gototop

Новые статьи

Козлов Н. Материалы для географии и статистики России. Архангельская губерния (Раздел «Рыболовство»)
  Из всех отраслей промышленности, рыболовство составляет для Архангельской губернии едва ли не главный источник благосостояния жителей. Ловля рыбы производится здесь... Читать далее...
Андреева Е.Н. Наименования рыболовецких орудий запорной системы в деловой письменности Белозерья XV - XVII вв.
     Лексика рыбного промысла представляет собой древнейшую профессиональную терминосистему русского языка. Большой интерес для историко-лингвистического изучения имеет рыболовецкая терминология... Читать далее...
Кишлярук В.М. Рыбный промысел как стратегия жизнеобеспечения древних поселений Нижнего Приднестровья
Жизнь человека на всех этапах его развития неразрывно связана с гидросистемами. Одним из элементов жизнеобеспечения древних поселений человека тесно взаимосвязанных... Читать далее...

Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э.

В первые века н.э. боспорский город Тиритака был довольно крупным центром по добыче и переработке рыбы. За всю историю раскопок этого поселения было открыто 9 комплексов рыбозасолочных цистерн (КРЦ). 7 комплексов были исследованы во второй трети XX в. [Гайдукевич, 1952, с.15; Марти, 1941, с.11]. и еще2 комплекса в 2004 г. [Зинько В., Пономарев, Зинько А., 2005]. Интересен тот факт, что в середине III в. н.э. большая часть рыбозасолочных цистерн была заброшена, и лишь немногие впоследствии были перестроены и в дальнейшем использовались [Гайдукевич, 1952, с.33].
Дату запустения рыбозасолочных ванн можно определить по комплексному анализу находок из заполнения цистерн, причем основными датирующими материалами являются краснолаковая керамика и монеты. Большая часть краснолаковой керамики, найденной в тиритакских рыбозасолочных цистернах, датируются II — серединой III вв.н.э. [Гайдукевич, 1952. с.33,49,58]. Т.Н. Книпович, которая занималась датировкой краснолаковой посуды из Тиритаки и Мирмекия, эти формы — тип 14(М), тип 9А(Т), тип 13(Т), тип 20(Т) (по Книпович), датировала I — первой половиной III в.н.э. [Книпович, 1952, с.314,317]. Ближайшую аналогию находим на городище Илурат: тип 29, тип 35, тип 39, тип 44; эти формы датируются III — серединой III в.н.э. [Силантьева, 1958, с.297,299, 300,302]. Схожие формы краснолаковой посуды найдены в Нимфее, это форма 5 и форма 6, датируемые второй половиной I — серединой III вв.н.э. [Домжальский, Чистов, 2003, с.14]. Идентичные краснолаковые формы найдены в комплексах I — III в.н.э. в Херсонесе и его окрестностях [Кленина, 2004, с.39,40,44; Ковалевская, 1998, с.96]. Эти же формы широко представлены на городищах и в могильниках Юго-Западного Крыма в комплексах не
106
позднее конца II —  первой половины III в.н э. [Зайцев, 1997. с.102-108: Труфанов, 1998, с.141].
Количество монет, найденных в тиритакских рыбозасолочных цистернах в 30-х гг. — 40-х гг. XX в., не велико. Это, в основном, монеты Рискупорида III (210-226гг.), Рискупорида V (244г.), Савромата I (конец I в.н.э.), Савромат III (III в.н.э.), Ининфомея, а также более поздние монеты Рискупорида IV (конец III IV вв. н.э.) [Гайдукевич, 1952, с.30,33,57,61]. В рыбозасолочном комплексе, раскопанном в 2004 г. на Тиритаке, было обнаружено четыре монеты. К сожалению, лишь одна монета была определена — это монета Рескупорида IV 264 года, а остальные плохой сохранности [Зинько В., Пономарев. Зинько А., 2005].
Рассмотрев вещевой материал из рыбозасолочных цистерн, можно констатировать, что где-то в середине — второй половине III в.н.э. они по каким-то причинам были заброшены, и некоторые из них какой-то промежуток времени просто не использовались и даже в ряде случаев не чистились для приема рыбы новой путины. С чем связаны эти события в середине — второй половине III в.н.э. в боспорском городе Тиритака? Существует несколько вариантов интерпретации событий, происходивших в это время на территории Боспорского царства.
Большая часть исследователей видят причину гибели тиритакских рыбозасолочных цистерн в нашествии варварских племен на Босфор в середине III в.н.э. Так, В.Ф. Гайдукевич считает, что бораны вышли к берегам Азовского моря и овладели Танаисом, тогда же нависла опасность и над главнейшими жизненными центрами Боспора в районе Керченского пролива [Гайдукевич, 1949, с.443]. Правящие круги Боспора решили идти на соглашение с вторгшимися в пределы государства варварами. В силу этого соглашения бораны получили возможность свободного прохода через пролив из Азовского в Черное мере, причем Боспор брал на себя обязательство предоставить свой флот для транспортировки варваров в другие районы Черного моря [Гайдукевич, 1949, с.444].
Факт предоставления кораблей варварам подтверждается письменными источниками. Анализ сообщений древних авторов позволил Э.А. Хайрединовой утверждать, что в середине 50-х гг. III в.н.э. на территории Боспорского царства появились бораны и готы, а в конце 60-х гг. III в.н.э. — герулы, которые использовали боспорский флот для походов в Малую Азию и на Балканский полуостров [Хайрединова, 1994, с.523].
Данные письменных источников как будто бы подтверждаются археологическими раскопками, хотя материала, связанного с герман-
107
цами, нападавшими на Боспор в середине ‑ третьей четверти III в. н.э. Присутствие варваров на Керченском полуострове подтверждает тот факт, что вследствие походов часть германских племен расселилась на Боспоре [Айбабин, 1990, с.66; Амброз, 1992, с.85].
Однако, находки и характер их залегания в слоях заполнения позволяют сделать вывод, что тиритакские рыбозасолочные цистерны были запущены, а не разрушены, в середине — второй половине III в.н.э. Запустение рыбозасолочных комплексов, несомненно, связано с нашествием германских племен на Боспор, использовавших гавани этого государства для своих дальнейших морских грабительских набегов. Существует мнение, что германцев не интересовали малые города и поселения Боспора [Айбабин, 1999, с.33], но вторжение варваров не прошло и для них бесследно. Можно предположить, что боспорский город Тиритака со своим морским портом являлся одним из пунктов сбора варваров для дальнейшего похода в Малую Азию. Рыбный промысел был основным источником дохода для жителей Тиритаки, и, естественно, город обладал достаточным количеством кораблей, а это, в свою очередь, не могло быть не замечено варварами. Крупные корабли, вместе с командами из местных жителей, были отданы готовящимся к походу боранам и готам — это и привело к временному оттоку населения, занятого в промысле боспорской рыбы, и как следствие — к запустению рыбоперерабатывающих комплексов.
В тоже время, на основе изученных письменных источников А.И. Айбабин пришел к выводу, что среди городов империи, которые подверглись нападению германцев, ни Боспор ни Херсон как пострадавшие города не указываются [Айбабин, 1999, с.37]. Исследователь склоняется к мнению о том, что, перерезав морские коммуникации, германцы нанесли сильный урон экономике Боспора и Херсона, а это привело во второй половине III в.н.э. к ликвидации крупных комплексов по переработки рыбы в Мирмекии и Тиритаке из-за прекращения рыболовства [Айбабин, 1999, с.37]. Судя по всему, боспорцы в таких условиях не могли поставлять соленую и вяленую рыбу в места расквартирования римских легионов в Малой Азии и на Балканах.
В последние годы появилась также версия о влиянии природного фактора на разрушения в поселениях Боспора, в том числе и тиритакских рыбозасолочных комплексов. К.И. Винокуров и А.А Никонов отмечают, что на целом ряде строительных останков Тиритаки III в.н.э. прослежены следы сильных разрушений, и относить разрушения цистерн за счет действия варваров вообще, а тем более при сохранности их содержимого, представляется необоснованным [Винокуров, 2002, с.37; Винокуров, Никонов, 2004, с. 100]. При этом исследовате-
108
ли ссылаются лишь на открытый и исследованный
Марти большой рыбозасолочный комплекс из 16 рыбозасолочных цистерн, в четырех из которых были обнаружены слежавшиеся рыбные кости, что, как будто, свидетельствует о внезапности происшедших событий [Винокуров, Никонов, 2004, с. 100]. По мнению Н.В. Винокурова и А.А. Никонова, следы сильных разрушении фиксируются на всех без исключения памятниках Боспора III в.н.э., а реальные следы военных действий и вражеских нашествий в это время не зафиксированы, но обнаружены несомненные признаки именно сейсмических разрушений [Винокуров Никонов, 2004, с. 101].
В 2004 г. на Тиритаки был раскопан рыбозасолочный комплекс, состоящий из трех ванн, нескольких помещений и двора. В ходе зачистки в северной цистерне был обнаружен слой сцементировавшихся останков рыбы — керченской сельди [Зинько. В., Пономарев, Зинько А., 2005]. Интересен тот факт, что слой спрессованной рыбы в цистернах не содержал в себе никакого археологического материала. Если на Тиритаке во второй половине III в.н.э. происходит землетрясение, как утверждают Н.В. Винокурова и А.А. Никонова. причем внезапно, то почему же слой рыбы не содержит в себе следов разрушения? Мы знаем, что зачастую рыбозасолочные цистерны имели черепичную кровлю [Гайдукевич, 1952, с.31], и после землетрясения в цистерне слой рыбы должен был смешаться с рухнувшей крышей и стенами, а в данном случае мы имеем хорошо спрессованный, чистый слой рыбных останков. Кроме этого, все открытые строительные остатки, в том числе и цистерны, которые впоследствии были заброшены и не использовались, не носят следов каких-либо тектонических подвижек. Исходя из этого, мнение о землетрясении, которое якобы повело за собой разрушения рыбозасолочных цистерн на Тиритаки, следует считать не аргументированным. Обнаруженный слой спрессованной рыбы подтверждает как раз то, что цистерна не была разрушена, а была заброшена. И если предположить, что корабли из Тиритаки вместе с командами были отданы варварам, то цистерну просто не вычистили после последнего использования, потому что ее нечем было заполнить, лов рыбы был прекращен. Конечно же, с течением времени рыбный промысел на Тиритаке восстанавливается, но уже не в таких масштабах, как раньше [Гайдукевич, 1952. с.61]. Это как раз подтверждают те немногочисленные цистерны, которые были перестроены для дальнейшего использования в конце III — IV вв.н.э.
109
 
ЛИТЕРАТУРА
Амброз А.К. Боспор. Хронология раннесредневековых древностей // Боспорский сборник. М., 1992. — Вып.1.
Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // МАИЭТ. — Симферополь, 1991. — Вып.1. — С.
Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма — Симферополь: ДАР. — 1999. ‑ 352 с.
Болгов Н.Н. Закат античного Боспора // — Белгород, 1996. — С. 180.
Винокуров В.Н. Антропогенные и природные факторы системного кризиса Боспорской государственности во второй половине III в.н.э. // Боспорские чтения. — Керчь, 2002. — Вып.III. — С. 36.
Винокуров В.Н., Никонов А.А. Тотальные разрушения второй половины III в. н.э. на Боспоре как хронологический репер // Боспорский феномен: проблемы хронологии и датировки памятников. — С.-П., 2004. С.95.
Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.-Л., 1949.
Гайдукевич В.Ф. Раскопки Тиритаки в 1935 — 1940 гг. // МИА. ‑ М.‑Л., 1952. ‑ С.16.
Домжальский К., Чистов Д.Е. Итоги работ на участке «Н» (1994-1998). // Материалы Нимфейской экспедиции. Вып.1., — С.—П., 2003. — С.3.
Зайцев Ю.П. Охранные исследования в Симферопольском, Белогорском и Бахчисарайском районах // Археологические исследования в Крыму, 1994 г., — Симферополь, 1997., — С. 102-116.
Зинько В., Пономарев, Зинько А. Археологiчнi вiдкриття в Украiнi 2004 р. // Киев, 2005.
Кленина Е. Ю. Керамические сосуды II — III в.н.э. из усадьбы «Близнецы» // Poznan, 2004, ‑ С.112.
Книпович Т.Н. Краснолаковая керамика первых веков н.э. из раскопок боспорской экспедиции 1935-1940гг. //МИА. ‑ М.‑Л.1952. С.288.
Ковалевская Л.А. Керамический комплекс конца II — первой половины III вв.н.э. из раскопок виллы 341 // Херсонесский сборник IX, ‑ Севастополь, 1998. — С. 89-99.
Марти Ю.Ю. Городские крепостные стены Тиритака и прилегающий комплекс рыбозасолочных ванн. //МИА. ‑ М.‑Л..1952.С.11.
Силантьева Л.Ф. Краснолаковая керамика из раскопок Илурата. // МИА.85 – М.—Л.1958. ‑ С.283.
Труфанов А.А. Вырубной склеп из позднескифского могильника у с. Брянское в Юго-Западном Крыму // Херсонесский сборник IX., — Севастополь, 1998. — С.141-145.
110
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э. // Боспорские чтения. Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Периоды дестабилизации и катастроф. Вып.VI. Керчь, 2005. С. 106-110.
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Лещенко Н.В. Классификация рыболовных крючков из Шайгинского городища
Географическое положение Шайгинского городища (вблизи горных рек Ратная и Березовка,... Читать далее...

Публикации

Ляшкевич Э.А. Ихтиофауна стоянок каменного и бронзового веков Северной Беларуссии
  Общим положением большинства работ по истории хозяйства каменного века является... Читать далее...

Публикации

Атаманов М.Г. Культ рыбы в религиозно-мифологических воззрениях удмуртов и его следы в этнонимике
Рассматривается древнейший культ, связанный с почитанием рыбы, который имел определенную... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: