gototop

Новые статьи

Герд А.С. Севернорусские названия рыб и некоторые вопросы этнической истории Русского Севера и Северо-Запада
  Источники доклада: книга Г. У. Линдберга и А. С. Герда. Словарь названий пресноводных рыб СССР (рукопись. Ихтиологической комиссии ЗИН АН... Читать далее...
Аверкиева Ю.П. Рабство у индейцев Северной Америки (раздел «Рыболовство»)
Запруда для ловли лососей. Квакиютль. 19 Рыболовство, охота и собирательство. Это своеобразное единство общественной жизни у племен северо-западного побережья объясняется сходностью... Читать далее...
1835 г. Мнение Государственного Совета об устройстве рыболовных заведений по реке Свири
  8079. — Апреля 22. Высочайше утвержденное мнение Государственнаго Совета, распубликованное 22 Мая. — Об устройстве рыболовных заведений по реке Свири.   Государственный Совет в Департаменте Экономии... Читать далее...

Никольский Г.В. Материалы по ихтиофауне городищ бассейнов Ветлуги и Вятки

Попытка восстановить ихтиофауну того или иного водоема по остаткам, находимым в стоянках древнего человека, не является новой. Начиная с классической работы Рютимейера (Rütimeyer, 14), давшего описание животных, обнаруженных при исследованиях остатков свайных построек в Швейцарии, мы имеем ряд работ, авторы которых пытаются восстановить ихтиофауну водоемов в том состоянии, в котором она находилась многие тысячелетия назад. В русской литературе имеется также ряд работ, касающихся интересующей нас темы. В монографии Иностранцева, посвященной доисторическому человеку побережья Ладожского озера (7), описанию остатков рыб и попытке восстановить характер ихтиофауны, уделено значительное место. Работа проделана одним из классиков русской ихтиологии К. Ф. Кесслером на материале в 2140 остатков костей. Ряд выводов этой работы чрезвычайно интересен, так как проливает свет на изменения ихтиофауны под влиянием изменения географических условий, как-то: изменения климата, связанного с ледником, изменения характера водоемов и т. д.
В вышедшей в 1929 г. небольшой работе М. И. Тихий (16) на незначительном материале палеолита пещер Крыма также говорит преимущественно о влиянии изменения географических условий и почти не останавливается на влиянии человека на ихтиофауну. Да на материале из палеолитических стоянок подметить и выделить влияние человека конечно чрезвычайно трудно, а порой и совершенно невозможно.
В то время как все цитированные работы касаются изменений ихтиофауны под влиянием изменения географических условий, целью настоящей статьи является выявление тех изменений, которые внесены в ихтиофауну преимущественно человеком. Как проявилось воздействие человека непосредственно на рыбу или на окружающий ландшафт, а может быть обоими путями, по каким направлениям шло это воздействие и в чем оно выразилось, — вот основные задачи настоящей статьи.
Наш материал относится к культуре так называемого «костеносного» типа, т. е. отделенной от нас временем около двух тысячелетий. За это время у нас нет оснований предполагать наличие сильного изменения климата или других факторов, обусловливающих ландшафт данной местности. Поэтому естественно, что большинство тех изменений, которые нам удалось подметить в составе ихтиофауны и в
79
биологических особенностях отдельных видов, с большей долей уверенности могут быть отнесены за счет влияния человека, а именно колонизации края, интенсификации рыбного промысла, который несомненно должен был отразиться на отдельных видах неодинаково. Красная рыба должна была в первую очередь подвергнуться влиянию, поэтому на представителях этой группы мы должны рассчитывать обнаружить наибольшие изменения.
В каком же направлении мы можем ожидать изменений? Неравномерное распределение промысла по объектам естественно вызовет перенапряжение запасов некоторых видов и постепенное изменение их процента в общем улове. Поэтому естественно, что в нашем материале мы должны ожидать иное соотношение пород, чем в настоящее время. Точно так же интенсивный промысел ряда видов должен изменить их промысловые показатели, т. е. средний размер и возраст промысловых уловов.
Но совершенно несомненно также, что методы добычи рыбы два тысячелетия назад и сейчас отличаются одни от других и естественно, что изменение орудий лова изменило и состав уловов. Наличие в материале рыб различных видов и размеров говорит в пользу того, что в исследованных стоянках лов производился не только острогой и крючком, но в ходу уже были и сетяные орудия, что тем более вероятно, что даже в более ранних стоянках из близких районов (Ока) имеются несомненные остатки сетяных орудий (отпечатки на посуде).
Остановимся теперь вкратце на нашем материале (1, 6). У нас имеются сборы из четырех городищ: из Одоевского, Богородского и Чертова на р. Ветлуге и Буйского на р. Буе, притоке Вятки. Одоевское городище, расположенное на правом берегу р. Ветлуги между впадением рек Малой Якшеги и Ней, дало нам наибольший материал — около 180 остатков определимых костей.
Богородское городище, расположенное также на правом берегу, но ниже г. Ветлуги, дало всего 7 остатков костей только одного вида — сома SilurusglanisL.
Чертово городище содержит остатков несколько больше, чем предыдущее, но также очень немного (11 штук).
Буйское городище расположено, как мы указывали, на р. Буе, притоке р. Вятки выше г. Уржума. Материал из этого городища относится к несколько более позднему времени, но вследствие своей малочисленности (всего 5 определимых остатков) подметить какие-либо изменения в ихтиофауне не представляется возможным. Число видов в нашем материале также невелико. Из Одоевского городища мы имеем несомненных 11 видов, из Богородского — 1, из Чертова — 4, Шуйского — 3. Виды следующие (количество определимых остатков):

Одоевское городище
Acipenser ruthenus L. — 47
Acipenser güldenstädti — 3
Stenodus leuciсhthys (Güld.) — 4 (чешуя)
Lucioperca idus (L.) — 11
Abramis brama (L.) — 13
Carassius sp. ? — 2
Silurus glanis L. — 42
Esox lucius L. — 37
80
Lucioperca lucioperca (L.) — 8
Perca fluviatilis L. — 19
Acerina cernua (L.) — 1

Богородское городище
SilurusglanisL. — 7

Чертово городище
Leuciscuscephalus (L.)? — 2
SilurusglanisL. — 1
EsoxluciusL. — 4
PercafluviatilisL. — 4

Буйскоегородище
Acipenser ruthenus L. — 2
Leuciscus idus (L.) — 1
Esox lucius L. — 1

Как видно из приведенной таблицы, наибольший материал имелся у нас по Одоевскому городищу. Поэтому в дальнейшем мы будем базироваться преимущественно на данных по этому городищу.
Таким образом наибольшее количество материала мы имеем по стерляди, сому, щуке и окуню. Видимо эти виды у обитателей Одоевского и других исследованных городищ являлись основными объектами рыболовства. Для большей ясности мы свели наш материал по Одоевскому городищу в таблицу, показывающую предполагаемое значение в промысле того времени отдельных видов рыб.

Основные объекты промысла (Число остатков более 20):
AcipenserruthenusL.
SilurusglanisL.
Esox lucius L.
Perca fluviatilis L.

Второстепенные объекты промысла (Число остатков больше 5)
Leucisocusidus (L.)
Abramisbrama (L.)
Luciopercalucioperca (L.)

Случайные объекты промысла (Число остатков менее 5)
AcipensergüldenstädtiBr.
Stenodus leucichthys (Gü. d.)
Carassius sp.?
Acerinacernua (L.)

Несомненно, что приводимая табличка является лишь первым приближением к действительному соотношению, но и она позволяет сделать ряд довольно правдоподобных предположений.
Повидимому основными способами лова у жителей Одоевского и других городищ Поветлужья являлся крючный лов на животную насадку. Вероятно некоторую роль играла острога и лишь второстепенное значение имели сети.
Нам хотелось здесь отметить, что подобного рода материалы из стоянок доисторического человека, не говоря уже о неолите, но и значительно более поздние представляют очень большой интерес не только теоретический, но и с рыбохозяйственной точки зрения, ибо изменения, произошедшие под влиянием человека в течение столь длительного периода, могут пролить свет на причины, вызывающие изменение запасов вида. Особенно интересен материал с одного и того же места, собранный из культурных слоев различного времени. На таком материале мы часто можем уловить время подрыва запасов вида. Подобного рода пример приводит для бобра на материале из изучаемого района А. Н. Формозов (17). Для этого вида удалось установить совершенно определенно, начиная с какого слоя он был истреблен и из зверя, остатки которого встречались в нижних слоях в значительном количестве, превратился в редкое животное.
81
Переходим теперь к обзору отдельных видов.

Сем. Acipenseridae — осетровые

AcipensergüldenstädtiBrandt — русский осетр
В наших материалах имеются остатки всего лишь повидимому двух экземпляров из Одоевского городища. Остатки состоят из двух marginalia и одной operculum.
Длина marginalia 10,6 и 10,4 см, ширина сочленовной поверхности у обоих экземпляров 3,05 см. Вычисленные размеры рыб дают цифры около 110 см.
По материалам, любезно предоставленным в наше распоряжение Б. С. Ильиным, длина луча у ныне живущих осетров из Волги составляет около 9% длины тела, а ширина сочленовной поверхности 2,8—3%.
В настоящее время осетр в обследованной местности встречается довольно редко. Для Вятки Лукаш (8) указывает, что осетр встречается в ней весьма редко, придерживаясь преимущественно фарватера. Максимальные размеры в верхнем течении Вятки до 1 арш. (72 см), вес 2,8 кг. В устьях Вятки по данным Берга (3) осетр достигает значительно большего веса. Так, в 1904 г. был пойман осетр весом 27 кг 200 г. В Ветлугу осетр подымается в настоящее время (1906) на 200 км выше г. Ветлуги, а возможно и выше.
Таким образом как в исследованное, так и в настоящее время осетр в описываемом районе являлся довольно редкой рыбой и в промысле у жителей Одоевского и других городищ не играл существенной роли. Размеры пойманных жителями Одоевского городища осетров при сравнении с современными также не позволяют подметить разницы.
Остановимся теперь вкратце на тех остеологических отличиях, которые позволили нам из большого количества остатков Acipenserruthenus выделить три остатка AcipensergüldenstädtiBr. Operculum отличается достаточно резко и мы о ней говорить не будем. Остановимся на marginalia, которые представляют наибольший интерес.
Основное отличие по этой кости осетра от стерляди заключается в том, что у осетра луч плавника значительно короче при одинаковых размерах сочленовной поверхности. В то время как по нашим материалам у стерляди размеры сочленовной поверхности (расстояние между наиболее удаленными друг от друга точками раскрыва) в процентах от длины marginalia составляет в среднем 20 с колебаниями от 17,5 до 24, у осетра этот же признак дает 28—29, т. е. на 8—10% больше, чем у стерляди. Характерным также для marginaliaAcipensergüldenstädtiявляется их большая изогнутость.

AcipenserruthenusL. — стерлядь
В настоящее время стерлядь в исследованном районе распространена весьма широко. По данным Берга (3) «в Ветлуге стерлядь живет в большом количестве, поднимается очень высоко выше г. Ветлуги и заходит даже в притоки Ветлуги», так что нахождение в наших материалах остатков этого вида не представляется неожиданным.
Как мы уже писали выше, у нас имеется 47 экземпляров различных костей, принадлежащих минимум 21 экземпляру.
Из Одоевского городища остатки следующие (рис. 1): parasphenoideum — от десяти крупных стерлядей, cleithrum — 5 экземпляров, из них 4 принадлежат крупным и 1 небольшому экземпляру, praeoperculum — от 2 крупных стерлядей, operculum — 2 экземпляра, nuchale — 2
82
штуки, прочих костей крыши черепа — 4, marglnalia — 22 штуки. Из Буйского городища: marginalia 3 штуки.
Пользуясь имевшимся в нашем распоряжении остеологическим материалом, мы вычислили приблизительные размеры тех рыб, которым принадлежали найденные кости.
Эти данные представляют особенный интерес потому, что по ним мы можем судить с достаточной степенью вероятности о тех изменениях, которые претерпело стадо стерляди исследуемого бассейна под влиянием промысла за истекший период.
Тот факт, что и в остатках рыб из Одоевского городища этот вид содержится в наибольшем количестве, занимая первое место, показывает, что и в то время стерлядь составляла один из основных, даже повидимому главнейший объект рыбного промысла. К сожалению данных о размерах ловимых в настоящее время в исследуемом районе стерлядей нет. Данные Л. С. Берга за 1904 г. относятся к району Волги у впадения Ветлуги. Новейшая же работа Г. А. Кузьмина-Караваева (12), любезно переданная в мое распоряжение Г. Н. Монастырским, относится преимущественно к участку Волги между Саратовым и Сталинградом. Но так как и эти данные позволяют получить некоторую картину изменения размеров стерляди за истекший период времени около двух тысячелетий, то мы их приводим.
Данные, приводимые в работе Л. С. Берга (3), для того чтобы сделать сравнимыми с нашими, нам пришлось несколько видоизменить, именно перечислить в сантиметры и ряды, приводимые им, привести к виду, удобному для сравнения с материалом Караваева и моими.
Ниже приводим размеры промышляемых стерлядей.


Вычисленная реальность разницы между сравниваемыми рядами во всех случаях показывает совершенно достаточную величину, позволяющую констатировать вполне определенное отличие между сравниваемыми пробами.
Разница, вычисленная по формуле  Mdiff = (M1—М2)/Ö(m12—m22), при сравнении наших данных с данными Г. А. Кузьмина-Караваева дает величину 5,8, а при сравнении с данным Л. С. Берга — 10,6.
Таким образом нам удалось установить наличие определенного уменьшения размеров волжской стерляди под влиянием промысла минимум на 10 см. Действительно если мы посмотрим на приведенные выше ряды, то увидим, что ряд размеров Одоевских стерлядей сдвинут на два класса в сторону по сравнению с материалом Кузьмина-Караваева. Очень мелких экземпляров жители Одоевского городища не промышляли. Самые маленькие стерляди, захватываемые промыслом того времени, были не менее 35 см. В то время как по данным
83
Караваева рыбы меньше 35 см составляют около 9% улова, данные Л. С. Берга показывают еще больший процент рыб меньше 35 см. По данным указанного автора 44,5% стерлядей, выловленных в 1904 г. в районе IV Смотрительского участка, имели размеры меньше 30 см. Интересно, что все сравниваемые ряды размеров волжских стерлядей, как ныне живущих, так и добытых в Одоевском городище, не превышают 80 см. Этот факт указывает на то, что стерлядь в бассейне Волги редко доживает до размеров более 80 см, и если не бывает ранее выловлена, то вероятно погибает естественной смертью. Случаи же поимки более крупных стерлядей являются чрезвычайно редкими (4)
Одним из вопросов, который встал перед нами при изучении собранных остатков, было определение возраста рыб, ловимых обитателями Одоевского и других исследованных городищ.
К сожалению operculum, cleithrum и другие кости одоевских стерлядей настолько сильно потускнели от долгого пребывания в земле, что разобраться в годичных кольцах и составить себе представление о росте и возрасте стерляди того времени совершенно не представлялось возможным. Единственным путем, которым мы могли итти при разрешении поставленного вопроса в отношении стерляди, была попытка сделать шлифы с marginalia. К сожалению большинство marginalia при попытке сделать шлиф крошилось и изготовить его не удавалось. Кроме того оказались малопригодными применяемые обычно для этой цели пилки для выпиливания из дерева. После ряда безуспешных попыток нам удалось сделать шлиф при помощи особого сорта пилок, употребляемых для работы по твердым древесным породам для изготовления точных приборов. Эти пилки имеют значительно более мелкие зубцы и при выпиливании не так крошат кость. В результате из всех marginalia нам удалось изготовить только 17 шлифов, из них 2 приходится на Буйское и 15 на Одоевское городище. При просмотре оказалось, что 3 шлифа из Одоевского городища имеют очень плохую видимость, так что определить по ним возраст экземпляра не представлялось возможным.
На основании полученных 12 определений для Одоевского и 2 для Буйского городищ конечно составить себе ясную картину возраста и роста стерляди в исследованном водоеме в тот период довольно трудно, но все же некоторые материалы к познанию интересующего нас вопроса полученные данные несомненно дают.
В приводимой таблице даны размеры и возраст стерлядей из Одоевского и Буйского городищ.

84
Из смежных наиболее близкими являются материалы М. И. Меньшикова из Камы у Перми, основанные также на небольшом материале.
В приведенной таблице даны средние, вычисленные по нашим материалам, а также данные М. И. Меньшикова (11) и А. Л. Бенинг (2).

Размеры отдельных возрастных групп среди стерляди

Во всех трёх сравниваемых пробах материал очень невелик, но все же повидимому можно сделать вывод, что темп роста во всех случаях очень близок, лишь немного отстают в росте стерляди из Одоевского и Буйского городищ.

Рис. 1. Остатки Acipenser ruthetius L. Knochenreste von Acipenser ruthenus L.
85
Сем. Salmonidae — лососевые
 
Из представителей этого семейства для Ветлуги Л. С. Берг не указывает ни одного вида (3, 4). В наших же материалах из Одоевского городища имеются остатки одного представителя лососевых, именно

Stenodusleucichthys(Güld.) — белорыбица[1]
В настоящее время белорыбица редко подымается по Волге выше устья Камы, но по свидетельству Гюльденштедта раньше она доходила до Ржева (4).
Наши данные показывают, что два тысячелетия назад белорыбица заходила и в Ветлугу и подымалась по этой реке выше Ветлуги.
Материал состоит из четырех характерных чешуй этого вида (рис. 2). Две чешуи принадлежат крупным и две более мелким рыбам. По одной из мелких чешуй удается установить возраст рыбы равным 5 годам.

Рис. 2. Остатки Cyprinidaeu. AcerinacernusL. KnochenrestevonCyprinidaeuund
KaulbarschAcerinacernus (L.)

Сем. Cyprinidae — карповые

Карповые по данным Л. С. Берга (3) составляют в ихтиофауне больше 60% (19 видов), правда, промыслом из их числа захватываются и в настоящее время далеко не все, но даже если откинуть часть непромысловых видов, то и тогда все же наш материал будет отличаться значительной бедностью представителями этого семейства.
Среди остатков карповых нами обнаружены следующие виды:

Leuciscuscephalus(L.) — голавль (?)
В наших материалах из Чертова городища имеются остатки operculum и praeoperculum от маленького экземпляра повидимому этого вида.

Leuciscusidus(L.) — язь
Язь и в Ветлуге и в Вятке в настоящее время является одной из обыкновенных рыб.
Наши материалы также содержат довольно значительное количество остатков этого вида. Многие остатки довольно хорошей сохран-
86
ности, так что по одному cleithrum из Одоевского и по одному из Буйского городищ удалось расчислить темп роста этого вида.
Наш материал состоит из следующих остатков из Одоевского городища. Cleithrumdext. etsin. — 5 кусков.
Ниже приводим их размеры.
1
2
3
4
5
Верхняя часть
3,5
5,3
Нижняя часть
4,2
4,7
2,5
Hyomandibulare — 1 экземпляр. Размеры — расстояние от сочленовного бугорка для верхнего конца сочленовной поверхности с церебральным черепом 0,9 см, а до нижнего конца кости 2,18 см. Urohyale —1 экземпляр, длина 2,95 см.
Dentespharyng. от двух рыб (крупных). Размер второго зуба в нижнем ряду 1,25 и 0,75.
Dentale 1 — кусок, сильно поврежденный, из Буйского городища.
Cleithrum 1 — кусок, размер нижней части 4,4 см.
Остановимся теперь вкратце на размерах тех рыб, остатки которых имеются в нашем распоряжении.
По данным А. А. Световидовой (12) промысловые уловы язя на средней Волге содержат рыб размером от 16 до 35 см. В материале из наших городищ размеры язей колеблются от 17 до 49 см, наибольшее количество падает на размеры от 30 до 40 см (5 штук).
Таким образом, в то время как нижняя граница амплитуды вариирования линейных размеров язя современного и из исследованных городищ почти совпадает, верхняя у язей наших материалов далеко выдвигается вперед, более чем на 10 см превышая данные А. А. Световидовой.
Как мы уже отмечали выше, по двум остаткам cleithrum нам удалось определить возраст и восстановить темп роста 2 экземпляров язя: одного из Одоевского и одного из Буйского городища. Видимость в обоих случаях настолько отчетлива, что сомнений возникнуть не могло. По светложелтому фону резко выделяются темнокоричневые кольца, которые при просматривании на свет оказываются, наоборот, более светлыми. У cleithrum из Буйского городища мы воздержались только от установления границ первого годового кольца, так как оно хотя и было заметно, но точно установить границу было затруднительно.
Ниже мы приводим полученные данные и для сравнения материалы А. А. Световидовой. Из последних мы взяли пробу № 11 как наиболее близко стоящую к нашим данным, и сводные цифры по средней Волге.

Темп роста язя

Как видно из приведенной таблицы, язь, ныне живущий в Волге, очень мало отличается по темпу роста от наших экземпляров. Наш язь немного отстает от приведенных средних величин, но вероятно
87
оба экземпляра укладываются внутри пределов колебаний по каждому году роста.

Abramisbrama(L). лещ
Среди остатков карповых рыб остатки леща в исследованных городищах (Одоевском) занимают основное место. Всего в нашем распоряжении имеется 14 образцов, принадлежащих повидимому 10 особям.
Переходим теперь к краткому обзору найденных костей.
Operculum — 4 экземпляра левой крышечной кости. Два экземпляра сохранились настолько хорошо, что даже возможно определить возраст рыбы, которой указанная кость принадлежала. Две другие крышки более сильно разрушены, сохранилась только верхняя часть и сочленовная поверхность.
Приводим некоторые размеры исследованных крышек.
1
2
3
4
Размер от основания сочленовой поверхности до верхнего переднего края (в см)
0,9
0,5
0,95
1,20
От основания сочленовой поверхности до нижнего переднего края (в см)

1,62
3,3
Praeoperculum — 2 куска, из которых 1 почти разрушен. Второй имеет ширину на сгибе 1,20 см и размеры горизонтальной части по наружному краю 2,25 см.
Maxillare — 1 экземпляр левой кости 2,7 см длины.
Hyomandibulare — 1 экземпляр, хорошо сохранившийся.
Размеры сочленовной поверхности с церебральным черепом 1,9 см. Расстояние от места причленения operculum до переднего края указанной поверхности 1 см.
Dentespharyngeales — 1 экземпляр от крупной рыбы. Хорошая сохранность, отсутствует только один зуб.
Cleithrum — 5 экземпляров, более или менее сильно разрушенных.
По одному экземпляру удалось определить возраст рыбы. Ниже приводим их описание и размеры.
1. Верхняя часть cleithrumsinister, сильно поврежденная.
2. Верхняя часть cleithrumsinister, сильно поврежденная.
3. Нижняя часть cleithrumsinister, возраст рыбы 5—6 лет.
4. Нижняя часть cleithrumdexter, сохранность хорошая.
5. Нижняя часть cleithrumdexter, возраст рыбы 3 года.
1
2
3
4
5
Верхняя часть по наружному краю
5,3
3,5
разр.
разр.
разр.
Нижняя часть по наружному краю
разр.
разр.
3,2
2,53
1,75
Таковы все определенные нами остатки леща, кроме этого имеются повидимому позвонки этого вида, но с достаточной уверенностью мы этого утверждать не можем.
Каковы же размеры тех лещей, остатки которых нами обнаружены и которые очевидно стали когда-то добычей людей, населявших ис-
88
следованные городища? В результате произведенного сравнения и расчета мы пришли к выводу, что в нашем материале имеются 10 особей следующего размера (1): 46, 36, 26, 31, 21, 43, 39, 49, 42 и 14 см. Как видно, амплитуда чрезвычайно велика — от 14 до 49 см. Средняя длина рыб нашего материала около 35 см (34,7). Но к сожалению одна длина еще не является достаточным показателем для суждения о влиянии промысла на этот вид. Мы знаем, что лещ чрезвычайно резко разнится по темпу роста в различных водоемах. Рыбка в 15 см длины может быть и двух (Каспий) и трех (Псковское озеро) и четырех лет (Норвегия). Поэтому определение возраста леща было для нас чрезвычайно важно. К сожалению тут мы имеем еще более ничтожный материал, чем по размерам этого вида.
В нижеприведенной таблице сведены имеющиеся в нашем распоряжении данные по росту леща Одоевского городища.


К сожалению у второго из трех экземпляров размеры первого года установить не удалось (не ясны границы кольца), так что первый год роста определен нами всего лишь на основании одного экземпляра.
Данных по темпу роста леща из Ветлуги в литературе нет. Из близких районов имеются данные из Вятки (Лукаш), из Камы (Меньшиков, Лукин) и Белой (Лукин). Сравнение с некоторыми из приведенных данных показывает довольно сходную картину роста.


Как видно из приведенных цифр, лещ из Одоевского городища стоит чрезвычайно близко к лещам из Камы и Белой и если отстает от них на отдельных годах, то лишь очень немного. Исходя из данных темпа роста, мы попытались восстановить возраст лещей, ловимых человеком Одоевского городища.
Приблизительно средний возраст одоевского леща, вычисленный таким образом, равен 12 годам с амплитудой от 4 до 30 (?!) лет.. Таким образом и у леща мы наблюдаем в уловах обитателей Одоевского городища преобладание рыб старших возрастов.

Carassiussp. — карась
Последний представитель карповых, остатки которого были нами обнаружены в исследованном материале, — это карась. К какому виду относятся найденные объекты, мы определить не имели возможности.
89
Всего в нашем распоряжении имеется лишь два куска operculum из Одоевского городища, принадлежащие повидимому одному экземпляру около 15—18 см длины и возрастом 4—5 лет. Нахождение карася в нашем материале представляет интерес в том отношении, что оно указывает на то, что рыболовство во время производилось не только на реке, но и на многочисленных озерах поймы, в которых только и держится карась, отсутствующий в русле.

Сем. Siluridae — сомовые

Silurusglanis — сом
Остатки этого вида имеются в нашем материале из всех городищ кроме Буйского и некоторые кости достигают значительной величины. Всего в нашем материале имеется из Одоевского городища 42 остатка, из Богородского — 7 и из Чертова — 1. Эти остатки следующие:
Cleithrum — 3 экземпляра из Одоевского городища. Два более или менее хорошо сохранились, третий разрушен.
На первых двух костях удалось произвести некоторые промеры, третью промерить не удалось, так как от нее сохранился лишь небольшой обломок.

Размеры cleithrum (в см)

1
2
Ширина у сгиба
2,4
4,28
Размер сочленовой ямки
2,0
3,46

Vetebrae. В нашем материале имеется довольно значительное количество позвонков этого вида из Одоевского и Богородского городищ.
Ниже приводим диаметры некоторых из них и приблизительное число годовых колец.
 
 
Laminaperforata — 1 штука. Размер отверстия 1,5 см.
Marginalia — всего в нашем распоряжении имеется двенадцать лучей грудного плавника из Одоевского и один луч из Чертова городищ. Ниже приводим некоторые размеры.

90
Кости черепа
Operculum — 1 экземпляр от небольшого сома.
Dentale — 3 куска от крупных сомов.
Articulare —2 штуки.
Hyomandibulare— 3 сильно поврежденных куска.
Posttemporale — 3 экземпляра от крупных сомов.
Epihyalesinister— 1 экземпляр.
Urohyale — 1 экземпляр.
Etmoideum — кусок кости от крупного сома.
Кроме перечисленных костей в нашем материале имеется ряд остатков, несомненно принадлежащих Silurusglanis, но настолько поврежденных, что определить точно, к какой кости они принадлежат, мы не имели возможности.

Рис. 3. Остатки сома. Siluris glanis L. Knochenreste von Siluris glanis L.

Как видно из приведенного списка, кости сома представлены в нашем материале в очень значительном количестве. Размеры рыб, определенные преимущественно по костному лучу грудного плавника, колеблются от 80 до 140 см.
К сожалению определить возраст по костному лучу не представлялось возможным вследствие того, что луч от долгого лежания в земле сильно разрушился и при распилке крошился и шлиф сделать не удавалось.
Размеры рыб мы вычислили исходя из того, что у сома размер основания луча составляет в среднем 2,66 от длины до основания средних лучей хв. плав. (определено по 10 экз.), а размеры сочленовной поверхности — 1,6%.
В настоящее время сом распространен в исследуемом районе также весьма широко, но в Ветлуге стал реже вследствие некоторого обмеления последней.
91
Сем. Esocidae — щуковые

EsoxluciusL. щука
В настоящее время щука в Ветлуге обыкновенна. В нашем материале также представлена значительным количеством остатков. Ниже приводим список найденных костей. Остатки щуки имеются из трех городищ: Одоевского, Буйского и Чертова.
Cleithrum — всего в нашем распоряжении имеется десять костей из Одоевского и четыре из Чертова городищ. Ниже приводим некоторые размеры.
 
 
Из костей челюстного аппарата в нашем материале наиболее часто встречались dentale и реже articulare. Всего в нашем распоряжении имелось 17 dentale из Одоевского и 1 из Буйского городищ. К сожалению все они были настолько повреждены, что восстановить по ним размер рыб не представлялось возможным. Articulare, которых в нашем материале было три экземпляра, сохранились несколько лучше, так что удалось произвести некоторые измерения.
1
2
3
Поперечный размер сочленовой поверхности
0,5
0,6
0,5
Наибольшая высота кости
1,8
Quadratum. В нашем материале имеются две кости от крупных экземпляров. Кроме перечисленных костей в нашем материале есть несколько обломков parasphenoideum из Одоевского городища и кусок птеригоида из Чертова.
Остановимся теперь вкратце на размерах тех щук, которых добывал человек Одоевского городища. Размеры рыб мы восстановили по cleithrum, приняв на основании современных экземпляров, что расстояние от верхнего конца до сгиба по внутренней стороне равно 3,95% от длины тела бесхвостового плавника, а ширина на сгибе 1,9%.
Пользуясь этими данными, мы произвели пересчет и получили для нашего материала те цифры, которые приводили выше. Конечно эти цифры приблизительны, так как очень часто по обоим показа-
92
телям получались хотя и близкие, но не тождественные величины. В таком случае мы брали среднюю величину.
Таким образом в нашем материале имеются рыбы от 36,5 до 65 см (приблизительно), в среднем — 48,6 см. К сожалению по исследованному району не имеется данных о размерах промышляемой щуки. Для среднего течения Волги обычный средний размер промысловых уловов щуки около 40—42 см.

PERCIDAE — ОКУНЕВЫЕ

Luciopercalucioperca(L.) — судак
Судак и в настоящее время в Ветлуге встречается довольно часто, являясь по Л. С. Бергу (4) одной из важнейших промысловых рыб района. Наши материалы по судаку к сожалению не очень богаты. Они состоят из следующих костей.
 
Рис. 4. Остатки щуки, окуня и судака. Knochenreste von Hecht, Barsch und Zander

Articularedexter. — 1 экземпляр, длина 5,2 см, расстояние от сочленовной поверхности до верхнего края 1,9 см.
Praeoperculum — 3 экземпляра. Размеры их приводим ниже.
 
 
Palatinum — 2 экземпляра, оба сильно повреждены. Повидимому от рыб 40—45 см.
Ceratohyale — 1 экземпляр, длина 4,5 см от рыбы около 50 см длины.
Cleithrum — 1 кусок от рыбы размером около 30 см. возраст рыбы 4—5 лет.
93
PercafluviatilisL. — окунь
В настоящее время окунь в изобилии встречается в исследуемом районе. В промысле хотя количественно не имеет большого значения, но весьма ценится и идет по данным Л. С. Берга в одной рубрике с судаком и лещом.
Наш материал по окуню исследованного района, собранный в городищах Одоевском и Чертовом, довольно значителен.
Ниже приводим список исследованных костей.

Одоевское городище

Cleithrum — 1 экземпляр, размеры: расстояние от верхнего края до сгиба по наружной стороне 1,8, от нижнего края — 3,1 см.
Basipterygiumбрюшного плавника — длина 2,15 см.
Praeoperculum — 4 куска, из них 2 сильно повреждены. Размеры 2 других приводим ниже.
Расстояние от верхнего конца до сгиба:
3,0
2,1

Расстояние от нижнего конца до сгиба:
1,7
1,45

Ширина на сгибе:
0,8
0,7

Operculum — 4 экземпляра. Приводим размеры.
1
2
3
4
Расстояние от сочленовной поверхности до нижнего края
2,0
1,7
1,7
1,45
Расстояние от сочленовной поверхности до верхнего края
2,1
1,68
1,40
Возраст рыбы
5
5
4
Размеры в см
20
17
17
15

Кости челюстного аппарата
Dentale — 2 куска.
Articulare — 4 экземпляра хорошей сохранности. Размеры указанных костей следующие:
1
2
3
4
Расстояние от сочленовного бугорка до верхнего края
0,60
1,35
1,10
0,9
Наибольшая длина
1,75
3,35
2,60
1,9
Maxillare — 1 экземпляр от рыбы девятилетнего возраста.
Quadratum от двух рыб.
Ceratohyale — 2 экземпляра длиной 1,42 и 0,6 см.
Operculum — 2 экземпляра. Оба экземпляра настолько хорошо сохранились, что, пользуясь ими, мы попытались и для этого вида восстановить хотя бы приблизительно темп роста.
11
12
13
14
15
1
5,0
7,0
10,0
12,8
14,3
2
6,3
11,4
15,0
17,0

Чем объясняется эта разница, мы сейчас ответить не можем, но возможно, что в нашем материале имеются или особи различного пола или попались крайние варианты ряда. Средний размер окуней, добываемых жителями Одоевского городища, около 20 см. Размеры колеблются от 8,5 до 31 см.
94
AcerinacernuaL. — ерш
В нашем материале имеется всего лишь один кусок praeoperculum этого вида (от небольшого экземпляра). Повидимому ерш у жителей Одоевского городища, как и в настоящее время, не играл существенной роли в промысле.
На этом мы заканчиваем список собранных видов.

Если сравнить наш список и список рыб, населяющих в настоящее время Ветлугу (3), то оказывается, как мы это уже отмечали, что в нашем материале новой для Ветлуги является Stenodusleucichtys, которая раньше заходила в эту реку, сейчас же там не встречается. По данным А. Н. Державина, полученным на основании изучения архивных материалов (списки товаров, поступавших на царский стол времен Алексея Михайловича, Софии и Петра), белорыбица, так же как и каспийский лосось, имела раньше в Волге более широкое распространение и ловилась в значительном количестве. Уменьшение этих видов автор объясняет также не только промыслом, но главным образом нарушением нормальных условий нереста. В связи с этим при изменении режима бассейна Волги, вызванном сооружением плотины Волгостроя, возникает вопрос о возможности не только сохранения поголовья стада (17) этих видов, но может быть и доведения его до прежнего состояния путем охраны нерестилищ и улучшения к ним доступа.
Исследованное время является повидимому тем периодом, когда впервые на изучаемом крае начала более или менее сильно отражаться культура человека, так что повидимому наши материалы относятся к времени, когда ихтиофауна Ветлуги была еще совершенно девственна. Влияние на ихтиофауну человека шло видимо следующими путями. Как это отмечает проф. В. Матренинский, сначала леса уничтожались пожарами, а затем постепенно вытеснение лесов продолжила агрикультура. Уничтожение лесов вызвало обмеление рек и этот фактор видимо и прекратил доступ для ряда видов в Ветлугу. С другой стороны, уничтожение леса повело за собой повидимому повышение продуктивности реки, а промысел к тому же разредил рыбное население. Это было причиной тому, что темп роста рыб несколько ускорился, а также под влиянием промысла понизился средний размер промышляемых видов.
Заканчивая статью, автор считает приятным долгом принести искреннюю благодарность М. В. Воеводскому за предоставление материала.

ЛИТЕРАТУРА
1. Бадер и Воеводский, Городища Поветлужья (рукопись). — 2. Бенинг А. Л., О плодовитости стерляди, Работы зоолог, кабинета Ин-та сельского хозяйства и мелиорации в Саратове, 1927. — 3. Берг Л. С., Рыболовство в IV смотрительском районе Г.У.З. и З в. 4, 1906., Петербург. — 4. Он же, Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран, Ленинград, 1932. — 5. Варпаховский Н., Очерк ихтиологической фауны Казанской губ., прилож. к II т. Записок Имп. акад. наук за 1886 г. — 6. Жуков Б. С., Очерк трехлетних работ Антропологической комплексной экспедиции по ЦПО (1925—1927), Известия ассоциации н.-иссл. ин-тов при Моск. университете, т. I, в. 1—2, 1928. — 7. Иностранцев А. А., Доисторический человек каменного века побережья Ладожского озера, С.-Петербург, 1882. — 8. Лукаш Б. С., Рыбы бассейна р. Вятки выше города Слободского, Труды Вятского научно-исслед. ин-та краеведения, т. I, Вятка, 1925. — 9. Лукин А. В., Возраст и темп роста леща из рек Камы и Белой в пределах Татарской республики, Труды Татарск. рыбхоз, станции, в. I, 1933. — 10. Матренинский В. В., Леса Кологривского уезда, Труды Костромского научного о-ва, в. VI. — 11. Меньшиков М. И., Рыбы р. Камы и ее
95
долины в окрестностях г. Перми, Изв. Биологическ. научно-исслед. ин-та при Пермском университете, т. VI, в. 8, 1929, Пермь. — 12. Монастырский Г. Н. (под редакцией). Рыболовство р. Волги в районе Ульяновск—Сталинград (по материалам Волжской экспедиции 1930 г.), 1931 (рукопись). — 13. Рузский, Бассейн Свияги и его рыбы, Труды Казанск. о-ва естествоиспытателей, т. XVII, в. 4, 1887. — 14. Rütimеуеr, Die Fauna der Pfalbauten der Schweiz. Basel, 1861. — 15. Самарин, Коллекции рыб р. Камы, Записки Уральского о-ва любителей естествознания, XXV, 1895. — 16. Tichij М., FischeausdemPalaolithikumderKrim., Бюлл. Комиссии по изучению четвертичного периода, № 1, 1929. — 17. Формозов A. Н., Основные черты фауны позвоночных Нижегородской губ., Материалы по изучению флоры и фауны Центр. пром. области, Москва, 1927. — 18. Тихий и Логашев, Рыбное хозяйство Волги и Волгострой, Изв. Ин-та озерн. и речн. рыбн. хоз., т. XVII, 1933, Ленинград. — 19. Чиркин И. Н., Леса и лесное хозяйство Ветлужского уезда, Нижний Новгород, 1929.

MATERIALIEN ZUR KENTNISS DER JCHTHYOFAUNA DER BURGEN AN DER WETLUGA UND WIATKA
von G. W. Nikоlskу (Moskau)
Zusammenfassung
Die in dieser Arbeit beschriebenen Materialien gehören einer Zeit an, die ungefähr zweitausend Jahre zurückliegt. Sie sind in den Burgen an der Wetluga (Burgen Bogorodskoje, Tschertowo und Odojewskoe) und am Buj, Nebenfluss der Wiatka (Burg Bujskoe) gesammelt worden (Anthropologische Expedition 192—1927) und enthaiten ungefähr 200 Stück Fischknochenreste, welche 12 Arten angehören und zwar: Acipenser güldenstädti Bt., A. ruthenus L., Stenodus leucicichtys (Güld.), Leuciscus cephalus (L.) (?), L. idus (L.), Abramis brama (L.), Carassius sp., Silurus glanis (L.), Esox lucius L. Lucioperca lucioperca (L.), Perca fluviatilis L., Acerina cernua (L.). Es ist bemerkenswert, dass der in der Odojewskoje Burg gefundene Stenodus leucichthys (Güld.) jetzt nicht mehr in der Wetluga vorkommt.
Da während der vergangenen Periode keine erheblichen Veränderungen in den geographischen Verhältnissen vorgekommen sind, können alle Veränderungen in der Ichthyofauna im Ganzen und in der Biologie der einzelnen Vertreter mit grösserer Wahrscheinlichkeit auf den direkten oder indirekten Einfluss des Menschen zurückgeführt werden. Die Vernichtung der Wälder verursachte eine Versandung der Flüsse, daher kommt eine Reine von Fischarten in dem untersuchten Flusse nicht mehr vor.
Die Intensifikation des Fischfanges hatte eine Abnahme der mittleren Grösse der gefangenen Fische, die Abnahme der Fischmenge eine Beschleunigung des Wachstempos zui Folge.
Offenbar bildeten die Hauptfangobjekte der Einwohner der Burgen Odojewskoe und anderer Burgen folgende Arten: Acipenser ruthenus L., Silurus glanis L., Esox lucius L., Perca fluviatilis L., ferner in geringerer Menge: Leuciscus idus (L.), Abramis brama (L.) und Lucioperca (L.). Die übrigen Arten sind vermutlich Zufallsfängen zu zuschreiben.
96


[1] Определение проверено А. В. Морозовым

 
ПУБЛИКАЦИЯ: Никольский Г.В. Материалы по ихтиофауне городищ бассейнов Ветлуги и Вятки // Зоологический журнал, т. XIV, вып. 1. М., 1935. С. 79-96.


Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И.И. Промысловая ихтиофауна Новгородской земли в XII-XV веках по данным письменных источников
Расположенные на северо-западе лесной зоны Восточной Европы земли Великого Новгорода... Читать далее...

Публикации

Железнов И.И. Уральцы. Картины аханного рыболовства
  I. Главный или, правильнее, коренной промысел у Уральских казаков — рыболовство. В... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Промысловая ихтиофауна Никольский Г.В. Материалы по ихтиофауне городищ бассейнов Ветлуги и Вятки