gototop

Новые статьи

Пельт В.Д. Голос с берегов Вятки
  Начиная разговор о журнале «Рыболов-охотник»[1], прежде всего хочется сказать несколько теплых слов о простом и сердечном человеке - Феопемпте Парамоновиче... Читать далее...
Афанасьев А. Государственное хозяйство при Петре Великом (раздел «Рыбная ловля»)
  На всем огромном своем протяжении Россия прорезана многими большими и малыми реками, богата озерами, а со времени Петра для нея... Читать далее...
Салмина Е.В. К вопросу топографии находок рыболовных принадлежностей из раскопок в Пскове
Достаточно традиционным в настоящее время является исследование топографических характеристик следов самых разнообразных ремесел русского средневекового города. В данной работе предлагаются... Читать далее...

Патканов С.К. Экономический быт государственных крестьян Богандинской, Бухарской, Кашегальской, Черевишевской и Яровской волостей Тюменского округа, Тобольской губернии (Раздел «Рыболовство»)

Рыболовныя угодья состоят в описываемом районе из прудов, рев и озер. Первые составляют частную собственность или находятся во временном пользовании отдельных лиц, служа в большинстве случаев запасными резервуарами вод для мельниц. Здесь можно назвать 2 обширные пруда, один при строющейся теперь в селе Заводо-Успенском писчебумажной фабрике, другой в имении г. Памфилова.
Реки находятся в пользовании жителей тех селений, чрез земли которых оне протекают; если же последния текут по границе владений двух сельских обществ, то каждое из них имеет право пользоваться половиной реки.
Озера находятся во владении казны или сельских обществ. К первым принадлежат в Кашегальской волости: Царево озеро, Б. и М. Урачкино, Б. и М. Албын и в Богандинской волости Таловское, Бол., Ср. и М. Водопоемныя. Эти озера, как казенныя оброчныя статьи, отдаются в аренду с торгов.
Всеми другими озерами пользуются сельския русския и инородческия общества. Большинство озер принадлежит татарам по старым данным от царей Алексея Михаиловича, Петра и
237
Иоанна Алексеевичей на владение землями с заключающимися в них угодьями. Из этих озер наиболее важныя Янтыково, Артала, Уллугуль, Сундукуль в даче Янтыковских татар, оз. В. и Ср. Тарманския в даче татар юрт В. и Ср. Тарманских, Андреевское на земле юрт Андреевских, оз. Тупкуль, состоящее в общем владении юрт Каскаринскаго сельскаго общества.
Крестьяне владеют озерами на основании давности и документов в большинстве случаев не имеют, но в виду того, что разграничение земель между селениями волостей не произведено, права отдельных сельских обществ на озера и другия угодья не проверены. Почти всюду озера принадлежат крестьянам ближайшаго селения, а если последних несколько, то обыкновенно пользуются ими те и другие, но это не всегда. Например, с. Мальково и дер. Ошкукова, составляя одно общество, владеют вместе озерами Мостовым и Круглым. Озеро же Чапкуль принадлежит исключительно одной дер. Субботиной, хотя смежная с ней деревня Паренкина лежит на разстоянии всего 2-х верст от последней. В первом из разсматриваемых случаев добыча или деньги, вырученныя от сдачи озера в аренду, делятся между селениями сообразно численности населения каждаго.
Разсмотрим теперь, каким образом распоряжаются общества отведенными им рыбными угодьями и какия ими принимаются меры, чтобы по возможности урегулировать выгоды, получаемыя отдельными их членами.
Самый простой и распространенный, но вместе с тем и самый несправедливый способ пользования есть тот, когда предоставляется каждому члену общества ловить рыбу чем угодно и сколько угодно. Мы потому назвали этот способ несправедливым, что далеко не все общественники могут в данном случае получить одинаковый доход: более зажиточный имеет возможность завести хорошия снасти и разставить их в большом количестве, между тем как бедняку, который должен работать поденно, не всегда есть время заниматься рыболовством.
238
Протест более беднаго большинства выразился в том, что в иных местах общество запретило отдельному лицу ловить неводами более известной длины или в других — всякаго, ловящаго неводом, лишило права ставить фитили, сети, котцы (юрты В. Тарманския). Эти меры ничто иное как попытка ввести некоторое равновесие в пользование угодьями, предоставленными в равной степени всем общественникам.
Значительно равномернее можно распределить доход с какого бы то ни было угодья, отдавая его в аренду и разделяя вырученныя деньги на число платящих душ. Во многих местах так и поступают, хотя и не всегда обходится без борьбы с заинтересованным меньшинством. Отдавая рыболовное угодье в аренду, сельския общества данной местности имеют обыкновение удерживать за собой право ставить котцы, фитили, удить и лучить рыбу на варево. Этим путем беднейшая часть населения, помимо небольшаго дохода, имеет еще возможность разнообразить свою пищу, которая состоит почти исключительно из кирпичнаго чая и чернаго хлеба. Арендатор же, который ловит большими неводами в выручает в одну тоню целые пуды рыбы, от этого мало страдает. Единственное, что можно выставить против отдачи угодья в аренду, есть то, что почти всегда главный доход достается арендатору, а не крестьянам или татарам. Heимея часто чем уплатить подати и накопившияся недоимки, сельския общества спешат запродать свои озера на несколько лет вперед. Но в виду того, что и риск арендатора в данном случае велик, тем более, что от него часто требуют единовременно взвоса денег за весь период аренды, крестьяне бывают вынуждены довольствоваться сравнительно небольшой суммой. Таким образом татары юрт Б. и М. Каскаринских, Мутушевских и Березовских должны были, в уплату лежавших на них недоимок, сдать озера Прорву, Яукучак, Политеево и др. на 12 лет за 800 руб., Янтыковские татары сдали в аренду почти все свои озера: Б. и М. Артала, Бугункуль, Уллугуль, Сундукуль и др. на 12 лет за 500 руб., а Янтыково озеро на 4 г. за 70 р. Отдача угодья в аренду с торгов несомненно пред-
239
ставляет для его владельцев более выгод, но к сожалению применяется здесь сравнительно редко. Heменее практично поступают Тураевские татары и крестьяне (бывшие казаки). По данной 1761 года все они имеют одинаковыя права на рыбныя ловли в озерах Б. и М. Тангаче (они же Кучаковы), поэтому первое условие для получения части добычи есть принадлежность ких обществу. Тураевские бухарцы, хотя и живущие с ними в однех юртах, не пользуются этим правом. Второе условие состоит в участии в ловле: всякий, хотя бы и посторонний, раз он помогал ловить, получает часть улова. Третье условие — доставить дель невода.
Все три условия признаны равносильными, и Тураевский ясачный или крестьянин, удовлетворяющий всем им, получает полный пай. Последних считается 15, сообразно с числом лиц, имеющих право на озера (12 крестьян и 3 ясачных). Если же кто нибудь помогает ловить, но не имеет своей сети, или обратно, имеет сеть, но не участвует в ловле, то получает ⅔ пая. Одно первое условие, т. е. принадлежность к данному обществу, дает ему право только на ⅓ целаго пая. Всякий же посторонний может получить только ⅔ или ⅓ пая. Преимущество этого способа перед другими состоит в том, что помимо части улова, которая, как в случае отдачи угодья в аренду, достается каждому, имеющему на нее право, остальная часть добычи распределяется сообразно затраченному капиталу (сеть) и труду (участие в ловле). В данном случае кроме того весь доход идет в пользу общества.
О пользовании протоками будет сказано ниже.
Породы рыб. Запоры.Пруды и озера, с илистым дном и обильно поросшие водорослями, служат любимым местопребыванием карасей, которые водятся в подобных местах иногда в большом количестве и достигают крупных размеров. Например, в озере М. Тараскуле, по словам местных рыбаков, попадается карась (cyprinus carassius) в 6—7 вершков длины и весом в 3 ф.
240
Карась — единственная из здесь водящихся рыб, которая может без вреда для себя зимовать в прудах и небольших озерах. Гниение массы органических веществ, скопившихся на дне, при слабом притоке кислорода воздуха и развитие при этом углекислаго, болотнаго и других, вредных для жизни организмов газов, причиняют быструю смерть речной рыбе, если она по каким либо обстоятельствам принуждена была остаться здесь зиму. Может быть здесь играет роль и разложение сернокислых солей, находящихся в почве и в воде. Так объяснял академик Миддендорф подобное явление относительно рек[1]. Речная рыба обыкновенно окончательно исчезает в озерах к Рождеству. Карась погибает только в том случае, если попадет в мелкое место озера, где зимой вся вода замерзает до дна.
Значительно менее вынослива щука.
Линь (cyprinus tinca), налим (gaduslota), язь (cyprinus idus), ерш (acerina cernua), окунь (perca flnviatilis), щука (esox lucins), чебак (cyprinus leuciseus) держатся в реках и озерах с чистой водой и более или менее твердым дном. Все эти виды рыб принято здесь называть в противоположность карасю «белой рыбой».
Помимо требования в чистой, прозрачной воде, общаго всей этой категории рыб, каждая отдельная порода предъявляет свои собственныя, необходимыя для привольнаго существования ея в данном месте, так например, язь любит проточную воду рек и неохотно посещает озера, налим отыскивает глубокия места и быстрое течение, линь — стоячия или медленно текущия
241
воды и т. д. И эти особенности каждой породы служат одной из причин, почему в одном месте преобладает один, в другом другой вид. В р. Пышме около дер. Черевишевой самая обыкновенная рыба чебак и щука (до 1 пуда), потом линь и окунь; язь, ерш, карась и налим (до 1 арш.) встречаются реже. В небольшой речке Купланде, протекающей мимо Березовских юрт, попадается окунь и щука, отчасти карась и значительно реже, по словам местных татар, линь и чебак. В р. Туре, кроме названных рыб, изредка попадается нельма (salmo nelma), во вообще эта река в пределах описываемаго района не славится богатством рыбы, что здешние жители отчасти приписывают пароходам, которые будто распугивают рыбу.
Вместе с изменением качеств воды и дна, с замечаемым во многих местностях Западной Сибири периодическим обмелением озер и переполнением их вследствие этого гниющими органическими остатками, некоторыя породы рыб уменьшаются в числе и даже исчезают, уступая место другим, для которых подобная среда более подходит, — чаще всего карасю.
Такия изменения в озерах и прудах служат причиной уменьшения лова, на что нередко слышатся жалобы.
Так, в некоторых замкнутых озерах, где прежде попадалась летом в изобилии белая рыба, — окунь и щука, она пропала, и теперь в них ловится один карась (озера Тарманския). Только в сильно дождливые года, когда реки доходят до подобных изолированных озер, можно здесь встретить щуку, чебака, окуня. Уменьшение рыбы замечено в Н. Тарманском и соседних озерах, где вследствие этого уже 10 лет не неводят[2].
242
Во всех озерах и прудах, которые соединяются речками и протоками с более крупными реками, можно встретить в летнее время белую рыбу. Последняя предпочитает метать икру в верховьях рек и в озерах, где в начале лета вода скорее нагревается, и поэтому каждую весну предпринимает путешествия вверх по рекам. Выметав икру, большая часть крупной рыбы, по словам здешних крестьян, еще во время половодья скатывается назад в реки.
Во время этих передвижений кое где в протоках ставят сети и батаухи, а в низких лугах — фитили и в иные годы улов бывает весьма удачен. Более мелкая рыба менее торопится оставить озера, но, постепенно подростая, тоже скатывается в более крупныя реки. Эти подростки и рыбки, выклюнувшияся из икры, всречаются в озерах все лето и по мере приближения осени более стремительно спешат покинуть озера, в которых не могут прозимовать, но редко какой из них удается достигнуть большой реки.
Вода, заливавшая весной целыя поля, вошла в узкие берега и начинает течь медленно. Этого времени (до Петрова дня) не упустит хороший рыбак. Из тонких дощечек и лучин, связанных мочалой, он устраивает «манила» и «запоры», который перегораживает реку. Чтобы воспрепятствовать рыбе перепрыгнуть через эту преграду, запор должен быть выше уровня воды на ½—¾ арш. Запор ставится всегда на ¼—½ версты ниже «манила». Последнее же состоит из 2-х забориков, поставленных в реке или протоке под острым углом друг к другу. Эти заборики не вполне сходятся в средине реки, aоставляют проход шириной в 3—4 вершка. Угол манила направлен в сторону течения реки.
Желая пробраться в реку, рыбка свободно проходит через отверстие манила, но вскоре натыкается на запор, который настолько плотен, что пропускает одну воду. Манило же, благодаря своему устройству, преграждает обратный путь в озеро. До самых морозов рыба скопляется в промежутке между
243
запором и манилом, тщетно стараясь как нибудь спуститься вниз: предусмотрительный рыбак предвидел это и, ощупав ногой все щели между запором идном, забил их глиной. Во время первых морозов (обыкновенно около 26-го октября) он к отверстию манила приставляет котец или морду, в которыя быстро набивается рыба. Котцы[3] ставят также в промежуток между манилом и запором. Три, четыре дня рыбаки то и дело черпают рыбу, морозят ее, складывают на сани или телеги и везут в город на продажу.
Такие протоки составляют собственность одного или нескольких сельских обществ. Рыба, добытая этим путем, или деньги, полученныя от ея продажи, делятся поровну между членами общества. Для охраны этих запоров, которых бывает на большом протоке несколько, нанимаются за известный процент улова 3—4 сторожа, которые здесь строят землянки или избы.
Особенно много таких запоров на речке Дуване, которая бежит из озер Андреевскаго и Бутурлина и впадает в Пышму около Муллашевских юрт. Цель их перехватить массу «белой рыбы», которая приносится в Андреевское озеро весною во время половодья, когда воды р. Пышмы, заливая всю долину Дувана, вторгаются в названныя озера.
Верхнее течение Дувана, как и речка Подборная или Мал. Дуван, находится во владении крестьян четырех селений Яровской волости: с. Малькова, д. Ошкуковой, Субботиной и Паренкиной. Первыя два и последния два составляют как бы отдельныя общества или «сотни». Пользование этими рыбными ловлями регулировано следующим образом: один год первая сотня пользуется Большим Дуваном, а вторая в это время пользуется р. Подборной, на другой год наоборот. Между каждыми двумя селениями рыба делится пропорционально населению обоих. Например, в дер. Паренкиной вдвое менее жителей, чем в Субботиной, поэтому при дележе рыбы поступают таким об-
244
разом: один короб рыбы (большой короб от углей, «пестеряк») дают сторожам, если им приходится ½ улова, другой — крестьянам, третий — опять сторожам и т. д. Из доставшихся общественникам коробов жители сел. Паренкина получают третью часть, а жители д. Субботиной две трети, сообразно с числом жителей в обоих селениях.
Каждое селение делит свою рыбу на кучи, причем на каждых 10 человек полагается одна куча. Жребий решает, какая куча достанется какому десятку. Поступают при этом следующим образом: кто-нибудь из крестьян берет в полу по рукавице от представителя каждаго десятка и, не глядя, раскладывает их по кучам. По рукавицам каждый десяток отыскивает свой пай. Но вообще разница в достоинстве куч небольшая: сперва кладут столько мерных щук, сколько предназначается куч, затем уже распределяют по ним сначала более крупную рыбу, поштучно, а потом и мелкую, горстями.
На долю четырех сторожей, которые караулят понедельно, приходится ½ улова Подборной и (редко ½) добычи из Б. Дувана.
Они же обыкновенно черпают рыбу и привозят ее в деревню. Выручка каждаго из них не менее 20 р. за лето, что равно приблизительно 20 пудам рыбы. В прежние годы на долю каждаго крестьянина приходилось (из Б. Дувана) по 3—4 п. рыбы. В 1885 году вследствие плохой постановки запоров было меньше, от ½ до 1 п. Из Подборной получается меньше рыбы. В 1885 г. она досталась на долю 2-ой сотни, которая продала ее на 1 г. за 150 p., что, принимая во внимание, что добыча должна покрыть расход на караульщиков и доставить некоторую выгоду арендатору, заставляет предполагать ежегодный улов в р. Подборной не менее 225—250 п.
Среднее течение Дувана находится во владении бывших казаков юрт Есаульских по данной из Сиб. Губ. Канц. 1750 г. Они выручают меньше рыбы, так как большая часть ея при постановке запоров находилась еще в озере. Естественно, что
245
всякое повреждение запоров у вышепомянутых крестьян Яровской волости, уменьшив у них доход, доставило бы выгоду татарам или их арендаторам, поэтому нужна зоркая охрана запоров и, нанимая сторожей, крестьяне делают условие, что они не будут поручать этого дела своим несовершеннолетним детям. Иногда для большей безопасности со стороны соседей устраивают двойной запор.
Нижнее течение р. Дувана принадлежит ясачным татарам юрт Муллашевских, Чикчинских и Якушевских, которые владеют землей нераздельно по общей данной. Они также, на подобие первых, ставят плетни и манила.
Подобные же промыслы встречаются и на р. Купланде, которая служит стоком в Пышму излишка вод из обширной системы озер и болот средней части Кашегальской волости. Принадлежит эта речка татарам юрт Березовских.
Ясачные татары и бывшие казаки юрт Тураевских владеют по данной 1761 года озерами Н. и М. Тангачем (они же Кучаковы). Речку, бегущую из Малаго Тангача в Большой, они запирают в мае (около 9-го мая), а в октябре, во время морозов, ставят во всю речку котцы. Рыба, задержанная все лето в Б. Тангаче, стремится до сильных морозов пробраться в более чистое Кучаково озеро (М. Тангач) и быстро наполняет котцы. Ход рыбы продолжается три дня и за это время вычерпывают ея 250 и более пудов. Добычу продают и деньги делят на 24 части, из которых 4 части или отдают караульщикам, a20 частей делят на 15, т. е. на число Тураевских ясачных и крестьян.
Снасти и снаряды. 1) Фитиль (вентель) — небольшая мережа с петлями, имеющими менее 1 д. в стороне; обручи имеют в диаметре ¾—1 арш. От входа в мережу идет внутрь небольшой мешок, открытый на конце, — это так называемое «горло», которое служит к тому, чтобы рыба, раз войдя, не нашла обратнаго выхода. В больших фитилях устраивают два горла. К наружному отверстию фитиля прикрепляют «крыло» —
246
вертикальную сеть в 2—3 арш. длины и 1 высоты, состоящую из 2 кусков. Это крыло и составляет отличие фитиля от мережи.
Плавая вдоль крыла, рыба незаметно входит в фитиль и не может выдти, в виду чего приманка является в данном случае излишней. Фитили ставят на лугах во время разлива рек, в прудах и озерах, причем крыло идет от берега и прикрепляется в этом положении колышками.
На фитиль идут 2—3 сетки, каждая в 1 саж. дл. и 40 ячей шир. Стоит такая сетка 10—12 коп.
Среднее число фитилей, приходящееся на 1 ловца, колеблется между 5 и 30. В Андреевских юртах из 26 дворов, которые промышляют между прочим фитилями, шестеро имеют 10—15, 18 имеют 20 и 2-е — 25—30 штук.
2) Невод. Устройство обыкновенное: состоит из мотни и 2-х «крыльев», т. е. большей или меньшей длины кусков сети. Верхняя сторона снабжена деревянными поплавками, нижняя обыкновенно грузом из жженой глины («кибасом»). Если вода переполнена водорослями, то кибас необходим, так как иначе последния закручивают сеть, в озерах же, где много ила, он не применяется (Тарманск. озеро).
Величина петли зависит от рыбы, которую ловят. Средняя длина стороны петли — 1 дюйм.
Мотня или «матица» (по татарски «башлык») более плотна, — здесь отверстие петли в 1 палец. К обоим крыльям невода прикрепляют веревки, при помощи которых его вытягивают.
Ширина невода обыкновенно не превышает 2 или 3 саж., длина же весьма разнообразна и зависит от величины водной поверхности, от большей или меньшей чистоты воды и дна и других причин. Так, на Липовом озере применяются невода в 120 с., на Янтыковом и Уллугуль 120—160 с., на М. Тангаче в 150—200 с. (при ширине в 3 с.). Вообще длина колеблется между 10—200 с. Небольшие частые невода назы-
247
ваются «частушками», «бродниками». Размеры их 8—12 с. дл. и 3—3½ арш. шир. Каждая половина невода («крыло») состоит из отдельных «столбов», т. е. кусков сети, ограниченных поплавками. Ширина столба 40 ячей или около 1 арш., aдлина зависит от ширины невода (2—3 с.). Сеть покупается кусками в 1 с. длины и в 40 ячей ширины. Подобный кусок, смотря по частоте петель, стоит 10—15 коп. и на 1 столб их требуется 2—3. Готовый невод в 20 с. обходится не менее 10 руб., а в 30 с. около 15 руб. Неводом ловят в озерах и реках, лето и зиму, причем обыкновенно летние невода короче зимних: на Пышме зимний невод имеет 35—40 с., aлетний 25 с. HaВ. Тарманском озере зимний в 100 с., летний в 50—70 саж.
Так как снарядить невод дорого, а для закидывания тони необходимо большое число рук, то ловля неводом происходит обыкновенно на артельных началах. Артель составляется из известнаго числа лиц, имеющих право промышлять в данном угодье и каждый из них покупает или приготовляет определенный кусок невода, так называемую «дель», величина которой зависит от длины невода и от количества пайщиков: у Кыштырлинских татар, при неводе в 60 с., длина дели 15—18 столбов или 5—9 саж. Ловцов около 10—12 человек. У Тураевских татар, при неводе в 150 с. (иногда 200 с.) и 3 с. ширины, длина дели 30 столбов или 10 с. Пайщиков 15, хотя число участвующих в ловле иногда доходит до 20-ти. Собираясь промышлять, рыбаки сшивают дели и образуют невод, причем кто нибудь вместо дели ставит матицу, иногда же ее покупают артелью (Тураевские татары). Веревка тоже получается из отрезков, которые поставляются пайщиками.
Таким общим неводом ловят известный период времени и по окончании ловли его дают на хранение какому либо лицу за небольшое вознаграждение (Тураев. татар.) или его расшивают и каждый берет домой свою дель, где ее сушит и чинит. Добыча делится поровну между всеми пайщиками-рыболовами обыкновенно каждый день по окончании ловли, или посту-
248
пают таким образом, что рыбу продают и делят деньги, иногда жекто нибудь из них везет ее в город, продает и привозит обратно припасы, приобретенные на вырученную сумму (Андреевския юрты).
Так как летом для закидывания тоней нужна большая лодка (неводница, набойница), то ее покупают на общественный счет за 5—7 руб. Иногда кто нибудь, хотя бы из не участвующих в компании, дает лодку, за что получает право на пай в улове наравне с прочими членами артели. Таким же правом пользуется тот, кто ставит мотню и, если эти лица сами не участвуют в ловле, то подобные паи в некоторых местах называются «сухими». Мулла и учительный мулла в местностях, где рыболовство занимает видную роль в народном хозяйстве, получают долю добычи, хотя сами и не участвуют в промысле (Андреевские татары), в других местах им вместо этого дают какое нибудь небольшое озеро (Есаульския юрты). Подобными же паями пользуются старики и люди, имеющие средства, но занятые другими делами.
В Канчебурских юртах богатый татарин Апас дает от себя невод и кормит артель из 12 рыбаков, давая на 1 человека в неделю по 1 п. муки и по ⅓ плитки кирпичнаго чая. За это рыбаки обязаны отдавать ему добычу каждой третьей тони, оставляя себе рыбу, вырученную в первыя две. Эту рыбу они должны по условию продавать только ему. За пользование одним неводом, в случае, если рыбаки работают на своих харчах, они отдают Апасу только улов 3-ей тони, сохраняя за собой право продавать свою долю рыбы кому угодно. В последнем случае ее сбывают гуртом в город и делят выручку. В Андреевских юртах богатые старики отдают также котцы и фитили своим более бедным однообщественникам за ½ улова.
Иногда право ловить рыбу в данном угодье и снасти приобретаются одним лицом, которое отдает ловлю уже от себя, пользуясь за расход на снасти и за арендную плату известным процентом улова, напр. половиной. На подобных усло-
249
виях крестьянин Кузьма Фугаев снял в 1886 году рыбныя ловли на р. Пышме, принадлежащия крестьянам дер. Черевишевой, на зиму за 70 руб. Снасть обошлась 35 р. Эти затраты, не превышавшия 105 p., окупились из ½ улова в 3 недели (от середины октября до начала ноября), а остальная выручка является уже чистой прибылью.
Ловят неводом, как сказано, летом и зимой, но конечно способы различны. Летом неводят таким образом: привязывают один конец веревки на берегу к колу, а другой вместе с неводом увозят на неводнице в реку или озеро. По мере удаления от берега, невод понемногу выбрасывают в воду и свободный конец веревки привозят обратно на берег, где и вытаскивают невод. Рыбу вынимают из мотни, не развязывая последней, как на Неве; двое держат ее раскрытою, а третий черпает рыбу сачком. Иной способ не применим здесь вследствие обилия водорослей, которыя попадают в матицу.
В довольно больших озерах с болотистыми берегами привязывают один конец веревки к колу, вбитому в дно и забрасывают невод обычным путем.
Свободный конец веревки привозят обратно к названному колу, прикрепляют здесь неводницу и вытаскивают на нее невод. Этот способ применяется при ловле на оз. Уллувуль или Большом с топкими болотистыми берегами.
Для ловли неводом нужно не только довольно большое водное пространство, но и до известной степени чистое дно, напр., в обширном пруду около села Заводо-Успенскаго (Черев. вол.) по причине огромнаго количества пней и карчей, устилающих все дно и торчащих из воды, можно неводить только на весьма ограниченном пространстве и то небольшими неводками. В других озерах закидывание и вытягивание невода невозможно вследствие того, что озеро слишком переполнено водорослями и другими водяными растениями (nupharlut., nympheaalbaи др.),
250
называемыми в просторечии «лопушками» (оз. Сагайское). Чтобы по возможности воспрепятствовать водорослям скрутить невод в один шнур, употребляют следующия предосторожности: во-первых, к концам невода прикрепляют поперечныя жерди и, кроме того, к этим жердям привязывают длинную веревку, которую закидывают с неводов. Прежде, чем вытащить последний, отвязывают веревку от жердей и вытягивают за оба конца сразу, подрезывая встречающияся на пути водоросли. В Верхне-Тарманских юртах для этой же цели через петли невода возле веревки продевают ивовые прутья.
Весной вследствие обилия вод неводить нельзя, за то зимой весьма удобное время для ловли, удобное уже потому, что в это время года крестьяне менее заняты.
Промысел начинается, когда лед достиг известной толщины, около ¾—1 арш.: при более тонком льде рыба держится у дна и мало попадается в невод. Начинают с того, что в реке или озере рубят довольно широкую прорубь. На разстоянии 3—5 с. от первой рубят по обе стороны 2 меньшия, чрез 3—5 с. опять 2 и т. д. — 2 ряда. небольших прорубей, которыя сходятся в одной большой, называемой «иорданом» или «выбором». Делают иногда еще несколько боковых прорубей, которыя служат для запугивания рыбы во время закидывания тони. В первую прорубь бросают невод, который помимо размеров отличается от летняго еще тем, что снабжен длинными, в 3—6 саж., шестами «нурилами», привязанными к его веревкам (20—25 с.). «Нурят» сразу в обе стороны, т. е. при помощи деревянной вилки передвигают под льдом жерди в следующия проруби, из вторых в третьи и здесь при помощи крючка вытягивают привязанныя к ним веревки и тянут их до невода; потом нурят дальше и так до тех пор, пока оба крыла невода не достигнут «иордана». Тогда отвязывают веревку, служащую для подрезки травы, вытаскивают сначала ее, aпотом и невод.
Неизлишне прибавить, что обе большия проруби рубятся иначе чем меньшия. Поступают так: делают кольцеобразную про-
251
рубь и находящуюся внутри льдину проталкивают под лед в сторону противоположную той, с которой тянут невод. Плавающия льдинки вынимают сачком.
Во время вытаскивания невода один из ловцов бьет в воду иордана палочкой с перекладиной, чтобы пугать рыбу, которая иногда пытается выдти поверх невода. Потом он перекладинкой поддерживает невод у матицы, когда последняя, нагруженная рыбой и травой, стремится погрузиться на дно. Рыбу вместе с водорослями вынимают из мотни сачком и бросают на лед, где сортируют крупную от мелкой и щук от линей и чебаков. Здесь рыбу оставляют лежать некоторое время, чтобы она смерзла, так как в мерзлом виде хорошо сохраняется, а чтобы спасти ее от ворон и сорок, по словам Черевишевских рыбаков, достаточно окружить сложенную рыбу бичевкой, связанной в кольцо и положенной на льдинки ¼—½ арш. вышины. Говорят, что осторожная птица после этого не опустится на рыбу.
Здесь место упомянуть об одном предмете, необходимом для промышляющих зимой, — это «чембары» или широкие штаны из грубаго холста, в которые всовывают концы армяка. Благодаря этому приспособлению рыбак совершенно не связан в своих движениях и во время тяги невода не рискует промочить полы верхняго платья, которое в подобном случае быстро покрывается ледяной корой. К тому же благодаря чембарам одежда плотнее прилегает к телу и вследствие этого лучше греет.
Невод средней величины требует 6—10 рабочих, большой — 15—20.
В день кидают не более 2—4 тоней, так как каждое утро перед началом ловли приходится рубить большое количество (до 60) прорубей, что сопряжено с большой потерей времени. Пользоваться теми же прорубями в течении 2—3 дней сряду неудобно потому, что рыба зимой держится спокойно и мало шансов вторично получить хороший улов.
252
Иногда довольствуются тем, что каждый день прибавляют по ряду прорубей, пользуясь одним из вчерашних и подвигаясь постоянно в какую нибудь сторону (оз. Тангач, Андреевское). На старыя проруби можно возвратиться только через 3 недели или через месяц, но тогда приходится их вновь прорубать. Ловят в 1, 2 и 3 невода. Если ловят в 2 невода, то достаточно 3-х рядов прорубей, причем обе внутренния половины того и другаго невода идут по среднему ряду. При 3-х неводах рубят 4 ряда прорубей и здесь через два внутренние ряда проходят 2 крыла 2-х смежных неводов. Ловля в 2—3 невода практикуется татарами на Андреевском озере. У них на каждый невод приходится 20 пайщиков, из которых каждый ставит дель в 8 столбов.
Ловля неводом возможна обыкновенно только в начале и в конце зимы. В середине же ея глубокие снега и большая толщина льда служат слишком большим препятствием. К весне, когда снегу становится меньше, а лед делается рыхлым, ловля неводом возобновляется и прекращается только, когда реки тронутся. В сильные холода ловить неудобно и потому, что снасть быстро мерзнет и ломается.
Тураевские татары ловят в следующие два периода времени: в начале зимы до 6-го декабря и в концу зимы с марта до времени, когда лед тронется. В каждый период на пай приходится от 6 до 15 руб. прибыли.
Что же касается до количества рыбы, которое можно вытянуть в одну тоню, то назначить какую нибудь норму затруднительно, так как это зависит от массы условий. На Пышме средний улов можно считать в 4—7 п., хороший в 15—20 п. Мне дважды пришлось присутствовать при закидывании тоней на Пышме около деревни Черевишевой: в первую вытащили 4 п., в другую 15 п., причем в последнем случае после сортировки оказалось, что крупная рыба составляла 5 п., а мелкая 10 п. Главный контингент рыбы состоял из чебаков и щук; линей, окуней и карасей было сравнительно немного.
253
3) Сеть делается из очень тонкой суровой нитки. Величина петли зависит от рыбы, которую ловят: если ловят чебака, то сторона петли менее 1 д., если линя, то1½—2 вершка. Сверху сеть имеет один ряд широких петлей, которыми она прикрепляется к веревке. Последнюю привязывают к обоих берегам реки или к двум колам в озере. Сеть обыкновенно имеет 40 с. длины в растянутом виде, но ставят ее на протяжение 20 саж., так, чтобы она образовала мешкообразныя вздутия. В Н. Тарманских юртах сети короче — имеют 25 с. длины и ставятся на протяжении 15 саж. Рыба, двигаясь в ту или другую сторону, натыкается на них и запутывается.
При ловле в озерах кибас является лишним, но он необходим в реке, иначе вследствие волнения сеть запутывается. Застревая в петлях, рыба также спутывает ее и тем препятствует удаче лова; 10 карасей могут ее окончательно скрутить. В виду этого за сетью нужно наблюдать, утром и вечером, или по крайней мере однажды в сутки. Сети ставят также, как и фитили, весною в продолжении 2—3 недель на лугах, в то время, когда они покрыты водой.
В сутки попадается в сеть редко более 20 карасей. Число сетей, приходящееся на один двор в Б. и Ср. Тарманских юртах, колеблется между 5 и 20. Стоимость сетей в 40 саж. около 1 руб. Оне покупаются или выделываются на месте женщинами. В последнем случае разсчет бывает такой: лен покупают по 20—25 коп. за 1 ф., за обращение кудели в пряжу платят 35—40 к. и за тканье петель 40—50 к. В умелых руках из 1 ф. кудели выходит сеть в 40 с. длины.
4) Режевка или батауха представляет из себя тройную сеть: 2 наружныя с очень широкими петлями (сторона петли в ¼ арш.), внутренняя — частая (сторона в 1 д.). Внутренняя сеть длиннее и шире наружной, так что всегда представляет волнообразную поверхность, которая при попытках рыбы освободиться легко может образовать мешкообразныя вздутия. Длина режевки 40—50 с., а ширина около 1½—2 арш., ставится она однако на протяжении 20 с.
254
Ловля при помощи батаух производится двояким образом: или ее ставят весной, подобно сети, поперек речки или протока, причем в нее попадается рыба, идущая вниз и вверх по течению, или вколачивают в дно 2 кола на разстоянии 20 с. друг от друга и параллельно берегу и к ним привязывают за веревки батауху, потом едут на челноке между сетью и берегом и «батают», т. е. ударяют в воду возле берега снарядом («батуха»), который состоит из шеста в 2 с. с деревянным стаканчиком на конце. Гул от батанья пугает рыбу: она стремительно бросается от берега и застревает в режевке. Батауху вытаскивают на челн и, выбрав рыбу, прикрепляют в другом месте и опять батают. Стоимость батаухи 6—7 руб.
По словам некоторых крестьян, употребление ея запрещено, так как она не поименована в числе снастей и снарядов, при помощи которых ловля разрешена законом; но конечно это нигде не соблюдается.
Говорят, что батауха происходит из Пермской губернии.
5) Морды делаются из ивовых прутьев и бывают разных фасонов и величин: круглыя, длинныя, большия и малыя. Каждая состоит из 2 конусов, сделанных из прутьев, связанных мочалой. Внутренний конус с отверстием играет роль «горла» в фитиле. Есть морды, которыя состоят из одного конуса прутьев. Делаются такия морды следующим образом: вокруг кольца связывают прутья, потом перегибают их на подобие боченка, опять соединяют концы и связывают, оставив только небольшое отверстие, которое затыкается при постановке морды и открывается при вынимании рыбы.
Круглой мордой ловят преимущественно карасей в прудах и озерах, причем ее прямо бросают с лодки или с берега в воду. Приманкой служит черный хлеб.
Морды с удлиненной формой бывают обыкновенно больше круглых: длина их 1½—2 арш., а диаметр наружнаго конуса равен ¾—1 арш. Во время ловли в этой морде приделы-
255
вают 2 крыла из сети с широкими петлями. Пробираясь вдоль крыльев, рыба заходит в морду и ловится. Если ловят в протоках и ревах, то вместо крыльев из сети к ея входу приделывают плетни из толстой дранки, которыя ставят несколько косо поперек реки так, чтобы единственным отверстием было горло морды. В обоих случаях приманка является излишней.
Если ставят эту морду в озере, то к ея отверстию прикрепляют 3 крыла из лучинок, связанных мочалой: 2 боковых, называемых «усами», и центральное, которое направляется к берегу.
6) Котец. Из тонких, длинных (3—4 арш.) лучин делают род шторы, привязав их мочалой плотно друг к другу, но так, чтобы вся площадь не теряла гибкости.
Каждая штора или «бочка» состоит из 120—140 «лесин» (лучинок) и на один котец идет три таких «бочки»: два образуют самый снаряд, а 3-я служит крылом.
Котцы ставят летом в озерах, в начале зимы в речках и протоках, как мы уже видели раньше. При этом жердочки вколачивают заостренными концами в ил и привязывают к кольям. Оне образуют почти полный цилиндр; только со стороны берега свободные концы обеих «бочек» загибаются внутрь, образуя входное отверстие, по своему устройству играющее роль «горла» фитилей и морд. Крыло начинается у входа в котец и укрепляется перпендикулярно к берегу.
Где есть манило, котец приставляют прямо в его отверстию и крыло является в этом случае лишним.
Рыбу черпают сачком. Последний направляют из середины котца в рукава и здесь уже вынимают из воды. Котцами добывают разную рыбу, но для удачнаго лова надо принять некоторыя предосторожности: напр., там, где попадается щука, необходимо накрывать котец старыми сетями, так как щука часто выпрыгивает из своего заключения. В виду же
256
того, что карась при продолжительном пребывании в котце иногда находит из него выход, следует по крайней мере раз в день выбирать рыбу. Цена котца 1 руб.
7) Садки: а) однодневные имеют форму мережи без горла, с отверстием, которое затягивается шнурком. В подобных садках держат рыбу, пойманную в продолжении целаго дня (Казаровы юрты); б) садки, в которых сохраняют рыбу в больших количествах и продолжительное время, более прочнаго устройства. Они такой же конструкции, как и котцы, тоже вбиваются в ил и прикрепляются к кольям, но не имеют отверстия. Форма их самая разнообразная — четыреугольная, овальная, круглая.
Пространство, занимаемое садком, зависит от количества рыбы, которое он должен вмещать, но обыкновенно не превышает 1 кв. саж.
Эти садки служат для сохранения больших количеств рыбы (иногда 10 и более пудов), которыя ловят в продолжении месяца и даже целой осени. При наступлении зимы рыбу вынимают, морозят и везут в город.
8) Наметка. Остов наметки состоит из длиннаго шеста, к одному из концов котораго прикреплена поперечная жердь длиной в 2 арш. На разстоянии 2 арш. от нея прикрепляется другая жердь длиной в 1—1½ арш. Для большей прочности концы обеих перекладин связывают бичевкой, которую привязывают еще к шесту. К этому остову из жердей и веревок прикрепляется мешкообразная сеть (сторона петли 1 дюйм).
Ловля наметкой состоит в том, что рыбак идет ночью по берегу реки, кладет ее на воду и придавливает жердь ко дну. При этом сеть вздувается куполообразно. Сонная рыба бросается вверх, в пространство, кажущееся свободным, но рыболов тянет жердь к себе и из купола образуется мешок, в который попадает рыба и таким образом вытаскивается.
257
Ловля, конечно, происходит наобум, потому что нельзя знать о присутствии рыбы в данном месте. Обыкновенно идут вдоль берега и закидывают наметку на разстоянии каждых двух саженей. Ловля иногда бывает очень удачна; так, один рыбак разсказывал, что ему случалось в одну ночь добывать в Пышме 2—3 п. рыбы (главным образом щук и крупных окуней).
Наметка не очень распространена в здешней местности. Я ее видел в дер. Черевишевой и в Больших Акьярских юртах.
10) Жерлица. Это — удочка с палкой и лесой из 8 конских волос, длиной 1½—2 саж. Крючек местнаго приготовления, из толстой железной проволоки и снабженный шипиком, соединяется с волосяной лесой при помощи шнура из 8 тонких медных проводов в ¼ ар. длиной. Приманкой служат чебачки.
Проволочную лесу осторожно пропускают чрез рот небольшаго чебака таким образом, чтобы она, пройдя его тело, вышла из anus, потом его передвигают к крючку, а к петельке на свободном конце проволочнаго шнура привязывают волосяную лесу. Если поступать осторожно, то чебак после этой операции не умирает, а еще долго живет. Таким образом удочка снаряжена и почти весь крючек скрыт в рыбке, только кончик высовывается из рта на подобие усов. Свинцовый кибас придает крючку большую устойчивость.
Укрепляют жерлицу следующим образом. В дно косо вбивают длинный шест и к концу его, выходящему из воды, привязывают рогульку из дерева. На рожки последней, обращенные вниз, наматывают лесу в виде цыфры 8, прикрепив предварительно ея свободный конец к одному из них. Намотав известную часть лесы и оставив конец в 1—3 арш., смотря по глубине места, ее ущемляют в расщеп одного из сучков.
Когда рыба схватит живца и дернет лесу, последняя выскакивает из расщепа и начинает разматываться. Heчувствуя препятствия к движению, .рыба не покушается сорваться с крючка и спокойно плавает, пока не придет рыболов.
258
Ловят жерлицей язя, окуня и щуку.
На жерлицу похож «крюк» для щук. Это большой и толстый крючек длиной в 1 вершок; сделан он из старой косы. Он тоже снабжен шипиком и прикрепляется к веревочной лесе посредством 2—3 скрученных железных проволок. Цель последних не дать щуке возможность перегрызть лесу. Длина веревочной лесы 2—3 сажени. Она намотана на палочку длиной в 1 арш. Приманкой опять служит чебак, которому продевают крючек осторожно под кожицу. Все искусство состоит в том, чтобы он остался жив. Ловят крюком только щук в глубоких местах с берега или с лодки, причем смотря по глубине места, лесу разматывают или наматывают на палку.
10) Удочка.Английская удочка с самодельной оловянной рыбкой применяется при ловле окуня, щуки, чебака и язя. Оловянная рыбка приделывается таким образом, чтобы только небольшой конец крючка выглядывал из ея рта. Местами рыбку снабжают двумя крючками (Андреевския юрты).
При ловле окуня и щуки пучек красных шерстинок, прикрепленный к крючку, передвигают к самому его кончику, который таким образом замаскировывается. Для чебака этого недостаточно: шерстинки отодвигают от кончика, который наживляют «горбунцем» (водяной таракан), в изобилии водящемся в стоячих водах. Язей ловят удочкой весной и летом и приманкой служит «стрелка» или «коромысло», стрекоза (libella). Последних добывают сачком или вечером спящих снимают с деревьев. Язей ловят в глубоком месте с лодки. Колебания поплавка показывают, когда рыба клюнет.
Удят рыбу и зимой, сделав для этого прорубь, в которую и опусваюткрючек. Лесу наматывают на палку с двумя сучками и разматывают по мере надобности; рыба с крючком должна приходиться недалеко от дна. Палку держат в правой руке и по временам слегка опускают и поднимают, чтобы рыба шевелилась и казалась живой.
Известно, что зимой рыба мало движется. Вследствие этого, попытав счастие в одном месте, в случае неудачи, пере-
259
ходят в другое, где опять рубят прорубь. Зато, если попадут на хорошее место, где в котловинке дна лежат окуни, то улов может быть очень удачным.
Обыкновенная удочка со свинцовым кибасом, с поплавком из сосновой коры и с крючком, наживляемым червями, здесь тоже в ходу. Ею ловят рыбу на варево (уху) в сенокосное время. Зимой применяют самодельные крючки без шипиков, приготовляемые из довольно толстой иглы. Парфеновские крестьяне делают из одной иглы два крючка, а Янтыковские татары один, бросая более толстую половинку ея. К тупому концу крючка припаивают небольшую свинцовую пирамидку, которая служит местом прикрепления лесы из 3—4 конских волосков. Крючки наживляют горбунцами.
Чтобы приманить рыбу к проруби, в нее бросают горсть живых горбунцев, которых ловят в прудах и озерах. Для этого смазывают решето тестом и прибивают ко дну при помощи кола, за который его и вытаскивают чрез некоторое время. Другие опускают в воду клок сена. В обоих случаях можно быть уверенным поймать большое количество горбунцев. Где их очень много (пруды и озера с илистым дном), там просто делают прорубь и черпают их прямо сачком из-под льда. Сохраняют их в стеклянных баночках за пазухой, чтобы они не замерзли и при ловле пускают несколько штук в прорубь. Они начинают плавать и медленно опускаются на дно, приманивая рыбу. Этот способ мало пригоден в реках с быстрым течением, которое скоро уносит все плавающие предметы.
Преимущество крючков без шипиков при ловле зимой состоит в том, что при взмахе палки, клюнувшая рыба, вытащенная на воздух, сана соскакивает с крючка и падает на лед, так что в данном случае нет необходимости морозить руки, снимая добычу с крючка.
11) Переметсостоит из веревки с прикрепленными к ней крючками, которые наживляются червями. Оба конца веревки прикрепляются к кольям, вбитым в дно.
260
12) Самолов. Около с. Зырянскаго ставят в Пышме самоловы, которыми добывают налимов. Этот снаряд отличается от перемета только своими крючками. Они делаются из толстой проволоки и не имеют зазубринки. Так как они представляют некоторый вес, то к каждому крючку прикрепляют на нитке или 2—3 волосках поплавок. Самолов укрепляют вдоль и поперек реки, обоими концами или только одним, оставляя другой на произвол течения.
Из устройства самоловов видно, что они приспособлены только для рыбы, лишенной чешуи, в кожу которой крючек свободно входит, когда она на него натыкается.
Иногда на крючки надевают в виде приманки мелкую рыбу.
Лучшее время для ловли налима — зима.
Самоловами же промышляют на Иртыше осетров.
13) Лучение рыбы — один из излюбленных способов охоты у здешних крестьян и татар. К носу челнока прикрепляется «коза», — снаряд из толстаго полосоваго железа, служащий местом для костра. Длина той части козы, которая находится на воздухе, около 1 арш., а длина перекладин около ½ арш. Собираясь лучить, сюда складывают короткия поленья из смолистой сухой сосны или из старых пней хвойных деревьев. Чем суше дрова, тем они ярче горят, но за то тем больший запас их надо иметь в лодке.
Орудием для охоты служит острога («цяцке» по татарски). Это саженный шест, оканчивающийся железной вилкой, зубья которой снабжены шипами. Ширина вилки 2— вершка, а длина зубьев около 3 вершков. Острогу (вилку) покупают в городе, причем имеющая 7—9 зубьев и сделанная из хорошаго железа ценится не дешевле 1 р. 20 к. Делаются оне и деревенскими кузнецами.
Для лучения рыбы требуется два человека: один сидит на корме и гребет одним веслом или «плавает», как здесь говорят, другой, охотник, стоит в носу челнока, опершись на острогу и всматривается в воду, освещенную ярким пламенем. Так как при этой охоте плавают в неглубоких местах
261
недалеко от берега, то не трудно увидать спящую на дне рыбу, которую и бьют, опустив конец остроги медленно в воду и потом стремительно ударив рыбу. Если бросить острогу, не опустив предварительно конца ея в воду, то шум и плеск могут напугать рыбу и тогда она уклонится от удара.
По мере сгорания дров подкладывают новыя поленья, aесли вследствие толчка лодки дрова и уголья осыпятся в воду, удобнее подчалить к берегу и здесь опять разложить костер и засветить огонь.
Охота бывает удачна в тихия, ясныя ночи при зеркальной поверхности воды, когда весьма легко заметить спящую рыбу.
Другое важное условие, от котораго не мало зависит успех лученья, — большая или меньшая чистота дна и цвет его; так, светлое, твердое дно, лишенное покрова водорослей, значительно облегчает охоту. Острогой бьют окуня, чебака, щуку и линя.
Добычу сбивают с вилки палочкой. Крупных щук в 30 ф. — 1 пуд нельзя прямо втащить в челн под опасением опрокинуть его. В этом случае обыкновенно опускают острогу и на другой день по ней отыскивают рыбу, ослабевшую от ран и потери крови.
Лучат рыбу в чистых озерах и реках: в Янтыковском озере, в Заводо-Успенском пруде, в р. Пышме и др.
Улов зависит от многих обстоятельств: от погоды, времени года и дня, и т. д.; средним числом в одну ночь добывается ½ п., иногда же 2 п. и более.
14) Глушение рыбы. Время для этой охоты — начало зимы, октябрь или начало ноября, когда река только что застыла, aснег еще не выпал.
Хорошо, если толщина льда не более 3—4 вершков. Приготовления к глушению весьма не сложны: в левую руку берут лучину или ковш со смольем, в правую деревянный кий (дубинку). Охота происходит ночью. Увидав на дне спящую рыбу, сильно ударяют кием по льду. Оглушенная ударом, рыба перевертывается вверх брюхом. Если лед не пробит, то быстро рубят топо-
262
ром небольшую прорубь и вынимают рыбу рукой. Глушить удобно в заливчиках («курьях») и заводях, образуемых озерами и реками, здесь лед обыкновенно бывает прозрачен.
Жители дер. Субботиной глушат в оз. Курья налима и щуку.
Heследует думать, чтобы все здесь изложенные способы ловли практиковались повсеместно в изследованном районе, напротив, каждая деревня и каждыя юрты имеют свои излюбленные снаряды и снасти, которые по разным причинам оказываются более приспособленными к данному рыбному угодью. Например, татары Б. Акьярских юрт промышляют на Пышме неводами, наметками, удочками, острогами; фитилей не ставят, а сети только весной по лугам.
В Н. Тарманских юртах ловят почти только одними сетями и фитилями; неводов и котцев у них нет.
Наш краткий очерк способов ловли и перечень сетей и снастей, употребляемых при этом, был бы не полным, если бы мы не сказали, хотя несколько слов, о лодках, без которых рыболовство летом вряд ли возможно в больших размерах.
Большия лодки, так называемыя неводницы, сделанныя из сосновых досок, законопаченныя старым неводом и засмоленныя, стоят от 5 до 7 руб. Так как оне употребляются исключительно при закидывании тоней, то делаются таких размеров, чтобы вместить 6—8 рыбаков и невод.
При разставлении сетей, фитилей и батаух пользуются челноками или «батами». Первые делаются из толстаго осиноваго ствола и отличаются своею легкостию, но зато и неустойчивостью. «Бат» — тот же челнок, только сделанный из толстомернаго сосноваго бревна. Он менее вертляв и несколько тяжелее в ходу.
Гребец сидит на корме или на дне челна или бата и приводит его в движение одним веслом.
Стоимость того и другаго 1½—3 руб.
Рыболовныя избушки. Если озера и реки находятся далеко от жилья, то крестьяне н татары строят в этих местах избушки, балаганы или шалаши.
263
Избушки складываются из сосновых бревен и имеют жердяную крышу, крытую соломой или дерном. Окон часто не бывает. Подобныя три избушки выстроены на берегу озер Б. и М. Тангач, отстоящих от Тураевских юрт на 30 вер. Ясачные и крестьяне этих юрт, отправляясь зимой на рыбную ловлю, живут в этих избушках 2—4 недели. Обыкновенно один раз в неделю везут рыбу в город на рынок и запасаются провиантом. На Айгинском озере (Тупкуль) таких рыболовных избушек 6.
Шалаши делаются из жердей, которыя разставляются конусообразно, на подобие самоедских чумов. Промежутки между основными толстыми жердями заполняют более тонкими. В щели втыкают ветви хвойных деревьев или их забивают мохом. Иногда поверх всего этого набрасывают землю или песок. Вершина шалаша открыта и служит для выхода дыма от разложеннаго внутри костра (оз. М. Тараскуль).
Размеры рыболовства. Летом рыбу продают скупщикам из крестьян, которые разъезжают по деревням и юртам. Зимой, вследствие удобнаго сообщения, рыболовы обыкновенно возят ее сами в город, или каждую субботу, или в две недели раз, смотря по тому, много или мало ея накопилось. Касается это в особенности жителей более отдаленных юрт.
По временам тюменские и ирбитские купцы сами наведываются в селения (Тарманския юрты).
Рыба отчасти потребляется на месте сельским населением, но значительная часть сбывается в город, откуда она в большом количестве вывозится в смежные горнозаводские уезды Пермской губернии.
Цена находится в зависимости от величины рыбы, от спроса, удобства сообщения и времени года. В жаркое время года рыба сбывается в небольших размерах, так как способы сохранения ея от порчи здешним жителям не известны. Продают карасей летом по десяткам и сотням. 100 штук карасей в ¼ аршина длиной стоят 1 руб. — 1 руб. 20 коп.
264
(мелкая рыба дешевле). Щуку по величине делят на 2 разряда: на «мерную», т. е. имеющую ½—1 арш. длины, и на «недомерок» или «чуругай», недостигающую длины в ½ арш. Первая ценится значительно дороже второй.
Начиная с первых сильных холодов мороженную рыбу везут на рынок в больших количествах и продают уже по пудам.
В Кашегальской волости существуют следующия цены на рыбу (за 1 пуд):
крупный карась
1 р.—2 р.
мелкий карась
40 к.—1 р.
крупный окунь
1 р. 50 к.—2 р.
мелкий окунь
60 к.—1 р. 50 к.
мерная щука
1 р. 20 к.—2 р.
чуругай
50 к.—1 р. 20 к.
крупный чебак
80 к.—1 р. 50 к.
мелкий чебак
50 к.—80 к.
язь
2 р.
Или средния цены за пуд
окуня, карася, щуки
1 р. 50 к.
язя
2 р.
Чебака
1 р. 20 к.
 
По оффициальным сведениям, в разных юртах Кашегальской волости в 1878 году было поймано следующее количество рыбы (в пудах):
 
 
Карась
Окунь
Чебак
Щука
Ерш
Язь
в Островн.
200
200
200
100
в В. Тарм.
200
в Н. Тарм.
220
в Есаул.
250
30
200
30
20
15
в Мулаш.
230
30
50
30
20
в Андреев.
337
в Канчеб.
135
40
50
15
в проч. юрт.
610
117
297
155
36
31
Всего
2182
417
747
365
56
81
В 1885 г. во всей волости добыто:
 
1000
330
330
300
50
265
Считаю долгом оговориться, что к приведенным здесь цифрам следует относиться с большой осторожностью.
В остальных волостях района рыболовство производится в значительно меньших размерах.
Значение рыболовства. Теперь скажем несколько слов о том, какую роль играет рыболовство в народном хозяйстве. В большинстве случаев эта роль ограничивается тем, что оно доставляет некоторым сельским обществам небольшой доход и служит дешевой и питательной пищей для более бедной части населения. Но в некоторых местах рыболовство служит одним из главных источников обезпечения жизни поселянина. Касается это татар юрт Канчебурских, Андреевских, Янтыковских, В., Ср. и Н. Тарманских и некоторых других. Для жителей первых юрт рыболовство составляет почти единственный источник благосостояния, так как другия отрасли сельскаго хозяйства по топографическим условиям местности мало пригодны. Их рыба пропитывает и дает возможность уплатить подати.
Юрты Янтыковския, В., Ср. и Н. Тарманския расположены на небольших островах среди обширных болот и лесов. Жители занимаются рыболовством, земледелием, сенокошением. Обилие озер, богатых рыбой, без сомнения было причиной основания селений в местности с такими неблагоприятными топографическими условиями, в эпоху, отдаленную от нас на несколько столетий[4], когда, конечно, по соседству не могло быть недостатка в землях удобных для земледелия.
Впоследствии, однако, рыболовство мало по малу перестало быть единственным средством в существованию жителей, в тому же и улов рыбы уменьшился. Повсеместное истребление леса вызвало спрос на лесные материалы и здешние татары нашли выгодным эксплоатировать свои обширныя лесныя дачи. Торговля лесом составляла до последняго времени главный доход жителей, но в 1882 г. их земли размежеваны, так как
266
было предположено отрезать всю лишнюю против 15-ти десятинной пропорции землю в казну, и в виду этого рубка леса на продажу без платежа попенных денег была запрещена (хотя отчасти и практикуется вследствие малочисленности лесной стражи). Благодаря этому распоряжению, упомянутые татары лишились своего главнаго дохода и теперь более чем когда благосостояние их зависит от присутствия рыбных угодий в их наделах.
Рыболовный промысел, которым занимается почти все население названных юрт, продолжается почти круглый год, только летом, во время спешных полевых работ, рыбная ловля прерывается на несколько недель.
Чтобы показать, какое значение может иметь рыболовство для иных селений изследованнаго района, приведем несколько цифр из бюджета 3-х татарских семейств юрт Андреевских[5].
1) Чистый доход зажиточной семьи равен 211 руб. Из этой суммы на долю рыболовства и охоты на водяную птицу приходится 64 руб. 90 коп., что равно 30,7% всего чистаго дохода.
2) В средней семье из общей суммы чистаго дохода 152 р. рыбная ловля и перепродажа пойманной на месте рыбы доставляют 80 руб. 90 коп., что составляет 53,2% всего чистаго дохода.
3) Из бюджета бедной семьи видно, что она получает от рыболовства и охоты 41 р. 40 к., на сумму чистаго дохода 84 р. 60 к., т. е. 48,9% чистаго дохода.
Итак, основываясь на этих данных, можно, не рискуя сильно ошибиться, сказать, что озера доставляют названным юртам ¼—½ их чистаго дохода.
Горбунцы. Описывая рыболовство Тюменскаго округа, нельзя пройти молчанием весьма сильнаго врага здешних рыболовов, именно ракообразное gammaras pulex, называемое водяным та-
267
раканом или водяной блохой, «горбунцем», «пакостником» и т. д. (по татарски «мямге»). Появление его в больших количествах, по словам некоторых старожилов, относится в последнему десятилетию, напр., в оз. М. Тараскуле (около Б. Акьярсвих юрт) он стал заметен только лет 6—7 назад, ныне же он почти пропал в этом озере. Происхождение его местные жители объясняют таким образом: вследствие ловли неводом осенью и в начале зимы воды озера сильно мутятся и грязнятся от поднимаемаго ила. При недостаточном притоке свежаго воздуха эта вода начинает портиться или «киснуть», как здесь говорят, что причиняет быструю смерть белой рыбы, а масса мертвой рыбы, доставляя горбунцу обильную пищу, способствует его размножению. Причину, почему последний появляется в иные года в громадных количествах, в другие почти пропадает, видят отчасти в том обстоятельстве, что белая рыба не каждый год гибнет в больших массах.
Вред, причиняемый горбунцем, заключается в том, что он поедает сети: в несколько суток, а иногда в одну—две ночи оставляет от фитиля почти одни обручи, а от сети веревку (оз. М. Тараскуль около Акьярских юрт). Понятно, какие убытки он может причинить рыбакам. Чтобы сделать сеть прочнее, ее обмакивают в отвар кипящей березовой коры или в жидкий деготь; иногда ее смолят. Но все эти средства помогают только отчасти, так как, если отвар бересты был очень крепок, или если применить чистый деготь, то карась будет избегать подобнаго снаряда, хотя в этом случае сеть и держится дольше. Теперь по совету одного крестьянина рыболовы на Тараскуле завели несколько сетей из хлопчатобумажных ниток, но результаты этого нововведения пока неизвестны.
Появление горбунца в больших количествах бывает летом, когда вода хорошо нагреется. В виду этого в некоторых местах ловля фитилями и сетями в это время года невозможна (оз. Мостовое и Круглое около с. Малькова). В Андреевских
268
юртах рыбу до Петрова дня ловят фитилем, а с Петрова дня почти только котцами, так как лучинкам и мочальной перевязи горбунец вредить не может.
В чистых озерах этот враг рыболовов встречается в малых количествах, в реках его почти нет.
269


[1]«С половины декабря до открытия рек вода замирает: становится мало прозрачной, невкусной и как бы пузырится. Простояв несколько часов в графине, она оставляет на стенках и особенно на дне осадок красной железной окиси. Эта вода очень вредна для употребления: от нея делается сильная боль в горле и в животе, особенно у людей непривычных. Рыба в такой воде задыхается и поэтому вся собирается к живцам, т. е. ключам. Миддендорф замечает, что подобный застой и гниение воды происходит от такаго течения рек, которое благоприятствует разложению сернокислых солей, пропитывающих почву. Такое злокачественное состояние воды известно в Западной Сибири под именем «духа» или «замора». С этим застоем вероятно находится в связи черный цвет воды, свойственный многим притокам Оби, напр. р. Оми.» (Списки насел. мест Тобольской губ.).
[2]Исчезновение рыбы в озерах — явление, уже давно замеченное в разных округах Тобольской губернии. Как выдающийся пример приведем озеро Чаны (Тюкал. окр.), которое в 1823 г. отдавалось в аренду за 14,000 руб. (ассигн.) и доставляло до 200,000 п. рыбы; ныне сдано за 3000 p., вероятно вследствие оскудения рыбнаго богатства. Предположение это не лишено основания, так как некоторыя из встречавшихся в Чанах пород рыб совершенно пропали: напр. щуки, достигавшия 30 ф. веса, и караси (до 10 ф.). Теперь ловится только чебак и окунь. Яркульская рыбалка, которая отдавалась еще недавно за 200 p., теперь идет за 13, а в Кулундинском озере вся рыба исчезла (Пам. кн. Тоб. губ. на 1884 г.).
[3]Описание ниже.
[4]Судя подокументам на владение землей.
[5]См. в конце изследования.
 
 
ПУБЛИКАЦИЯ:Патканов С.К. Экономический быт государственных крестьян Богандинской, Бухарской, Кашегальской, Черевишевской и Яровской волостей Тюменского округа, Тобольской губернии // Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян и инородцев Западной Сибири, вып. I. СПб., 1888. – 388 с. (Раздел  «Рыболовство» - с. 237-269).
 
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Плахута Д.О. Рыболовство в традиционной культуре средневековых народов Западной Сибири: история изучения
  Изучение хозяйства, в частности рыболовства, имеет давнюю историю. Находки орудий... Читать далее...

Публикации

Яниш Е.Ю., Каминская Н.В. Ихтиофауна низовий Южного Буга в III- IV вв. н. э.
  Материалом для данного исследования послужили кости рыб, полученные в ходе... Читать далее...

Публикации

Аверкиева Ю.П. Рабство у индейцев Северной Америки (раздел «Рыболовство»)
Запруда для ловли лососей. Квакиютль. 19 Рыболовство, охота и собирательство. Это... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: рыбная промышленность и ее исследования (издания до 1917 г.) Патканов С.К. Экономический быт государственных крестьян Богандинской, Бухарской, Кашегальской, Черевишевской и Яровской волостей Тюменского округа, Тобольской губернии (Раздел «Рыболовство»)