gototop

Новые статьи

1856 г. Положение об отдаче на новое содержание казенных рыболовных вод Каспийского моря и прилегающих к ним речных рыболовных участков, и об оставлении за береговыми владельцами находящихся в их пользовании вод того моря
  31248. — Декабря 11. Высочайше утвержденное положение Комитета Министров, объявленное  Сенату Управляющим Министерством Государственных Имуществ. — Об отдаче на новое содержание казенных рыболовных... Читать далее...
Кунилов Ф. Из истории появления спиннинга в России (По литературным источникам)
Спиннинг появился в Англии. Однако первое время англичане делали забросы приманки без помощи катушки. Рыболов рукой стягивал с катушки лесу... Читать далее...
1511 г. Оброчная Константиноеленскому архимандриту на рыбные ловли на р. Оке и р. Клязьме
176- III. - 1511 февраля 7. - Оброчная на рыбныя ловли.   Божию милостью, се яз смиренный Симон, митрополит всеа Руси, пожаловал... Читать далее...

Федоров В. В. Рыболовные снаряды неолитической эпохи из долины р. Оки

 Исследуя в 1878 г. бобровые постройки около с. Чулкова, в долине р. Оки Кировского края (б. Владимирской губ.), И. С. Поляков наткнулся у подножья песчаного холма «Плеханов бор» на деревянное сооружение, сделанное рукою человека; оно составляло часть рыболовного снаряда, относящегося к далеким временам. Рыболовный снаряд представлял собою как бы корзину из палок, воткнутых вертикально в дно большого водоема. Палки носили следы обработки рукою человека. Они были воткнуты в землю, как бы образуя круг. В центре найденного сооружения сохранились остатки костей рыб. И. С. Поляков определил свою находку, по аналогии с современными рыболовными снарядами, как рыболовную ловушку.
И. С. Поляков дает такой разрез слоев берега в месте находки: сверху находился «песок, лежащий слоем в 3 аршина толщиною, затем серая плотная глина — от 3 до 4 аршин», под ними следует «темная глина неслоистая, вязкая, содержащая в себе следы бобровых построек»; в этом же пласте глины, в нижних ее частях, встречаются раковины ныне живущих в здешних водах видов Paludina, Planorbis, Cyclas.
Нахождение снаряда в слое, поверх которого налегали толщи других слоев глин и песку, около 4½ м,заставило И. С. Полякова отнести этот рыболовный снаряд к неолитическому времени, тем более что в верхних слоях того же холма была обнаружена неолитическая стоянка. Воды р. Оки размыли часть слоев холма и вымыли из нижнего глинистого слоя интересующее нас сооружение.[1]
В настоящее время остатки упомянутого рыболовного снаряда хранятся в коллекциях Музея антропологии, археологии и этнографии Академии Наук (зарегистрированы под № 100-III), но до сего времени не привлекали к себе должного внимания.
Нахождение подобного сооружения для нас интересно во многих отношениях: во-первых, в смысле определения его конструкции, позволя-
61
ющей установить его назначение; во-вторых, в смысле выявления техники его изготовления, так как мы здесь впервые, в долине р. Оки, встречаемсяссооружениями из дерева, наконец, в третьих, в смысле определения древности этого замечательного сооружения. Разрешение этих вопросов дало бы нам новый материал для определения соответствующей стороны хозяйства человека, построившего подобное сооружение.
Согласно описанию И. С. Полякова, ловушка, как он назвал упомянутый снаряд, состояла из ряда плоских палок, длиною около метра каждая; длина их всех была одинаковая, оба конца заострены; палки были сосновые и дрались из дерева, как лучины. Палки располагались в виде полукруга, диаметр которого имел около метра в длину; палки стояли одна около другой, образуя сплошной забор; вверху и внизу они были связаны поперечными перекладинами, так что, стоя в воде, они имели вид корзинки.
Из всех имеющихся в нашем распоряжении частей от «ловушки», найденной И. С. Поляковым, сохранились только три деревянных предмета: первый из них кол (№ 100—III-10) из соснового дерева, округлой формы (рис. 1); верхняя часть этого кола была тщательно обрезана острым орудием, а нижняя — заточена и переходила в острый конец, причем обстругана так, что имела в сечении четырехугольную форму (рис. 6). Длина этого кола была 78.5 см, толщина 3—2см. Кол с поверхности хорошо обструган и не имеет древесной коры. Нижний конец обломан.
Следующим деревянным предметом является деревянная палка (№100—III-9) (рис. 2), выделанная из толстого деревянного отщепа, имеющая в разрезе трапециевидную форму (рис. 4). Эта палка обстругана. Оба конца ее заострены. Самые же кончики палки отломаны. Эта палка-дранка имеет слегка изогнутую форму. Длина ее 85.5 см, ширина 1.9 см и толщина 2 см.

alt
Рис. 1. Рис. 2. Рис. 3.
Деревянные части ловушки, описанной И.С. Поляковым.
 
Третий деревянный предмет представляет также палку-дранку (№100—III-8) (рис. 3, в разрезе — рис. 5). Эта палка-дранка также обработана и заострена на одном конце. Другой ее конец отломан. Длина 70 см, ширина 3.3 см, толщина 1.5 см.
Все три предмета сделаны из соснового дерева.
62
Найденную ловушку И. С. Поляков сравнивал с существующими у местного населения рыболовными ловушками, носящими название «катазы».
Катазы устраиваются, по описанию И. С. Полякова, в виде сплошного забора из широких палок, в форме червонного туза. Проход находится на месте выступающего угла (?). Такая ловушка ставится обыкновенно при устьях потоков, вытекающих из стариц и озер.
Далее И. С. Поляков говорит, что он нашел свою ловушку не целой, а «наполовину или более обрушившеюся в воду». Как был устроен вход «в ловушку», исследователем не указано, хотя этот момент в описании «ловушки» имеет большое значение для определения ее конструкции.
Из современных рыболовных ловушек, кромеописанных И.С. Поляковым, ближе всего к нашей находке подходят так наз. «котцы». В большинстве случаев, однако, они сильно отличаются от описанной находки.

alt
Рис. 4. Рис. 5. Рис 6.
Разрезы частей ловушки, описанной И. С. Поляковым.
 
Ф. К. Волков дает описание одной из ловушек, употребляемой в Добрудже (Румыния), где она носит название «кiтцiили котцi». Она состоит из двух соединенных, замкнутых загородок, из которых одна имеет в плане форму червонного туза, а другая круга (рис. 7) и делается из вертикально воткнутых кольев. Обе части ловушки соединены, образуя между собою узкий проход. Наружный вход в такую ловушку, как указано на рис. 7, делается там, где передняя часть ловушки имеет вдающийся угол. Против этого входа идет, перпендикулярно ему, загородка из кольев, как направляющая рыбу в ловушку. Рыба сталкивается загородкой и идет вдоль ее, к входу, и заходит в ловушку. Из первой части ловушки рыба попадает во вторую, где и остается. Обратные выходы запирают два кола (а). Благодаря округлой форме стенок отделений ловушки, а также кольям у входа рыба ходит по окружности, вдоль стенок, но выйти не может.[2]
С некоторыми изменениями в устройстве подобная ловушка употребляется в Сев. Азии, где она носит то же самое название «котец». Здесь она состоит из двух частей: собственно ловушки, которая имеет
63
форму бочки, и одного или двух «открылков». Обе ее части делаются из прутьев или дранок, длиною 2 м и более, связанных между собою веревкой или лыком, благодаря чему образуется частая решотка. «Котец» устанавливается в вертикальном положении так, чтобы нижние концы решотки были прочно воткнуты в дно водоема; верхние выставляются наружу над водой. Ловушка с одной стороны имеет входное отверстие, к которому близко подходит «открылок», оставляя небольшую щель для прохода рыбы внутрь (рис. 8). Лов основан на том, что некоторое водное пространство, чаще всего небольшая речка или озеро, сплошь перегораживается «котцом». Рыба, дойдя до «котца», старается найти проход и движется параллельно открылку« в ту или другую сторону, пока не попадет в проход, ведущий в ловушку. «Котцом» ловят рыбу весной, осенью и зимой.[3]
 
alt
Рис. 7. План ловушки из Добруджи. Румыния.
Рис. 8. План ловушки из Сев. Азии
Рис. 9. План ловушки из Финляндии.
 
В нижнем течении pp. Днепра. Днестра, Буга и Дуная употребляется почти аналогичная ловушка, описанная Н. В. Пономаревым. Здесь она также носит название «котцы» пли «коты». Это — камышевая загородь, в виде почти сомкнутого круга, состоящая из камышин, связанных и воткнутых во дно или привязанных к кольям. Простой «котец» состоит из: 1)собственно «котца», т. е. камышевой клетки, служащей западней для рыбы, и 2) «ли́сы» или «лясы», представляющие довольно длинную камышевую изгородь. Изгороди загораживают рыбе ход и заставляют ее обходить препятствие. Если рыба пойдет к самому «котцу», то наткнется на «устенок» (отверстие котца). «Устенок» устроен так, что рыба входит в «котец», раздвигая его, обратно выйти из него она не может. Устанавливается «котец» большею частью на медленно текущей или стоячей воде. [4]
64
У. Т. Сирелиус описывает рыболовную ловушку (рис. 10), которая состоит также из воткнутых в дно палок, расположенных в виде фигуры червонного туза (рис. 9). Вход в ловушку делался открытым, спереди, в средней части ловушки. По обеим сторонам входа ставились две изгороди, препятствующие проходу рыбы мимо ловушки. Обычно высота прутьев делалась такой, чтобы они верхними концами выдавались из воды. Ставилась ловушка в устье небольших речек или ручьев. [5]

alt
Рис. 10. Рыболовная ловушка из Финляндии.
 
Л. П. Сабанеев дает описание иного типа «котца» (рис. 11), «представляющего лабиринт из дранок, где зашедшая рыба не может повернуться и выйти обратно» (рис. 12). Такие котцы употребляются главным образом для ловли линей, щук и карасей, для которых этот лабиринт делается у самого берега, в перпендикулярном к нему направлении. К берегу отходит забор также из вбитых кольев.[6]

alt
Рис. 11. Рыболовная ловушка, описанная Л. П. Сабанеевым.
 
Описанные выше ловушки разных конструкций позволяют нам понять устройство ловушки, найденной И. С. Поляковым. В отличие от всех описанных ловушка И. С. Полякова наиболее, повидимому, простая по конструкции. У нее нет изгороди перед входом, что мы замечаем в описании ловушки Н. В. Пономарева и ловушек из Сев. Азии. Нет и боковых изгородей при входе как это имеет место у ловушек, опубликованных У. Т. Сирелиусом. Ловушка, которая описана Ф. К. Волковым, имеет еще более сложную
65
конструкцию и состоит из двух отделений и изгороди при входе. Ловушка в форме лабиринта с заборами, описанная Л. П. Сабанеевым, хотя и сделана из вбитых кольев, также представляет более сложную конструкцию и имеет иную форму, чем ловушка И. С. Полякова.
Рассматривая назначение найденных И. С. Поляковым предметов, мы можем отнести обе палки-дранки к составным частям, из которых были сделаны стенки ловушки. Круглый кол, заостренный только в нижней своей части, служил, по всей вероятности, для других целей. Из описания И. С. Полякова можно видеть, что подобные колья вбивались позади входов в ловушку или же ими укреплялись стенки. У И. С. Полякова не имеется описания входа в ловушку, почему и трудно полностью представить картину ее устройства. Что этот снаряд был предназначен для ловли или хранения рыбы — лучшим доказательством служат находки внутри снасти костей рыб, по определению И. С. Полякова относящихся к семейству карповых (вроде леща и язя), а также к окуню, ершу и щуке.
 
alt
Рис. 12. План ловушки, описанной Л. П. Сабанеевым.
 
Это сооружение было не единственным в данной местности. Около Хреновских холмов, против с. Павлова, на той же р. Оке И. С. Поляковым были найдены обломки палок, совершенно одинаковых размеров, обработанных тем же способом.
Вторая находка И. С. Полякова у Плеханова бора, хранящаяся в собраниях ИАЭ, представляет собою деревянную колотушку, сделанную из соснового дерева (рис. 13). Колотушка имеет вид довольно толстой головки с длинной, не совсем прямой рукоятью.

alt
Рис. 13. Деревянная колотушка, описанная И.С. Поляковым.

Длина ее 72.5 см. Головка имеет в длину 17 см, при толщине в 8 см. Длина рукоятки 56 см и толщина 12.5 см.
Колотушкой или вбивали колья ловушек или глушили рыбу при ловле. И. С. Поляков указывает, что рыбаки в б. Олонецкой губ. употребляли подобные колотушки, ударяя последними по воде для того, чтобы рыба, пугаясь, шла в невод. Следы обработка описанных выше предметов позволяют установить как приемы обработки дерева, так и те инстру-
66
менты, с помощью которых они были обработаны. Последние несложны, хотя трудно сразу сказать, были ли они каменными или металлическими.
Как уже указал И. С. Поляков, палки-дранки были сделаны из соснового дерева. Рассматривая направление слоев древесины на поверхности, можно заметить, что они являются толстыми, продольными лучинами, отколотыми от толстого ствола. На рис. 4 и 5 мы пытаемся показать положение этих дранок по отношению к болванкам дерева, от которых они были отщеплены, равно и технику их отщепа. Одна из боковых сторон лучин является внешней поверхностью деревянной болванки, от которой была отщеплена «заготовка» такой лучины. От «заготовки» отщеплялись боковые части, и они, в конечном виде, принимали нужную форму лучины. В каком порядке все это делалось — установить в настоящее время трудно. Палки имеют слегка изогнутую форму по продольной оси в сторону, противоположную той, которая является внешней у болванки. Этот изгиб является следствием неправильного усыхания.
Каким именно орудием делался отщеп дранки, трудно установить вполне точно, так как при деревянных предметах не найдено орудий. По всей вероятности, это был или каменный топор, или каменный нож.
Поверхность палок хорошо сглажена: на концах они заострены. Обработка концов палок-дранок позволяет нам установить два способа приготовления последних: первый — обстругивание острым орудием в виде каменного ножа, второй — сглаживание путем скобления. Концы палок были срезаны для придания им равной величины. И. С. Поляков взял из рыболовного снаряда не все его части, а ограничился только тремя палками разной формы. В своем описании он указывает, что рыболовный снаряд был сделан из нескольких одинаковой величины палок. Палки подгонялись по размеру одна к другой, для чего необходимо было срезывать с одной стороны лишние концы, а с противоположной делать их острыми (для втыкания в землю). Отсюда следует, что помимо отщепа применялись и другие приемы обработки, обстругивание, сглаживание и, наконец, срезывание, как разновидность обстругивания. Следы применения последней отчетливо заметны на конце рукоятки колотушки (рис. 14) и кола (рис. 15). Рукоятка колотушки хорошо обстругана и сглажена (рис. 13).
Обрезы рукоятки колотушки и кола вначале наводят на мысль, что они сделаны металлическим ножом, а не каменным. Слишком ярко выступают площадки срезов. Однако при сравнении наших срезов со срезами предметов, сделанных каменными ножами (например, палица австралийцев племени «Арунта» из Центральной Австралии в собрании ИАЭ, № 1336—86), мы замечаем тождество срезов. Мало того, при попытке сделать обрезку сосновой палки, сделанной из сырого полена, каменной (кремневой) пластинкой без ретуши (рис. 17), получилась та же картина. Обрез сосновой болванки в 3.5 см толщины был произведен кремневой пластинкой без ретуши в 8—10 минут.
67
При этом оказалось, что сырое дерево режется лучше, чем сухое, работу нужно производить путем пиления, а не прямым срезом, как это делается, металлическим ножом. На рис. 17 показан результат такой работы; и если сравнить этот срез со срезом на верхнем конце кола (рис. 15), то не трудно заметить общие черты. При срезе, полученном таким способом, получаются характерные площадки с длинной осью вдоль движения каменного ножа; при срезе металлическим ножом получаются площадки, вытянутые вдоль направления среза. При пилении всегда получаются уступы на площадках срезов, как результат неодинакового наклона лезвия каменного ножа при движении, в процессе пиления. При срезе металлическим ножом таких уступов не получается.

alt
Рис. 14. Нижний конец колотушки, описанной И.С. Поляковым.
Рис. 15. Нижний конец кола, описанного И.С. Поляковым.

alt
Рис. 16. Головка колотушки, описанной И.С. Поляковым.

Последним типом обработки дерева, вернее первичным в данном случае, является тесание или обрубание дерева каменным топором. На рис. 13 этот способ обработки дерева отчетливо заметен в формировании головки колотушки. В верхней части, где она обтесана довольно грубо, она имеет довольно неправильную поверхность. При обрубании каменным топором получаются неправильной формы выбоины (рис. 16). Работа каменным топором требовала большого размаха и удара, иначе, при вceй остроте лезвия топора, большого эффекта таким орудием не получишь. Сильный удар каменным топором не всегда правильно направлял последний в нужное место, чем, вероятно, и объясняется такое неправильное оформление верхней части головки колотушки. На нижней части колотушки, в месте перехода к рукоятке, удары каменного топора особенно заметны, заметны здесь и удары, произведенные неудачно (рис. 16).
68
Итак, способы обработки деревянных поделок человеком, жившимв местности Плеханов бор, заключались в следующем: обтесывание или обрубание, резание, обстругивание и, наконец, сглаживание. Инструментами, по всей вероятности, были: каменный топор пли тесло, каменный нож или каменная (кремневая) пластинка и, наконец, кремневый скребок для сглаживания. Что эти орудия были каменные, а не иные, как видно из изложенного, доказывается рядом фактов. Помимо следов обработки дерева каменными орудиями, следует отметить нахождение этих находок insitu на большой глубине под толщею около 4½ м в вышину. Это также свидетельствует об их древности. Как было указано выше, все находки были обнаружены совместно с бобровыми постройками в одном слое глины. Следовательно, они все одновременны. И. С. Поляков предполагает, что «ловушка» когда-то была поставлена ее хозяином, в нее попадалась рыба, а затем она была забыта. Водный бассейн, в котором она находилась, отлагая грязную, вязкую, черного цвета глину, покрыл всю ловушку слоем более чем на один метр толщины. Затем бассейн исчез, высох, место расположения ловушки начало заливаться водой только весною, во время половодья, отчего произошел сперва толстый слой серой глины, а потом и толща песку, в размерах, уже указанных выше. Отложение глины происходило правильно, из года в год, и только песок мог отложиться не так равномерно. Во всяком случае, для того, чтобы замыть ловушку, покрыть ее толщами глины и песку, необходимо допустить громадный промежуток времени, уходящий далеко за пределы исторического периода.

alt
Рис. 17. Обрез болванки, произведенный экспериментально.
 
Другим непосредственным доказательством древности наших предметов являются находки древней керамики, характерной для позднего неолита, в том же слое, в котором были найдены деревянные предметы, о чем тоже упоминает И. С. Поляков. Находки керамики не являются здесь случайностью, так как на самом холме, у подножья которого были обнаружены деревянные предметы, находилась типичная неолитическая стоянка, известная в археологической литературе под названием «стоянки Плеханов бор».[7] Стоянка дала огромный инвентарь каменных орудий, керамики и других предметов. И эта стоянка здесь не единственная. Много других аналогичных стоянок располагается в этой местности в верхних слоях песчаных холмов, не заливаемых весною во время половодья, образуя собоюкак бы островки, заселенные в те далекие времена. Най-
69
денный И. С. Поляковым у подножья Плеханова холма рыболовный снаряд представляет вероятно приспособление, с помощью которого население этих холмов ловило рыбу или хранило ее про запас.

V. FEDOROV
ENGINS DE PÊCHE NÉOLITHIQUES DE LA VALLÉE DE L'OKA
RÉSUMÉ
Encore en 1878 J. Polïakov a découvert près du village de Tchoulkovo, ans la vallée de la rivière Oka (ancien gouvernement de Vladimir) un dintéressant dispositif fait de bâtons de bois datant d'une époque très reculée· Cet engin, qui ne s'est conservé qu'en partie, présentait l'aspect d'un panier formé de bâtons plantés verticalement en cercle dans le fond d'une grande pièce d'eau. Les restes d'os de poissons trouvés au centre ont amené Polïakov à supposer que cette installation était spécialement destinée au poisson (fig. 1—3). L'analyse de sa construction, comparée à celle des engins similaires actuellement en usage, ne permet pas d'établir d'une manière précise comment il est arrangé, ni de reconnaître sa destination exacte: piège à poisson ou vivier?
L'examen des objets en bois trouvés ici révèle une technique primitive. Ces objets étaient travaillés avec des outils de pierre, ce qui a été confirmé expérimentalement. Leur ancienneté découle de la profondeur de leur gisement (sous une couche de terre de plus de 4 m), ainsi que de la présence simultanée de céramique caractéristique du Néolithique tardif.
70


[1] И. С. Поляков. Исследование по каменному веку в Олонецкой губ., в долине Оки и на верховьях Волги. Зап. Русск. геогр. общ. по Отд. этногр., 1882, т. IX, стр. 19.
[2] Хв. Вовк. Украiнське рибальство у Добружи. Мат. до Украiнсько-Руськоi Етнологii, Львiв, 1899, т. I, стр. 33.
[3] Сибирская советская энциклопедия, стр. 964.
[4] Н. В. Пономарев. Рыболовные снаряды и другие принадлежности рыбного лова, употребляемые в России. Печ. по распор. Росс. общ. рыболовства и рыбоводства, Москва, 1917, стр. 716.
[5] U. T. Sireliûs. Über die Sperrfischerei bei den Finnisch-Ugrischen Völkern. Helsingfors, 1906 г., стр. 24.
[6] Л. П. Сабанеев. Рыбы России. Москва, 1911, стр. 716.
[7] А. С. Уваров. Археология России. 1881 г., стр. 336. Журн. мин. народ. просв., 1878 г., стр. 117.

ПУБЛИКАЦИЯ: Федоров В. В. Рыболовные снаряды неолитической эпохи из долины р. Оки // Советская археология,  №2. М.-Л., 1937. С. 61-70.
 

 

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Кулаков А.А. Рыбный промысел у населения Хазарского каганата (по материалам памятников Нижнего Дона)
  Важное место в хозяйственной деятельности населения Хазарского каганата занимал рыбный... Читать далее...

Публикации

Былкова В.П., Яниш Е.Ю. О рыбном промысле в устье Днепра
  Рыбный промысел занимал различное место в хозяйстве населения Северного Причерноморья... Читать далее...

Публикации

Ямсков А.Н., Власкина Т.Ю. Рыболовецкие сообщества и традиционное рыболовство на казачьем юге России
Ключевые слова: рыболовство, рыболовецкие сообщества, этнография хозяйства, казаки, заселение южной... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: