая же кнея плетется мушком из сетей, петли которых имеют в начале полдюйма ширины, а к концу доходят до ¼ дюйма. Она устроивается таким образом, что в начале имеет ширину соответственную величине невода, от 4 саж. до 9; а к концу суживается до полуаршина. Длина ея также бывает соразмерна величине невода. Края невода насаживаются на крепкия веревки, к низу их; чрез сажень и более, прикрепляются круглые камни весом до полуфунта, — они называются опоки, а к верху доски (плутева) в десять вершков длины и в пять вершков ширины, на разстоянии одна от другой сажени на полторы. Правый конец невода называется урекой, а левой загоном, к ним привязываются крепкия вервеки, которыя у праваго конца короче, а у леваго длина веревки делается сообразно величине невода, от 20 саж. до 100. По большей части она простирается в половину длины всего невода. К концу кнеи, чтобы она выравнивалась в воде, прикрепляется небольшой поплавок в виде бутылки. Самое важное условие для ловли неводом ровное и твердое дно в озере или реке и плоский берег. Невод складывается известным порядком на большой лодке вниз за-
11
гоном, а к верху урекой так, чтобы при выбрасывании его в воду не путалось ядро, т.к. средина невода. Выбросить и вытянуть невод называется тонею. Тоня производится следующим порядком. К уреке прикрепляется веревка, и с этою веревкою остаются на берегу у большаго невода два человека, а у небольшаго один. Лодка с неводом по прямому направлению попрег реки едет от одного берега к другому, и в это время выбрасывается в воду невод; когда дойдет дело до кнеи, то, выбросив ее, лодка поворачивается круто вдоль реки по течению, и х ней продолжают выбрасывать левое крыло. Как только сеть кончится, привязывают к загону веревку и лодка прямо поворачивается к тому берегу, откуда начали выбрасывать невод. Когда лодка достигает берега, люди выходят на берег и стараются как можно скорее притащить загон – конец невода – к берег. В больших неводах это делается посредством ворота, а в небольших просто на руках. В то время, как кнею выкинут в воду, находящиеся на берегу люди подтягивают уреку так, чтобы сеть касалась берега, и полегоньку тянут вдоль реки по течению, приближаясь к тому месту, где должен быть вытянут загон. Когда сеть загона подойдет к берегу, тогда загон и уреку начинают выбирать из воды руками и стараются так вытягивать невод, чтобы нижняя часть невода шла по самому дну у берега. При вытаскивании невода складывают опоки и плутева особо; а когда вытащат невод, то собирают его с берега в лодку таким порядком, чтобы загон был на дне лодки, а урека на версту. Таким образом если невод имеет полтораста саженей длины, то при забрасывании го захватывается пространство в воде на 75 саж. ширины и на столько же в длину. В реках невод забрасывается вдоль по течению реки потому, что рыба всегда подымается против течения и потому еще, что против течения невозможно вытянуть невода. Когда бывает сильное течение в реках, то большими неводами ловить очень неудобно; невод сбивает сильным течением и вытягивает вдоль реки. Тянуть его в это время очень трудно и для этого всегда нужно увеличивать рабочую силу.
12
В июле месяце идет нерест сырти, которая ловится в это время в Ильмене и в р. Волхове мережами и неводами.
В это же время ловится мережами карась в глухих озерах, когда он мечет икру. Карась только и ловится в это время, а в прочее он забивается в тину, откуда его ничем не достанешь. Замечательно, что карась не может жить в чистой, текучей воде. Посаженный в садок в Волхове, он через неделю засыпает.
В Июле месяце начинается нерест сига; его более всего ловят неводами и для этого устраивают невод так, чтобы ядро его (средина) было полное и чтобы во время лова низ невода плотно шел по дну, а верх был хорошо вытянут. Сиг попав в невод, всегда ищет себе выхода. Он сначала обойдет все ядро и ищет, нет ли где в неводе дыры и если не окажется, то спускается на дно. Здесь, если низ невода идет не по самому дну, он уходит под него; потому если нижняя вервека закрутится, или попадет на кочку или камень, то приподнимает сеть и сиг тотчас уходит из невода. Но если и здесь сиг не найдет выхода, то подымается на верх и обходит плутева. Если в котором нибудь месте веревка так ослабеет, что сиг может положить голову, то он уходит, — перескочить через веревку, как щука, сиг не в состоянии. Для того, чтобы сиг не перешел через веревку, под сеть подворачивают плутево, которое поднимает сеть выше. В тихую погоду, когда вытянуть на берег часть невода, видно, как сиг ходит в неводе; от него раздаются на поверхности воды легкия волны во все стороны.
Если же лещ попадет в невод, то, чтобы избегнуть его, ложится плашмя на дно, и если дно не совсем плотно и ровно, то чрез него переходит невод. Неводом ловят рыбу вплоть до заморозков. Ловля во время нереста рыбы бывает удачнее, чем в другое время. Впрочем рыба во всякое время попадает в невод, особенно когда ловят неводом постоянно на одном и том же месте. Хотя по окончании нереста рыба более держится в омутах (глубоких ямах), наполненных разным ломом и камнями, но она часто выходит за пи-
13
щей и гулять в реках и озерах, а потому попадает в невод по большей части стадами.
Ценность невода всегда бывает сообразна величине его, и потому каждая сажень его средним числом обходится рубля в два. Для постоянной ловли в реках необходимо иметь четыре невода, для того, чтобы неводы были забрасываемы в одно время с обоих берегов, и чтобы через сутки была смена неводу, которых должен просушиваться, иначе при постоянной им ловле он скоро перепревает и рвется. Для большей же прочности невод смолят раз в год.
Для невода в полтораста саженей необходимо восемь работников и ватаман. Двое ходят по берегу и тянут уреку, трое выбрасывают невод в воду, трое гребут веслами, а ватаман правит лодкой и распоряжается тоней. Когда же невод вытягивают на берег, тогда ловцы длятся поровну на каждое крыло его, четыре выбирают уреку и четыре загон, а ватаман в это время в легком челне объезжает невод и подвертывает под сеть плутева.
Тагас – тот же невод только больших размеров. Мутник имеет тоже устройство невода, только ячейки сети его очень мелки и к нему прибавляются особыя веревки, которыми мутят воду; им больше всего ловится мелкая рыба – сняток.
Ловцы (рыболовы) по большей части люди небогатые, и потому в неводе бывает не один хозяин, а два и более и при всем том они не в состоянии заправиться, как следует, на лов. В следствие чего они еще в начале весны заключают условие с хозяевами, рыбаками из города, которые ведут торговлю рыбою и получают в задаток необходимую на обзаведение сумму. По этим условиям ловцы, кроме хозяина, никому на сторону не могут продавать рыбы. Рыба от ловцов принимается на меру: сырть – не менее пяти вершков, а язь, судак и лещ не менее шести вершков. Мелче этой меры рыба принимается две за одну. Прочая мелкая рыба поступает в собственность рыбаков, которую они могут продавать на сторону. Цена на рыбу по Волхову в это время бывает следующая: сиг по 30 к., сырть 5 к., лещ и судак коп. 20.
14
Для лова большими озерными неводами составляются общества из рыбаков, под неограниченным управлением ватамана. Ватаманом избирается из среды ловцов самый опытный и знающий озеро, как свой двор. Он знает в нем все отмели, ямы, омута, гряды камней и все необходимыя условия для успешнаго лова. Ему подчиняется до 30 человек в полное распоряжение. Летом большим неводом саженей в 300 ловят в озерах в известных только местах, где можно вытягивать его (высушивать, по выражению рыбаков) на берег. Больше же всего ловля большими неводами производится зимою.
 
Ловля сетями.
Кроме невода рыба ловится сетями. Сети эти бывают различной величины. Они устраиваются на подобие крыла невода, без мешка, из двойнаго ряда сетей; первая сеть делается довольно частая, а вторая редкая, петли ея бывают ширины вершка два и три. Она так же, как и невод, насаживается на веревки, снизу прикрепляются к ней камни, а сверху поплавки. Сетью ловят с лодок. По равной части сети набирают на две лодки и выезжают на места, где намерены ловить; потом лодки отъезжают одна от другой по прямому направлению к берегам, выкидывая сеть. Когда сеть всю выбросят из лодок, тогда лодки плывут вдоль реки по течению и натягивают сеть так, чтобы она была в прямом положении. Проплыв саженей двести, сеть начинают выбирать в лодки и, помере уборки сети, лодки съезжаются вместе. Охваченная сетью рыба путается в ней и таким образом ловится. Такими же сетями, но только очень плотными, ловят снятков.
 
Бродцы
Еще летом ловят рыбу около берегу бродцами. Бродцы устраиваются из частых сетей, другие делаются почти из холста в сажени две или три длины и аршина в два ширины; к небольшому мешку (кнее) приделываются короткия крылья, которые привязываются к палкам. За один край бродца – за палку – берет один человек таким образом, чтобы палка стояла перпендикулярно к дну реки, и заходит в воду другой раз по горло. Другой берет таким же порядком за палку бродец; натягивают его во всю длину и тихо без шуму идут с бродцом вдоль реки по течению, один у самаго берега, а
15
другой по глубине, и чрез несколько саженей вытягивают бродец на берег. Бродцами ловят по вечерам и ночам, более на берегах поросших травой, где любит держаться мелкая рыба и щука. Этим способом иногда налавливают в ночь до полпуда мелкой рыбы, или снятков, в том числе порядочное количество и щук.
 
Верши.
Ловят еще рыбу вершами, — корзинами из ивовых прутьев, имеющими вид двойнаго конуса, из коих верхний завязывается в конце плотно, а внутренний, не много менее верхняго, имеет на конце небольшое отверстие, в которое рыба может пройти, но выйти не позволяют ей заостренныя у конца отверстия прутья. Вершами ловится мелкая рыба и очень неудачно.
 
Ловля удочкой.
Кроме сетей, рыбу ловят удочками и отпусками. Удочки и  отпуски вьются из конскаго волоса. Удочки вьются из шести или восьми белых волос довольно круто и связываются в одну длинную нить сажени в три длиною, на одном конце удочки привязываются два крючка средней величины и кусок свинцу, за другой конец он привязывается к удовищу — длинному вересовому пруту. На удочки более ловят язей, окуней, ершей и судаков. Для приманки на крючек насаживают краснаго, байеннаго червя, на который берутся окуни, ерши и язи, а для судака делают наживку из снятков. Удочками более всего ловят в таких местах, где много на дне всякаго лому; в особенности окуней налавливают иногда до полупуда в сутки. Делают еще удочки из двух конских  белых волос и привязывают к ней самый маленький крючек, а на него насаживают муху; этими удочками ловят уклейку, которая стадами плавает у волховскаго моста на самой поверхности воды. Эта ловля требует большой ловкости; уклея вертлява и хитра: как только закинут удочку в воду, она тотчас схватывает муху и сдергивает ее с крючка, если не успеет подсечь во время ловец. Ловкий ловец может в час наловить клеи штук пятьдесят.
 
Отпуски.
Отпуски состоят из двух частей, — одна часть называется тетива, другая – стрела. Тетива сучится по большей части из
16
чернаго волоса, волосов в 10—12, длиною саженей в десять; на конце ея прикрепляется кусок свинцу в полфунта, который называется грузивом. От грузива идет стрела, которая круто вьется из Белаго волоса, от грузива волосков в 10, а к концу в 6; она имеет длины до 4-х саженей; по ней чрез аршин привязываются на особых припятнышах (волосков в шесть) крючки. На отпуски всегда ловят на лодках почти на средине реки. Рыбак в лодке становится на якорь и с кормы закидывает отпуски следующим порядком. На самый крайний крючек стрелы насаживает байнаго червя и пускает его в воду, за ним следующий, и так далее (на отпусках бывает до 12 и более крючков). Когда вся стрела выпустится, опускают на дно грузиво и за тетивку привязывают к лодке. Течением воды стрела вытягивется во всю длину, так что крючки у грузива лежат на дне, а прочие постепенно поднимаются к верху. На отпуски ловятся преимущественно лещи, окуни, ерши, налимы, язи и густера. Опытные рыбаки знают, в каких местах держится рыба, и ловят очень много. На Волхове есть таких рыбаков человек до десяти, которые в порядочной величины лодке по средине устроивают садок, чтобы держать в нем рыбу живую, и в этих лодках по одному отправляются разъезжать ловить рыбу по Волхову на целые месяцы. Они в особенности ловят лещей средней величины, которых называют перечнями.
Ловят еще в озерах и реках дорогами. Дорога состоит из следующаго прибора: на длинный крепкий шнурок привязывается маленькая оловянная рыбка, оканчивающаяся двумя крючками на подобие якоря. Рыбак едет в легком челноке с одним веслом вдоль реки или по озеру выпустив дорогу саженей на 15. Оловянная рыбка на конце шнура вертится и блестит, на нее кидается щука и с размаху глотает. Случается, что на дорогу попадают щуки фунтов на 15. Но эта ловля более забава, чем промысел.
Бывали прежде случаи, что рыбу отравливали кукельваном и ловили. Это производилось следующим образом. Кукельван толкли в порошок и смешивали его с мякишем печенаго
17
хлеба, потом катали из этой смеси шарики и разбрасывали в реке. Рыба хватала эти шарики и от действия кукельвана подымалась на поверхность воды и плыла по течению, кружась, как опьянелая; ее ловили саками разъезжающие в челнах по реке охотники. Большая часть окормленной рыбы оставалась в воде и чрез несколько времени всплывала на поверхность раздутая, распространяя от себя сильное зловоние. Пойманная же рыба сряду засыпала и при употреблении в пищу теряла свой вкус, а мясо ея было дряблое.
 
Ловля колотом.
В глухую осень, когда рыба начинает собираться в свои становища, ловят рыбу колотом в реках и частию в озерах. Собираются в известном месте рыбаки с своими рыболовными снарядами: неводами, сетями и мережами, лодок до дватцати и более. Целая флотилия в условное время и в назначенном месте появляется на реке,  с лодок закидываются в воду сети, мережи и невода по жребьевому порядку. Как скоро рыболовные снаряды все будут закинуты в воду, на лодке предводительствующий флотилией – кормовой – начинает колотить деревянными колотушками по обеим сторонам бортов лодки с внешней стороны, за ним подхватывают все лодки и стук делается до того сильным, что слышно версты за три. Рыба, испуганная этим стуком, мечется в реке во все стороны, путается в сетях, забивается в мережи и невода. С полчаса таким образом продолжается стук об лодки и потом выбираются рыболовные снаряды и снова закидываются, в воду и подымается колот. Верст двадцать в сутки с таким шумом проедут рыбаки, закидывая постоянно сети, и другой раз очень много налавливают рыбы, особенно лещей. В 1860 году в Волхове близ Грузина, во время колота, одним только неводом поймали до 30 пуд. лещей.
Этим заканчивается лов в полой воде до тех пор, как озера и реки покроются крепким льдом.
 
Ловля зимою неводами.
Под льдом в озерах и реках рыба ловится неводами и мережами. Неводами ловля производится преимущественно в озерах. Для этого употребляются самые большие невода (на Белом озере они называются тагасами). Эти невода простираются
18
до 300 саженей в длину и при них находится по тридцати работников и более и несколько одноконных подвод, на которых везут невода, провизию, дрова и другия  необходимыя принадлежности.
В каждом  неводе есть начальник – ватаман. Ему подчиняется вся артель безпрекословно. Он назначает время и место лова, распределяет людей на работы, распоряжается ловлею и продажею рыбы. Ватаман должен знать все места, где производится лучший лов рыбы, где есть какая неудобства для лова и какия предпринимать средства для отвращения этих неудобств. На берегах озер есть известные места для сбора рыбаков. На Ильмене озере сборныя места: Ямок, Звад, Ужин и Оспино. В эти места съезжаются рыбаки, и каждая артель под предводительством своего ватамана гуляет, пока не отправится на лов в озеро. Случается, что рыбаки живут целую неделю в сборном месте, пока не отправятся на лов. Это впрочем делается с целию, чтобы во время гулянки прочих артелей одному выбрать удобное время и отправиться в озеро вперед и занять самое выгодное место. Вследствие этого все ватаманы настороже и, как-бы ни были пьяны, наблюдают друг за другом и в случае какой нибудь оплошности ватаманов, самый ловкий из них старается незаметно выехать с своею артелью на озеро. По большей части на озеро выезжают ночью и в сильную непогоду. Но как только выехал один ватаман с своею артелью на озеро, за ним едут следом и другия артели. Как скоро приедут на место лова, начинают закидывать невод. Прорубается большая прорубь во льду и в нее опускают веревку, привязанную к длинному шесту, потом от большой проруби на разстоянии саженей трех по направлению, как должен идти невод прорубают небольшия отверстия во льду и посредством длиннаго шеста проводят веревку, а за нею и невод, от одной проруби до другой. Таким образом проведенный невод обхватывает пространство от 300 саженей и вытягивается в первую большую прорубь. Самое главное условие успешнаго лова состоит в том, чтобы озеро замерзло при тихой погоде, и не былобы чрезмерно много снегу. Если озеро
19
замерзает при непогоде, то образующийся лед колется и волнением ставится ребром в воду, что препятствует протягивать невод от одной проруби до другой. Большее количество снега своею тяжестию осаживает лед, а тяжесть людей и лошадей, находящихся при неводе, еще более увеличивает это давление, вследствие чего лед так оседает, что вода выступает в пробитыя проруби и выходит на лед, что конечно совершенно препятствует ловить рыбу. Наловленная рыба тут же замораживается и продается рыбакам‑хозяевам, которые отправляют ее на возах в ближайшие селения, города и Петербург на продажу. За ловцами следом едут рыбаки хозяева, монахи из ближайших монастырей и целые причты из прибрежных сел, и всех их ловцы щедро оделяют рыбой.
По целым неделям ловцы живут на озере, устраивают себе шалаши и разводят огонь на льду, чтобы греться и варить уху.
Мережами большею части ловят в реках, оне ставятся так же, как и летом, но только каждая мережа опускается и вынимается в особенную большую прорубь.
 
Причины истребления рыбы.
Вот самые обыкновенные способы ловли рыбы в Новгородской губернии, при помощи которых налавливается много рыбы; но с каждым годом улов рыбы заметно уменьшается, главною причиною чего должно признать самый неразумный лов, по большей части истребляющий без всякой пользы много рыбы. Из вышесказаннаго видно, что лов рыбы преимущественно производится во время самаго нереста рыбы. Потому рыба ловится в то время, когда еще не успевает выметать икру. Конечно, в это время рыба вкуснее, и самая икра составляет довольно лакомое блюдо; да и ловится она в эту пору лучше. Но этим ловом много истребляется рыбы. Животное, развивающееся из яица в воде, подвержено разным случайностям и потому оно погибает, не достигнув развития, в огромном количестве. Оплодотворение рыбьей икры не может быть совершенно полное при тех условиях, при которых оно совершается. Самка, ‑ икрянник, – обыкновенно идет в низу и мечет икру; над нею идут самцы, ‑ молочники, ‑ и выпускают
20
молоку; икра в начале подымается к верху и в это время прикасается молоков. Невозможно, чтобы всякая икринка коснулась молоков и получила живчика. По всей вероятности надо предполагать, что целая половина икринок остаются не оплодотворенными при таковом способе оплодотворения. Оплодотворенныя икринки наполняются в известной степени водою и от этой тяжести падают на дно, где могут запасть в ил, в густую траву, и там погибнуть. Кроме того икру истребляют прожорливыя щуки, окунь, раки и даже лягушки и устрицы. Во время сильных ветров, на мелких местах, где более всего мечется икра, подымается со дна грязь и ил, взбалтывается вместе с икрою и выбрасывается волнами на берег, а которая икра остается на местах, покрывается густым слоем ила. Природа в ограждение совершенной гибели рыбы от этих случайностей усилила способ размножения рыбы посредством безчисленнаго множества икры в самке; но это размножение может только быть действительным в таком случае, когда большее число самое имеют возможность выпустить икру. Если же ловить рыбу в то время, когда она готовится метать икру, то очевидно этим совершенно отнимается возможность размножения рыбы. После того неудивительно, что рыба год от году уменьшается. Кроме того, что во время нереста рыба уничтожается ловлею икряников, самый способ ловли уничтожает тысячами оплодотворенную икру. Сетями и неводом во время лова бороздят дно и мутят воду, и потому истребляют икру более, чем хищныя животныя, находящиеся в воде.
Самыя же гибельныя последствия для оплодотворенной икры и образовавшейся из ней молоди происходят от заколов. Заколами истребляется икры и молоди более всего.
Икра мечется рыбою (как сказано выше) в заливах, которые соединяются с рекою посредством узкаго протока. По мере соединения воды в реке, вода течет вон из заливов, и, конечно все, что возможно, выносится в реку этим течением. По этому икра катится из заливов в реку, а мелочь уже и сама стремится на чистую воду. Если узкое место, посредством котораго залив соединяется с рекой, загорожено
21
заколом, то на дне ручья вся икра останется у закола, а мелочь, которая плавает на поверхности воды, прибивается к верху закола. Что это действительно так бывает, то показывают целыя полосы, образующияся на заколах по мере спадения воды из одной только молоди. Таким образом на заколах гибнут миллионы рыбы. Успевшая развиться в рыбежку молодь в заливах тоже не избегает гибели. Ее пожирает запертая в заколах рыба, а с спадением воды в реке уменьшается вода в заливах, в других до того, что они совершенно высыхают и таким образом погибает на сухом месте вся рыбежка. Если в которых заливах остаются небольшия озерки, где могла бы развиться рыбежка, то они зимою до того промерзают, что в них задыхается и умирает сняток. Нам не раз случалось видеть, что когда в заливе, покрытом льдом, прорубали прорубь, то сняток мало того, чтоб сбирался почти плотною массою в прорубь, но даже высовывал из воды голову и выскакивал на лед. Этим случаем всегда пользуются вороны, чтобы зимою полакомиться рыбок; оне преважно расхаживают вокруг проруби и постоянно таскают снятков из воды.
Ловля частоячейными сетями и мутниками истребляет икру и рыбежку не только в заливах, но даже в реках и озерах. Этими рыболовным снарядами мелкая рыбака и сняток ловится целыми ушатами и сушится. В озере Пиросе (на границе Валдайскаго и Боровичскаго уездов) ловят мелкаго окуня, под названием мулек, такое множество, что его возят продавать на возах. В особенности в водах Валдайскаго и Боровичскаго уездов истребляют рыбу, так называемые, Осташи, жители Оставшевскаго уезда, берущие в аренду озера в этом месте и всеми возможными средствами старающиеся вылавливать рыбу. По большей части случается, что Осташи в самых рыбных озерах года в три так выловят рыбу, что крупной вовсе не остается, а мелкой самое незначительное количество.
 
Средства к устранению истребления рыбы.
Последствиями такого гибельнаго для рыбы лова может быть со временем совершенное истребление рыбы, которое можно еще
22
предотвратить в настоящее время некоторыми ограничениями в ловле. Заколы, более всего способствующие к истреблению рыбы, так размножились в настоящее время в Новгородской губернии, что нет речки и самаго незначительнаго ручейка, впадающих в озера и сплавныя судоходныя реки, которые не были бы заперты заколами. Следовательно рыба повсеместно истребляется заколами. Заколы эти более способствуют истреблению, нежели ловле рыбы и самая рыба, запертая в заколах, теряет уже свою доброкачественность. Потому заколы, как средства ловли, приносящие более время, чем пользы, должны быть строго воспрещены и совершенно уничтожены.
Такому же запрещению должны подлежать все изгороди и заборы из хвойных ветвей и прутьев для весенняго лова, потому что они так же как и заколы задерживают икру и молодь, кроме того засаривают дно в реке.
Для ограничения истребления рыбы во время нереста следует ограничить и ловлю запрещением ставить мережи, соединенныя между собой сетями и недозволять перегораживать рек и заливов сплошным рядом сетей и мереж, а чтобы не прекращать совершеннаго лова во время нереста, то дозволить ставить мережи отдельно одну от другой на разстоянии по крайней мере сажени. Ловля неводами во время нереста не может иметь таких гибельных последствий для размножения рыбы, как выше упомянутыя средства, то и этот способ ловли можно допустить, но только с тем ограничением, чтобы ловля неводом производилась на постоянных тонях, а не повсеместно, и чтобы петли сетей неводов были не менее одного дюйма в самом конце кнеи или матки. Но лов рыбы мутниками, частоячейными неводами, сетями и бродцами должен быть строго воспрещен, потому что этот способ уничтожает икру и рыбежку. Касательно плотности рыболовных снарядов должен быть введен в строгости закон касательно этого предмета времен Императрицы Екатерины II. По этому закону вовсе запрещались самыя мелкия сети для ловли рыбы. Для этого вязальщикам сетей давались из полиции железныя дощечки с клеймами для вязания сетей, которыя и теперь называются полициями,
23
и были назначаемы для надзора особые десятские, которые свидетельствовали размеры петель сетей и если находили их не сообразными с узаконенною мерою, то хозяев таких рыболовенных снарядов представляли кому следует для законнаго с них взыскания за злоупотребление. При таком ограничении, конечно весенний лов рыбы уже не будет так значителен; но от этого едвали потерпит убыток производство рыбнаго промысла. На счет весенняго лова увеличится улов в озерах и больших реках летом и зимою в особенности неводами; рыба, которая бы вылавливалась в запертых заливах, свободно выходя в большия реки и озера из заливов, будет больше ловиться в них. А в течении каких нибудь пяти лет успеет размножиться так, что наши реки будут богаты рыбою как и прежде.
 
Влияние пароходов на рыбу.
Полагают иные, что пароходы имеют сильное влияние в реках и озерах на уничтожение рыб, но совершенно напрасно. Шум пароходов действительно пугает рыбу, но только в известное время, от этого шума рыба уходит в сторону или в глубокие омуты: но не совершенно вон из реки; а икру и молодь пароходы истреблять не могут. Пароходы обыкновенно идут по фарватеру, по самому глубокому и быстрому месту в реках, где рыба не мечет икры и не может быть молоди.
Что шум пароходов не выгоняет из рек рыбы, на то есть очень осязательный факт. При развившемся пароходстве на Волхове, в реке Мсте, впадающей в озеро Ильмень, из котораго выходит Волхов, также мало ловилось рыбы, как и в Волхове, и в то время, когда на Мсте пароходства вовсе не было.
 
Зло от сплава леса.
Сплав лесу и дров розсыпью по мелким рекам действительно имеет очень гибельное влияние на рыбу. Спущенные вдруг дрова и лес идут сплошною массою и в следствие напора воды с одной стороны и запора течения воды в узких местах чрезмерным скоплением лесных материалов, дрова, а в особенности бревна, силою воды погружаются на значительную глубину, а иногда до самаго дна, мутят и бороздят воду и выгоняют рыбу. Сор с лесу и огрузшия поленья садятся
24
на дно, засаривают реку и портят воду, разлагаясь в тине или глине. Впрочем зло не может иметь вреднаго влияния на большия реки и озера и в этом случае страдают только одне незначительныя сплавныя речки.
В заключение всего мы положительно можем сказать, что запрещение заколов, перегораживания реки сетями и изгородями и уничтожение самых мелких сетей усилят естественное размножение рыбы в наших водах и на долго еще отдалят необходимость прибегать к искусственному разведению рыбы, хотя и в этом случае у нас уже сделана попытка. В Демянском уезде устроен г. Врасским замечательный рыборазводный завод, о котором мы считаем долгом упомянуть здесь подробно.
25
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Богословский Н.Г. Рыболовство и рыбоводство в Новгородской губернии // Новгородский сборник, вып. 3. Новгород, 1865. С. 1-25.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. К вопросу топографии находок рыболовных принадлежностей из раскопок в Пскове
Достаточно традиционным в настоящее время является исследование топографических характеристик следов... Читать далее...

Публикации

Логинов К.К. Рыболовство Поморского села Нюхча
  Научные заслуги Татьяны Александровны Бернштам в исследовании традиционно-бытовой культуры русских... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: