gototop

Новые статьи

1738 г. Резолюция о даче войску Донскому позволения пользоваться до указа безоброчно в море и в реках Доне и Мертвом Донце рыбною, а в степях звериною ловлею
7523. — Марта 1. Резолюция Кабинет-Министров на сообщение Сената. — О даче войску Донскому позволения пользоваться до указа безоброчно в море и в... Читать далее...
Коровин К.Л. Шаляпин на рыбной ловле
  (Воспоминания художника К. Л. Коровина. Отрывок из книги «Федор Иванович Шаляпин». Москва, 1958 г. Издательство «Искусство»)   Был дождливый день. Мы... Читать далее...
Ю. Г. Рыбный промысел по рекам Оби и Надыму
  Северные окраины Сибири за последнее время начали обращать на себя внимание и правительства, и коммерсантов, и вообще публики. Укажем хотя-бы... Читать далее...

Попова Н.Е. О некоторых терминах рыбного промысла (На материале деловых документов Красноярского острога XVII - начала XVIII вв.)

 

Изучение терминологической лексики различных тематических групп отдельных деловых документов способствует установлению общих закономерностей в развитии терминологической лексики делового языка XVII — начала XVIIIвв.
Настоящая статья посвящена описанию лексики рыбного промысла, извлеченной из неопубликованных деловых документов Красноярского острога XVII — начала XVIII вв., хранящихся в ЦГАДАв Москве в фондах «Сибирского приказа» и «Грамот Коллегии Экономии»: отписок 1656, 1963 и 1704 гг., данной 1657 г., описной книги, рыбных ловель 1705 г.
В работе исследуются следующие тематические группы лексики рыбного промысла: названия рыб, орудий рыбной ловли, угодий, предназначенных для рыбной ловли, и некоторые другие.
Прослеживается употребительность изученных слов и устойчивых сочетаний, относящихся к области лексики рыбного промысла, в деловых документах XVII — начала XVIII вв.
Учитывая, что в XVI—XVII вв. в связи с усиленным, по сравнению с предшествующим временем, развитием товарно-денежных отношений интенсивно идет процесс складывания терминологической лексики, а это обстоятельство позволяет говорить о двух периодах в развитии терминологической лексики — до XVI века и с XVI века, — которые существен-
 
4

но отличаются друг от друга, мы подразделили лексику рыбного промысла не только с точки зрения ее употребительности, но также в зависимости от времени фиксации ее в памятниках письменности: а) термины, широко распространенные в XVII веке, известные по памятникам письменности с XI—XV вв., б) термины, отмечаемые в памятниках деловой письменности не ранее XVI—XVII вв., получившие распространение в деловом языке XVII века, в) наименования, известные памятникам письменности не ранее XVII века, территориально ограниченные в начале XVIII века.
Значение слов в работе устанавливается на основании контекста исследуемого памятника.
Для уточнения значения слова, а также для выяснения, является ли то или иное слово территориально ограниченным или известно памятникам самого разнообразного территориального происхождения XVII — начала XVIII вв., привлекаются материалы деловых документов того же периода, таких, как: «Таможенные книги Московского государства XVII века», т. I, М.-Л., 1950, «Акты феодального землевладения и хозяйства», ч. II, М., 1956, «Исторические акты XVII ст. (1630—1699 гг.), в. II. Собрал и издал И. П. Кузнецов — Красноярский, Томск, 1897, «История Сибири» Г. Ф. Миллера, т. I—II, М.-Л., 1937—41; исторических словарей: «Материалы для словаря древнерусского языка» И. И. Срезневского, т. I—III, Спб, 1893, 1895, 1903, материалы Картотеки ДРС АН СССР и другие[1].
Использовались также этимологические словари М. Фасмера и А. Г. Преображенского.
Дополнительным источником послужили областные словари: «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, т. I—IV, М., 1955, «Материалы для объяснительного словаря вятского говора» Н. М. Васнецова, Вятка, 1907, «Словарь областного олонецкого наречия в его бытовом и этнографическом применении» Г. Куликовского, Спб, 1898, «Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении» А. Подвысоцкого... Спб, 1885 и другие.


I. НАЗВАНИЯ РЫБ

а) Термины, широко распространенные в XVП веке, известные по памятникам письменности с XIXV вв.
РЫБА: «они живут на речке малого бугача и в томъ де
 
5

 бугаче никакой рыбы никогда не бывает»[2] — ф. 214, кн. 1403, л. 449 об., отписка, 1704 г.
В памятниках письменности свидетельствуется с XI века (Срезн., т. III, стр. 207).
СТЕРЛЕДЬ: «а иные бывали вверхъ по енисею реке выше караул(ь)ного острогу в немирную киргизскую землю и промышляли стерледеи и иную всякую рыбу с великимъ упасением» — ф. 214, кн. 1403, л. 454, отписка, 1704 г.
Слово стерлядь встречается в «Таможенной книге г. Тотьмы и Тотемского уезда» 1634—1635 гг.: «Того же дни тотьмянин Игнатей Шумилов продал осетра, да 10 стерледеи» (Там. кн., т. I, стр. 530).
Наиболее ранний пример употребления этого слова в памятниках письменности И. И. Срезневский относит к XV веку (Срезн., т. III, стр. 513).

б) Термины, отмечаемые в памятниках деловой письменности не раньше XVIXVII вв., получившие распространение в деловом языке XVII — начала XVIII вв.
ХАР(Ь)ЮЗ[3]: «и в тех де запорехъ лавливали они мелкую рыбу хар(ь)юзы да пескари» — ф. 214, кн. 1403, л. 450 об., 1704 г.
В Картотеке ДРС АН СССР слова харьюз, харьез, харьюс, харюс, харьюзина, харюга иллюстрируются примерами из деловых документов XVII—XVIII вв.:
«9 колодъ харьезовъ и сшукъ» (Кунгурские акты XVII в. 1668—1699 г. Изд. А. Г. Кузнецова. Ред. А. А. Тинков, Спб, 1888);
«и у нихъ рыбы нашли въ стану 16 рыбъ красныхъ въ колоде, да харьюзины и щюченины 7 колодъ, да мелкихъ харьюсовъ кадочка» (там же);
«и рыбы различныя множество... харьюзъ окуни, и караси великия» (Книга именуемая окладная: в ней же описание Сибирской стране городом. Рукопись ГПБ, Г IV, 76, скоропись XVIIвека);
«Тамо же множество рыбы родится и множество осетровъ, белугъ, и предрагая рыба пенстроги многи наподобие харюса многожъ» (Описание книги сел государства китайского или хинского. Рукопись 1731 г. Библиотека Смоленского пединститута, № 124, 3(Б);
«Явил стороженского монастыря крестьянинъ никита матфеевъ пят(ь)сотъ дватцать сиговъ вороновскихъ шездесятъ харюгъ цена три рубли» (Таможенные книги Тихви-
 
6

на монастыря 1624—1698 гг. Ркп ЛОИИ, .№ 1139, 4 в., 1698 г.) и др.
ЕЛЕЦ: «ловят они временемъ рыбу мелкую ельцы да пескари» — ф. 214, кн. 1403, л. 451 об., 1704 г.
Отмечается в Картотеке ДРС АН СССР: «трески... налимовъ..., елцовъ (Книги издержечные Тотемского земского старосты Андрея Выдрина 1691 — 1692 г. Чтения ОИДР, 1908, кн. 4, смесь, стр. 21—40).
ПЕСКАРЬ: «и в тех де запорехъ лавливали они мелкую рыбу хар(ь)юзы да пескари» — ф. 214, кн. 1403, л. 450 об., 1704 г.
Отмечается словарями XVIIIвека в двух формах: пескарь и пискарь (Вейсманнов. Немецко-латинский и русский лексикон, Спб, 1731, стр. 410: Словарь Академии Российской, ч. IV, СПб, 1793 и др.).
МЕЛКАЯ РЫБА: «лавливали они мелкую рыбу хар(ь)юзы да пескари а хрушкои де рыбы в уловъ у них никогда не бывает» ‑ ф. 214, кн. 1403, л. 450 об., 1704 г.
В словаре Г. Е. Кочина иллюстрируется примером из «Писцовой книги Вотской пятины» 1504—1505 гг. (Коч., стр. 308).

в) Наименования, территориально ограниченные в начале XVIII века.
ХРУПКАЯ РЫБА: «лавливали они мелкую рыбу хар(ь)юзы да пескари а хрушкои де рыбы в уловъ у них никогда не бывает» — ф. 214, кн. 1403, л. 450 об., 1704 г.
В Картотеке ДРС АН СССР встречается прилагательное хрушкой в сочетании с существительным слюда в документе сибирского происхождения: «...на 165 годъ привезъ онъ Олешка въ Енисейской того своего промыслу слюды хрушкои и мелкой сорокъ пудъ» (Дополнения к Актам историческим, собр. и изд. Археогр. ком. Т. I—XII, IIIв., 1846—1872, т. IV, 1658, стр. 150).
Как видно из приведенных отрывков, хрушкой означает «крупный».
Очевидно, прилагательное хрушкой могло употребляться в памятниках сибирского происхождения XVII— началаXVIIIвв. в сочетании с любым существительным для обозначения понятия «крупный», в том числе и в сочетании с существительным рыба.
Ср. также: Хрушкой арх., кстр., влгд., прм., сиб. ‑
 
7

 крупный.., Хрушедь ж. вят. крупная рыба» (Даль, т. IV, стр. 566—567).
То же самое в материалах по сибирским говорам XIXвека: «Хрушькой — крупный... Картошька-та хрушька ноне родилась. Соль хрушька больно» (Анучин)[4].


2. ОРУДИЯ РЫБНОЙ ЛОВЛИ

а) Термины, широко распространенные в XVII веке, известные по памятникам письменности с XIXVвв.
НЕВОД: «и рыбу де на тон оброчной рыбной ловле лавливали мелкую неводомъ а тот де невод мерою был десяти саженъ а болшими де неводами на енисее реке рыбы ловить никоторыми мерами невозможно потому что де река каменная и быстрая» — ф. 214, кн. 1403, л. 451, 1704 г.; «есть де у них рыбных заводовъ неводовъ своих по пяти саженъ у человека ветхие частые и сшиваяс(ь) ловят они временемъ рыбу мелкую ельцы да пескари» — ф. 214, кн. 1403, л. 451 об., 1704 г. — большая рыболовная сеть.
Слово невод отмечается в том же значении в памятниках письменности XVI—XVII вв. (см. «Акты феодального землевладения и хозяйства», ч. II, подг. к печ. А. А. Зимин., М., 1956, стр. 29, «Дело о воровстве у приезжего бухаретина разныхъ товаровъ», 1673 г., ИА, № 29, стр. 50—57).
В памятниках письменности с XIвека (Срезн., т. II, стр. 361).
СНАСТЬ: «тол(ь)ко де он лавливал рыбу на той рыбной ловле плетеными своими прутяными мордами малое число про себя мелкой рыбы... а иными де снастьми тол(ь)ко своимъ малымъ неводом бредникомъ на той рыбной ловле лавливал он Иван рыбу мелкую ж про себя...» — ф. 214, кн. 1403, л. 453, 1704 г.
В приведенном отрывке снасть — обобщенное обозначение орудия рыбной ловли.
В красноярских деловых документах находим также: «снастей таких чемъ добыват(ь) послано ис Красноярска одна кирка да лом» — ф. 214, ст. 1317, ч. II, л. 456, 1693 г.
В этом документе речь идет об инструментах, необходимых для добычи слюды.
Наиболее ранний пример употребления этого слова в значении «орудие, инструмент» в памятниках письменности относится к ХШ веку (Срезн., т. III. стр. 452).
 
8

б) Термины, отмечаемые в памятниках деловой иисьменности не ранее XVIXVII вв., получившие распространение в деловом языке XVIIвека.
БРЕДНИК: «а иными де снастьми тол(ь)ко своимъ малымъ неводом бредникомъ на той рыбной ловле лавливал он иван рыбу мелкую ж про себя а тот де бредникъ мерою пяти саженъ а что тому неводу цена того он иванъ не ведаетъ потому что де тот невод вязан в доме своемъ из своего пенку» — ф. 214, кн. 1403, л. 453, 1704 г. — рыболовная снасть.
Судя по материалам областных словарей, это небольшой невод, предназначенный для ловли в брод в мелководных местах[5].
ЗАПОР: «и рыбы де они в прошлых годехъ лавливали запорами а те де запоры у них саженъ по десяти и в тех де запорехъ лавливали они мелкую рыбу хар(ь)юзы да пескари а хрушкои де рыбы в уловъ у них никогда не бывает» — ф. 214, кн. 1403, л. 450 об., 1704 г. — плетень поперек речки для «ловли рыбы (Даль, т. I, стр. 615).
Отмечается в Картотеке ДРС АН СССР: «осетровъ с сорокъ свежихъ пред меня привезли, а сами говорятъ: ... на твою часть Богъ въ запоре намъ далъ» (Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, РИБ, т. 39, стлб. 1—240, 1672 — 1673 г.).
МОРДА: «запоромъ рыбы не лавливал тол(ь)ко де он лавливал рыбу на той рыбной ловле плетеными своими прутяными мордами малое число про себя» — ф. 214, кн. 1403, л. 453, 1704 г. — плетенка из ивовых прутьев для ловли рыбы.
В Картотеке ДРС АН СССР:
«Июня въ 10 день далъ вкладу... крестьянинъ Сава Федотовъ сынъ Гармановской 8 сетей кладныхъ легильныхъ и язильныхъ, да 26 мордъ, да ботникъ...» (Вкладная книга Нижегородского Печерского монастыря. С предисл. А. А. Титова 1660 г., Чтения ОИДР, 1898, кн. I, стр. 35).
Морда из ивовых прутьев широко распространена на севере европейской части России в бывшем Пудожском уезде, в Запечорском крае Мезенского уезда, в бывших Архангельском, Онежском, Шенкурском, Оренбургском, Уфимском, Пермском, Ирбитском, Усольском уездах (Кулик., стр. 56, Подвыс., стр. 92, Опыт обл. сл., стр. 116, Васнецов, стр. 134), а также на всех реках Сибири.
Очевидно, навыки изготовления морды из ивовыхпруть-
 
9
 
ев были приобретены насельниками Красноярскою острога еще на севере европейской части России, где искусство изготовления этого вида рыболовной снасти передавалось из поколения в поколение.
ПЕН(Ь)КА[6]: «а невод де вязали они сами из своего пен(ь)ку — ф. 214, кн. 1403, л. 451, 1704 г. — прядильное волокно из стеблей конопли (см. ССРЛЯ, т. 9, стр. 382).
Отмечается в словаре Б. А. Ларина (Ларин, стр. 288), в Российском.Целлариусе 1771 г., стр. 367 — в форме женского рода (см. ССРЛЯ, т. 9, стр. 382).
РЫБНЫЙ ЗАВОД: «и никаких рыбных заводовъ у них нетъ и никакой рыбы они не лавливали» — ф. 214, кн. 1403. л. 451 об., 1704 г.
Слово завод известно с XIIвека, но употреблялось оно обычно в значении «граница», «предел» (Срезн., т. I, стр. 901).
В новом значении — «орудия рыбной ловли», принадлежащие определенному владельцу», слово завод употребляется в «Описной книге рыбных ловель Тюменского уезда» 1705 г.: «а заводу лен и запуски и пешни и морды все манастырское» — ф. 214, кн. 1403, л. 8 об.
В аналогичном значении сочетание рыбный завод (см. выше).


3. НАЗВАНИЯ УГОДИЙ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХДЛЯ РЫБНОЙ ЛОВЛИ.
 
УЛОВ: «а в дозорном и в обыскном списке его написано сказали с елаяса улова... пашенные крестьяня ивашко пинега с товарыщи и служилые люди которые живут въ елеяс(е) улове степка худоног с товарыщи» — ф. 281, ст. 6174, л. 3, данная, 1657 г.
В значении «угодье для рыбной ловли» слово улов в словарях не отмечается.
ОБРОЧНАЯ РЫБНАЯ ЛОВЛЯ: «а лавливали де они мелкую рыбу не на оброчных рыбныхъ ловляхъ на енисее реке» — ф. 214, кн. 1403, л. 452 об., 1704 г. — угодье, предназначенное для лова рыбы, за эксплуатацию которого взимается определенный налог в пользу государства.
Наименование рыбная ловля в значении «угодье для добычи рыбы» употребляется в деловых документах XVIIвека:
«пашенного места и лугов много, и рыбные ловли и озе-
 
10
 
ра есть» (Отписка тобольского воеводы князя Ивана Катырева Ростовского 1611 г., Миллер, т. 1, стр. 437);
«А река... Обь большая, рыбным ловлям как не быть, а пашни искони в тех местах в Нерымских не бывало» (Отписка кетского воеводы Григория Елизарова 1611 г., Миллер, т. 1, стр. 440);
«И въ нынешнемъ... году били челомъ намъ, великому государю, тобольские, тюменские, юртовские служилые и захребетные и ясачные татаровя, да верхотурские и верхотурского уезда пашенные и оброчные крестьяне: владели де они въ Тобольске вотчинными рыбными ловлями изстари» (Грамота томскому воеводе кн. Петру Львову 1678 г., ИА, 1633—1699, стр. 44).
В словаре И. И. Срезневского название рыбная ловля в значении «угодье для добычи рыбы» отмечается с XVIвека (Срезн., т. III, стр. 209).
ОБРОЧНАЯ ВОДА: «лавливали рыбу на енисее реке не на оброчной воде мелкую рыбу ельцы да пескари про себя» — ф. 214, кн. 1403, л. 456, 1704 г. — то же самое, что и оброчная рыбная ловля.
Необходимо отметить еще слово улов и наименование рыбный промысел, употребленные в близких друг к другу значениях.
УЛОВ: «а в продаже, и в улове хрушкои рыбы у них не бывало» — ф. 214, кн. 1403, л. 454 об., 1704 г. — действие по глаголу уловить.
В том же значении, по данным словаря И. И. Срезневского, в памятниках письменности, начиная с XIвека (Срезн., т. III, стр. 1198).
РЫБНЫЙ ПРОМЫСЕЛ: «тубинские князцы всяких людей на рыбных и хмелевых промыслах грабят ежегодно» — ф. 214, ст. 490, ч. II, л. 426, 1656 г. — занятие рыбной ловлей.

* * *

Таким образом, исследованная лексика рыбного промысла, проникшая в памятники письменности в XI—XVвв., составляет малочисленную группу.
Это либо общие родовые обозначения понятий типа рыба (с XIвека), улов — первоначально «любая добыча вообще» (с XIвека), снасть — «орудия, относящиеся к самым различным областям трудовой деятельности» (с XIIIвека),
 
11

 либо названия, обозначающие определенные виды: невод, стерлядь.
Раннее проникновение в памятники письменности слова невод (с XIвека) можно объяснить тем, что эта разновидность рыболовной снасти издавна повсеместно была предметом постоянного обихода.
Ввиду того, что стерлядь принадлежала к разряду рыб с большим промысловым значением, слово стерлядь сравнительно рано закрепилось в памятниках письменности (с XVвека).
Преобладают термины рыбного промысла, довольно поздно получившие отражение в памятниках деловой письменности. К ним относятся такие наименования, как мелкая рыба (с XVIвека), харьюз, елец (с XVIIвека), пескарь (с начала XVIIIвека), бредник, запор, морда, пенька, рыбный завод, улов, оброчная вода, рыбный промысел (с XVIIвека).
Наибольшую группу слов составляют слова, общеупотребительные в деловой письменности XVII— начала XVIIIвв. или имеющие довольно широкое распространение. В эту группу входят такие слова и устойчивые сочетания, как рыба, стерлядь, пескарь, невод, снасть, бредник, запор, пенька, улов в значении «мера количества пойманной рыбы», мелкая рыба.
Также: улов в значении «угодье для рыбной ловли», обречная рыбная ловля, оброчная вода, рыбный завод, хотя эти названия и обнаружены нами только в красноярских деловых документах XVIIвека.
Исходя из имеющихся материалов, можно сделать вывод об известной территориальной ограниченности в использовании таких слов, как харьюз, елец, морда, которые обнаружены в памятниках деловой письменности XVIIвека севернорусского и сибирского происхождения (см. выше).
Эти слова могли прийти в Сибирь с севернорусской территории вместе с первыми насельниками Красноярского острога.
То же самое, но с большим основанием, следует сказать о наименовании хрушкая рыба, которое встречается в документах сибирского происхождения XVIIвека.
Правда, в тех памятниках письменности XVIIвека севернорусского происхождения, которыми мы располагали, этот термин не отмечается, однако показания областных словарей убеждают, что это наименование проникло в сибирские
 
12

 памятники с территории севернорусского наречия (см. выше)[7].

 
ПРИМЕЧАНИЯ:
 


[1] При описании лексики приводятся ссылки на те словари, в которых слово отмечается в том же или другом значении, в тех же случаях, когда словарь не дает материала о данном слове, ссылки на этот словарь отсутствуют.
[2] По техническим причинам буква «Ять» во всех случаях заменена буквой «е», надстрочные буквы внесены в строку, слова под титлом передаются без сокращений.
[3] Это существительное встретилось в тексте только в форме множественного числа. Во всех случаях Р выносное. Букву «ь» восстанавливаем на основании данных других памятников письменности XVIIвека. Таким же образом заключаем, что это слово мужского рода.
[4] См. также: А. Молотилов. Говор русского старожилого населения северной Барабы (Каннского уезда, Томской губ.), Материалы для сибирской диалектологии. Труды Томского Общества изучения Сибири, т. II, Томск, 1913; Хр. Лопарев. Самарово (село Тобольской губернии и округа). Хроника, воспоминания и материалы о его прошлом. Спб, 1896; Е. Авдеева. Записки и замечания о Сибири. Москва, 1837.
[5] См. Даль, т. 1, стр. 128 —129; Кулик., стр. 6; Опыт обл. сл., стр. 15.
[6] Эту форму восстанавливаем на основании данных указанных словарей. Исследуемый памятник не дает материала для окончательного вывода. Форма родительного падежа указывает на мужской род, что противоречит данным словарей, в которых слово пенька относится к женскому роду.
[7] Незначительная часть терминов рыбной ловли была заимствована из других языков: стерлядь, харьюз, морда (Фасмер, т. III„ ст. 13, т. III, стр. 231, т. II, стр. 157).
 
 
ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

Анучин — В. Анучин. Материалы к областному словарю сибирского наречия. Красноярский уезд, Енисейской губ. Отдельный оттиск из 1-го т. «Записок» Красноярского Подотдела ИРГО, Красноярск, 1904.
Васнецов — Н. М. Васнецов. Материалы для объяснительного словаря вятского говора. Вятка, 1907.
 
13

Коч. — Г. Е. Кочин. Материалы для терминологического словаря древней России, М.— Л., Изд. АН СССР, 1937.
Кулик. — Г. Куликовский. Словарь областного олонецкого наречия в его бытовом и этнографическом применении; Спб, 1898.
Ларин — Б. А. Ларин. Русско-английский словарь — дневник Ричарда Джемса (1618—1619); Л., 1959.
Опыт обл. сл. — Опыт областного великорусского словаря. Спб, 1852.
Подвыс. — А. Подвысоцкий. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении. Спб, 1885.
Преобр. — А. Г. Преображенский. Этимологический словарь русского языка, М., 1958.
ССРЛЯ — Словарь современного русского литературного языка, АН СССР, М.—Л., 1948 — 1965 гг.
Срезн. — И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка, т. I‑III, Спб, 1893, 1895, 1903.
Там. кн. — Таможенные книги Московского государства XVIIвека, т. 1, М.‑Л., 1950.
Фасмер — «Russisches etymologisches Wörterbuch», Гайдельберг. 1950‑1957.

14
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Попова Н.Е., 1966. О некоторых терминах рыбного промысла (На материале деловых документов Красноярского острога XVII - начала XVIII вв.) // Материалы и исследования по русской лексикологии. Красноярск. С. 4-14.
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. Рыболовный инвентарь и ихтиофауна Изборского городища
  Коллекция рыболовного инвентаря и костных останков рыб из раскопок на... Читать далее...

Публикации

Световидов А.Н. К истории ихтиофауны р. Дона
Остатки рыбьих костей, часто находимые вместе с другими остатками при... Читать далее...

Публикации

Золотухин С.Ф., Лебедюк В.А. Некоторые особенности древнего рыболовства на Нижнем Амуре
На р. Тунгуске (приток р. Амура) обнаружен фрагмент оригинальной рыболовной... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Рыболовная лексика и терминология Попова Н.Е. О некоторых терминах рыбного промысла (На материале деловых документов Красноярского острога XVII - начала XVIII вв.)