gototop

Новые статьи

Железнов И.И. Уральцы. Картины аханного рыболовства
  I. Главный или, правильнее, коренной промысел у Уральских казаков — рыболовство. В старые годы Урал до такай степени изобиловал рыбой, что казаки... Читать далее...
Попова Н.Е. О некоторых терминах рыбного промысла (На материале деловых документов Красноярского острога XVII - начала XVIII вв.)
  Изучение терминологической лексики различных тематических групп отдельных деловых документов способствует установлению общих закономерностей в развитии терминологической лексики делового языка XVII... Читать далее...
Данилевский Н.Я. Краткий очерк уральского рыбного хозяйства
  Я начну мое описание уральского рыболовства выписками из сочинений двух знаменитых членов Русского Географического Общества: покойного Надеждина и академика Бэра,... Читать далее...

Чемякин Ю.П., Некрасов А.Е. Материалы по рыболовству раннесредневекового населения бассейна Средней Оби

 

Уже в течение 6 лет, с 2000 г., продолжаются раскопки совместной экспедицией УрГПУ-УрГУ в бассейне р. Большой Юган (левый приток Оби) в Сургутском Приобье. Работы ведутся на городище Сартым-урий 18 и селище Сартым-урий 17, расположенных на берегу одноименной протоки в окрестностях поселка Угут и пострадавших при прокладке через них нефтепроводов. За эти годы на памятниках исследовано почти 2300 кв. м. В 2006 г. были завершены раскопки селища, а на городище вскрыто уже более половины сохранившейся площади. Всего же в этом комплексе изучены остатки 21 постройки и собрана представительная коллекция, основу которой составляет керамика. Последняя представлена в основном слабо и хорошо профилированными круглодонными горшками и котловидными емкостями. По орнаментации выделены 4 группы сосудов: украшенные гребенчатыми штампами; орнаментированные фигурными штампами (нередко в сочетании с гребенчатыми); желобчато-валиковый комплекс; посуда без узоров или с обедненным орнаментом (из пояска ямок или жемчужин). О наличии цветной металлообработки можно судить по обломкам тиглей и трем изделиям: навершию с изображением головы птицы и двум прямоугольным бляхам-накладкам — ажурной и с изображениями трех голов медведей, лежащих между лапами. Черная металлообработка представлена не только вещами (ножи, наконечники стрел, обломок кельта (?), шилья, пряжка от ремня, кольчужные кольца и т.п.), но и шлаками, окалиной и остатками двух кузен. Среди каменного инвентаря есть абразивы, обломки шлифовальных плит, а в кузне в жилище 8 на городище найдена большая гранитная наковальня. В целом материал характерен для древностей карымского типа начала средневекового периода истории населения Сургутского Приобья.
Карымский этап в рамках нижнеобской культуры был впервые выделен В.Н. Чернецовым (1957:160-185) и датирован им IV-V вв. н.э. Уральскими археологами была уточнена характеристика материальной культуры и пересмотрена датировка этапа, но уже в рамках обь-иртышской культурно-исторической общности — IV-VI вв. н.э. (Федорова, Зыков, Морозов, Терехова, 1991:131) или III—IV — началом VI вв. (Зыков, Федорова, 1993:66). Позднее К.Г. Карачаров предложил понятие «карымская культура», по сути отождествив ее с карымским этапом (Чемякин, Карачаров, 1999: 42; они же, 2002: 45). Наконец, в последней работе А.П. Зыков реанимировал нижнеобскую культуру, входившую, по его мнению, в обь-иртышскую КИО и прошедшую в своем развитии те же этапы, которые были выделены для общности в
198
целом. Памятники на протоке Сартым-урий входят в ареал нижнеобской культуры (Зыков, 2006:112-114). Ю.П. Чемякин присоединяется к этой точке зрения, но полагает, что со временем средневековые памятники Нижнего и Сургутского Приобья могут быть разделены как минимум на две археологические культуры. По крайней мере, уже сейчас видно различие между кулайскими памятниками этих регионов, а именно на кулайской основе формировалась обь-иртышская КИО. Городище и селище у протоки Сартым-урий являются одними из ранних среди карымских древностей таежного Обь-Иртышья.
В 2001 г. на селище Сартым-урий 17 была исследована постройка 2, представлявшая собой прямоугольное практически неуглубленное жилище, типичное для данных памятников. Размер его — 7x6-5,6 м. Котлован жилища был углублен с северной стороны на 6-10, с южной — на 20 см, что связано с неровностью поверхности. В центре его был наземный очаг-кострище. Снаружи, недалеко от предполагаемого входа была выявлена яма 2 овальной формы размером 140x110 см и глубиной около 30 см. В профиле она имела близкую к трапециевидной форму. Яма была заполнена коричнево/серо/желтым пестроцветом, у дна переходившим в темно-бурый слой, насыщенный костями рыбы. Этот слой в виде линзы размером около 58x60 см и мощностью 20-23 см представлял собой скопление сырых рыбьих костей и чешуи. Северная граница ямы практически не фиксировалась из-за близости в окраске ее заполнения и материкового песка. В центре ямы на значительную глубину сверху проникал оподзоленный белесо-серый слой. Вероятно, яма 2 служила своеобразным хранилищем для рыбы (местом ее консервации) или, скорее, ямой для кухонных отбросов. Небольшие линзочки рыбьей чешуи были найдены в углах и под обваловкой жилища 1 в 2002 г.
Археозоологический материал из ямы 2 представлен двумя типами находок: костями и чешуёй. Переданная для определения коллекция насчитывает 33989 костей и 61802 фрагмента чешуи. Исследованный остеологический материал показывает, что объектом промысла были как минимум пять видов рыб, которые и сейчас встречаются в Обско-Иртышском бассейне (табл. 1). Из них преобладали кости рыб из семейства карповых (язя и чебака).
Шестым видом, найденным на поселении, была стерлядь. Не исключено, что её могли добывать жители селища Сартым-урий 17 в реке, поскольку сейчас стерлядь распространена в Обско-Иртышском бассейне повсеместно. Если рыбу добывали на поселении, то кроме маргинального луча должны встречаться покровные кости черепа, а также костные образования, называемые жучками, которые, как правило, хорошо сохраняются и присутствуют в находках одновременно с лучами грудных плавников. Единичную находку кости можно объяснить лишь тем, что маргинальный луч грудного плавника использовали как орудие труда, возможно, как проколку.
По 83 костям были восстановлены размеры субфоссильных рыб (табл. 2). Полученные данные по субфоссильным рыбам выявили их близкие размеры к современным рыбам, в соответствии с литературными данными.
Кроме того, была проведена ретроспективная оценка внутригодовых сроков вылова рыбы, которую мы попытались решить путём анализа структуры чешуи, в частности, по характеру расположения так называемых годичных колец и относительной ширины зоны годового прироста. Образование нового годичного кольца на чешуе происходит в начале нового периода роста, поздней весной или в начале
199
лета у неполовозрелых рыб или даже во второй половине лета у половозрелых особей. Таким образом, была проведена ретроспективная оценка внутригодовых сроков вылова рыбы по 50 фрагментам чешуи. Исследования субфоссильной чешуи показали, что вылов рыбы проводился с августа по сентябрь.
Выбранное время для промысла объясняется, прежде всего, биологией рыб Обско-Иртышского бассейна, в частности, карповых рыб, совершающих большие миграции, связанные с размножением, нагулом и зимовкой. Рыба выходит из соров и поднимается в конце лета — начале осени в верховья мелких рек, впадающих в Обь, к местам «зимовок», спасаясь от заморов. Весной наблюдается противоположное направление движения — скат в пойменные водоёмы (соры) для нагула и нереста.
Замор воды в Обском бассейне — явление уникальное, происходящее каждый год, начиная с февраля месяца. В среднем течении Оби и до Обской губы в воде не остаётся кислорода. Заморы, возникая в среднем течении Оби, перемещаются вниз по течению, заставляя рыбу либо покидать Обь, либо спасаться, концентрироваться на небольших участках, где возможно сохранение кислорода в течение всей зимы — на дне глубоких ям, в местах выхода грунтовых вод.
Сама добыча рыбы велась каким-то примитивным способом в период миграции, когда не требуется прибегать к большим ухищрениям для её ловли. Успеху в промысле способствовало также обилие рыбы. Возможно, лов вёлся с помощью «запора», его часто использует для ловли рыбы коренное население Западной Сибири.
Тот факт, что в скоплении костей и чешуи рыб из ямы на уч. В/6 на поселении Сартым-урий 17 были найдены костные остатки, принадлежащие разным видам, говорит об отсутствии фактора селективного отлова. Хотя нужно отметить, что доля костей из семейства карповые sp. составляет более 97% от общего количества. В пищу употреблялась рыба как минимум пяти видов и всех размерных групп.
 
Таблица 1
Видовой состав и количество костей и чешуи рыб из ямы 2 селища Сартым-урий 17
 
Виды
Кол-во костей
Стерлядь(Acipenser ruthenus Linne)
1
Язь (Leuciscus idus Linne)
175
Плотва (Rutilus lacustris Pallas)
91
Язь - Чебак (Leuciscus idus - Rutilus lacustris)
423
Карповые sp. (Cyprinidae sp.)
94667
Щука (Esox lucius Linne)
292
Ёрш (Acerina cernua Linne)
114
Окунь (Perca fluviatilis Linne)
23
Всего:
95791
200
 
Таблица 2
Восстановленная длина субфоссильных рыб из ямы 2 на уч. В/6 селища Сартым-урий 17
 
Виды рыб
Восстановленная длина субфоссильных рыб
10-15 см
15-20 см
20-25 см
25-30 см
30-35 см
35-40 см
40-45 см
50-55 см
55-60 см
Щука
 
 
 
 
 
2
6
3
1
Язь
4
б
7
12
9
 
 
 
 
Плотва
2
4
10
5
 
 
 
 
 
Ёрш
1
2
 
 
 
 
 
 
 
Окунь
1
4
3
 
 
 
 
 
 
Стерлядь
 
 
 
1
 
 
 
 
 
 
Summary
During the excavations of the early medieval settlement Sartym-urii 17 (r. Big Yugan, left inflow of Ob, karymsky stage) the pit with fish bones and scales was found. The objects of the craft were, as a minimum, five species (Leuciscus idus L., Rutilus lacustris Pallas, Esox lucius L., Acerina cernua L., Perca fluviatilis L.) (tab. 1). Among which the bones of fishes from family Cyprinidae sp. prevailed. The sixth species was Acipenser ruthenus L., but there was found only one bone. It can be explained only by the possibly using of this bone as an awl. The received data on the caught fish has revealed their close to modern fishes sizes. The analysis of structure of scales showed, that fish capture was carried out since August till September. At this time (the end of the summer - the beginning of the fall) in the Ob-Irtish pool fish leaves from water body and rises in the upper course of the streams running in Ob, to places of «winterings», being rescueed from suffocation. Fishing during migration was conducted by some primitive way, probably, with the help of the «pot» which is used till nowadays for fish catching by indigenous population of Western Siberia. The congestion of bones and scales from a hole belong to different kinds of fishes. This points to the absence of the factor of selective catching. Though we shall note, that the share of bones of family Cyprinidae sp. makes more than 97 % from the total amount.
201
 
ПУБЛИКАЦИЯ:Чемякин Ю.П., Некрасов А.Е. Материалы по рыболовству раннесредневекового населения бассейна Средней Оби // Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования. Иркутск, 2007. С. 198-201.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Публикации

Световидов А.Н. К истории ихтиофауны р. Дона
Остатки рыбьих костей, часто находимые вместе с другими остатками при... Читать далее...

Публикации

Половинкин И.В. Рыбный промысел на Череменецком озере
  Череменецкое озеро исстари считалось одним из замечательных озер Лужского края... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Промысловая ихтиофауна Чемякин Ю.П., Некрасов А.Е. Материалы по рыболовству раннесредневекового населения бассейна Средней Оби