gototop

Новые статьи

Заика В.Е. Летопись черноморского рыболовства
Я видел, как в черной пучине кипят, В громадный свиваясь клуб: И млат водяной, и уродливый скат, И ужас морей однозуб... В. Жуковский   В доисторическом... Читать далее...
Куза А. В. Рыболовство в древнем Новгороде по берестяным грамотам
           В настоящей статье делается попытка рассмотреть содержание целого ряда грамот и надписей, добытых в Новгороде... Читать далее...

Сидорова Т.А. Языковой образ промысловой деятельности поморов в номинациях по роду занятий

 

В своём исследовании мы исходим из положения о том, что единицы словообразовательной системы, как и другие единицы языка, являются средством объективации концептов – ментальных единиц концептуальной картины мира. Специфика словообразовательной концептуализации действительности только сейчас стала объектом исследования. Словообразовательные концепты имеют различную природу, так как в их основе лежат то словообразовательная категория, то словообразовательное гнездо, то словообразовательный тип, то словообразовательная модель. Мы не ставим цель проанализировать все названные концепты. Остановимся лишь на одном – . В основе данного концепта лежит вполне реальная онтологическая ситуация – «человек занимается профессиональной деятельностью». Отсюда и онтологические категории, на которых базируется концепт, – ЛИЦО и ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Считаем данный концепт вторичным, поэтому его можно назвать
164
метаконцептом (первичными являются и ). Каким образом словообразовательный концепт участвует в структурировании картины (образа) мира, каков механизм формирования этой картины, какова доля участия словообразовательных средств – вот те вопросы, на которые мы и попытаемся ответить в процессе своего исследования. Поскольку выделенный нами концепт может быть объективирован и лексическими средствами, отметим, что нас будет интересовать только деривационный аспект этого феномена.
Структуру знаний лексического значения (ЛЗ) можно обозначить через онтологические категории ОБЪЕКТА, СУБЪЕКТА, ПРИЗНАКА, ДЕЙСТВИЯ и т.д. Внутреннюю форму (ВФ) мы понимаем как концептуальную структуру, объективированную морфемной структурой (МС), поэтому за каждой морфемой соответственно вычленяем тот или иной онтологический признак (категорию), представляя структуру знаний, стоящую за морфемной структурой и, следовательно, за внутренней формой.
Особое внимание в процессе анализа уделяется пресуппозиции. Под пресуппозицией мы понимаем знания конкретных ситуаций, связанных с тем или иным родом занятий: знания о времени промысла, знание мест, где это происходит (географические названия); признаки, которые находятся в различных логических связях (локационных, системообразующих и т.д.); знание обычаев, сложившихся традиций, распределение обязанностей, мест расположения для выполнения этих обязанностей и т.д.
Согласно позиции Е.С. Кубряковой производное слово имеет фреймовую структуру. Фрейм – это объемный, многокомпонентный концепт, представляющий собой «пакет» информации, знания о стереотипной ситуации [1, 36]. Это обобщенная модель организации культурного знания вокруг некоторого концепта, содержащая структуры знания о мире, ассоциирующиеся с конкретной языковой единицей [2, 36]. Фрейм состоит из слотов, которые заполняются данными конкретной
165
практической ситуации и с помощью которых мы можем воссоздать структуру этой ситуации в целом.
Словообразовательный концепт можно представить в виде фрейма, состоящего из слотов. Такой подход позволяет выделить основные существенные компоненты в структуре знаний, стоящей за словом: объект, действие, орудие действия и т.д.
Слот – это тоже структура знаний, в которую включаются знания не только о самом объекте, но и о его признаках, частях, разновидностях, замене одного объекта по сходству с другим объектом, по пространственному соположению и т.д. Действие может быть процессуального характера, обозначать состояние, производиться в определенных условиях, определенным образом и т.д.
Тип мотивации в номинациях по роду занятий имеет логико-смысловой характер, образная встречается редко. Это значит, что мотивация базируется на ориентациях, связанных с физическими свойствами объекта действительности, а не с его отношением к другим объектам, оценкой этого объекта и т.д. В процессе формирования мотивационной модели важным становится включение в мотивационную структуру интерпретационного (пресуппозиционного) компонента. Поэтому в целом мотивированность имеет интерпретационный характер.
Мотивированность – это сохранение корреляции между ЛЗ и ВФ. Тип корреляции указывает на специфику мотивационной структуры, включающей в качестве обязательного компонента пресуппозиционный. В свою очередь, пресуппозиционный компонент может осложняться модальным или оценочным компонентами. Морфемная структура слова при этом имеет фразеологизированный характер. Наличие корреляции между ЛЗ и ВФ свидетельствует о сохранении мотивированности, а виды корреляции, такие, как включение и пересечение, свидетельствуют о мотивированности на уровне ВФ, т.е. структуры знаний пересекаются в когнитивном контексте: причина - следствие, объект – функция и т.д.
166
Таким образом, мы можем выяснить различия между концептуализацией действительности с помощью лексического значения и внутренней формы. ЛЗ допускает уточнения, расширения, изменения, замены. Именно ЛЗ отличается нестабильностью и постоянным развитием. ВФ репрезентируется через значение морфемной структуры и чаще всего не совпадает с лексическим значением, что также свидетельствует о фразеологизации МСС. Возникает необходимость привлекать более древние знания, мифические представления, стереотипы и т.д., чтобы проследить изменения в картине мира, определить, что было когда-то более или менее существенным, а что доминирует в настоящее время. Сравнивая ЛЗ и ВФС, можно выявить различия способов концептуализации действительности этими структурами. Словообразовательными средствами концептуализируется наиболее важное – пресуппозиции, которые могут не найти отражение в лексическом значении, что свидетельствует о стяжении первоначального знания.
Основными слотами в структуре словообразовательного концепта являются: слот «субъект», который обозначает лицо, конкретного деятеля какой-либо сферы; «объект», на который направлено действие; «действие», которое может обозначать процесс, единичное действие, абстрактное, конкретное, состояние и т.д.; «орудие» – предмет, с помощью которого непосредственно совершается действие по отношению к объекту; «средство» – то, что является материалом, сырьём для осуществления деятельности; «цель» – то, ради чего производится то или иное действие; «время» (это может быть период, т.е. отрезок времени, время суток, время года, так или иначе связанное с деятельностью субъекта); «место» – то, что обозначает  конкретные географические объекты, положение в пространстве или локализацию действия, объекта; «признак» – признак субъекта, объекта, орудия, места, действия и т.д.; «результат» – конечный продукт деятельности и т.д.
167
В свою очередь, каждый слот состоит из различных компонентов. Например, слот «объект» включает в себя: объект промысла; объект воздействия; объект передачи; объект присвоения; объект присмотра; объект обладания; объект созидания; функциональный объект, т.е. в функции объекта может выступать субъект, действие или процесс, место и т.д.
В качестве материала исследования в работе используются номинации, зафиксированные в словарях профессиональной лексики рыболовства, зверобойного дела на Севере, а также в диалектных словарях.
Основные мотивировочные признаки данных номинаций: объект промысла, объект обладания, объект воздействия, объект созидания, объект присмотра, объект передачи, признак объекта, результат, время, место, орудие, признак орудия, действие, способ действия, признак субъекта.
Словообразовательный концепт в данной сфере репрезентируется следующими словообразовательными моделями и схемами:
лицо по объекту: основа существительного + -ник, -щик, -чик,
лицо по результату деятельности: основа существительного + основа глагола,
лицо по времени: основа существительного + -як, -ик, -щик,
лицо по месту: основа существительного + -лан, -ик, -щик, -ник, -а, -ин, -щин(а), -ыш,
лицо по орудию: основа существительного + -ник, -чик, -щик, -ик, -ич, -ыг(а),
лицо по действию: основа глагола + -щик, -ник, -ец, -арь, -к(а),
лицо по признаку: полу-, под- + основа существительного + -щик (подкормщик, полукормщик), основа существительного + -ик (скуловик),
168
лицо по действию и объекту: основа существительного + основа глагола (водоход).
Концепт объективируется следующими суффиксами: -ник,
-щик, -чик, -як, -ик, -ан, -ин, -щин(а), -ыш, -ич, -ыг(а), -ец, -арь, -к(а); а также синкретичным аффиксом (флексией) .
Для сферы рыболовства и морского дела характерны такие онтологические категории, как ОБЪЕКТ; ДЕЙСТВИЕ; ОРУДИЕ; МЕСТО; РЕЗУЛЬТАТ; ВРЕМЯ.
ОБЪЕКТ – одна из основных категорий промысловой сферы, причем можно выделить разные типы объектов.
Если в качестве мотивировочного признака выступает объект обладания, то номинация обозначает статус лица, а не род занятий. Например, КАРБАСНИК – хозяин карбаса (карбас – парусно-гребное судно) [3]. Внутренняя форма указывает на связь лица с объектом, но чтобы понять, какого рода эта связь, необходим пресуппозитивный (интерпретационный) компонент. В данном случае этим компонентом является ДЕЙСТВИЕ, которое не эксплицировано во ВФ и ЛЗ. Мы знаем, что быть хозяином объекта – значит владеть им, т.е. в основу номинации КАРБАСНИК кладется онтологическая схема «лицо, чье действие направлено на объект», только действие здесь имплицитно, т.к. оно не предполагает воздействия на объект. Похожая ситуация с номинацией ВПЛАВЩИК – купец, хозяин вплавного товара (вплавной товар – груз, доставленный в порт назначения по воде) [4]. Только здесь мотивировочным признаком является не сам объект обладания, а его признак. Таким образом, подключается еще одна онтологическая схема: «предмет и его признак».
А вот номинации КОРАБЕЛЬЩИК и КЛАДЧИК объективируют разные онтологические ситуации одновременно. КОРАБЕЛЬЩИК – это владелец или капитан корабля [4]. В одном случае корабль является объектом обладания, а в другом – объектом воздействия. Здесь
169
варьируется предикативный компонент, но мотивационная форма не меняется: КОРАБЕЛЬЩИК – тот, кто владеет кораблём; тот, кто управляет кораблем.
В лексеме КЛАДЧИК (хозяин груза или тот, кто сдал товар судовщикам) [4] наблюдается синонимическая замена. Здесь груз, товар в ЛЗ синонимичны производящему слову – кладь. Кладь же является объектом обладания в первом случае, и объектом передачи – во втором.
Номинация ЕЗОВНИК (вариант ЕЗОВЩИК) также предполагает две онтологические ситуации.Это и смотритель еза, и сборщик податей у еза. Первое значение слова ез – это запорное сооружение на реке для ловли рыбы [4]. Таким образом, мотивировочным признаком является объект присмотра. Второе значение слова езугодье с сооружением для ловли рыбы, т.е. за первым компонентом внутренней формы лексемы ЕЗОВНИК стоит категория МЕСТА. Здесь наблюдаются метонимические отношения, под езом в данном случае понимаются работники угодья. Словообразовательные модели «лицо по объекту» и «лицо по месту» выражаются с помощью основы существительного и формантов -ник и -щик.
Достаточно часто в сфере рыболовства и морского дела мотивировочным признаком бывает объект воздействия или его признак.
ЛОДЕЙНИК, ЛОДЕЙЩИК, ЛОДОЧНИК – тот, кто гребет, гребец [4]. Данная номинация объективирует онтологическую схему «ЛИЦО – ДЕЙСТВИЕ – ОБЪЕКТ», при этом компонентами лексического значения являются ЛИЦО и ДЕЙСТВИЕ, а компонентами внутренней формы – ЛИЦО и ОБЪЕКТ. Таким образом, структуры знаний, стоящие за ВФ и ЛЗ не совпадают, но они пересекаются в когнитивном контексте. Мы знаем, что лодка – гребное судно, чтобы на ней передвигаться, необходимо грести веслами. Значит лодка – это объект, на который направлено действие, объект воздействия.
170
Признак объекта воздействия лёг в основу мотивации лексем БЕРЕЖНИК (рыбак, удерживающий в нужном положении береговой (пятной) конец невода) и ПЯТНИК (рыбак, тянущий веревку пятного крыла невода). Пятное крыло – та часть невода, которая остаётся на берегу, в противоположность ходовому, завозному крылу невода, который завозится на лодке в глубь водоёма, из которого начинается тяга [3]. Для того чтобы понять суть данных номинаций, необходим интерпретационный (пресуппозитивный) компонент – знание того, что есть пятное (береговое) крыло и ходовое. Представляется, что ПЯТНИК и БЕРЕЖНИК являются участниками одной ситуации и объект воздействия у них тоже один, разница только в действиях, которые они производят. БЕРЕЖНИК удерживает, а ПЯТНИК – тянет, т.е. у каждого из них есть свои обязанности, следовательно, и называться они будут по-разному.
Интересна номинация ВАТАМАН – это старшина промысловой артели или начальник команды большого судна [5]. Лексическое значение объективирует ПРИЗНАК лица «главенство», а формирование внутренней формы слова могло происходить двумя способами. Во-первых, можно предположить, что лексема ВАТАМАН образовалась с помощью заимствованного элемента -ман от слова ВАТАГА. Ватага – это временное или случайное товарищество для работ (т.е. группа людей, артель) [5]. В старину компонент -ман был достаточно продуктивным, особенно в сфере морского дела (Ср. БОЦМАН, ШТУРМАН, ФЛАГМАН). Таким образом, ВАТАМАН – номинация лица по объекту. Второй вариант – слово образовалось способом наложения основ ВАТАГА + АТАМАН. Тогда здесь также объектные отношения, но в таком случае морфемная структура будет содержать дополнительный компонент «признак лица», т.к. АТАМАН – это предводитель, т.е. «главный». Ватага в обоих случаях обозначает «совокупность лиц» и выступает в роли ОБЪЕКТА (по функции).
171
Встречаются и другие типы объектов. Например, КЛЕЙЩИК – рабочий на рыбозаводе, занятый на операциях по изготовлению рыбного клея из плавательного пузыря крупных осетровых рыб [5]. Клей является объектом созидания. В номинации НАВАЖНИК (рыбак, промышляющий навагу удочкой с петельками вместо крючков) мотивирующий компонент – объект промысла [5].
Лексическое значение номинации ЮРОВЩИК (руководитель артели зверобоев) [3] объективирует признак «главенства», который не эксплицирован морфемной структурой. Мотивирована лексема ЮРОВЩИК также объектом промысла, т.к. юро, юрово – это стадо морского зверя, большое стадо рыбы.
Тот же тип мотивации характерен и для номинации УШКУЙНИКИ (вариант ОШКУЙНИКИ) – промышленники (совр. - промысловики) белого медведя, смелые, отчаянные люди [4]. Лексическое значение этого слова содержит модальный компонент, оценку. Думается, это связано с тем, что белый медведь – достаточно крупный зверь и представляет угрозу для человека, поэтому охотиться на него могут только смелые и отчаянные люди. Морфемной структурой модальный компонент не эксплицирован.
Представляют интерес номинации лица по месту. Например, ГРУМАЛАН – промышленник, зимовавший на Шпицбергене.Груман, Грумант (геогр.) – так называют Шпицберген [4]. Таким образом, в основу мотивации легло географическое название МЕСТА, где происходит действие, т.е. топоним. Аналогичная ситуация и с лексемой МУРМАНЩИК рыбак, промышляющий рыбу на Мурманском побережье. Для номинаций ЗАМОРШИК, ЗАМОРА, ЗАМОРИН существенным является не само МЕСТО, а его ПРИЗНАК. Это поморский мореходец, бывавший в заморских странах (в Норвегии, Дании и т.д.) [4]. Необходимо отметить, что МЕСТО в этих номинациях является пресуппозицией, т.к. привлекаются наши знания о мире, в частности, о географических объектах, с которыми связан тот или иной промысел, о специфике
172
деятельности. Например, можно предположить, что Шпицберген находится так далеко, что промысловикам приходится оставаться там на зимовку. Пресуппозитивный компонент фиксирует самые главные сведения в данной ситуации и дает возможность интерпретировать.
                К модели «лицо по месту» относятся и номинации НОСНИК, НОСОВЩИК. Так называют вперёд смотрящего на носу судна, предупреждающего о мелях, перекатах и т.п. Таким образом, важной в данной ситуации является локализация работника на судне, что связано со спецификой его деятельности. Ср. РАНШИК – судовой рабочий, матрос на раншине (раншина, раньщина – небольшое мореходное судно). Для НОСОВЩИКА нахождение на носу судна является необходимым условием для успешного выполнения обязанностей («Носник прозевал – кормщик с судном в беду попал»), поэтому МЕСТО и стало основой мотивации.
                Для понимания номинации СЕРЁДЫШ также важна пресуппозиция. СЕРЁДЫШ – весельщик на карбасе [4]. Между ЛЗ и ВФ – отношения пересечения, т.к. структуры знаний, которые они объективируют, не совпадают. ЛЗ содержит указание на ОРУДИЕ (весло), а ВФ – на МЕСТО, локализацию работника на судне. Таким образом, необходимо подключать наши знания о ситуации. Мы знаем, что весла обычно находятся в средней части гребного судна, поэтому и человек, который гребет, находится также в середине.
С этой же точки зрения интересна и номинация КОРМЩИК - рулевой на судне, кормчий; а также старший в промысловой артели на рыболовном судне [4]. Самая важная информация эксплицирована во ВФ. Корма – это не просто место, где находится человек, но и место, где находится руль (кормило), т.е. КОРМЩИК – это рулевой. Второе значение этого слова объясняется сходством ситуаций: управлять, быть у руля – руководить, судно – артель. Здесь наблюдается переосмысление,
173
метафорический перенос: руль, кормило – орудие управления, поэтому КОРМЩИК – тот, кто управляет, руководит самой артелью.
В сфере рыболовства достаточно распространена мотивация по ОРУДИЮ, это обусловлено существованием онтологической ситуации: «действие производится с помощью орудия». ШЕСТОВИК - промысловик, работающий с шестом. КЕРЕВОДЧИК, КЕРЕОТЧИК – тот, кто ловит рыбу кереводом (керевод – невод особого устройства). УДЕБЩИК – рыбак, ловящий рыбу на удочку. Иногда в основу номинации кладется не само ОРУДИЕ, а его ПРИЗНАК. Так, ПЛАВИЧ – это рыбак, ловящий рыбу плавными сетями [5].
А вот номинация НЕВОДЧИК объективирует две разные онтологические ситуации: это и рыбак, ловящий неводом, и глава рыболовецкой артели, хозяин невода [5]. В первом случае невод выступает как ОРУДИЕ, а во втором - как ОБЪЕКТ ОБЛАДАНИЯ.
Для данной сферы также характерен принцип номинации по ДЕЙСТВИЮ, которое производит лицо. ПЕШНИК – промысловик, мастер пешить лед пешней. НАЖИВЛЯЛЬЩИК - рыбак, насаживающий мелкую рыбу (наживку) на крючки тресковых ярусов. ПХАРЬ – рыбак, делающий проруби в озере на льду при тоне (пхать лед – делать во льду проруби для лова рыбы) [4].
Лексема ПОТРОЩИК также мотивирована действием. Это резальщик рыбы на ватаге. Ватага здесь понимается как место, стан рыбаков на период ловли [4]. Для понимания этой номинации необходим интерпретационный компонент: чтобы выпотрошить рыбу, её разрезают. Таким образом, РЕЗАТЬ – действие, которое является условием для основного действия (разрезают, чтобы выпотрошить).
В номинации ЧИЩАЛКА во внутреннюю форму попало действие, которое является синонимичным по отношению к действию, эксплицированному в ЛЗ. ЧИЩАЛКА – это работница, подготовляющая рыбу к посолу [4]. ПОДГОТОВИТЬ рыбу к посолу – значит, её
174
выпотрошить, отрезать голову, промыть, чтобы не было крови. Все эти процедуры называются одним словом «почистить». А вот морфемная структура лексемы ПЕРЕГРЁБЩИК (гребец на лодке) содержит десемантизированный префикс. Возможно, эта приставка раньше осмысливалась и функционировала в связи с тем, что на лодке обычно что-то или кого-то ПЕРЕвозили. Похожая ситуация и со словом ЗАБРОДЧИК – работник, следящий за исправностью подводных частей рыболовного забора или выбирающий сеть, заходя глубоко в воду [4]. Изначально приставка за- имела актуальный смысл «уходить за пределы чего-то», но впоследствии этот смысл утратился. Мотивом для номинации послужил СПОСОБ ДЕЙСТВИЯ.
Наиболее редкий, но иногда все же встречающийся – принцип номинации по ПРИЗНАКУ ЛИЦА. Например, ПОЛУКОРМЩИК, ПОДКОРМЩИК – помощник кормщика. Префиксы под- и полу- содержат сему ‘подчиненности’. СКУЛОВИК – член артели, у кого опыт и сила [4]. Для понимания данной номинации необходим интерпретационный компонент: скула ассоциируется у нас с силой, широкие скулы – это признак сибиряков, существует выражение «сибирское здоровье». Происходит отождествление образов: скуластый человек – сильный человек. Поэтому и СКУЛОВИК – тот, у кого опыт и сила.
Как показывает анализ номинаций, языковой образ промысловой деятельности поморов зафиксирован и в словообразовательных концептах, одним из которых является . Описание и структурирование такого концепта можно считать и способом фрагментации картины мира.
 
ЛИТЕРАТУРА
  1. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика. – Тамбов: ТГУ, 2000.
  2. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика: Учебное пособие. - М.: Тетра Системс, 2004.
  3. Пономарёв Ф.А.Профессиональная лексика рыболовства. Словарь. – Архангельск, 1996.
  4. Жилинский А.А. Промысловый словарь рыбаков и зверобоев Белого моря. – Петрозаводск, 1957.
  5. Клыков А.А. Краткий словарь рыбацких слов. – М., 1968.
175
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Сидорова Т.А. Языковой образ промысловой деятельности поморов в номинациях по роду занятий // Жизнь провинции как феномен духовности: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. Нижний Новгород,  2008. С. 164-175.  
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И.И. Рыболовный инвентарь из раскопок в Старой Ладоге
 Предлагаемая работа посвящена орудиям рыболовного промысла из раскопок в Старой... Читать далее...

Публикации

Лозей Р.Дж. Реконструкция размеров рыб из археологических стоянок озера Байкал: методы и способы интерпретации
  Рыболовство являлось экономическим оплотом многих групп охотников-рыболовов, населяющих водные побережья... Читать далее...

Публикации

Гаврилова Е.А. Приспособления для лова лосося по данным археологии и этнографии
  «Премудрейший промысел божий и милосердие которому угодно было в местах... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Рыболовная лексика и терминология Сидорова Т.А. Языковой образ промысловой деятельности поморов в номинациях по роду занятий