gototop

Новые статьи

Васильев В. У калининских рыболов
  Озера и водохранилища, расположенные в Калининской области, занимают площадь свыше 200 тысяч гектаров. Здесь находится знаменитое озеро Селигер, привлекающее своей... Читать далее...
Кузнецов В.В. Исторический очерк использования промысловых богатств Белого моря
 Использование промысловых богатств Белого моря началось еще в глубокой древности. В III—II тысячелетии до н. э. волжско-окские племена, передвигаясь по внутренним водным... Читать далее...
1834 г. Указ о заведении на судах Абхазской экспедиции неводов и тралов для рыбной ловли
7376. — Августа 31. Именный, объявленный Морскому Министру Начальником Главнаго Морскаго Штаба. — О заведении на судах Абхазской экспедиции неводов и тралов... Читать далее...

Карамышева Л.М. Функционирование термина «ловля» в древнерусском языке (по памятникам письменности XV-XVII веков)

 

Рыболовецкая лексика в историческом аспекте уже привлекала внимание исследователей, в научной литературе рассматривалась лексика Псковщины, Белозерья, озера Селигер, Сибири и других районов России. Но, к сожалению, во всех этих работах и в лексикографической литературе слабо представлены терминологические словосочетания.
Между тем, в памятниках письменности фиксируется все многообразие рыболовецкой лексики, утраченной современным русским языком. Это касается и слова «ловля», которое использовалось в древнерусском языке в четырех значениях для наименования:
– процесса добычи зверей, птиц, рыб;
– орудий, с помощью которых ведется добыча;
– места, где происходит указанное действие;
– самого улова.
Рассмотрим только одно значение слова «ловля», которое, на наш взгляд, является в русском языке первичным, — «захват живьем рыб посредством особых приспособлений, добыча». Данное значение в языке древнерусской народности развилось, вероятно, довольно рано, о чем свидетельствует и первая его фиксация: наиболее раннее в наших материалах употребление слова «ловля» в указанном значении отмечено в памятнике, описывающем рыбную ловлю на Ростовском озере: «Велел есми им ловити неводом в Ростовском озере всякою ловлею» [1, т. 1, с. 79] (1432–35 гг.). Термин «ловля» в анализируемом значении зафиксирован также в памятниках, относящихся к Белозерью: «Что Свято-озерцо домовное святого Воскресениа и его, и яз князь великий не велел своим рыболовом да и все [м] луковшаном ловли деяти, не вступатись в него ничем» [2, т. 1, с. 274] (1448–1461 гг.); и в памятниках Олонецкой пятины: «И тот кол лежит пуст другойнатцатой год, покинули его колить за тем, что ловли нет» [3, т. 1, с. 297] (1495–96 гг.), «И неводы режут у наших крестьянишек и ловли им не дают» [4, с. 135] (1539–39 гг.). Данное значение слова «ловля» находим и в северных памятниках: «А Пречистенского монастыря старцы в монастыре питаются ловлею красные-ж рыбы семги» [5, с. 61], (1623–24 гг.), «А хто приѢдетъ на тѢ острова на ловлю или на которыѢ на иныѢ добытки, или на сало, или на кожу, и тѢмъ людемъ всѢмъ давать в домъ Святого Спаса… из всего десятина» [6, с. 170] (1479 г.), в псковских памятниках: «Ловити не велит никакими ловлями» [7, с. 574] (1547 г.), в памятниках центральных районов: «В реке ловли не стало» [8, т. 1, с. 193] (1652 г.) и Сибири: «А рыбы бываетъ ловля в томъ озере в летнее время сети да котцами» [9, с. 124] (1705 г.).
Ввиду своей многозначности термин «ловля» часто функционировал с определением «рыбная», данное словосочетание характерно для деловой письменности почти на всей территории Древней Руси. Для обозначения процесса лова словосочетание «рыбная ловля» употребляется, например, в памятниках Обонежья: «Снастей для рыбных ловель не имелось» [10, с. 57] (1540 г.); в памятниках Вологодского края: «Они вступили в рыбную ловлю по другой год сильно, а ловят выше и ниже Томпромского езу» [6, с. 170]
104
(1526–38 гг.); в псковских памятниках: «Также на которых реках сделаны будут по старине, а не вновь езы для рыбные ловли… и на тех езах для судового ходу делати ворота же» [12: ПРП У1, с. 72] (1649 г.). Словосочетание «рыбная ловля» отмечено и в монастырской деловой письменности центральных районов: «И те деи ловцы в их монастырских Симановских водах Елинских и Люлеховских с оханы на рыбной ловле стоят по третью весну до десяти ден и до дву недель» [13, с. 100] (1548 г.), «Отпущено… на рыбную ловлю 900 рублев» [14, т. 1, с. 9] (1588 г.), «А промышляют крестьяне рыбною ловлею» [15, с. 428] (1586–87 гг.), а также в письменных памятниках центра: «По тѢ де годы имали сѢти у крестьян на рыбную ловлю» [16, с. 223] (1636–44 гг.), «На Волгу ездили на рыбную ловлю» [8, т. 1, с. 201] (1652 г.) и Сибири: «А рыбная ловля есть ловят весной да зимой в Куте реке береговыми шестьми язами» [9, с. 116] (1705 г.).
Для наименования процесса лова термин «ловля» употреблялся и с определениями, указывающими на те или иные его особенности.
1. В памятниках Белозерья отмечено словосочетание «государевы неводные рыбные ловли», обозначающее принадлежность угодья: «Которые вЬхи поставлены надъ Киснемскою волостью для государевы неводные рыбные ловли» [6, с. 170] (1681 г.).
2. Отдельная группа терминологических словосочетаний содержит указание на время промысла: в памятниках Белозерья использовались словосочетания «вешняя ловля», «зимняя поледная ловля», «осенняя ловля» [11, с. 145, 146, 147,152, 166, 167] (1575 г.); в псковских памятниках письменности были употребительны словосочетания «рыбная ловля осенняя и вешняя», «летняя рыбная ловля», в симбирских памятниках письменности встречаются словосочетания «вешняя ловля», «осенняя ловля»: «А будетъ они, архимарит Варнава и келарь старецъ Вельяминъ и казначей старецъ Макарей, похотя вешнею ловлею стрежневыми неводами на пескахъ рыбу ловить, и имъ та рыба… отдавать на государевъ рыбной двор» [17, с. 134] (1667 г.); в памятниках Обонежья отмечен термин «водяная ловля вешняя» [10, с. 174] (1686 г.); в актах Троице-Сергиева монастыря зафиксированы словосочетания «вешняя рыбная ловля» и «зимняя рыбная ловля»: «А рыбная ловля живет в тѢх езѢх зимняя и вешняя» [18, с. 190] (ок. 1520 г.).
3. Словосочетание может содержать также указание на место ловли: в Псковской писцовой книге находим «зимние голомянные ловли» [19, т. 1, с. 105] (1587 г.); «стрежневая (стрежень — самое глубокое место в реке, где ловили рыбу неводами) ловля»: «Ловить в тех водахъ частиковою и всякою мелкою ловлею, опричь стрежневой ловли стрежневыхъ неводовъ» [17, с. 135] (1667 г.).
4. В следующей группе словосочетаний находит отражение применяемое рыболовное орудие. В симбирских памятниках письменности встречаются «глисная» и «снасная» (глисное орудие лова — крючковое наживное) ловли: «Ловить ему [Костке Кривошонкину] рыбу четырмя лотками снасною ловлею, да двемя лотками глисною ловлею» [17, с. 44, 136–137] (1667 г.); в памятниках Белозерья отмечены «кереводная ловля», «переметная ловля», «тагасная ловля», «государева оханная рыбная ловля»: «Ловятъ рыбу въ БѢлѢозерѢ и в рѢкахъ, въ КовжѢ, и въ КемѢ, и въ ШолѢ, а въ КуьсогѢ, въ лодкахъ, кереводными и переметными и тагасными и иными всякими ловлями», «И от тѢхъ де ихъ села Луковца рыбныхъ ловель государевѢ оханной рыбной ловлѢ чинится великая поруха и недоловъ» [6, с. 170, 171] (1665 г., 1681 г., 1677–82 гг.); в сибирских письменных источниках отмечен термин «неводовая ловля»: «И неводовой ловли не бывает озеро неугожее травливо и тиновато» [9, с. 124] (1705 г.)
105
5. Составные наименования могли зависеть и от материала, из которого изготовлено орудие: в памятниках Обонежской пятины отмечен термин «сетная ловля»: «А ловят мелкую рыбу ряпуксу и плотицу, а в реке сетною ловлею в осень же лососи, и сиги и пальи» [20, с.136] (1563 г.).
6. В терминологических наименованиях находит отражение и вид промысла: в словаре русского языка XI–XVII вв. отмечено словосочетание «рыбная ловля семожья» (семожная) [21] (1569 г.); [17, с. 149] (1615 г.); в новгородских памятниках письменности зафиксировано словосочетание «снетовая ловля»: «А ловятъ на митрополита на государеве на ИльменѢ озерѢ въ межень двѢмя неводы снетовую ловлю» [22, с. 15] (1627–33 гг.)
7. Среди наименований процесса добычи рыбы в зависимости от способа ловавыделяются следующие: в памятниках Белозерья — «погонная ловля», «государева погонная ловля»: «Весенняя ловля стерляди, во время которой рыбаки постепенно спускались по реке вслед за нерестящейся рыбой» [6, с. 171]): «В апреле 1568 г. во время погонной ловли в верхнем течении Шексны было приобретено рыбы на 6 руб. 27 алт. 4 ден.» [23, с. 193] (к. XVI– н. XVII вв.); «Выслать ему рыбныхъ ловцовъ на государеву погонную ловлю тотчасъ, не мешкавъ» [6, с. 171] (1680 г.); в источниках, относящихся к переславскому и белозерскому рыболовству — «поледная ловля»: «На царя жъ и великого князяъ ловит на поледнои ловлЬ двЬ ночи… да на поледчика ночь» [24] (1562 г.), «Околоозерские охочие ловцы, которые выезжают на Белоозеро на поледную ловлю неводы ловити» [11, с. 163] (1575 г.); в памятниках Белозерья, владимирских и пермских используется словосочетание «подледная рыбная ловля»: «Сидим мы сироты в старостах i в целовальничишках по годом да по твоим гсдрвым грамотам выбираем и к твоей гсдрве к таможеннои i в кабацкои казнѢ в головы i в целовальники и к подледнои рыбнои ловле к озерскои казнѢ и в квасну в целовальники ростовцов же посадских людеи...» [16, с. 157] (1662 г.), «Посадских же крестьян рыбная ловля подледная в Григорове озерка» [25, с. 37] (1579 г.).
С конца XV в. термин «ловля», обозначающий процесс добычи рыбы, в сочетании с прилагательным «рыбная» активно употребляется в конструкциях, связанных с налогообложением. Такое употребление отмечено, например, в жалованной грамоте галичским рыболовам: «За рыбную ловлю давать…» [1, т. 3, с. 308] (1484–85 гг.), многократно - в актах Соловецкого монастыря, в писцовых книгах Белозерья, Обонежской пятины и новгородских: «А оброку великого князя дают с тех озер за рыбную ловлю пять рублев» [3, т. 1, с. 211] (1498–1499 гг.), «С рыбной ловли, с колов сетных» [26, с. 109] (1551 г.), «А оброку идет… и за рыбную ловлю 16 рубля и 1 алтын и пол-денги» [20, с. 74] (1560-е годы).
В конструкциях, описывающих налоги на ловлю рыбы, использовались и другие прилагательные (кроме «рыбная»), указывающие на те или иные особенности добычи рыбы.
1. Указание на принадлежность угодья отмечено в псковских памятниках монастырской письменности — «государева оброчная рыбная ловля»: «Взято два рубли оброку з гсдрвои оброчнои с рыбнои ловли с Лудвы и с Лудвицы и с озерка зимнеи ловли у Печерских бобылей с Лудвы» [12, л. 48–48 об.] (Кн. прих.-расх. Пск. Печ. м. 1675 г.).
2. Некоторые конструкции содержат указание на время ловли, в жалованной грамоте галичским рыболовам зафиксированы словосочетания «летняя ловля», «подледные ловли зимние»: «За рыбную ловлю давать… за летнюю, подледные ловли зимние» [1, т. 3, с. 44] (1506 г.); в памятниках Белозерья отмечены сочетания «вешняя ловля», «зимняя ловля», «зимняя поледная ловля», «зимные неводовая ловля», «поледная нево-
106
довая ловля», «осенняя ловля»: «С вешние ловли, как лед пройдет, по Ильин день давати им с 3 лодок кереводных… оброку просольные рыбы по 2 бочки» [6, с. 170] (1585 г.), «А с невода со всякого з зимние ловли давали в государеву казну оброку по 15 алтын без 2 денег», «Да з зимние с поледные ловли, как станет Белоозеро, давати рыбным белозерским и околоозерским охочим ловцам с неводовые ловли оброку с одново невода просольние рыбы по бочке с третью бочкою щучины или судочины», «Да они же давали з зимние с поледние с неводовы ловли с одново невода по 15 алтын без 2 денег», «А с Ильина дни за осеннею ловлею до заморозов и с кереводные ж с одное лодки с ловцовы и с прасоловы по 7 ж алтын по 2 деньги да пошлин по 2 деньги» [11, с. 142, 143, 144, 162], (1585 г.). В симбирских документах, регламентирующих рыболовство на Волге, использованы словосочетания «вешние ловли», «зимние кармашные ловли», «летние ловли»: «Собрано… с вешнихъ и лѢтнихъ и с зимнихъ кармашныхъ ловель и с костылевыхъ ловель с мѢ сечныхъ и недѢльныхъ ловель оброку 186 рублев 28 алтынъ 2 денги» [17, с. 137] (1667 г.). В псковских памятниках монастырской письменности зафиксировано сочетание «зимняя ловля»: «Взято два рубли оброку з гсдрвои оброчнои с рыбнои ловли с Лудвы и с Лудвицы и с озерка зимнеи ловли у Печерских бобылей с Лудвы» [12, л. 48–48 об.] (Кн. прих.-расх. Пск. Печ. м., 1675 г.).
3. В конструкциях со словом «ловля», касающихся налогообложения, нашло отражение указание на место ловли: например, в псковской писцовой книге встречается словосочетание «голомянные рыбные ловли» (ловли, которые производились в открытом озере, море): «[платили оброк] зъ голомянные рыбные ловли», «съ рыбные зъ голомянные ловли» [19, т. 1, с. 76] (1587 г.).
4. В симбирских памятниках отмечены словосочетания «месячная» и «недельная» (рыбная) ловля, обозначающие время ловли: «Собрано… с вешнихъ и лѢтнихъ и с зимнихъ кармашныхъ ловель и с костылевыхъ ловель с мѢсечныхъ и недѢльныхъ ловель оброку 186 рублев 28 алтынъ 2 денги», «Собрано… с мѢсечныхъ же и недѢльныхъ рыбныхъ ловель оброку… 126 рублевъ 21 алтынъ 5 денегъ» [17, с. 137] (1667 г.).
5. В источниках, относящихся к галицкому и белозерскому рыболовству, слово «ловля» используется в сочетаниях, указывающих на способ лова: «зимняя поледная ловля», «зимняя поледная неводовая ловля», «подледная ловля зимняя» (см. цитаты выше).
6. В памятниках письменности Белозерья и симбирских конструкции, касающиеся налогообложения, включали прилагательное, образованное от названия рыболовного орудия. Так, в писцовых книгах Белозерья отмечены словосочетания «ловля вершная» (вершняя), «неводовая ловля», «зимняя поледная неводовая ловля»: «И всего с вершней и со мневой ловли с реки Мондомы… денежного оброку 10 рублев 28 алтын 2 деньги» [6, с. 171], (1557 г.), «Давати рыбным белозерским и околоозерским охочим ловцам с неводовые ловли оброку с одного невода просольные рыбы по бочке с третью бочкою щучины или судочины», «Да они же давали з зимние с поледние с неводовы ловли с одново невода по 15 алтын без 2 денег» [11, с. 143] (1585 г.). В симбирских документах использованы словосочетания «глисные ловли», «зимние кармашные ловли», «костылевые ловли»: «По государеву указу взять у нихъ с тѢхъ с верхнихъ з Гороховскихъ водъ с глисные ловли пол шти рублев на годъ», «Собрано… с вешнихъ и лѢтнихъ и с зимнихъ кармашныхъ ловель и с костылевыхъ ловель с мѢсечныхъ и недЬльныхъ ловель оброку 186 рублев 28 алтынъ 2 денги» [17, с. 43, 137] (1667 г.).
7. В писцовой книге Белозерья при описании полагающегося оброка отмечено словосочетание «мневая ловля» — по названию промысловой рыбы: «И всего с вершней,
107
и с мневой ловли, и с реки Мондомы, что бьют заески, за рыбную ловлю… денежного оброку 10 рублев 28 алтын 2 деньги да пошлин дворецкого и дьячих 18 алтын с полуденьгою» [11, с. 170] (1585 г.).
В словаре русского языка XVIII в. приводится следующее значение термина «ловля»: «действие по глаголу ловить». Это значение сохраняется и в современном литературном языке. При этом лексема «ловля» используется в сочетании только со словом «рыбная», все другие словосочетания (более 30) утрачены как в литературном языке, так и в языке специальной литературы.
В специальной литературе XVIII в. термины «ловля», «рыбная ловля» употребляются в описаниях рыболовства русскими исследователями-путешественниками. Кроме того, использовались сочетания «ловление рыбы», «рыболовля», появляется слово «рыболовство». В текстах XIX в., описывающих ловлю рыбы в разных водоемах России, в подавляющем большинстве случаев употребляются термин «лов» и словосочетания с ним. Только этот термин употребляется в современной специальной литературе по рыболовству.
 
Источники и литература
1. Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI вв.: в 3 т. М., 1952. Т. 1. 804 с.; М., 1958. Т. 2. 727 с.; М., 1964. Т. 3. 687 с.
2. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV–XVI вв.: в 3 т. М., 1951. Т. 1. 400 с.; М., 1956. Т. 2. 663 с.; М., 1961. Т. 3. 443 с.
3. Писцовые книги новгородских земель. М., 1999. Т. 1. 428 с.; СПб., 1999. Т. 2. 362 с.
4. Материалы по истории Карелии XII–XVI вв. Петрозаводск, 1941. 440 с.
5. Сборник материалов по истории Кольского полуострова в XVI–XVII вв. Л., 1930. 191 с.
6. Словарь промысловой лексики Северной Руси XV–XVIII вв. СПб., 2005. Вып. 2. 330 с.
7. Грамота правая, данная дьяками Дубровинымъ и Маотьяновымъ Верхнеостровскому игумену Кондратию и оброчным ловцам Кононову съ товарищи на рыбныя ловли, которыя оспаривалъ снѢтогорский иг. Иона, от 22 марта 1547 г. // Чтения ОИДР. М., 1908. Кн. IX. С. 574.
8. Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова: в 2 ч. М.; Л., 1940. Ч. 1. 228 с.
9. Попова Н. Е. Материалы для словаря сибирских памятников XVII–XVIII вв. // Вопросы исследования лексики и фразеологии сибирских говоров. Красноярск, 1977. С. 115–130.
10. Барсов Е. Б. Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае: с грамотами и другими письменными памятниками // Чтения ОИДР. М., 1868. Кн. 1. С. 19–222.
11. Писцовая книга езовых дворцовых волостей и государевых оброчных угодий Белозерского уезда 1585 г. М.; Л., 1984. 223 с.
12. Картотека Псковского областного словаря (хранится в Межкафедральном словарном кабинете им. проф. Б. А. Ларина филол. ф-та С.-Петерб. гос. ун-та).
13. Акты феодального землевладения и хозяйства: акты московского Симонова монастыря (1506–1613 гг.). / сост. Л. И. Ивина. Л., 1983. 352 с.
14. Вотчинные хозяйственные книги XVI в. Приходные хозяйственные книги Иосифо-Волоколамского монастыря 80–90 х гг.: в 2 вып. / под ред. А. Г. Манькова. М.; Л., 1987. Вып. 1. 167 с.
15. Акты русских монастырей. Акты Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря 1506–1608 гг. М., 1998. 638 с.
16. Памятники деловой письменности XVII в. Владимирский край / под ред. С. И. Коткова. М., 1984. 367 с.
17. Материалы для истории Синбирска и его уезда: приходно-расходная книга Синбирской Приказной избы 1665–1667 гг. / публ. А. Н. Зерцалов. Синбирск, 1896. 276 с.
18. Акты русского государства. Архивы московских монастырей и соборов. XV — нач. XVII в. М., 1998. 735 с.
108
19. Сборник Московского архива министерства юстиции: в 6 т. М., 1913. Т. 5. Псков и его пригороды. Кн 1. 502 с.
20. Писцовые книги Обонежской пятины 1496 г. и 1563 г. 271 с.
21. Словарь русского языка XI–XVII вв. М., 1975–2002. Вып. 1–26.
22. Приходно-расходные книги Московских приказов. Кн. 1 // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией. М., 1912. Т. 28.
23. О «неправдах и непригожих речах» новгородского митрополита Киприана (1627–1633 гг.) /
сообщ. А. Н. Зерцалов // Чтения ОИДР. 1896. Кн. 1. Отд. 1. С. 1–28.
24. Барашкова В. Г. Торговля рыбой и солью Белозерских посадских людей и крестьян в конце XVI — начале XVII вв. // Промышленность и торговля в России XVII–XVIII вв. М., 1998. С. 192–201.
25. Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка: в 3 т. М., 1989. Т. 1. 806 с.; М., 1989. Т. 2. 852 с.; М., 1989. Т. 3. 910 с.
26. Словарь пермских памятников XVI – начала XVIII в.: в 6 вып. / сост. Е. Н. Полякова. Пермь, 1996. Вып 3. 208 с.
27. Акты социально-экономической истории Севера России конца XVI в. Акты Соловецкого монастыря: 1572–1584 гг. / сост. И. З. Либерзон. Л., 1990. 328 с.
109
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Карамышева Л.М. Функционирование термина «ловля» в древнерусском языке (по памятникам письменности XV-XVII веков) // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета, вып. 1 (серия 9). СПб., 2011. С. 104-109.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Публикации

Кренке И. А., Цепкин Е. А. Рыболовство на Москве-реке с V в. до н. э. по VIII в. н. э.
Объектом настоящего исследования является коллекция остатков рыб и предметов, связанных... Читать далее...

Публикации

Кулыбышева Т. Быль о рыбаке и рыбке (Из истории керченских рыбных промыслов)
Не так давно буквально в нескольких метрах от Керченского историко-культурного... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Рыболовная лексика и терминология Карамышева Л.М. Функционирование термина «ловля» в древнерусском языке (по памятникам письменности XV-XVII веков)