gototop

Новые статьи

Железнов И.И. Уральцы. Картины аханного рыболовства
  I. Главный или, правильнее, коренной промысел у Уральских казаков — рыболовство. В старые годы Урал до такай степени изобиловал рыбой, что казаки... Читать далее...
Ляшенко Н.Ф. О рыбаках и рыбном промысле в античную эпоху
Цель статьи — показать, что из промыслов в античную эпоху особенно большое развитие получило рыболовство. Основные задачи статьи — рассмотреть масштаб и... Читать далее...
Плещеев В. О щуке
  В «Вестнике союза Русских Рыболовов-Удильщиков» за 1907 год мною была помещена заметка об эпизоде моей борьбы со щукой-гигантом, имеющей в... Читать далее...

Загорска И. А. Рыболовство и морской промысел в каменном веке на территории Латвии

В Латвии на протяжении всего каменного века в экономике населения доминировали охота, рыболовство и собирательство. Среди упомянутых отраслей рыболовство занимало особо важное место. Древнейшие данные о рыболовстве получены уже с эпохи мезолита (VIII—V до н. э.), но особенно обширный материал дают памятники эпохи неолита (IV—начало II тыс. до н. э.).
Поселения в основном сконцентрированы на берегах притоков крупных рек и небольших речек. Находки роговых и костяных орудий обнаружены на заросших водоемах (на болотах Пантене, в, Северной Плоче в Западной Латвии). Около когда-то широкого, соединенного с морем, но теперь почти заросшего водоема расположена торфяниковая стоянка Сарнате, давшая много уникальных находок древнего лова [Ванкина, 1970]. Рыболовные орудия обнаружены на берегах озер Лубанас и Б. Лудзас в Восточной Латвии и Буртниеку и Лубанас — в Северной.
Об ихтиофауне каменного века свидетельствует костяной материал, полученный при археологических раскопках поселений.
В пребореальном периоде (первый слой стоянки Звейниеки II) в р. Руя и оз. Буртниеку чаще всего ловили щук, длиной от 40 до 145 см, из других видов рыб — лещей, линей, голавлей, окуней, длина которых в основном 40—50 см (окуни небольших размеров — от 20 до 40 см). Их масса 0.45—4 кг. Всего известно 13 видов рыб.
В бореальном периоде (второй и третий слой стоянки Звейниеки II, раскопки Ф. Загорскиса) в озере и реке ловили щук, окуней, лещей, линей, сомов, жерехов, судаков, налимов, плотву, голавлей, густеру. Встречается также угорь и лосось. В уловах доминирует большая по размеру рыба: сомы длиной до 250 см, щуки — до 175 см, лини до 80 см, судаки до 86 см, лещи — 60 см, окуни длиной от 6 до 50 см. Масса рыб колеблется от 0.02 до 12 кг.[1] Во время атлантического климатического периода жители стоянки Оса (раскопки Ф. Загорскиса) в небольшой речке и ее притоках ловили главным образом щук. Большинство особей было больших размеров — длиной до 130 см и массой 18 кг, возрастом 9, 10 и даже 13 лет. Ловили также судаков, линей, карасей, окуней, синцов, красноперок, сомов, причем возраст некоторых из них достигал 19 лет. О рыбных ресурсах начала суббо-
39
реального климатического периода свидетельствуют материалы стоянок Звейсалас (раскопки И. Лозе), Пиестиня и Ича (раскопки Ф. Загорскиса). Все эти стоянки расположены на берегах небольших рек в бассейне оз. Лубанас. Первое место в уловах по-прежнему занимает щука, длина ее от 30 до 130 см, масса от 0.2 до 18 кг, часто встречаются многолетние экземпляры. Судаки были почти таких же размеров, но количество их в уловах значительно меньше. Окуни небольшие — от 20 до 30 см длиной и массой в среднем 0.1—0.7 кг. Ловили также линей, густеру. лещей, красноперок, голавлей. Все рыбы в основном средних размеров до 40 см длиной и массой до 2 кг. Сомы были больших размеров — до 145 см длиной и многолетние.
С серединой суббореального климатического периода совпадает заключительный период каменного века. Палеоихтиологический материал с поселении позднего неолита исключительно богат. Особо надо отметить поселение Абора I (раскопки И. Лозе), где возле очагов на значительной площади вскрыты целые скопления костей рыб в виде сплошного слоя. Первое место в улове занимали окуни, в основном небольших размеров — длиной 5—40 см, массой от 0.2 до 2 кг. Ловили также плотву, голавлей, язей, красноперок, густеру, карасей, судаков, сомов, щук. Всего найдено 14 различных видов рыб. Некоторые щуки были больших размеров, массой до 12 кг и возрастом от 6 до 15 лет. Отдельные судаки весили 10—12 кг, и возраст их был от 6 до 15 лет. Среди сомов встречаются экземпляры возрастом от 5 до 20 лет. Длина сомов превышала 1 м, а один из них был даже длиной 2.45 м. В культурном слое других поселений позднего неолита — Эйни, Лагажа (раскопки И. Лозе) — были найдены костные остатки главным образом крупных рыб — щуки. сома, судака, леща. карася, окуня.
Таким образом, судя по палеоихтиологическому материалу, интенсивной рыбной ловлей занимались уже с начала мезолита включая конец неолита. Уловы были богатыми. В основном ловили рыб больших размеров, имевших значительный возраст (щука, сом). Примерно такая же картина наблюдается в неолите, когда в уловах тоже доминируют крупные рыбы, хотя ловили и мелкую, что указывает, как полагают специалисты, на применение более разнообразных рыболовных снастей. Очевидно, рыба была одним из главных источников питания. Судя по видам, рыбу ловили на озерах, в текучих речках и в стоячих водах.
На приморских стоянках найдены также кости тюленей. В Сарнате примерно половину всех костей составляют остатки кольчатой нерпы (Phoca hispida), много костей и в Силиньупе. Кольчатая нерпа в Балтийском бассейне является самым распространенным видом и встречается здесь как на стоянках мезолита, так и в неолите. На стоянке Риннюкалнс представлен менее распространенный вид — так называемый гренландский тюлень (Phocagroenlandica). На тюленя охотились главным образом в море, но он мог иногда и заплыть в воды, общающиеся с морем, как например древнее Сарнатское озеро.
В материалах каменного века Латвии представлены разные орудия, связанные с рыболовством и морским промыслом: индивидуального способа лова — костяные гарпуны, копья, стрелы и крючки и орудия коллективные — остатки сетей, верши, грузила и поплавки от сетей, а также транспортные средства — весла и фрагментарные лодки.
40
Костяные и роговые гарпуны (рис. 1) использовались главным образом при ловле крупной рыбы и в морском промысле. Из всех 150 гарпунов, найденных на территории Латвии, к морскому промыслу можно отнести лишь те, которые найдены на приморских стоянках (Сарнате, Силиньупе) ина поселениях, связанных с морем (Риннюкалнс), Среди этих гарпунов различаются три типа.
1-й тип (рис. 1, 1, 2, 5) довольно массивные сильно уплощенные гарпуны длиной 12—19 см. По одному краю вырезаны два больших удлиненных зубца. В основании — отверстие или зарубки с обеих сторон. Такие гарпуны найдены в Риннюкалнс (5), Силиньупе (2) и как случайная находка на Рижском взморье (1).


Рис. 1. Костяные и роговые гарпуны.
1 – Рижское взморье; 2 – Силиньупе; 3, 5, 6 – Риннюкалис; 4, 7 – Сарнате.
41
 

Рис. 2. Костяные орудия
1‑19 – копья; 20‑37 – наконечники стрел; 38‑40 – жерлицы. 1‑13, 17, 20‑37, 40 – оз. Лубанас;
14, 15 – Риннюкалис; 18 – Оса; 16‑19 – Абора I; 38, 39 – оз. Б. Лудзас.
42-43
2-й тип (рис. 1, 3, 6) несколько гарпунов средней величины, длиной 12—13 см, с одним или двумя изогнутыми зубцами по одному краю. Основание имеет специальное расширение или оно лопатовидное. Поперечное сечение ствола — овальное, а у основания — прямоугольное. Эти гарпуны найдены в Риннюкалнс.
3-й тип (рис. 1, 4, 7) гарпуны с частыми, односторонними зубцами, найденные на стоянке Сарнате. Оба гарпуна фрагментарны. Они массивны, с тупыми концами и короткими зубцами. У одного гарпуна сохранились три слегка выгнутых зубца (4), а у другого зубцы вытянутые и образованы при помощи округлых сверлин (7). Черешковые части отсутствуют, но, судя по аналогичным находкам, они могли быть широкие, уплощенные, с отверстиями для привязывания к древку. Один из гарпунов (4) был обнаружен рядом с тюленьими костями в жилище «Т». Л. Ванкина предполагает, что при охоте на тюленей употреблялись оба сарнатских гарпуна.
Сарнатские гарпуны относятся к первой половине неолита, а другие однозубые и двузубые гарпуны связаны со второй половиной и концом неолита. Похожие короткие гарпуны с двумя зубцами и более длинные гарпуны с частыми односторонними зубцами известны по всему бассейну Балтийского моря. Они найдены по обоим берегам Ботнического залива, на островах и в прибрежной полосе Швеции, в Норвегии и Дании, часто встречаются вместе с остатками тюленей, и исследователи их связывают с охотой на этого зверя.
С помощью гарпунов тюленей, очевидно, только ранили и утомляли, а смертельный удар наносился специальным копьем, как это делается еще и сегодня при охоте на китов.
С гарпуном на тюленей в Северной Латвии охотились еще во 2-й половине XIX в. Обычно рыбаки выходили на охоту зимой, когда море замерзало. С собой они брали сани и специальную «тюленевую» лодку, теплую одежду, белые покрывала, мягкую обувь. На охоту отправлялись небольшими группами. Если не удавалось застать тюленей па льдинах, их ловили в прорубях. Гарпун был крепким, с двусторонними зубцами, прикрепленный к деревянному древку, веревка длиной 24 м. Особенно много тюленей водилось в Ирбенском проливе (Северная Курземе) и в Рижском заливе. Тюленей ценили из-за мяса. жира и толстой кожи. Из кожи делали для детей обувь, которая была теплая и прочная. Старые рыбаки вспоминают, что дети бегали по комнате и тюленьи когти так и поскрипывали. Тюленевую кожу использовали также для ковров, как покрывала для саней и т. д.
Распространенным видом рыболовства в каменном веке являлось битье рыб при помощи рыболовного копья или остроги. При этом одно или несколько зубчатых острий неподвижно укреплялись на длинном деревянном древке. В Латвии найдено около 500 экз. таких костяных острий. Они обнаружены на стоянках мезолита и неолита (Звейниеки II, Оса, Риннюкалнс, Абора I), а также как случайные находки по всей территории республики. Исходя из формы зубцов и поперечного сечения, копья делятся на пять типов (рис. 2).
1-й тип (рис. 2, 1—3) стройные копья с выделенным черешком и треугольным поперечным сечением — так называемый лубанский тип (13-й тип по Кларку). Длина их 20—30 см. Боковые ребра гладкие, зубча-
44
тые или частично зубчатые. В некоторых случаях короткими нарезками орнаментировано и среднее ребро орудия. У отдельных орудий боковые края острые, тонкие, они как бы напоминают края копий с кремневыми вкладышами в пазах. Некоторые из этих орудий короче, длиной 12—17 см, с овальным или ромбовидным поперечным сечением. В Латвии известно 90 копий лубанского типа, найденных на оз. Лубанас, Б. Лудзас, в Двиете,


Рис. 3. Наконечники копий и остроги.
45
на стоянках Звейниеки II и Звидзе (раскопки И. Лозе). Копья лубанского типа главным образом датируются ранним и средним мезолитом, но иногда встречаются еще в начале неолита (Оса). Использовалось такое копье (рис. 3, 2) для битья крупных рыб (щуки и др.), как об этом свидетельствуют их находки на болоте Кунда и в других местах в Восточной Прибалтике.
2-й тип (рис. 2, 4—6). Самыми распространенными являются стройные копья с клювообразными зубцами, плотно расположенными по одному краю, — так называемый кундский тип. Длина их 15—30 см, сечение грушевидное. Насад покрыт короткими нарезками или гладкий. Копья этого типа очень разнообразны, иногда расположены группами, с большими промежутками. У некоторых копий на стороне врезан паз для кремневых вкладышей. Имеются экземпляры с противоположно направленными зубцами. Копий кундскоготипа всего 313 экз., найдены они случайно на оз. Лубанас, в Б. Лудзас, Двиете, около оз. Лубас и Усмас в Западной Латвии. На стоянке Звейниеки II этот вид доминирует — из 260 найденных здесь копий 216 кундского типа (рис. 3, 13). Кости рыб, обнаруженные на этой стоянке в основном принадлежат щуке. Судя по находкам из Звейниеки II, все эти рыболовные копья с плотно расположенными клювообразными зубцами можно отнести к бореальному периоду, т. е. к среднему мезолиту.
3-й тип (рис. 2, 7—9) — копья с тупыми и редко расположенными по одному краю зубцами. Длина их в среднем 18—28 см, вершина короткая и крепкая, а насад длинный и гладкий, поперечное сечение каплевидное. Зубцы бывают большие, средней величины или маленькие. Характерным является расщепление зубцов, когда их число как бы удваивается. Зубцы расположены равномерно по всему краю орудия (7, 8) или сгруппированы по 2—3 (9). Копья с тупыми зубцами, около 60 экз., найдены как случайные находки на оз. Лубанас, Б. Лудзас и в Двиете, в силу чего датировать их трудно. Не исключено, что они относятся как к мезолиту, так и к неолиту. О том, что в качестве рыболовных копий применялись острия с тупыми зубцами, по мнению Г. Кларка, свидетельствуют находки большого количества подобных наконечников на поселении Стар-Карр в Англии. Эскимосы Северной Америки и Гренландии для ловли рыбы (лосося) использовали похожие деревянные острия с редкими тупыми зубцами. Они крепили их по два-три острия вместе зубчатыми сторонами вовнутрь (рис. 3, 5, 6).
4-й тип (рис. 2. 10—16) острия с гладким уплощенным стержнем и двусторонними зубцами на вершине. Они бывают как большими массивными так и маленькими, изящными. Длина их 6—20 см. Зубцы на вершине могут быть: нерегулярны (13) или они регулярны, расположены симметрично (10, 15, 16) или асимметрично (11). Обычно на вершине копья врезаны 2—3 зубца на каждой стороне. Поперечное сечение ствола — неправильный, уплощенный прямоугольник. Насад уплощен с обеих сторон. Эти копья (26 экз.) найдены случайно на оз. Лубанас и на стоянках Силиньупе, Кауленкалнс, Ринюкалнс, Лейманишки и Абора I. Судя по этим находкам, копья с зубцами на вершине главным образом относятся к концу среднего и к позднему неолиту. Зачатки же этой формы копий прослеживаются в позднем мезолите (II слой стоянки Нарва в Эстонии). Наиболее массивные и крепкие орудия этого типа несомненно являются наконечниками
46
копий, применяемыми, вероятно, в рыболовстве. По этнографическим данным острия с двусторонними зубцами часто употреблялись как средние части в острогах (рис. 3, 5. 9). На территории Латвии еще в XIX и начале XX в. использовали веерообразные остроги, которые имели острия с двусторонними зубцами на вершине.
5-й тип (рис. 2, 17—19) наконечники (11 экз.) с одним коротким зубцом на вершине. Длина их 10—14 см. Насад уплощен с обеих сторон. Поперечное сечение овальное, ромбовидное или треугольное. Найдены они на оз. Лубанас, в Двиете, в ранненеолитическом слое стоянки Оса. К этому типу относятся и некоторые более массивные орудия с одним крепким зубцом и долотовидным острием, встреченные на оз. Лубанас и стоянке Абора I, датируемые поздним неолитом (19). Возможно, что эти копья употреблялись уже в мезолите, по, судя по находкам, они главным образом характерны для неолита. Копья с коротким зубцом на вершине в неолите представляют собой широко известную форму — от Дании на западе и до Урала на востоке. Использовались они как составные части остроги (рис. 3, 7—9). На древко можно было насадить и одно лишь однозубчатое острие (рис. 3, 4). Еще во 2-й половине XIX в. на Курземском взморье встречалось орудие — железное острие длиной 25 см, укрепленное на древке длиной 2 м, с одним зубцом на конце. Такое орудие применяли для ловли камбалы в солнечную погоду, причем рыболов мог брести или идти на плоскодонке вдоль берега моря. Следовательно, этот однозубчатый тип копья самый простой, он пережил все другие формы и сохранился вплоть до недавнего прошлого.
По данным латышского этнографического материала, к рыболовному копью, а также и к остроге прикрепляли длинный шнур, чтобы при ловле не потерять орудие. Опытные рыболовы иногда метали острогу как копье, таким образом настигая рыбу на большой глубине. Но обычно острогами пользовались в лагунах, в мелких заливах озер, на реках и их притоках, на затопленных лугах весной и поздней осенью. Острогой били крупных рыб — щук, линя, леща, судака, налима. Зимой распространена была ловля в проруби. Так, в оз. Бабитес острогой били угрей, находившихся в зимней спячке на дне.
В рыбной ловле применялся также лук со стрелами. Самые пригодные для этой цели были костяные игловидные наконечники стрел — тонкие, гладкие, хорошо рассекающие воду (рис. 2, 20—37). Эти наконечники имеют острую вершину и по-разному оформленный насад. Ствол у наконечников гладкий, с разными утолщениями, с односторонними или двусторонними шипами. В большом количестве (540 экз.) они найдены случайно на оз. Лубанас, Б. Лудзас, в Двиете и Ича, а также на стоянках. Довольно трудно установить, какие именно формы игловидных стрел использовались при ловле рыб, но, как свидетельствует этнографический материал, это могли быть гладкие и шиловидные наконечники стрел.
Игловидные наконечники стрел с гладким стволом делятся на несколько типов.
1-й тип (рис. 2, 20—25, 32, 33) наконечники стрел с гладким, сужающимся к вершине стволом с разнообразно оформленным насадом, с округлым, квадратным, треугольным и многогранным поперечным сечением. Длина наконечников 7—30 см. Иногда их вершина бывает с острыми гранями, а ствол — ровный (24). Часто они богато орнаментированы. Найдены
47
случайно на оз. Лубанас, Б. Лудзас, в Иче, на стоянках Звейниеки II, Звидзе, Пиестиня, Риннюкалнс, Абора I, Крейчи; судя по этому, использовались на протяжении всего каменного века.
2-й тип (рис. 2, 34) наконечники стрел с особо выделенной вершиной. Длина их 15—20 см, поперечное сечение круглое или прямоугольное, насад двусторонне уплощен или образует черешок. Такие наконечники найдены только на оз. Лубанас.
3-й тип (рис. 2, 35) веретенообразные наконечники с расширением в средней части ствола, длиной 6—18 см, поперечное сечение круглое, прямоугольное или сильно уплощенное, насад клиновидный или имеет черешок. Такие стрелы найдены на оз. Лубанас, в Ича, а также на стоянках Звейниеки II и Абора I, что свидетельствует о довольно длительном их применении.
Игловидные наконечники стрел с шипами очень своеобразные. Они делятся на два типа.
1-й тип (рис. 2, 26—29) наконечники с односторонними шипами, навершине вырезаны один или несколько шипов, а насады некоторых украшены нарезками. Наконечники стрел с односторонними шипами известны только из подъемного материала оз. Лубанас.
2-й тип (рис. 2, 30, 31, 36, 37) игловидные наконечники с небольшими симметрично или асимметрично расположенными двусторонними шипами на вершине, насад клиновидный или образует особо выделенный


Рис. 4. Основные формы цельных костяных рыболовных крючков в Латвии.
48
черешок, поперечное сечение круглое или квадратное. Длинаих 12—30 см, обычно орнаментированы. Поскольку они найдены только на оз. Лубанас, их точная датировка затруднена.
Игловидные наконечники стрел, вероятно, использовались в течение всего каменного века. Судя по тому, что они найдены в большом количестве на озерах, можно предполагать использование их при охоте на речных птиц и в рыбной ловле. Шиловидные стрелы могли применять двояко. Стрелу можно было укреплять в древке и стрелять из лука. Такое применение лука в рыбной ловле известно даже в наши дни в Южной Америке. Там характерны так называемые шнурковые стрелы, которые привязывались к луку шнурком, чтобы при ловле не потерять стрелы. Был еще и другой способ применения игловидных стрел. Связав их в пучок и прикрепив к длинному древку (рис. 3, 10, 11), ими можно было бить рыбу и разных моллюсков. Таким способом били рыбу, например лосося, в Индонезии.
Самым специфичным орудием рыболовства является костяной рыболовный крючок. Удилище, леска и крючок значительно расширили возможности рыбной ловли — стали ловить в глубоких водах и далеко от берега рыбу, которая не была видна самому рыбаку.
Все известные в Латвии орудия из кости и рога, связанные с удочкой, можно разделить на 4 группы: I — жерлицы, II — цельные рыболовные крючки, III — составные рыболовные крючки, IV — грузики.
Жерлицы — костяные стержни длиной в среднем 6—7.5 см, с круглым или несколько уплощенным поперечным сечением, диаметр которого 0.5—0.8 см. В средней части эти стержни широкие, по направлению к концам сужаются. По строению средней части жерлицы можно разделить на два типа.
1-й тип (рис. 2, 38, 39) гладкие двусторонние игловидные стержни со слабо выделяющейся средней частью. Здесь только иногда можно заметить следы обмотки лески.
2-й тип (рис. 2, 40) двусторонние игловидные стержни с перехватом в средней части. Костяные жерлица найдены как случайные находки на берегах оз. Лубанас, Б. Лудзас и в археологических памятниках более поздних периодов, например на городищах Талси и Даугмале. в Старой Риге и других местах. В наше время жерлица применяются еще в юго-восточной части Латвии (оз. Пителю и др.). Судя по этнографическому материалу, рыбная ловля производилась следующим образом: на привязанную к леске жерлицу наживлялась живая рыбка; большая рыба заглатывала наживку, леска сильно натягивалась, жерлица вырывалась из маленькой рыбки, разворачивалась поперек и выполняла тем самым функции крючка.
К цельным рыболовным крючкам относятся такие крюкообразные орудия, которые изготовлены из цельной кости или рога. Только лишь немногие из них. причем в фрагментах, найдены на стоянках — Оса, Крейчи, Будянка. Двиетес Мунчи, Абора I и в могильнике Звейниеки. Большинство же крючков обнаружено случайно на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, в Ича, Двиете.
Найденные в Латвии цельные крючки делятся на четыре группы (рис. 4). Это крючки с гладким жалом (1); крючки с бородкой подразделяются на крючки с короткой бородкой (2) и крючки с удлиненной бородкой, образовавшейся в результате сверления (3); различные крючки своеобразной
49
формы (4). По форме обушка выделены типы крючков, а по строению головки стержня — подтипы (варианты). При характеристике крючков учтены также вылет крючка и угол захвата (по Лекхолму).
Рыболовные крючки с гладким жалом (около 70 экз.) найдены случайно на оз. Лубанас и Б. Лудзас. По изгибу обушка их можно разделить на несколько типов (рис. 4, 1). К типу А относятся массивные крючки длиной 9—16 см, с широким изгибом обушка, длинным прямым стержнем и гладким, даже немного тупым жалом, отогнутым в сторону от стержня. Жало составляет 1/6 или 1/5 длины стержня. Вылет крючка колеблется от 0.25 до 0.30 см, угол захвата 40—60°. По способу привязывания лески крючки разделяются на несколько подтипов: 1) с прямым гладким стержнем; 2) с утолщениями в головке стержня; 3) с лопатообразной головкой; 4) с отверстием в головке стержня; 5) в отдельных случаях перечисленные признаки дополнены зарубками и перехватами. Эти крючки найдены на берегах оз. Лубанас. Вероятно, к тому же типу относятся и фрагментарные, уплощенные крючки, найденные на поселениях Абора I и Крейчи. Фрагменты двух, совсем небольших и уплощенных крючков встречены в погребении позднего неолита могильника Звейниеки. Следовательно, небольшие, сильно уплощенные крючки датируются поздним неолитом.
К типу В относятся крючки с выраженными U-образным небольшим и узким обушком, коротким гладким жалом и длинным стержнем. Длина крючков 7—19 см. Жало параллельно стержню, его длина составляет 1/8 или 1/5 от всей длины стержня. Вылет крючка небольшой — 0.8—2.4 см. Угол захвата тоже небольшой — 15—25°. Верхняя часть стержня: 1) совсем гладкая, 2) иногда имеются небольшие сужения, 3) с вырезанными отверстиями. Такие крючки найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас.
К типу С относится самое большое количество целых крючков с гладким жалом. Эти крючки с широким и массивным основанием обушка, форма которого приближается к V—образной. Крючки бывают большие (13—16 см длиной), средние — (7—10см) и совсем маленькие (4—6 см). У некоторых крупных крючков жало отклонено от стержня, у большинства же оно параллельно стержню, и лишь у одного из некрупных крючков жало загнуто в сторону стержня. Длина жала обычно составляет 1/3 или Ѕ от длины стержня. Вылет крючка соответственно меняется от 0.6 до 3.2 см, угол захвата в среднем 30—60°. Иногда в тыльной части обушка имеются зарубки или следы обмотки. Варианты; 1) верхняя часть стержня гладкая, 2) с перехватом, 3) с расширениями, 4) иногда употребляются сразу несколько элементов; 5) особо выделяются крючки, у которых обушок кончается угловатым выступом. Этот выступ, наверно, облегчал привязывание крючка к леске. Крючки типа С найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. Этот тип рыболовного крючка, вероятно, отвечает самому оптимальному варианту. Крючки к леске привязывались очень основательно, о чем свидетельствуют следы обмотки и зарубок в основании обушка, а также соединение различных элементов крепления на головке стержня. Разнообразная величина крючков и их вылета свидетельствуют о том, что они употреблялись для ловли рыб различной величины и видов. По материалам Латвии этот тип крючка, датировать трудно.
К типу D пока можно отнести только один небольшой крючок, найденный на берегах оз. Б. Лудзас. Особенностью его является стержень, расши-
50
ряющийся в средней части. В Восточной Прибалтике такие крючки хорошо известны и датируются неолитом (Валма).
К тину Е относятся немногочисленные крючки с выраженной V-образной формой основания обушка, найденные на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. Длина их 6—7 см. Обушок образует V-образная зарубка. Жало отогнуто в сторону от стержня, создавая вылет крючка шириной 1.2—1.4 см. Длина жала составляет ⅓ стержня, угол захвата около 50°. Крючкинаконце стержня имеют расширение. В материале Латвии нет данных для датировки крючков этого типа.
Среди целых рыболовных крючков с гладким жалом, судя по параллельным находкам, можно выделить мезолитические формы. Это крючки с длинным стержнем и коротким, параллельным стержню жалом (тип В) и большие крючки с массивным обушком (тип С) — формы, вероятно, продолжающие существовать и в неолите. Для неолита характерны сильно уплощенные маленькие крючки (тип А) и крючки с расширенной средней частью стержня (тип D). Возможно, что большие крючки с широким обушком использовались в бронзовом веке.
Рыболовные крючки с короткой бородкой в Латвии найдены на берегах оз. Б. Лудзас, Лубанас и в Иче. Общее их количество превышает 70. По форме обушка их можно разделить на несколько типов (рис. 4, 2).
К типу А принадлежат крючки с U-образным обушком, короткой бородкой и различным строением головки стержня. Они маленькие и средней величины, стержень прямой, только в некоторых случаях верхняя часть его слегка согнута или отогнута наружу. В большинстве случаев жало параллельно стержню. Бородка у жала обычно одна, короткая и крепкая, только в некоторых случаях имеется несколько бородок. Иногда с внутренней стороны ниже головки стержня есть еще дополнительная бородка. Вылет крючка 0.6—1.6 см. Длина жала различная. В связи с большим разнообразием крючков угла захвата у них тоже различные — от очень маленьких до очень больших. Головка стержня: 1) прямая и гладкая. 2) с перехватом, 3) с одним или несколькими утолщениями, 4) с вырезанным отверстием в расширенной части. Разнообразие крючков с короткой бородкой и U-образной формой обушка свидетельствует о том, что они, вероятно, использовались очень широко на различную рыбу. Эти крючки найдены на берегах оз. Б. Лудзас и Лубанас. Такие крючки известны на обширной территории от берегов Балтийского моря на западе до Сибирских земель на востоке, и исследователи связывают их с различными этапами развития неолита.
К типу В относятся крючки с утолщенным U-образным обушком и прямой основой. Это довольно небольшие, 4.5—5.5 см длиной, сравнительно узкие экземпляры. Вылет крючка 0.4—1 см. Стержень прямой, жало параллельно ему, бородка короткая, длина жала занимает примерно половину от всей длины стержня, угол захвата соответственно 30°. Головка стержня: 1) утолщенная, 2) с перехватом, 3) с несколькими бородками с наружной стороны в верхней части стержня. У последних крючков имеются еще дополнительные бородки с внутренней стороны, напротив жала. Все эти крючки найдены на берегах оз. Б. Лудзас. Вероятно, к этой группе можно отнести фрагмент крючка из Оса. который датируют ранним неолитом. Подобный фрагмент крючка найден также во II мезолитическом слое поселе-
51
ния Нарва в Эстонии. Это позволяет предположить, что узкие крючки с как бы срезанной прямой основой появляются уже в конце мезолита и в начале неолита.
К типу С относятся крючки с довольно массивным U-образным обушком. Они средней величины, длиной 56см, стержень прямой, жало параллельно стержню или немножко отогнуто от него. Бородка у жала короткая и крепкая. Вылет крючка 1.4—1.7 см. Жало занимает половину и более от длины стержня. Угол захвата часто достигает 70—80°. Головка стержня: 1) прямая, 2) расширенная. 3) с врезанным отверстием. Довольно часто у крючков этого типа с внутренней стороны стержня имеется дополнительная бородка. Крючков этого типа мало, и они пока найдены только лишь на берегах оз. Б. Лудзас.
К типу D относятся крючки длиной 5—8 см, со слегка изогнутым стержнем, одной или несколькими бородками у жала и довольно утолщенным обушком, основание которого загнуто вовнутрь. Головка стержня утолщена. Такие крючки найдены на берегах оз. Б. Лудзас.
Тип Е. 1) Отдельно можно выделить небольшой, найденный в Иче, слегка изогнутый крючок. Жало и его стержень почти одинаковой длины, обушок V-образный, вылет крючка — 1.5 см, угол захвата очень большой — 110°. Головка стержня расширена, бородка короткая. С внутренней стороны стержня, напротив жала, имеется небольшая бородка. 2) Сходный крючок, найденный у озера Б. Лудзас, в нижней части имеется выступ.
Не все крючки с короткой бородкой и различным строением основы обушка можно датировать. Главным образом они характерны для неолита (тип А), хотя некоторые их формы в Восточной Прибалтике могли появиться уже в заключительный период мезолита (тип В).
Среди крючков выделяется особая группа, у которых с внутренней стороны обушка сохранились следы изготовления — круглые сверлины, которые не сглажены (рис. 4, 3). Такие сверлины придают жалу крючка форму удлиненной треугольной бородки. Внешняя сторона обушка выделена по-разному. Соответственно форме основания обушка крючки делятся на несколько типов. Всего таких крючков около 50, они найдены на берегах озер Лубанас и Б. Лудзас.
Тип А — крючки, имеющие U-образную форму обушка со слегка вогнутыми или прямыми краями. Они средней величины, 3—7 см длиной, длина жала обычно составляет Ѕ или ⅓ длины стержня. Вылет крючков небольшой, 0.6—0.9 см, угол захвата тоже небольшой — 10—20°. Варианты: 1) головка стержня прямая, 2) с зарубками, 3) с утолщениями, 4) с врезанным отверстием в расширенной части, 5) отдельно выделен небольшой крючок с утолщением в средней части стержня. Крючки типа А найдены на берегах оз. Б. Лудзас и в Двиете.
Тип В — крючки с прямым срезом нижнего края обушка, длинаих около 5 см, прямой или слегка изогнутый стержень, удлиненное жало, угол захвата средний — 20—30°. Головка стержня; 1) с зарубками, 2) с утолщениями. Такие крючки найдены на берегах оз. Б. Лудзас.
К типу С относятся крючки длиной 4—5 см с утолщенным U-образным обушком и сравнительно длинной бородкой. Стержень прямой, жало параллельно ему. Головка стержня: 1) с зарубками, 2) с утолщениями. Эти крючки найдены на берегах оз. Б. Лудзас.
52
К типу D относятся крючки с остатками сверления с внутренней и с наружной стороны обушка, в результате чего образовалось двустороннее изогнутое основание. Стержень крючков прямой или слегка изогнутый, средняя длина крючков 4—5 см, жало длиной в Ѕ или ⅓ длины стержня, оно согнуто в сторону стержня и образует вылет крючка лишь 0.5—0.6 см. Соответственно угол захвата крючка небольшой — 10—20°. Варианты: 1) головка стержня с зарубками, 2) утолщенная, 3) особо выделены крючки с изогнутым и сильно утолщенным в средней части стержнем. Крючки типа D найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, в Двиете.
К типу Е относятся крючки с сохранившимися сверлинами с внутренней стороны обушка и V-образной наружной стороной. Это крючки длиной 4—6 см с прямым мощным стержнем и крепким жалом. Длина жала вполовину меньше длины стержня. Оно косо отогнуто от стержня, образуя вылет крючка в 1.0—1.9 см. Угол захвата достигает 60—75°. В результате сверления бородка образовалась не только в нижней части жала, но и при переходе стержня в обушок. Головка стержня обычно кончается: 1) зарубкой или 2) утолщением. Крючки этого типа найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. По материалам Латвии эту группу крючков трудно датировать. В общем рыболовные крючки с высверлинами исследователи относят к неолиту.
Своеобразные цельные рыболовные крючки (рис. 4, 4) отличаются различными деталями строения жала: с двусторонней бородкой (тип А) и с дополнительными бородками с внутренней и наружной стороны (тип В). Крючки найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, на поселении Двиетес Мунчи. Крючки из поселения свидетельствуют о том, что их можно отнести ко второй половине неолита. Во всяком случае, они уже представляют довольно развитую и сложную форму рыболовных крючков. Эти крупные, крепкие крючки с небольшим углом захвата и с двойными или двусторонними бородками, очевидно, были приспособлены для ловли крупной рыбы.
Таким образом, много тысячелетий тому назад древний человек нашел наиболее рациональную форму рыболовного крючка, которая по существу не изменилась вплоть до наших дней. Прежде всего, крючки сделаны так, чтобы их можно было хорошо прикрепить. Об этом свидетельствует разнообразное оформление головок стержня: зарубки, перехваты, утолщения и отверстия. Во многих случаях эти элементы встречались вместе. Часто леска дополнительно закреплялась в нижней части обушка, о чем говорят встречающиеся здесь следы обмотки/зарубки, иногда небольшие выступы. Двусторонние сверлины в основании обушка, кажется, использовали для лучшего прикрепления крючка к леске. Эта обмотка одновременно и укрепляла обушок крючка. Судя по фрагментам крючков, они больше всего ломались в средней части обушка или при переходе жала в обушок. Поэтому для рыболовства, кажется, особенно приспособлены были крючки с массивным основанием обушка. Древний человек думал и о том, чтобы крючки хорошо зацеплялись. Поэтому у жала крючка иногда имеются две бородки, а с внутренней стороны стержня врезана еще дополнительная бородка. Говоря о значении размеров крючка, необходимо иметь в виду, что большими крючками можно было ловить только крупную рыбу, в то же время маленькими крючками — как большую, так и маленькую. Все же решающим фактором для ловли рыбы определенного размера является
53
соответствующий вылет крючка. Среди костяных крючков Латвии имеются узкие, широкие и совсем широко развернутые крючки. В зависимости от длины стержня, а также направления жала меняется угол захвата крючка. Он мог быть 10—15°, чаще всего 30—60°, а в отдельных случаях даже 70, 80 и 110°. Каждый из этих крючков с определенным вылетом и определенным углом захвата, вероятно, был приспособлен для ловли того или иного вида рыб. Исследователи, исходя из современных принципов рыболовства, констатировали, что крючками с вылетом 0.4—0.5 см можно было ловить плотву, с вылетом 0.5—0.6 см — лещей, 0.5—0.8 см — окуней, 0.6 см — линей, а крючками с большим вылетом ловили щук. Многообразие форм цельных рыболовных крючков каменного века Латвии указывает на их широкое применение, о котором мы можем лишь высказывать некоторые предположения. Может быть, массивные крючки с широким вылетом прикреплялись к особому деревянному стержню и использовались в качестве крючков для зацепления рыбы, чтобы она не сорвалась с крючка. Как большие, так и все остальные крючки со стержнем одинаковой толщины могли применяться для ловли на наживку. Без наживки, кажется, могли использовать рыболовные крючки с утолщенным, как бы рыбовидным стержнем, который, вероятно, служил в качестве приманки.
В археологическом материале каменного века Латвии кроме цельных рыболовных крючков встречаются и части составных крючков — стержни и жала. Они делались из кости, рога, зубов животных, сланца и кремня. Стержни и жала составных рыболовных крючков были найдены случайно на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, а также в могильнике Звейниеки, на стоянках Звейниеки II, Риннюкалнс и Абора I.
Общее число стержней рыболовных крючков 205. Среди костяных предметов выделяется группа гладких стержней, длина которых 3—16, диаметр 0.3—1.0 см. В поперечном сечении они могут быть круглыми, овальными, прямоугольными или неправильных очертаний с различным строением нижней части (рис. 5, 1—16). Именно по различному строению нижней части и выделяется пять типов стержней. 1-й тип (1) — совсем гладкие стержни с широкими полосами следов обмотки на обеих концах. Они найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. 2-й тип (2, 3) — прямые или слегка изогнутые стержни различной длины со скошенной нижней частью. Головка, к которой прикрепляется леска, может быть: 1) гладкой, 2) расширенной, 3) с перехватом, 4) с зарубками, 5) с отверстием. Нередко эти элементы объединялись. В нижней части стержней, со стороны, противоположной скошенной части, часто имеются небольшие утолщения или зарубки, что, очевидно, облегчало прикрепление жала. От следов обмотки в нижней части стержней прослеживается полоса шириной 1.5—5 см. Стержни этого типа найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, во II слое стоянки Звейниеки II. 3-й тип (4—6) стержни с вырезанной выемкой в нижней части. Они различной длины, как тонкие цилиндрические, так и более массивные, а также совсем широкие с сильно расширенной, иногда до 2 см, средней частью. Выемка, вырезанная в нижней части, перпендикулярна оси стержня, но иногда расположена косо. Верхняя часть стержня может быть: 1) совсем гладкой, невыступающей; 2) с двусторонним расширением; 3) с перехватом; 4) с бородками; 5) с отверстием. Часто у этих крючков в нижней части имеются следы обмотки шириной 1.5—2 см, а также остатки темной смолистой массы. Стержни изготавливались не
54
 

Рис. 5. Стержни и жала составных рыболовных крючков.
1‑3, 5, 17‑19, 21, 22 – оз. Лубанас;  4, 6‑8, 12, 15, 24, 25 – Б. Лудзас; 23 – Двиете; 9‑11 – Звейниеки II; 13, 14, 16 – Абора I; 20, 26, 27 – Риннюкалис. 1‑12, 16‑27 – кость; 13, 14 – сланец; 15 – кремень.
55
только из кости, но и из зубов и клыков кабана (11, 12, 16). Стержней составных рыболовных крючков с выемкой в нижней части известно больше всего — это находки из могильника Звейниеки и поселения Абора 1, случайные находки на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. 4-й тип — немногочисленная группа широких и массивных стержней длиной 9—13 см, сильно расширенных в средней части, уплощенных в поперечном сечении. От предыдущих типов их отличает небольшое углубление в нижней части. Иногда у стержня внизу имеется еще и расширение в форме полумесяца (7). В верхней части стержня наблюдаются: 1) зарубки и 2) отверстие. Такие стержни были найдены только на берегах оз. Б. Лудзас. Отдаленное сходство стержней этого типа с широко известными каменными стержнями неолитических поселений Забайкалья позволяет считать их именно стержнями рыболовных крючков. 5-й тип — своеобразные стержни с расширенной и особо выделенной нижней частью с врезанными бороздками для вставления жала (8, 27). Такие стержни найдены на стоянке Риннюкалнс и как случайная находка — на берегах оз. Лудзас.
Стержни рыболовных крючков, сделанные из сланца и кремня, не отличаются от типов костяных стержней. Два экземпляра из сланца найдены на стоянке Абора I (рис. 5, 13, 14). Один из них слегка изогнут, фрагментарен, а второй прямой, цилиндрический, с бороздкой в верхней части и с выемкой в нижней. На берегу оз. Лудзас найден кремневый предмет длиной 6 см, суженный в верхней части и скошенный в нижней. В средней части стержень слегка расширен и имеет форму рыбы, он сплошь покрыт тонкой ретушью (15). Очевидно, этот предмет был частью составного рыболовного крючка.
Среди случайных находок на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас, так же как и на стоянке Риннюкалнс, имеются костяные острия длиной 3.5—8 см с одним острым, а вторым расширенным и уплощенным концом. Заостренные концы их могут быть гладкими или с одной или несколькими бородками, нижняя часть очень различная: гладкая, не обработанная (рис. 5, 17— 19). расширенная, образующая часть обушка (26), скошенная (20, 21).В нижней части у этих острий видны следы обмотки шириной 1.5—3.5 см, небольшие валики или зарубки. Иногда нижняя часть острий хранит остатки темного, затвердевшего вещества. Небольшие размеры предметов, скошенная или расширенная нижняя часть, сохранившиеся следы крепления свидетельствуют о том, что эти острия не были самостоятельными орудиями, а служили жалами составных рыболовных крючков.
Стержни и жала рыболовных крючков в нижней части скреплялись вместе волокнами растений или жилами животных, в результате чего получались составные рыболовные крючки. Надежнее всего, вероятно, скреплялись стержни и жала с хорошо складывающимися скошенными нижними краями (рис. 5, 22). Один такой крючок с полностью сохранившейся обмоткой веревки и остатками обмазки смолистого вещества был найден в Двиете (23). Смолистое вещество, вероятно, предохраняло волокна от вымокания. В стержни с выемкой в нижней части жала вставлялись наискось, о чем свидетельствуют сохранившиеся отпечатки в выемках. Возможно, что к таким стержням жала прикреплялись с противоположной выемке стороны, а выемки служили для лучшего привязывания волокон. Такой вид крепления известен в этнографическом материале на о-вах Самоа и в других
56
местах. По находке на берегу оз. Б. Лудзас можно судить и о способе крепления жал с массивными, расширяющимися в средней части стержнями при помощи веревки и смолы (25).
Составные рыболовные крючки с гладким или имеющим бородку жалом и стержнями самых разнообразных форм представляли собой уже довольно сложное орудие рыбной ловли каменного века. Некоторые весьма массивные стержни крючков, очевидно, выполняли еще и другие функции. Только что изготовленный костяной стержень был тяжелым и вполне годился в качестве грузика, так же как и кремневые, и сланцевые стержни. Светлые костяные стержни, а также детали крючков, изготовленные из зубов и клыков кабана, в воде хорошо блестели и могли служить блесной. Хорошей блесной мог служить и кремневый стержень, покрытый чешуйчатой ретушью. По этнографическому материалу нам известно, что части составных рыболовных крючков изготовлялись из хорошо блестящих в воде пластинок панцирей черепах, раковин, когтей животных. Кроме того, часть стержней имеет расширенную, как бы рыбовидную форму. Рыболовные крючки с такими стержнями, очевидно, можно было использовать без наживки или специальной приманки. Хронология составных рыболовных крючков затруднена. Как свидетельствуют находки на поселении Звейниеки II, уже в самом начале мезолита были известны небольшие хрупкие составные крючки, у которых имелись зарубки как в верхней, так и нижней части стержня (рис. 5, 9, 10). В развитом мезолите Звейниеки II использовались также и более массивные крючки со скошенным основанием стержней. Находки в Эстонии, северной части РСФСР и Финляндии свидетельствуют о том, что большая часть составных рыболовных крючков все же относится к неолиту. Находки в Латвии на поселениях Риннюкалнс и Абора I и могильнике Звейниеки свидетельствуют о применении в конце неолита довольно разнообразных рыболовных крючков.
В нашем материале выделяется группа орудий общим числом около 20, которые, вероятно, использовались только как грузики (рис. 6, 1—10).Это костяные «столбики» длиной 10—15, шириной 1—2 см с одинаково отделенными обоими концами. Они бывают с перехватами, с двусторонними или односторонними зарубками. Эти столбики довольно массивные, уплощенные, с широкой средней частью. Такие грузила найдены на берегах оз. Лубанас и Б. Лудзас. У некоторых грузиков концы оформлены различно — на одном из них отверстие, на другом — несколько зарубок или отверстие и утолщение. Экземпляры таких грузиков найдены на берегах оз. Б. Лудзас (11). По-видимому, они использовались для удочки, а не для сетей. Рыбовидная форма их указывает на возможность применения и в качестве приманки. Датировка грузил по имеющемуся материалу затруднена, так как они все относятся к категории случайных находок. Но параллели с эстонскими находками все же позволяют их датировать периодом неолита.
Среди костяных и роговых предметов выделяются несколько орудий, которые, вероятно, были связаны с рыболовством. На берегах оз. Лубанас найдено костяное острие (рис. 6, 12) длиной 11.5 см, в более широкий конец врезано отверстие. Похожий предмет найден на стоянке Риннюкалнс (13);возможно, эти орудия служили иглами для плетения сетей. Подобные иглы для этой цели известны в этнографическом материале Финляндии. Археологи предполагают, что для плетения сетей использовались на стоянке Рин-
57
 

Рис. 6. Костяные предметы, связанные с рыболовством.
1‑11 – грузики; 12, 13 – иглы; 14‑16 – фигурки рыб. 1‑6, 8, 12 – оз. Лубанас; 7, 9‑11 – оз. Б. Лудзас;
13, 14 – Риннюкалис; 15 – устье р. Мальмуты; 16 – Абора I.
58
нюкалнс и плоский нож с расширенной рукояткой (14), и фигурка рыбы, найденная в устье р. Малмута (5). По определению ихтиологов, она изображает плотву. Края скульптурки украшены мелкими нарезками, имеются четыре отверстия, которые просверлены с двух сторон. Передняя часть сильно сглажена, со следами сработанности. И. Лозе предполагает, что эту фигурку вначале использовали в качестве рыбки-приманки и лишь затем она приобрела вторичную функцию. Похожая пластинчатая фигурка рыбы обнаружена на стоянке Абора I (16).
Остатки сетей впервые на территории Латвии были найдены на стоянке Сарнате. В жилище «А» вблизи очага обнаружены тонкие нити толщиной 0.10—0.15 см, скрученные вдвое, несколько узелков и кусок веревки длиной 2—3 см, а также 18 поплавков из сосновой коры и грузила, завернутые в бересту. Сеть найдена в сложенном виде, и материал ее трудно определить, но, по всей вероятности, она была изготовлена из липового лыка и принадлежала к типу узелковых. Небольшой фрагмент мелкоячеистой сети узелкового типа найден также на поселении Абора I.
Остатки вершей обнаружены в Сарнате (6 экз.) и в Абора (3 экз.). Верши были изготовлены из сосновой лучины шириной 1—2, толщиной 0.5 см, прямоугольной в сечении. На стоянке Абора I И. Лозе проследила три скопления лучин, переплетенных лыком. Первая из вершей была длиной 80—115 см и крепилась к колу длиной 188 см. Лучины скреплялись лыком через каждые 13—18 см. Остатки второй верши были длиной 150 и шириной 75 см. Длина остатков третьей верши достигала 60, ширина — 50 см. В Сарнате хорошо сохранились только две верши, одна найдена у жилища «К». Длина сохранившихся лучин достигала 250 см. Они были переплетены лыком. Жгуты, скрепляющие лучины, в трех местах сохранились со всей плетенкой. Верша имела коническую форму, с одним узким, другим широким концом. Вторая верша, лежащая вблизи первой, возможно, имела еще воронку, так как прослежен другой, более узкий пояс плотно связанных лучин. Конические верши применялись еще в прошлом столетии на севере Курземе. Верша погружалась в озеро или проточную воду на сравнительно продолжительное время, а на поверхности оставался поплавок, указывающий точное местонахождение ее. Попавшая в такую коническую узкую вершу рыба не могла в ней повернуться и выйти обратно.
О применении сетей и вершей свидетельствуют также поплавки из сосновой коры, бересты и дерева и различные каменные грузила, найденные в Сарнате, Пурциемс. Силиньупе, Пиестиня, Абора I, Звейниеки II и на могильнике Звейниеки.
Поплавки (около 140 экз. — рис. 7, 1—12) в большинстве случаев сделаны из сосновой коры. Выделяются несколько разновидностей этих предметов. Поплавки 1-го типа (1—4) имеют желобок или зарубки на обоих концах. Они четырехугольной или овальной формы, длиной 4.4—12.8, шириной 1.9—7.7 и толщиной 0.7—1.7 см, иногда завернуты в полоску бересты. Поплавки этой группы найдены в Сарнаге, Силиньупе, Пиестиня. У некоторых поплавков из Сарнате в желобках еще сохранились остатки витой веревки, скреплявшей их с сетями. По-видимому, все поплавки применялись для сетей, кроме маленького круглого поплавка из Пиестиня (11), который, наверно, использовался для удочки. Поплавки 2-го типа
59
(6—8) имеют одно или два отверстия, вырезанных посередине и на одном конце поплавка. Они округлой, четырехугольной и трапециевидной формы. Эти поплавки толще и крупнее других — длиной 22 см, шириной 11 и толщиной до 2.5 см. Через отверстие продергивали веревку, которой поплавок привязывался к сети. Такие поплавки найдены в Сарнате и Пиестиня. 3-й тип (9, 10) составляют поплавки, найденные в Сарнате. Они средней величины, длиной 8—15 см, шириной 5—10, толщиной около 1 см, овальной или ромбовидной формы, имеют округлое отверстие в середине и иногда еще выемки на концах. Эти поплавки привязывались к сетям за оба конца с продеванием веревки в отверстие с обеих сторон. 4-й тип (12) образуют поплавки в виде свитков бересты, найденные в Сарнате и Абора I. Деревянные поплавки (5 экз.) обычно повторяют уже знакомые формы с отверстием посередине или на одном конце. Такие поплавки встречаются только в Сарнате (5).
В качестве грузил для сетей использовались камни разной величины и формы. Иногда употреблялись простые камни, перевязанные веревкой, в большинстве же случаев с выемками, что облегчало прикрепление к ним веревки. У маленьких плоских камней, найденных в Звейниеки II и в могильнике, выемки небольшие, невыразительные (рис. 8, 1, 2). Большие камни, имевшие выемки с обоих концов и по краям (3, 4, 5,), найдены в Сарнате и Абора I. Некоторые грузила такого рода сохранили в выемках следы обмотки (3). Грузилами служила также небольшая галька длиной 4—9 см, завернутая в бересту и перевязанная веревочкой (6). Иногда такие грузила в целях увеличения веса связывали по три вместе (7). Таким же способом изготовлялись грузила в восточной части Латвии еще вXX в., поскольку это давало возможность бесшумно тащить сети по воде.
На стоянках каменного века обнаружены также разные деревянные детали, связанные с сетями и вершами (рис. 9, 1—3, 10, 11). На стоянке Абора I найдены три деревянных стержня, изготовленных из ясеня и ольхи. Два фрагментарных стержня длиной 104 и 114 см, а третий, сохранившийся почти полностью, длиной 150 см (1—3). Стержни имеют симметричные и асимметричные расширения с отверстиями в центре. На самих стержнях просверлено 5—8 отверстий на расстоянии 17—23 см друг от друга. В эти отверстия могли вставляться штырьки. Стержни были найдены на тех же участках и тех же глубинах, что и верши. И. Лозе предполагает, что эти предметы образовывали специальную систему, которая использовалась при установке вершей и сетей. На это указывают и этнографические параллели с территории Финляндии.
В Сарнате, в жилище «К», обнаружены также две клячи-палки от сетей (рис. 9, 10, 11). Одна из них сделана из ясеня, другая — из неокоренной лещины. К клячам прикреплялись крылья невода. Такие невода еще недавно употреблялись на небольших озерах Латвии. Сеть состояла из мешка или хвоста, постепенно сужающегося к концу, и двух крыльев. При ловле подобной сетью требовалось большое число участников, обычно 6—10 человек. В зависимости от наличия рыбы в озере улов мог быть довольно крупным.
Возможно, что 6 деревянных крюков, найденных в Сарнате, употребляли для вытягивания сетей, длина их колеблется от 25 до 45 см (рис. 9, 8, 9).
60
 

Рис. 7. Поплавки из сосновой коры (1‑4, 6‑11), дерева (5), бересты (12).
1, 4‑6, 8‑10, 12 – Сарнате; 2, 3, 7, 11 – Пиестыня.

До сих пор древние транспортные средства, связанные с рыболовством, найдены только в Сарнате. Недалеко от одного жилища обнаружен фрагментарный челн, выдолбленный из ствола лиственного дерева. Сохранилась носовая часть и борт длиной 230 см. Челн имел тонкие стенки, хорошо обтесанную, заостренную и вытянутую вперед носовую часть. Форму кормы определить не удается. Недалеко от этого челна найден конец еще одной лодки, которая также имела вытянутую и заостренную форму. Этот фрагмент лодки массивнее и обработан грубее. Обе фрагментарные лодки найденына стоянке одновременно с ней. В окрестностях сарнатской стоянки
61
 

Рис. 8. Каменные грузила и веревка.
1 – могильник Звейниеки; 2 – стоянка Звейниеки II; 3, 4, 6, 7 – Сарнате; 5 – Абора I.

обнаружено несколько фрагментов и даже целые однодревки. Так, в русле небольшой речки найдены фрагменты однодревки, судя по которым, лодка была длиной 400 и шириной 50 см, с острым, несколько приподнятым носом и прямой кормой с нависающим сзади выступом. В торфе были обнаружены две большие однодревки. Наиболее крупная из дуба, достигает в длину800 см. Трудно сказать, соответствуют ли эти находки тому же сарнатскому периоду или относятся к более позднему времени.
В Сарнате было найдено 36 весел и их фрагментов, изготовленных из ясеня и клена, они разнообразны по форме. Большая часть весел имеет уз-
62
кие, стройные лопасти, которые равномерно сужаются к концу. Одна сторона их более выпуклая, чем другая. Лопасть при переходе в рукоятку имеет овальное или ромбическое сечение, у рукоятки — овальное поперечное сечение (рис. 9, 4, 5). Длина этих весел достигает 150 см, длина лопасти от 65 до 89, ширина от 7.3 до 9.3 см. Небольшую группу весел представляют экземпляры со своеобразной формой лопасти, которая имеет резко суженный, вытянутый конец (рис. 9. 6). Некоторые из весел отличаются очень широкой лопастью, достигающей в ширину 15 см. Длина рукоятки такого весла 94, а лопасти 53 см. Лопасть, как правило, очень


Рис. 9. Деревянные изделия, связанные с рыболовством.
1‑3 – стержни; 4‑7 – весла; 8, 9 – крюки; 10, 11 – клячи-палки. 1‑3 – Абора I; 4‑11 – Сарнате.
63
Тонкая, с выступающей гранью посередине (7). Сарнатские весла легкие, изящные, Особенно соответствуют местным условиям весла с вытянутым острым концом лопасти. С таким веслом было легче передвигаться по спокойным водам зарастающего озера.
Как лодки, так и весла, очевидно, главным образом использовались для рыбной ловли. Для гребли, может быть, использовали одно весло, которое перебрасывали с одной стороны на другую. Если в челне находилось два человека, то один греб, а другой мог забрасывать сети.
Подводя итоги анализа орудий рыболовства периода каменного века, известных на территории Латвии, можно сделать вывод о важной роли рыболовства в хозяйстве древнего человека.
В мезолите главным орудием служило копье, 93 % всех рыболовных копий составляют костяные копья лубанского и кундского типа, копья с тупыми зубцами. Употреблялись также костяные игловидные наконечники. рыболовные снасти были мало распространены. Бытовали крючки с гладким жалом и U-образным обушком и составные крючки со скошенной нижней частью, а также жерлицы.
В неолите рыболовный инвентарь становится разнообразнее. Резко возрастает роль рыболовного крючка. Применяются цельные крючки с гладким жалом и бородкой, а также различные составные крючки, изготовленные из кости, кремня и сланца. Использовались костяные копья как с одним коротким зубцом, так и с двусторонними зубцами. Последняя форма особенно была широко распространена в позднем неолите. В конце неолита часто применялись также различные игловидные наконечники. Во второй половине неолита крупные одно- и двузубые гарпуны свидетельствуют о появлении морского промысла — охоты на тюленя. Найденные же на территории Латвии остатки сетей и вершей свидетельствуют не только об усовершенствовании приемов рыболовства в неолите, но и о все возрастающей роли коллективных способов лова.
64


[1]Определение произведено канд. биол. наук Я. Слока (Рига).

ЛИТЕРАТУРА
Ванкина Л. В. Торфяниковая стоянка Сарпате, Рига, 1970.

ПУБЛИКАЦИЯ: Загорска И. А. Рыболовство и морской промысел в каменном веке на территории Латвии // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита - раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. Л., 1991. С. 39-64.


Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Чернецов А. В., Куза А. В., Кирьянова Н. А. Земледелие и промыслы (Раздел Рыболовство)
Рыболовство. История рыбного промысла, рассматриваемая в плане общих закономерностей развития... Читать далее...

Публикации

Тарасов И.И. Промысловая ихтиофауна Новгородской земли в XII-XV веках по данным письменных источников
Расположенные на северо-западе лесной зоны Восточной Европы земли Великого Новгорода... Читать далее...

Публикации

Половинкин И.В. Рыбный промысел на Череменецком озере
  Череменецкое озеро исстари считалось одним из замечательных озер Лужского края... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: