gototop

Новые статьи

Храмцова В. П. Псковская рыболовецкая лексика в языке местных письменных памятников (на материале писцовой книги И. В. Дровина и Г. И. Морозова. 1585-1587 гг.)
  В лексической системе псковских говоров выделяется значительный пласт слов, связанных с названием различных деталей рыболовного промысла — одного из древнейших занятий... Читать далее...
Римантене Р.К. Рыболовное сооружение на берегу Балтийского моря (Швянтойи 9)
Рис. 1. План закола и разрезы напластований. 1 – дерн; 2 – торф; 3 – торф с остатками тростника; 4... Читать далее...
Плахута Д.О. Рыболовство в традиционной культуре средневековых народов Западной Сибири: история изучения
  Изучение хозяйства, в частности рыболовства, имеет давнюю историю. Находки орудий рыбной ловли, костных остатков и изображений рыб, рыбообразных существ, этнографические... Читать далее...

Виноградов Н.Н. Рыбные ловли на Онежском озере четыре века тому назад

 

Современная Карелия до конца XV столетия была колонией Великого Новгорода и входила в состав особой новгородской области, так называемой Обонежской пятины. Как крупный торговый центр, метрополия нуждалась в товарах для торговли с заграницей и в больших запасах продовольствия для своего неземледельческого населения. Денег у Новгорода было всегда с избытком от торговли. Поэтому из своих колоний Новгород выкачивал исключительно товары и продовольствие, так что и «оброк», или налоги, взимались товарами и хлебом.
В новгородских «писцовых книгах», в которые периодически переписывалось население и платимые им налоги, были положены с жителей Обонежской пятины такие, напр., оброки: «121 белка да 6 коробьи ржи с четверкою, да пол-8 коробьи овса, да полтора борана, да полторы полти мяса, да 15 сыров, да 3 ставцы масла». К этому перечню, смотря по местным условиям, прибавлялись: бараньи лопатки, овчины, коробьи хмелю, пятки и горсти льна и т. п.
Рыбой богаты были Ильмень озеро и река Волхов, поэтому рыбные угодья новгородских колоний оставались, за редкими исключениями, не обложенными, а если и облагались, то не рыбою же, а или одной-двумя гривнами, или небольшим количеством белок. Только местные церкви да монастыри, по свойственной им жадности, гнались за каждой статьей дохода. Толвуйский, например, причт получал с трех своих деревень «40 сигов да 4 лососи».
Когда же Новгород, а с ним и Обонежская пятина, попали под власть московского царя и великого князя, принципы налогового обложения местного населения, хотя и не вдруг, но резко изменились. Царям московским нужны были деньги для ведения войн, и поэтому все налоги натурой переведены были на деньги. «Баранья лопатка да ставец масла» стали анахронизмом. А так как денег требовалось все больше и больше, то и число объектов, подлежащих обложению, постепенно увеличивалось. Добрались и до обонежских рыбных ловель.
В писцовых книгах Обонежской пятины 1563 г. ретивыми московскими переписчиками, наряду с мельницами, которые «мелют одним колесом», толчеями и амбарами, были переписаны и обложены соответствующим денежным налогом и все рыболовные тони. При этом каждый раз тщательно отмечалось, что при предыдущих переписях они в число оброчных статей не включались и никакими налогами не облагались.
213
Писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. перечисляет все или почти все современные ей рыболовецкие угодья на описываемой территории. Трудно думать, чтобы что-нибудь значительное ускользнуло от «проницательности» царских переписчиков, прибегавших ко всяким мерам, вплоть до «пристрастия», для выявления объектов обложения. Вместе с тем, их «письмо» дает не только количественные, но отчасти и качественные показатели: наряду с перечислением тоней, отмечалось, какие виды рыб на них ловятся и какими снастями. Поэтому представляет значительный интерес сопоставление рыбного промысла Карелии в половине шестнадцатого столетия с современным, причем, может быть, можно будет попытаться восстановить некоторые из прежних, заброшенных теперь почему либо тоней.
Наибольшее количество рыболовецких тоней отмечено на территории Кижского погоста. Здесь, прежде всего, крепостные Микифора Хмелева, владевшего 7 деревнями, имели два участка (т. е. части) в губе на Черке, где ловили двумя неводами, да в Сосновце ‑ четырмя неводами; «а ловят лососи и мелкую рыбу».
Пятеро крестьян из Чеболакши, — очевидно, порядочные кулаки, — взяли в аренду гораздо больше: «на Онеге озере у Тули-острова да в Тули-губе, да в Суре-наволоке, да на Илем губе, да в том же погосте лешее[1] озерко, на Чаг наволоке — Ганго-озерко». «А держать им на Онеге-озере 5 сетей переметных, сеть по 50 саж.; да 3 сетки кердеги[2], сеть по 40 саж.; да 3 неводцы малые. А в озере ловити 3 неводцы — невод по 40 саж.» Таким образом, условия лова были точно обозначены. Поручителем за арендаторов в исправной выплате оброка был «Савка Филимонов, рыбник просольного ряду с Ворковы» (улица в Новгороде), вероятно, сам в значительной степени заинтересованный в этом предприятии.
Клименецкий монастырь имел рыбные ловли на Клименецком острове в озере Онеге. Ловили с лодки неводами и сетками. Кроме того, монастырь ловил мелкую рыбу, окуней и плотиц, в лесных («леших») озерах: в озерке на Суганге, в озерке в Естюнгском, в озерке в Рогмо-наволоке на Комлю. Ловля производилась «малыми вотцы»[3]. Монастырские ловли налогом не облагались, но писцы на всякий случай и их описали.
Наибольшее количество рыболовецких тоней в Кижском погосте принадлежало дворцовым крестьянам (из вотчин, отобранных царем у опальных новгородских бояр): «В Онеге озере ловли у Клименецкого острова 2 тони, да туто же в Великом Соломяни и около Танбиц-острова 5 тонь, а от Танбиц острова до Малого Соломяни и в Малом Соломяни 5 тонь, а от Малого Соломяни в Варбос островах и до Вегаруксы, и в Кондопоге, и в Суне, и в Сувесари 12 тонь, да в Сенной губе и около Келко-острова, и до Кижского острова, и около Кижского острова — 16 тонь, а от Кижского острова до Волко острова, до Великие губы, и в Великой губе, и до Тепинич, и в Каской губе, и до Тамбец 12 тонь». Всего тоней 52.
«А ловят в них 52 неводы, да сетей гарв[4] 29, да сеговых сетей 13, да плотичьих — 41 сеть. А неводами ловят рыбу репуксу (ряпушку) малую. А сетьми-гарвами в осенинах ловят красную рыбу — лососи и таймени, и пальм. А сиговыми сетями ловят сиги. А частыми сетьми ловят плотицы. А неводы у них по 90 саж., а сети-гарвы по 40 саж., а плотичьи сети частые по 15 саж., а иные по 20».
214
Крестьянин Кижского погоста «Федька Микулин Зубака» получил «на оброк» тони в Онежском же озере под Вяжищем в Каткасах, на песке, да в Герз-губе. Он имел право одним только неводом ловить малую репуксу.
Кроме Онежских, в Кижском погосте переписаны были еще следующие озерные и речные тони: «На Суне реке, под Кивачем порогом, тоня; на Длиной Карге на колье[5] сетная ловля, на Ситко-острове тоня, в Перт-пороге на колье — сетная ловля; в Чунижке, на западную сторону, 2 тони, там же на плесе сетная ловля сиговая; в Веданской Нежке 2 тони, на запад и на восток, в Глубокой Пяндеге на колье сетная ловля, на Вседанском плесе — сиговая сетная ловля, в Корнишке 2 тони, с востока и с запада, на пороге Мневце, на колье, сетная ловли». Кроме того, отмечены новые рыбные тони: «вверх Суны реки, под порогом — сетная ловля; в Палье-озере, в Кегахле-губе — сетная ловля сиговая; на Пал-озере — неводная ловля; меж Шуею и Суною, на зимней дороге, в Ужном конце, на речке ‑ 2 котцы, и на Суне-реке, меж гор, на колье — сетная ловля». В озерах ловили неводами мелкую рыбу — репуксу и плотицу, а в реке, по осеням, сетями — лососей, сигов и палию.
Затем, в качестве также вновь прибывших, отмечены рыбные ловли: в озерах Сандале, Пялье, Кривом, Лижмо-озере и на реке Суне. «А ловить в тех озерах 4 неводы да 3 сетьми на Пялье, в Лудушах — да 5 сиговинами да на Суны-реки 2 сиговицами. В озерах ловят рыбу репуксу малую в осень, а сеговицами — лососи и пальи и сеги».
Наконец, отмечены еще новые тони: в озере Сандале, в речке Сандале, на Торп-ручье и на реке Суне — участки крестьян Шуйского погоста. Ловили вотцами и переметными сетями всякую рыбу.
На территории Толвуйского погоста, захватывавшего незначительное пространство побережья Онежского озера, никаких рыбных тоней не отмечено.
В Шунгском погосте переписано рыбных угодий: «на Онеге-озере — в Кун-губе — тоня, в Святой губе — тоня, на Кадьи острове — тоня, ловят 4 неводами. На Ваблак острове — тоня, ловят одним неводом. В Кумсе-губе — тоня, ловят 1 неводом. В Орав-губе — тоня и над Ворав-наволоком — лудуша, на тоне ловят 1 неводом, а на лудуше сетью кердегою. В Пий-наволоке и в Варбей наволоке — тоня, ловят неводом и сетью кердегой. Речка Сапица, а на ней кол рыбный (забор поперек реки), ловят рыбу в вешнюю пору. А в Кочкой-наволоке ловят в осенину кердегою. В Куз-наволоке ловят также кердегою — осенью. В Кумсе-реке кол рыбный».
Всего в Шунгском погосте: 8 неводов, 4 сети кердеги и на реках 2 кола. Неводами ловят рыбу репуксу малую, сетями-кердегами ловят осенью рыбу палью, а в колах ловят по весне щук и другую мелкую рыбу. Невода здесь длиною в 90 саж., а сети кердеги ‑ по 100 саж.
В Чолмужском погосте рыбные ловли: колы в реках Чолможе, Пялье и Никеме. На берегу Онежского озера тони в Сухом наволоке и на Зайцевском полуострове. Ловят частыми сетками сигов и всякую мелкую рыбу, а в колах — лососей и палью. Невода длиной в 25 саж. Были еще тони в Чолмужской губе и по Онежским островам Онежского озера. У Пальеостровского монастыря рыбные угодья были обширнее, чем у крестьян, которые притом же ловили «по годам», т. е. поочередно. Монастырю принадлежали: в Чолмужском погосте вешняя ловля,
215
угодья в Челможе и в Куле острове, и на Озричском берегу. Здесь ловились лососи, сиги и пальи. Кроме того, монастырю принадлежали участки рыбных ловель на берегу Белого моря.
В Шальском погосте, занимавшем значительную часть восточного побережья Онежского озера, рыбных участков сравнительно мало. Писцовые книги отмечают прежде всего местные монастырские угодья: «На Водле реке тоня новая сиговая да на Водлинском устье тоня Косик. На тех тонях неводами ловят рыбу всякую во все лето». У Юрьева монастыря тони были общие с крестьянами на реке Шале. Крепостным крестьянам были сданы здесь в аренду следующие тони; «на Водле, против деревни Вертячево на Козине, на Ступинском острову, Гоневская, Корешница, против Перхина двора, Захарьинская против Игумнова острова, на Подбереске». На Онежском озере: «в Кердеж-губе в Уной наволоке, в Еловце — лососиная, две тони в Кодолах за Кочским наволоком, в Великом песке, в Гавцах ловля, в Ловдалоших островах, от устья реки Водлы до Сухого ручья тони; на реке Водле тоня на Бочаге».
«А ловля на тех тонях всякая — вешняя и осенняя, неводная и сетная. А на устье Водлинском метать сети переметные до половины реки, всего устья не заметывать». Кроме того, у крестьян была общая с Муромским монастырем тоня на Сиговом острове, где ловили репуксу, сигов и палью-рыбу.
В Андомском погосте на Онежском озере были следующие рыболовные угодья: общие у Муромского и Палеостровского монастырей тони — «в Уноских, на Высоком и на Консопе». Весной и осенью ловили здесь всякую рыбу сетями и неводами. Во владении же местных крестьян находилась половина Муромской речки, где ловили сетями мелкую рыбу, и под монастырем, на Онежском озере, «в Селганде, половина луды».
Крестьяне также ловили только мелкую рыбу в реках: на Андоме и на Суне колами и сетями. Один кол ставился «против царевы великого князя пустоши». Ловились: щуки, окуни, плотицы и «торпы». Но и здесь, в Муромской речке, рыбная ловля была пополам с Муромским монастырем.
В Вытегорском погосте писцовые книги отмечают рыбную ловлю лишь на реке Вытегре. Ловля, очевидно, была очень незначительная, так как за нее платили «в цареву казну» всего 2 гривны. В прежнее время за те же ловли «оброку» давали два сорока белок.
В Мегрежском погосте рыбных ловель, как объектов обложения, не зарегистрировано, но, несомненно, они были, так как, в качестве дохода помещиков с своих поместий, в одном случае показано 20, а в другом 50 лососей.
В Оштинском погостерыбная ловля сосредотачивалась преимущественно на Онежском озере, в истоке р. Свири. Способ добычи рыбы: «поездные ловли и приколки хвояные». Здесь, на берегу реки Свири, на Оштинской стороне, поставлено было 60 избушек, а в каждой избушке осенью жило по 4 человека, что составляло 60 поездов «по 2 челна в поезд». Были еще «рыбные ловли у Онега озера — вешняя и во все лето и до осени». Александрова пустынь владела здесь Керегодиновской тоней и рыбными угодьями по р. Свири: на Ивановом острове, от Вязового острова до Березняга — «перевесья и лебединая ловля».
216
В Остречинском погосте, несмотря на значительное пространство береговой линии, рыбных тоней по Онежскому озеру писцами зарегистрировано не было. Отмечена рыбная ловля в Ивановском озере. Здесь осенью и весной неводами ловили подледную щуку, лещей и мелкую рыбу. Летом котцами, переметными сетями и мердами добывали всякую мелкую рыбу. За помещиками записаны, без оброку, Юксовские озерка и на реке Свири поездная ловля.
В Шуйском погосте на Онежском озере также не отмечено ни одной тони. Но зато рыбная ловля была широко развита на внутренних водоемах — реках и озерах этого района. Крестьянам разных «боярщин» были отданы на оброк озера: Кончезеро, Подозеро, Ангозеро, Укшезеро с Сур-губою, Лососиное, Падозеро на Сунской дороге, Мунозеро, Пялозеро, Логолозеро, «скрозь его течет Шуя река», Соломя-лахта из Онего озера, Урозеро, Сандало, Вашозеро; речки: Торп, Деревянная, Келакса, Орзега, Нюра, Вилда, Лососинница, Нигиница (Неглинка).
В озерах ловили «ряпуксу» и всякую мелкую рыбу во все лето котцами, сетями и удами. Котцы ставились по 40 саж. На речках ловля, преимущественно в устьях, производилась тайниками, котцами и сетями переметными в осень. В реке Лососиннице попадались лососи и торпы во все лето, а в остальных — торпы.
На реке Шуе обложены были оброком несколько «колов», один из которых был «в речке, меж островков, против земетцких дворов Косиковых». На реке Суне крестьяне, осенью ловили лососей, сигов, палью и мелкую рыбу четырьмя неводами, по четыре сажени каждый. Шуйский монастырь владел безоброчно одним колом на реке Шуе, против своего монастырского двора. Ловились здесь лососи и торпа.
Шуйским погостом замыкается кольцо погостов, окружавших Онежское озеро.
Из приведенных здесь материалов видно, что писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. дает ясное представление о современном ей рыболовецком хозяйстве на Онежском озере и в прилегающих к нему районах. Единственно, чего недостает, это — количественных данных улова.
217
                ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Т. е. лесное — находящееся в лесу.
[2] Особый вид рыболовной сети.
[3] Вотцы или котцы — снаряд для рыбной ловли, сплетенный из прутьев, вроде лабиринта, откуда зашедшая рыба не можети выйти обратно.
[4] Гарвы — крупноячейная стайная сеть. Ставятся по нескольку гарв в ряд у самой поверхности воды.
[5] Кол рыбный, колье — загородка поперек течения реки с одним или несколькими, загороженными сетями, проходами для рыбы.
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Виноградов Н.Н. Рыбные ловли на Онежском озере четыре века тому назад // Рыбное хозяйство Карелии, вып. 3. Л., 1936. С. 213-217.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Недашковский Л.Ф. Рыболовный инвентарь из Укека и его округи
В настоящей работе анализируются рыболовные крючки, лодочные скобы и грузила... Читать далее...

Публикации

Публикации

Дмитриев А. Ловили сёмгу с осетром... Из истории Выборгской губернии
По статистике, сегодня не менее 70% населения планеты увлекается рыбалкой,... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: