gototop

Новые статьи

Старцев А.Ф. Рыболовство негидальцев в ХХ веке
В статье рассматривается хозяйственная деятельность негидальцев, живущих в районе имени Полины Осипенко Хабаровского края. Кроме охоты на копытных и пушных... Читать далее...
Попов А.Н., Раков В.А., Лазин Б.В. Древнее морское рыболовство в Южном Приморье (по материалам раковинных куч неолита и раннего железного века)
Рыболовство – одна из важнейших отраслей древнего охотничье-собирательского хозяйства. Как правило, сведения о нем в археологических остатках в Приморье весьма... Читать далее...
Плещеев В. О щуке
  В «Вестнике союза Русских Рыболовов-Удильщиков» за 1907 год мною была помещена заметка об эпизоде моей борьбы со щукой-гигантом, имеющей в... Читать далее...

Общий обзор XIX морского рыболовного участка Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов

Район участка.XIX морской рыболовный участок Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов, заключает в себе пространство 29820 квадр. верст, в северо-восточ. части Каспийскаго моря. На севере, востоке и юге границу участка составляют берега земель, находящихся в пользовании киргиз Гурьевскаго уезда, Уральской Области и Мангишлакскаго уезда, Закаспийской Области. Протяжение этой береговой полосы, в натуре (согласно ст. 746 Уст. сельск. хоз., изд. 1903 г.) до сих пор еще не отмежеванной, приблизительно 750 верст. На западе участок граничит с водами Уральскаго казачьяго войска, по линии, проведенной на юг от Граннаго бугра (склонение компаса 7°15' вост.) на 88 верст, и далее по мысленной линии государственных вод XX участка, проводимой от юго-восточнаго угла войсковых вод, к северо-восточному углу вод Мангишлакских поселенцев (от этого угла на сев.-вост. — 32,5°) и по восточной грани этих вод до мыса Тюбь-Караган.
В 1896 году из этого района выделена часть пространства с островами Долгим, Колнинскими и др. К западу от мыса Бурунчук (Заворот-тож) и в морской Кулагинский участок и в настоящее время линия западной границы XIX уч. проводится от юго-восточнаго угла Уральских войсковых вод к концу мыса Бурунчук.
Кроме того, в ведении смотрителя XIX участка находится, по особым поручениям, наблюдение за западной (76 верст от Порохового бугра) и южной (линией, соединяющей конечныя точки восточной и западной граней в 112 вер.) гранями Уральских войсковых вод, врезающихся в государственныя воды северо-восточной части Каспийскаго моря.
Топография.Приморская береговая черта XIX участка лежит на 84 фута ниже уровня океана и изрезана заливами, проранами, ериками, проливами и прочими протоками с солоноватой водой, с массой култуков и низменных островов, то соединяющихся с берегом, то выступающих самостоятельно; от них далеко в море тянутся мелкия косы, осередки и другия отмели и россыпи различных наименований. По гребню и на более возвышенных местах, кое где раскиданы землянки зимовых становищ киргиз, три рыбопромысловых поселка, а также немногочисленные рыбные промысла, да станья ловцов.
1
Берега все низменны, пустынны, по большей части покрыты камышевыми зарослями и во многих местах отлогою покатостью незаметно переходят в море. В таких местах граница суши и воды безпрестанно изменяется и вполне зависит от силы и направления ветра, который, то сгоняя, то нагоняя воду, отодвигает береговую черту иногда верст на 10-ть, а в исключительно сильные шторма верст на 20-ть, оголяя морское дно. Насколько уровень воды зависит от дующих ветров, яркую иллюстрацию дает следующая выписка смотрителя XIX рыболовнаго участка из путевого журнала казенной рыбницы этого участка, в половине мая и в конце августа 1912 г., при сильных штормах, в первом случае выгонном, во втором — нагонном, выдержанных им при плавании в надзоре на Жилой Косе: 13-е мая. Ветер юго-зап. тихий. 5 ч. 40 м. дня. Положен якорь в 2-х верстах от поселка. Глубина 3,5 фута, шквал от вост.-сев.-вост. 6 ч. 20 м. вечера, штиль; вода убывает. 8 ч. 40 м. вечера. сев.-вост. средний, воды 2 фута. 14-е мая8 ч. утра. Ветер вост. шторм. Все суда на рейде — на мели. 3 ч. дня. Шторм сев.- вост, усиливающийся шквалами. От пыли с берега на рейде в 60 саж. ничего не видно. 12 ч. ночи. Шторм бо́льшей силы, граничащий с ураганом. Воды под рыбницей нет; жидкий баткан 1,5 фута. 15-е мая 9 ч. вечера. Шторм стихает. Пыль садится. На рейде, насколько видно в море, с мачты, воды нет. 16-е мая6 ч. вечера. Штиль. Воды с мачты не видно. Кругозор более 15 верст. 17-е мая8 ч. утра. Ветер зап. тихий. На горизонте показалась вода. 3 ч. дня. Ветер зап. средний. Вода подошла к рыбнице. 9 ч. вечера. Ветер зап. усиливается. Воды 3,5 фута. 18-е мая 4 ч. утра. Ветер сев.-зап. тихий. Глубина 4 фута. 19-е мая 6 ч. утра. Ветер зап.-юго-зап. средний. Глубина 5 фут. 6 ч. вечера зап.-юго-зап. сильный. Глубина 5,5 фут. 27-е августа8 ч. 20 м. утра. Ветер зап.-юго-зап. сильный. Глубина 3 фута. 1 ч. дня. Глубина 5 фут. 6 ч. вечера. Шторм юго- юго-зап., глубина 6 фут. 28-е августа2 ч. 20 м. ночи. Сильный шторм зап. Глубина 9 фут. 8 ч. утра. Шторм. Глубина 8 фут. 5 ч. вечера. Шторм стихает, глубина 7 фут. 29-е августа8 ч. утра. Ветер зап. тихий. Глубина 5,5 фут. 7 ч. вечера. Ветер зап. тихий. Глубина 4 фута. 30-е августа6 ч. утра. Ветер юго-вост. тихий. Глубина 3,5 фута.
Вследствие такого сильнаго колебания (в приведенных случаях до 6 фут) уровня воды в прибрежной полосе, измерение глубин банков и протоков, для продуктивности работы за неимением постоянных наблюдательных пунктов, производилось, применяя время промеров к ординару, который бывает при устойчивых, безразличных ветрах, или же при продолжительном штиле.
Обращаясь к историческим данным и картам, нельзя не заметить, что море периодически, в течение больших промежутков времени, то отступает от береговой черты, мелеет в чернях, то вновь прибывает и затопляет обнаженное свое дно. Происходит это постоянно и независимо от обыкновеннаго поднятия или опускания уровня воды, под влиянием ветров. Об этом довольно подробно говорит изследователь Каспийскаго моря Данилевский, приписывающий это явление действию внутренних подземных сил. Колебания эти замечались в 1730, 1760, 1805, 1869 и в
2
1886, а в настоящее время уровень Каспийскаго моря продолжает опускаться довольно ощутительно; так за последние три года замечается уменьшение глубины в 19-м участке почти на 1 фут[1].
Единственной рекой в 19-м участке, вливающей свои пресныя воды в северо-восточную часть Каспийскаго моря, была р. Эмба; в настоящее время, в приморской полосе, Эмбы не существует.
Когда пересохло устье Эмбы указаний нет, не запомнят этого и старожилы; теперь осталось только воспоминание в виде култуков, протоков, ильменей, ериков, прорв и прочих мелких водовместилищ, почти пересыхающих в летнее время.
Река Эмба берет начало в Мугоджарских горах, представляющих южные отроги Уральскаго горнаго хребта. Протекая около 550 верст по Арало-Каспийской низменности, в юго-западном, господствующем, направлении, Эмба несколькими протоками впадала в Каспийское море, образующее в месте впадения ея мелководный залив «култук» под названием «Жилой» или «Эмбенский».
Направление течения Эмбы крайне извилистое, а ширина русла и глубина в разных местах и в разное время года не одинаковы. Heпревышая в межень часто 15 саж., во время половодья она разливается версты на две и более, образуя в своем течении несколько ильменей, култучков и протоков. Более заметные и большие, сравнительно в недавнее прошлое, ильмени, Боканчик и Энкубай, в настоящее время совершенно пересохли и образовали так называемые «Соры». В некоторые годы ильмени эти, при разливе Эмбы весной или при осенних паводках от дождей, что бывает крайне редко, наполняются водой.
С правой стороны в Эмбу впадают два более заметных притока: Темир или «Суагач» и Байсары-букомбай или Ган-Орига-булак, а с левой один — Аты-джаксы; кроме того, есть несколько мелких притоков с той идругой стороны, иногда пересыхающих летом и образующих также «соры» или «паники» (от слова паникать. т. е. уходить в землю).
Вморе Эмба впадает пятью заметными рукавами: Джарчик, Кара-узюк, Кияк, Чула-узюк и Кулан-узюк. Протоки эти, соединяясь выше, а также и образуемые ими ильмени, часто носят еще названия поприлежащим урочищам, что крайне затрудняет ориентировку, тем более, что и точнаго разграничения урочищ не имеется в натуре.
Проток Джарчик соединяется с Эмбой только весной и то не каждый год и имеет перед своим устьем россыпь, переходящую выше в мелководный осередок. При ординаре на россыпи, в 4 верстах от устья, 3,5фута, с постепенным уменьшением глубины к устью до 0,75 фута. На россыпи неширокий банк, идущий от урочища «Кушет» вдоль берега, с глубиной 1 и 1,25 фута. При выгонных ветрах и россыпь и банк обсыхают. В 12 верстах от устья, Джарчик переходит в сухой ильмень; в дальнейшем вода кое где имеется. Глубина протока различна, от 0,5 фута до 5 футов с резкими колебаниями; ширина от 6 до 15 саж. и только в самом устье разлив до 60 саж. Берега частью отлогие,
3
частью невысоко-обрывистые покрыты мелкой травой, кугой, высоким и низким камышем. Грунт русла илистый, в некоторых местах выделяющий серо-водород. На мелких местах и у берегов масса водорослей и так называемой зелени.
При устье построен промысел Березкина, а в 4 верстах при разветвлении протока расположены, ныне бездействующие, промысла Токарева, Тарасова, Брысина, Ларина и несколько мелких киргизских станьев.
От устья Джарчика, считая по побережью, до совершенно теперь пересохшаго бывшаго протока Карабулюк — 18 верст. В настоящее время в Карабулюке не бывает воды даже в средний разлив Эмбы и пролив между берегом и островом Карабулюк, в который когда то впадал проток, теперь пересох окончательно и из острова образовался полуостров с длинной песчаной косой.
От Карабулюка до протока Кара-узюк — 4 версты. Проток этот имеет перед устьем большой осередок — россыпь с банком глубиной 2 фута. Рейд для остановки рыбниц — не ближе 3 верст. С праваго жилинскаго берега в море вдается коса, в начале покрытая жирной травой, a по окрайне мелким камышем. Ширина протока, в среднем, 15 сажен. Глубина очень различна: есть места до 10 футов, средняя же не превышает 4 футов. Имеется несколько мелководных илистых перекатов и более глубоких, но с твердым грунтом бродов: перекаты до 1 фута, броды до 2,5 фут. Вода по протоку есть всегда, так как лицевой к морю перекат — бар во время выгона обсыхает первый и задерживает воду. В 4,5 верстах от устья впадает в проток узкий (2 арш.) и мелкий (1,5 фута) еричек «мостовой», соединяющий его с приморским полусухим ильменем «Ак-куль». Через проток в 6 верстах от устья и в 3 верстах от Жилой Косы перекинут деревянный мост. В 8 верстах от устья Кара-Узюк переходит в небольшой ильмень «Аксуат», который протоком «Узюн-арач» соединяется с ильменем «Тайпак» и далее с большим ильменем «Токпарал», который другим протоком соединяется с следующим главным рукавом р. Эмбы — Кияк.
Вблизи устья Караузюка, на правом его берегу, расположены 5 промыслов: Гафарова, Сомова Антона, Сомова Григория, Морозова (бывший Зиновьева) и Лыткиной; в 1,5 верстах от последняго промысел Щербакова, а против него на левом берегу два киргизских стана. В одной версте далее был промысел Тарасова, но теперь от него осталось только шесть чанов без навеса и построек. По Узюн-Арачу остался один промысел Саагжанова и против него у Тайпака несколько киргизских станьев.
Берега Кара-узюка полого-возвышенные, илистые, поросшие мелким камышем и травой; высокаго, густого камыша нет. На более возвышенных местах, не заливаемых водой в сильныя моряны, песок с ракушей; тут обыкновенно раскиданы киргизския землянки — зимовья. Промысла и то только лицевые, к морю, в сильную моряну заливаются водой и поэтому построены на невысоких сваях, другие же на искусственно возведенной насыпи или окружены со стороны низменнаго места невысокой забойкой и валом.
4
Следующий проток, Кияк, называется еще Эмбой, это и есть в настоящее время главный рукав р. Эмбы, более многоводный и доступный, первый принимающий весной ея полыя воды. Общий характер его тот же, что и Кара-узюка, та ж россыпь перед устьем с неглубоким банком, та же ширина русла, та же резко меняющаяся глубина, те же перекаты и броды. По правой стороне Кияка расположены промысла:1) Фарафонова, 2) Назарова, 3) Сайфулина, 4) Никитиной, 5) Брысина, 6) Чанпалова, 7) Еремеева и 8) Маркова; по левой: 1) Саагжанова, 2) Ларина и 3) Сомова; между ними кое где приютились мелкие киргизские рыбосольные станы. По Атарапу — ильменю в который выше, переходит Кияк и соединяется протоком того же имени с общим большим ильменем Токтарал, расположены промысла: Брысина, Березкина, Першина, Сомовых; ближе к Токтаралу — Лебедева, а на самом Токтарале сохранились уже бездействующие промысла Брысина и Тарасова.
Промысла, бывшие на следующих протоках Чула-узюк и Кулан-узюк, даже лицевые, в настоящее время все снесены, так как протоки эти окончательно обмелели и ложе их едва заметно, особенно в береговой полосе моря.
Из других, более заметных морских протоков побережья, при которых имеются промысла, надо отметить: Болш.-Ракушенский, сильно теперь обмелевший; здесь расположен большой промысел Серухина, а в поселке Бол. Ракуша несколько мелких ловецких. Открытый рейд с 2 футовой глубиной находится в 2,5 верстах от устьев, a3 футовый постоянный в 6 верстах. Здесь проходит узкий неглубокий банк, искусственно поддерживаемый Серухиным рытьем лопатами в выгон. От устьев Эмбы проток этот находится в 35 верстах на NW. Нефтепромышленныя компании предполагают здесь построить мол и устроить пристань, а в будущем и нефтепровод до трехфутовой глубины. Тут же предполагается провести дорогу на Дос-сор и Искене, главныя места разработки нефтяных источников, находящихся в 54 верстах от моря, в устье коего сохранились теперь только остатки единственнаго промысла Зиновьева. По Каратону производятся также изыскания местонахождений нефти, и компании предполагают устроить здесь пристань и углубить Каратон в устье, где глубина не превышает 2,5 фут, по самому же протоку есть глубины до 12 фут. Вблизи Каратона находится урочище и соленое озеро — Сор-Кара- Чунгул, где также идут теперь изыскания местонахождения нефти.
В 40 верстах на Sнаходится проток Прорва, имеющий два выхода в море, при верхнем расположен промысел Сиротина «Опыт» и поселок ловцов Прорва—Сиротино тож. У промысла проток широкий и глубокий, но к морю верхний имеет сажен 200 банк, с глубиной 4 фута, а нижний почти засыпан и ход им закрыт, даже для мелких посуд.
Глубина моря в 19 участке очень не велика и даже в бороздинах не превышает 3 сажен.
Геология края. Почва приморской части участка и дельты р. Эмбы солончаковая, песчанно-илистая. Песок желтый и серый, мелкозернистый, похожий на ил. Арало-Каспийские осадки являются результатом нахождения в былыя
5
времена, в этом месте, обширнаго Сарматскаго Средиземнаго моря, простиравшагося от средней Европы до центральной части Азии, дном котораго описываемая местность и служила. От Сарматскаго моря со временем отделялась одна часть за другой и оно отступало все далее к востоку и, наконец, с отделением Чернаго моря, в нашей местности остались покрытыми водой только два больших моря — озера Аральское и Каспийское.
Остаточный характер Каспийскаго моря не может подлежать сомнению: солончаковая степь его побережья, почва которой состоит из указанных ниже пород, под названием арало-каспийских, характеризующихся нахождением в них раковин молюсков, живущих в этом море в большинстве ив настоящее время, и своеобразное население вод, представляют чрезвычайно убедительное доказательство.
Геологическое строение и возраст пластов относятся к двум эпохам: арало-каспийских осадков и третичной. При бурении на урочище Искине найдено до глубины 70 футов в разных слоях красная и желтая глина, пески с солью, песок с ракушей; с 70 до 75 фут ровный слой слюды: до 214 фут желтая и серая глина, песчанники, галька и ракуша; с 214 до 224 мел с глиной; до 250 — красная жирная глина; до 348 речной песок с глиной, до 350 песчанник и на глубине 850 фут глина и нефть.
На осушенном морем пространстве разбросано много соленых и горько-соленых озер; также есть и грязевые озера — соры, с целебными грязями. Сравнительно недавно вблизи Эмбы и берега моря открыты местонахождения нефти, а в 1911 г.,20 апреля, в урочище Дос-сор забил нефтяной фонтан замечательной мощности. На урочище Кара-Чунгул, расположено озеро Сор соляное и места выхода нефти. Сор лежит в глубокой впадине (80 фут ниже степи) и дно его покрыто солью в окружности до 2,5 верст. На берегах Кара-Чунгула (в переводе с киргизскаго черный овраг) замечаются выходы гипсов. Юго-западный берег, где находятся источники нефти довольно высокий икрутой, у подножья его видны отложения кира. Вблизи находятся залежи асфальта.
Дождевыя и речныя воды не выщелочили соль из почвы, поэтому везде, где по поверхности течет вода, она растворяет много солей и затем отлагает их далее по степи. В местах, куда часто стекает дождевая и снеговая вода, образуются «такыры», т. е. ровныя и твердыя, глинистыя пространства, весной покрывающияся солончаковой растительностью. Более значительныя количества соли встречаются на поверхности «соров». Самые большие из них, вероятно, были когда нибудь мелкими заливами, соединенными узкими протоками с морем. В большинстве из них преобладает поваренная соль (хлористый натрий Nacl), в некоторых же более растворимая глауберова соль (сернокислый натрий Na2SO4). Предание говорит и о других минеральных богатствах края но дальнейшаго развития и подтверждения слухи эти пока не имеют. Степень солености прилежащей части моря очень непостоянна и точно не определена; в литературе принимается 0,75%, но во взятых смотрителем XIX рыболовнаго участка в разных местах немногочисленных пробах, определенных ариометрическим способом, получилось колебание от 1,0085 до 101°. Все протоки также с солоноватой водой. Пресной воды даже в копанных колодцах и «куду-
6
ках», ближе 60 верст от берега моря, не найдено. Поверхность морского дна состоит в северной части участка из сераго песка с ракушей или без нея, попадается ил с песком и ракушей; в южной части находится еще и желтый песок с ракушей. При самом побережье и в протоках черный, жидкий, слизистый ил,имеющий запах серо-водорода от гниющих в нем водорослей и корней, с массой серо водородных бактерий.
Климат. Метериологическия данныя о приэмбенском крае совершенно отсутствуют и только осенью, 1911 г., на Жилой Косе открыта метеорологическая станция, к сожалению пока только 3 разряда; таким образом, столь важныя для определения миграционных путей и условий миграции рыб, наблюдения, как то колебания уровня воды, температура ея и проч., производиться не будут. Есть, однако, надежда, что с открытием на Жилой Косе отделения Императорскаго Русскаго Общества рыбоводства и рыболовства. удастся организовать более полныя наблюдения. Приблизительно близкое понятие о климате можно иметь из наблюдений Гурьевской метеорологической станции и сводки ея данных, кстати сказать, крайне мало разработанных. Средняя годовая температура +8°С. Наиболее холодный месяц январь —10°, наиболее теплый июль +26°. Средняя ниже нуля — ноябрь, декабрь, январь, февраль и март. Годовая амплитуда 36°. Количество осадков очень мало и выражается в годовой сумме 149 миллиметров. Число дней с осадками 61. Средняя высота барометра 765,2 миллиметра. Господствующие восточные ветра, холодные зимой и знойные летом, имеют существенное влияние на температуру, доходящую до 31° мороза зимой и до 45° зноя летом. Общая характеристика климата по Виноградскому такова: зимой, когда близь лежащая часть Каспийскаго моря, также как и все протоки, покрыты льдом, равнина сильно охлаждается под влиянием вост.-сев.-вост. ветров, дующих с азиатскаго материка, где давление барометра бывает в это время года особенно велико. Этот холодный поток, значительно понижая температуру, приближает воздух к насыщению, не смотря на небольшое количество паров, находящихся в это время в воздухе, и влажность достигает своей наибольшей величины — появляются туманы, усиливается облачность; но при незначительном количестве паров, приносимых сухим ветром, осадки также незначительны; снег падает в малом количестве и при случающихся переменах ветра и при наступлении оттепели быстро тает. Испарение слабое. — Начиная с конца февраля замечается быстрое понижение барометра и уменьшение притока холодных восточных ветров, начинается таяние льдов в море и вскрытие рек, что замедляет на некоторое время повышение температуры и поддерживает облачность и влажность. — Как только в марте окончится таяние льдов, температура начинает быстро повышаться п так как на азиатском шюскогории давление воздуха все еще превышает давление около Каспийскаго моря, то преобладание восточных ветров продолжается, хотя сила их значительно ослабевает; — степи покрываются растительностью, облачность уменьшается и в мае наступают уже жаркие дни с прерывающимися дождями; влажность быстро уменьшается, не смотря на увеличение паров в воздухе. — В июле нагревание достигает наибольшей величины, — высота барометра наименьшей, поэтому столб воздуха над накаленной степью значительно легче воздуха над водной поверхностью моря,
7
что вызывает хотя и слабые юго и юго-зап. ветра. Влажность достигает наименьшей величины, а сила испарения наибольшей; растительность высыхает, тем более, что осадков очень мало. В августе начинается обратный ход: температура начинает уменьшаться, а высота барометра увеличиваться, и так как понижение температуры и увеличение давления барометра на Азиатском материке идут быстрее нежели около громаднаго Каспийскаго бассейна, то превышение давления вызывает опять восточные ветра. Эти сухие ветра, еще недостаточно сильные, хотя и уменьшают температуру, но за то своей сухостью вызывают ясность воздуха и поэтому в августе и сентябре облачность остается довольно малою. — С половины октября· и в ноябре при повышении барометра и понижении температуры, влияние высокаго давления в соседней Азии все более усиливается и преобладающими ветрами являются восточные и вост.-юго-вост. ветра, сила которых становится наибольшей в ноябре — это самое бурное время для Каспийскаго моря. Понижение температуры воздуха и почвы, и сохранение теплоты над поверхностью вод, вызывает появление обильных рос и туманов; небо становится покрытым, влажность усиливается и затем к декабрю наступают холода; покрытие льдом протоков и части моря, уменьшает испарение и воздух содержит малое количество паров. — В ясные дни, особенно в ясные ночи, вследствие сильнаго лучеиспускания теплоты при безоблачном небе, температура понижается иногда очень значительно».
Киргизы, по некоторым метеорологическим и иным явлениям, заранее, часто очень верно, предсказывают погоду, а главное зиму. — Каждая зима носит на их языке особое название, по разнаго рода животным: у них есть «куян-джиль» — заяц год; «донгус-джиль» — свинья год; «таук-джиль» — курица год; «сыир-джиль» — корова год и т. д., всего двенадцать зим названий; повторяющихся в определенном порядке. Куян и донгус бывают по их поверию всегда тяжелыми годами, вторые совпадают с легкой зимой. Тяжелыя зимы бывают через 6 и 12 лет. Может быть наблюдательность киргиза, жителя степей, скотовода — находящагося в постоянной зависимости от погоды, дали результаты более близкие к действительности, чем некоторыя новыя теории предсказаний. Надо еще отметить особенность пыли в северо-восточной части Каспия. Вместе с частицами глинисто соланчаковой почвы, несется масса острых мелких частиц сухаго камыша. Пыль эта, обладая тончайшей консистенцией, проникает всюду и особенно вредное влияние оказывает на глаза и слизистыя оболочки, почему среди местнаго населения замечается большое количество глазных болезней, особенно век.
Растения и животныя.Флора приэмбенскаго края очень скудна видами. Только в верховьях Эмбы и по протоку «Темир» есть небольшия лесныя дачи, частью искуственно насажденныя и поддерживаемыя. Вообще же весь край носит степной характер. В приморской части, на большом пространстве, ни деревьев, ни кустарников нет. Всюду на мокрых местах растет камыш (вида Phrapmitesи Scirpus), нюнька (высокий вид Carex), осока и куга (Tupha latifolia, angustifolia и др.), на песчаных барханах — песчаный камыш Elumus arenarius) — кияк, на более сухих местах различ-
8
ные виды полыни artemisia alba, art. metans, art. dracunculus и др.), по киргизски джусан, чалыр, тургун, горькая ядовитая трава — кекре acroptilon picris и hicrochloaborealis), на солонцах — виды солянок (salsolaceae), верблюжья трава alhadi camelorum) — джанток; жидовинник гребенщик (tamarix gallica), баялыч — (artophaxis karelinia) и разнаго вида астрагусы (astadulus), приобретающие летом самую разнообразную окраску — суран; безлистныя (aphylli) растения, трава-теке-сакал (dodartia orientalis), далее в степи кормовыя травы, по киргизски «изек и мртык». Киргизское пшено кумар-чик (agriopbyllus arenarium) употребляется у киргизов в пищу, из него приготовляют кашицу и похлебку, смешивая с пшеничной мукой низкаго сорта; семена эти горькия, но предварительно промытыя в 5—6 водах и отмоченныя, становятся почти пресными и годными в пищу. В воде протоков и ильменей масса водорослей. Этим и исчерпывается, кажется, все богатство растительнаго царства. В море, на дне, местами в изобилии растет водоросль (tolypella aralica), у берегов много полисифоний; карликовая морская трава (Lostera nana) и фикохромовыя водоросли (рода spermosira). Орнитологическая фауна очень богата. Карелин насчитывает 342 вида: 43 хищных птиц, 10 вороньих, 127 воробьиных, 5голубиных, 5куриных, 84 голенастых и 68 водяных. Громадное большинство птиц относятся к пролетным: случайно гнездующим, постоянно гнездующим, случайно и постоянно зимующим, улетающим на лето, и лишь небольшая часть туземных, постоянно гнездующих и зимующих.
Только что «солнце пошло на лето», еще протоки, Эмба и часть моря покрыты льдом, громадныя партии водяной птицы несутся с Закавказья и Персии к берегам Эмбы, а вскоре за ними летят и другия породы. Гуси (anser cinereus), казарки (anser ruficollis и ans. albifrons), лебеди (cygnusmusicus), утки (anas) разных пород, бакланы (carbo carmaranus), чапуры (ardea), бабуры или дикуши (pelecanus onocrotalus и pel. crispus), колпиды (platalea leucerodia), фламинго (phoenicopterus roseus), чайки (larus orientalis, lar. argentatus, lar. Ichthyaetus, lar. canus), мартышки (larus ridibundus), крачки (sterna fluviaillis, sterna caspia и st. nigra, sterna hirundo) и проч. и проч. наполняют все побережье разнообразными криками. Из степной дичи дрофа или тудак (otis major), джек-вихляй (otis maegucenis) стрепет (otis tetrax), кроншнеп-тюрник (numenius arquata) и другие виды степных куликов икурочек: коростель (crex platensis), водяной пастушек (rallus aquaticus), лысухи (gallinulinae), бекасы (scolopacinae), турухтан (totanus pugnax), песочники (triuga) и проч. прилетают позднее, а многие и зимуют в степях, южнее Эмбенских. Как на туземную особенность края надо указать на саджу (syrrhaptes paradoxus) и злейшаго врага саранчи розоваго скворца (merula rosea).
К сожалению, приходится констатировать факт уменьшения прилетной и пролетной птицы: приэмбенское побережье перестает быть охотничьим «эльдорадо»; в этом, конечно, не малую дозу участия принимает и хищническое истребление яиц, собираемых киргизами и казаками на гнездовьях и практикующаяся охота с палками и собаками на подлинь.
Ихтиофауна не отличается большим разнообразием видов. В верхней и средней части реки Эмбы водятся — сом (sirulus glanis),щука (esox lucius), сазан (cyprinus carpio), лещ (abramis brama), линь (tinca vulgaris); в неко-
9
торых пресных озерах водятся и караси (carassiusvulgaris); в протоках же и этих рыб нет и только весной заходят с моря. Вобла (leuciskus rutilus var. caspius), красноперка (scardinius erytrophtlialmus), язь (idus melanotus) и почти непоявляющийся в последнее время судак (lucioperca sandra), составляют в благоприятные годы единственные объекты лова в протоках и приморских ильменях.
Первой рыбой, имеющей промысловое значение, весной является в участок вобла (leuciscus rutilus var. caspius), которая в настоящее время страшно измельчала, благодаря хищническому лову ея мелкоячейными сетьми и волокушами, практикуемому киргизами[2].
Вобла(leuciscus rutilus var. caspius). Спина черноватая с голубым отливом, бока тела и брюхо серебристые. Спинной плавник и хвостовый серо-зеленые с красным оттенком, грудные плавники желтоватые, aбрюшные и подхвостовый красноватые. Тело с боков сжатое. Грудные плавники не достигают до основания брюшных. Радужная оболочка глаза красная. Нижняя челюсть рта слабо заворочена вверх. Наибольшая высота тела превосходит наименьшую в 2—3 раза и во столько же раз меньше длины тела. Брюшко между брюшными и заднепроходным плавниками закругленное. Время нереста апрель и май. Икряники собираются стадами и мечут икру на растения до 100 тыс. икринок. Молочники во время нереста как бы покрыты белой узловатой сыпью на спине и голове (брачный наряд).
Красноперка (scardinius erythrophthalmus). — Спина темно-бурая с зеленоватым отливом, бока тела желтовато золотистаго цвета, а края чешуй с золотисто-коричневой каймой; брюхо серебристое. Спинной плавник при основании черноватый, а кверху красный; грудные плавники серые, по концам красноватые; брюшные, подхвостовый и хвостовый плавники красные. Тело с боков сжатое. Грудные плавники немного не достают до основания брюшных. Радужная оболочка глаза золотистая, нередко с красным пятном наверху. Рот полуобращен вверх и нижняя челюсть заворочена кверху. Наибольшая высота тела в 2—3,5 раза меньше длины его. Брюшко, между брюшными и заднепроходным плавниками, образует накрытый чешуей острый край. Время нереста, икрометание и брачный наряд тождественны с воблой.
Вслед за воблой проходят перед устьями Эмбы, но не заходят в протоки, сельдь и пузанок. — Сельди (clupea sapochnikowї) попадается здесь две разновидности: продолговатая с малым глазом (диам. 11—13 милим.) идет в продажу под именем селедки, а широкая с большим глазом (диам. 15—17 милим.) причисляется рыбопромышленниками к пузанку (clupea caspia), хотя похожа на него только наружным видом. — Число тычинок на первой жаберной дуге у обеих разновидностей колеблется ох 24 до 36 шт. тогда как у пузанка от 112 до 132-х; также в широких границах колеблятся и размеры особей, при чем наибольший 420 милиметр. встречается теперь очень редко. Чешуя крайне слаба и легко сходит. Развитые на всех челюстных костях зубы указывают на хищную форму этих разновидностей, питающихся мальками атеринки (atherina), бычков (gobius), сардельки (clupea delicatula) и рачками (gammarus).
10
Пузанок (clupea caspia) здесь значительно большей величины, чем встречающийся по юго-западному побережью Каспия и в количественном отношении к сельди преобладает.
Сельдь черноспинка (clupea kessleri— здесь совершенно не встречается. В своем ходе сельдь и пузанок идут от Мангишлака двумя путями: часть направляется прямо на север и затем уже сворачивает на северо-запад, другая же часть идет на северо-восток и проходит мимо устьев Эмбы; партии эти, по большей части, неравны и в один год масса идет по одному пути, когда по другому в незначительном количестве, на другой же год наоборот. Весенний ход рыбы зависит здесь, конечно, от метериологических и иных условий — направления ветра, течения, температуры воды и проч., но, за отсутствием постоянных наблюдательных пунктов, нельзя даже приблизительно сказать при каких условиях сельдь избирает тот или иной путь. Начало весенняго хода рыбы, мимо устьев Эмбы, ловцы приурочивают к Благовещению (25 марта).
О подходе рыбы Максимович говорит: «главной причиной весенняго подхода рыбы с глубин моря к берегам служит искание рыбой подходящих мест для нереста, обезпечивающих вместе с тем и дальнейшее существование ея молоди, так как береговая зона моря, как наиболее населенная, имеет наибольшее и разнообразнейшее количество пищевых продуктов, при том весной более высокую температуру, чем глубины моря и более интенсивным течения, несущия здесь всевозможный планктон, смываемый с берегов и подводных береговых зарослей; сами эти заросли у берегов и различныя неровности строения, здесь, дна моря, а также мутность воды служат прекрасными убежищами для молоди от хищников моря. Все эти причины — главные факторы для весенняго подхода рыбы к берегам из глубины моря, где рыба в холодное время года находит себе убежище, подвергаясь там состоянию, похожему на зимнюю спячку некоторых сухопутных животных. Наблюдается, что в зимнее время, на различных для разных пород рыбы глубинах можно всегда найти рыб, которыя в это время у берегов совсем не попадаются... Таким образом устанавливается два срока для передвижения рыб: это — подъем рыб из глубин моря к берегам в теплое время года для икрометания и нагуливания жиров и обратный отход рыб в глубины моря в холодное время года для зимней полуспячки. При обратном движении рыб в глубины моря много косяков ея, конечно, могут залегать и на более мелких местах, в ямах (ятови)... Уместно будет тут же выяснить причины, почему так называемые нагонные ветра (с моря) делают хорошим улов рыбы, а выгонные ветра (с берега) обусловливают плохой улов рыбы. Мнение рыбаков, что шторма с моря и при этом волнение погоняют рыбу к берегу, в буквальном смысле этих выражений, не имеет за собой никакого доказательнаго объяснения такой причины, а также и той, что ветра с берега угоняют рыбу в море. Известно, что действием ветра на поверхности моря, производятся волны и тем большия, чем сильнее ветер; но доказано, что волнение имеет пределы распространения в глубину и что глубина возмущеннаго слоя воды весьма незначительна в сравнении с общей глубиной моря, при чем она обыкновенно равна высоте волн. Известно также, что наступательное движение волны весьма незна-
11
чительное. Из этого ясно, что волной прибивать рыбу к берегу не может, так как она имеет возможность всегда спуститься в глубь, ниже слоев волнения, в более спокойныя сферы, да и в верхних слоях, подверженных волнению, рыба не лишается возможности управлять собою, вследствие незначительнаго поступательнаго движения волн. При ветрах и волнении с моря, поднимающих уровень вод у берегов, устанавливаются два противоположныя, возместительныя течения стремящияся привести уровень моря к нормальному: одно течение верхнее, производимое ветрами, идет к берегу, а другое донное — от берега, стремящееся возместить убыль воды, сгоняемой споверхности моря ветром, и, чем сильнее будет ветер, тем интенсивнее будут течения. Все это доказано опытами. При этом, верхнее течение бедно пищевыми продуктами и без мути, а нижнее мутное и богато различным планктоном. Муть и планктон уносятся нижним течением в глубь более спокойных вод, где бродит рыба, и привлекает в струю этого течения, где она, идя против течения, что дальше, то больше, будет встречать обилие пищи и таким образом подойдет к самому берегу. Обратно, при ветре с берега, верхнее течение с моря будет богаче планктоном и мутью (хотя не в такой степени, как нижнее течение при ветрах с моря), а донное течение со дна моря к берегу будет не так интенсивно с совершенно чистой водой, а потому не нужное для рыбы, да представляющее еще большое неудобство для хода рыбы, так как итти по течению рыба избегает, вследствие плохой управляемости при этом своими движениями. Рыбе по течению также неудобно плыть, как птице, например, летать за ветром. Таким образом, ходом рыб в море управляют течения, а не что либо другое; следовательно, для полнаго изучения хода рыб необходимо хорошо изучить течения моря: донныя и поверхностныя, их температуру и продуктивность, а также население и растительность дна в различных глубинах моря».
Из других парод частиковой рыбы, кроме воблы и сельди, в приэмбенском морском участке встречаются, но не имеют большого промысловаго значения: судак (luciopercasandra, luciop. marina), сазан (cyprinus carpio), язь (idus melanotus), красноперка (scardinius erytrophtlialmus), жерех (aspius rapax), лещ (abramis), сопа (abramis sopa), чахонь (pelecus cultratus), сарделька (clupea delicatula) и проч. так называемая «мелочь». Вместе с воблой изредка попадается и шемая (alburnus clialcoides). Поздней осенью, зимой и в конце ея хорошо ловится белорыбица (coregonus leuciclithus), вместе с которой изредка попадается и лосось (salmo caspius). Из так называемой красной рыбы осетровыя породы, исключительно: осетр (acipenser guldenstaedti), белуга (acip. huso), севрюга (acip. stellatus), шип (acip. schypa), котораго не надо смешивать с помесями (ублюдками) этих пород, носящих в просторечии тоже название «шип», с прибавлением названия преобладающей породы. Зимой, во время глубевого аханнаго рыболовства, изредка и в небольшом количестве попадаются керим, признаваемый некоторыми ихтиологами за вид acip. baeri, но более справедливым надо считать его за вид acip. glaber) и стерляди (асир. gmelini).
Белуга, питаясь преимущественно рыбой, следует весной за воблой и сельдью, дающими ей обильную пищу. Осетр питается здесь мелкими видами молюсков (cardium., dreysenaи пр.) и личинками двукрылых (chironomus
12
и др.); севрюга предпочитает ракообразных; (mysis, gammarus, cyclopsи проч.). Из морских рыбок не имеющих промысловаго значения надо указать на сардельку (clupea delicatula), бычков (gobius fluviatilis, cottus gobio) и (syngnatus pelagicus, barbus brachyupbalus).
Громадное количество бычков (gobius), постоянно живущих на мелких местах участка, наверное скоро обратит внимание промышленности, как уже это практикуется по черноморскому побережью, приготовлением консервов, так как с обмелением участка и уменьшением уловов настоящих промысловых пород, придется изыскивать новые источники. Водящиеся во множестве по всему побережью раки (astacus pachypus), могли-бы дать тоже не малое подспорье ловецкому населению, но лова их и экспорта не производится; здешние раки, канечно, отличаются и цветом, и вкусом, и жиром от речных, но консервируемые они могли бы быть превосходны. Heмало досадных минут доставляют они ловцу-сетчику, запутываясь в ставныя тонкия сети и свертывая их жгутом, так что для разбора приходится рака раздавить каблуком и распутывать сеть, вынимая его по частям, часто даже предварительно просушивши сеть, что особенно затруднительно при зимнем подледном рыболовстве в чернях. В приэмбенския морския воды заходит вслед за рыбой и тюлень (phoca caspica), но отдельнаго тюленьяго промысла здесь нет и несколько сот штук, вывозимаго с жилой Косы тюленя, собирается только из случайно попавших в рыболовных сетях и снастях экземпляров. Есть слухи, что в южной части залива Цесаревича, вслед за так называемой «долгинской» сельдью, выдерживающей большую соленость этого места, входит масса тюленя, но не выдерживая солености там слепнет и дохнет, под названием «плавуна»; случайные ловцы, местные киргизы и туркмены, собирают его массами и продают частью на Прорву Сиротину, а большею частью на промысла Кулалинскаго участка. Лов сельди в этом месте невозможен по причине забивания сетей массой-зелени водорослей, плавающих по заливу. В планктоне приэмбенскаго участка масса диахомей (melosiraborreri, thalassiosiradecipiens, sceletonema costatum, coscinodiscus, aetinocyclus, chaetoceros, campylodiscus и др.). Фауна Каспийскаго моря довольно подробно изследована Ο. А. Гриммом, нашедшим здесь из простейших два вида многокамерных корненожек (rotalia veneta и textullaria caspia), губки (reniera flava, amorphinacaspia, metschnikowiatuberculataи пр.), пиявки (piscicolaи clepsine), малощетинковые черви колчатые (nais, tubifex, limnodrilus); из ракообразных (gammarus, cyclops) морской харакан (idothea entomon) и рачек (mysis relicta); молюски: серцевидка (cardium edule), беззубка (anodonta, adacna, dreyssena polymorpha), брюхоногие (neritina, hydrobia, ruthina, lithocyphus, planorbis), a в протоках масса губок-бадяг (spongilla), мшанки (plumatella), гидр (hydra grisca) и проч. и проч. Только небольшая часть этих животных, а именно глубоководныя не живут в приэмбенском участке. Ракушки (mytilus vulgaris и unio) встречаются во множестве. Говоря о жизни приморской части приэмбенскаго края, нельзя обойти молчанием массу насекомых, которыя, служа в личинковом, а часто и взрослом состоянии, пищею рыб, благодаря своему грандиозному количеству, представляют истый бич населения и скота своими укусами. Наибольшее значение имеют: двукрылыя — комарники (chironomus, carethra), мошки (simulium), комары (culicida),
13
слепни (tabanidae), оводы (oestridae), мухи (empidae); сетчатокрылыя-вислокрылка (sialis lutaria) и прямокрылыя-паденки (ephemeridae), богомол (mantis religiosa), затем жужелицы (elaphrus riparius), плавунцы (dyticidae и hydrocanthari), мертвоеды (silphidae) и разнаго рода костянки (scolopendra), из которых особенно распространен род iulus. В камышах «гнездилища» перелетной саранчи (pachytylus migratorius) и сопровождающих ея живородящих мух (sarcophaginae).
Из пресмыкающихся водятся в приморской полосе: — ящерицы (anguidae, lecerta agilis), черепахи (emysorbicularis), лягушки (rana esculenta, r. temporaria), тритон (triton cristetus), ужи (tropidonotus natrix u trop. hudrus), змеи (echis carinata).
Из паукообразных обращают на себя внимание, тарантул (tarantula melanogastra) и скорпион (rnthus occitanus); первый попадается больше на низменных солончаковых местах, второй на песчаных.
Для общей характеристики приэмбенскаго края надо упомянуть и о позвоночных животных: тут водятся волк (canis lupus и can. arundinaceus), лисица (can. vulpes), корсак (can. corsac); из грызунов (glires): сурок (arctomys bobac), суслики (srepmophilus) тушканчики (dipus), песчанки (merioues), крысы и мыши (mus) полевки (arvicola), зайцы (lepus variabilis и lep. caspius); насекомоядныя: летучия мыши — кожаны (vesperugo), нетопырь (verspertilio nattereri), ушан (plecotus auritus), крот (talpa europaea), кутора (sorex) и еж (erinaceus); из диких съедобных — сайгак (antilopa saiga colus tataricus) и кабан (sus scrota), но они в последнее время стали по побережью крайне редки.
Приведенныя данныя о флоре и фауне края, конечно, много не полны и, легко возможно, недостаточно точны для систематическаго изучения края, так как собирались смотрителем XIX рыболовнаго участка попутно с задачей очерка приэмбенскаго участка по отношению к главному занятию населения побережья рыболовству и сравнительно короткое время.
Население и промыслы.На приморской полосе, на песчаном, немного возвышенном берегу моря, за островом Карабулюк и Караузюкской косой, расположен поселок вольных поселенцев «Жилая Коса», а вглубь и попобережью эмбенской дельты раскиданы киргизские аулы и зимовья. В устьях, по протокам и ильменям, и на Жилой Косе построено до 100 рыбопромысловых заведений и почти столько же мелких станьев, очень интенсивно работавших в недавнее прошлое и большею частью заброшенных теперь.
Приэмбенские промысла мало подходят под общепринятое понятие о промысле или ватаге Волжской дельты: это не более как временныя помещения для приготовления рыбных товаров; подавляющее большинство их работает только весной и исключительно частиковой рыбой.
Большинство имеет только рыбосольный камышевый или тесовый амбар-лабаз с несколькими чанами; рядом такой же навес, редко с деревянным полом для резки рыбы, камышевый амбар для хранения соли и кое каких припасов; тут же салмаки вешалов для вяления рыбы, небольшая деревянная или саманнаго кирпича конторка-караулка. У некоторых есть еще небольшой икорный лабаз и временныя помещения для
14
жилья. Ледники и выхода, да и то не для холоднаго посола, а для собственнаго употребления талой воды, имеются только на Жилой Косе, и в поселках. Жилинские промысла, а также на Ракуше и Прорве отличаются от прочих приэмбенских тем еще, что при них имеются дома для жилья и зимой и разныя дворовыя службы, окруженныя забором; таким образом, каждый двор в поселках, за немногими исключениями, в тоже время и рыбный промысел.
Жилая Коса — центр промышленников, рыболовов, приготовления рыбных продуктов и торговли.
Жилинские рыбопромышленники раскинули свое дело по всему побережью устьев и низовью Эмбы. Все станья, мелкие промысла, ватажки и поселки составляют как бы филиальныя отделения Жилой Косы. С нея они управляются, (одно время, как говорят, предполагалось даже Жилую Косу переименовать в город посад с упрощенным городовым положением, ныне же образована Жилинская волость), снабжаются орудиями лова и материалами, кредитуются, сносятся с рынками и через нее же идут рыбные и другие товары. Кроме рыболовства и приготовления его продуктов, жители занимаются скупкой у кочевников шкур, шерсти, сырья и скота, а также и торговлей разными материалами и припасами. Почти каждый промышленник имеет и лавку с разными необходимыми ловцу и кочевнику товарами.
На Жилой Косе оффициально зарегистрированных лавок 78; из других промысловых заведений — два бондарных, 12 кузниц и 7 хлебопекарен. Имеется две церкви; одна старая, в которой службы уже не бывает. Мечеть, две школы (церковно-приходская и русско-киргизская М. Η. П.), больница на 10 кроватей и при ней два фельдшера и акушерка; с ноября 1911 г. командирован и уездный врач. Больница содержится на средства рыбопромышленников с пособием из областного земскаго сбора. Из административных лиц на Жилой Косе живут: крестьянский начальник 2-го участка, Гурьевскаго уезда; выборный поселковский староста и конно-полицейский стражник с правами и функциями урядника. С весны предполагается назначение двух конных стражников рыбо-промысловаго надзора. На Жилой Косе 238 дворов с 432 семьями, в коих 1025 мужчин и 948 женщин. Весной и осенью во время рыболовства это население увеличивается приездом астраханских скупщиков, промышленников, прикащиков, уборщиков и проч. пришлым людом.
Для убоя пригоняемаго на Жилую Косу скота имеется вблизи поселка бойня, довольно примитивнаго устройства. Собственно базара и скотопригоннаго двора нет: скот, кожи, шерсть продаются на улицах и по дворам, что конечно, не говоря уже об антисанитарности, не выгодно отражается и на интересах продавцов—киргиз.
К поселку «Жилая Коса» примыкают два аула 4-й и 5-й Эмбенской волости; киргизское их население занимается скотоводством только отчасти, а больше работает на рыбных промыслах сдельно; некоторые рыбачат сами. — Жилинские промышленники представляют довольно пестрый состав: русские, мещане и крестьяне разных губерний: Астраханской, Нижегородской, Тамбовской, Симбирской, Пензенской, Владимирской, Самарской и проч.; татары, больше Казанской и Симбирской губерний; евреи — гильдейные купцы
15
и Астраханские и др. мещане, греки—турецко и греческо подданные и т. д. Несколько случаев скорой и легкой наживы, на приэмбенских промыслах, в начале нынешняго столетия, и довольно легкий, доступный кредит, открытый в те же года Астраханью, дали в результате массовый набег в этот край разных случайных элементов, часто «без гроша в кармане». К рыбному делу потянулись лавочники, приказчики, трактирщики, прасолы, богатые купцы, даже чиновники. Полным непониманием дела, безсознательным перепроизводством малоценных рыбных товаров, руководимые единственным желанием из копейки составить сотни рублей, при полном игнорировании улучшения техники приготовления рыбы, эти лица оставили по себе грустную память, а пожалуй и свели промысел к плачевным, ныне наблюдаемым, результатам.
Кочевое население — киргизы, прикочевывают к берегам моря осенью, для пастьбы скота в приморских камышах, где находят для себя и своих стад пристанище и защиту от степных снежных буранов.
В приэмбенских приморских волостях числится: в Каратюбинской 7 аулов с 5904 киргизами; в Бланской — 9 аулов с 7578 кирг.·Карабайлинской — 9 аулов с 6699 кирг.; Джарчикской — 11 аулов с 7328 кирг.; Эмбенской — 8 аулов с 5504 кирг.; Акбасовской — 11 аулов с 7284 кирг.; Эмбо-Атравской — 16 аулов с 9804 кирг.; Карачагировской — 8 аулов с 6236 кирг., Акжаловской — 9 аулов с 5437 кирг. и в Бистюбинской — 9 аулов с 7801 кирг. Живут киргизы зимой в землянках из саманнаго кирпича, или из камыша, обмазаннаго глиной (на постоянных зимовьях), а частью перезимовывают в кибитках и кошах из кошем, под защитой зарослей камыша.
Поселок «Большая Ракуша» находится в Бланской волости и состоит из 43 дворов с 96 мужчинами и 95 женщинами; поселок имеет церковь, русско-киргизскую школу, три лавки, одну кузницу и пять других торгово-промышленных заведений. Большая Ракуша — настоящий ловецкий поселок; большинство ловцов красноловы — снастями, удержавшие этот промысел в трудные годы, благодаря местному промышленнику Серухину, поддержавшему их кредитом в течении нескольких лет.
В 15 верстах на юго-восток от Большой Ракуши находится небольшой поселок Малая Ракуша или Алтатан; здесь всего два рыбных промысла Рынкова и Форафонова и несколько ловецких дворов.
Самый южный до побережью — поселок «Прорва», Сиротино тож; возникновение его относится к 1892 году, когда здесь было устроено рыбопромысловое заведение астраханским предпринимателем Бражниковым, вскоре продавшим свои постройки и дело Сиротину. В начале здесь было всего 5—8 домиков, а в настоящее время числится 41 с 85 мужчинами и 59 женщинами. В поселке есть церковь и школа, причта пока еще нет. Поселок правильно носит название Сиротино, это как бы его имение, тут он полный хозяин. В 1903 году, благодаря хлопотам Сиротина, по приговору киргиз Бистюбинской волости, поселку отведено 200 десятин под выгон и сенокошение.
Большой помехой возникновения и развития ловецких поселков служит неупорядоченность вопроса о береговой полосе. Киргизы поэтому не допускают ловецкое население свободно пользоваться береговой полосой и
16
произрастаниями, требуя платы и чиня разныя препятствия, хотя согласно ст. 746 Уст. сел. хоз. изд. 1903 г. это право и разрешение на устройство стана или промысла не подлежит им. Неотмежевание в натуре одноверстной полосы и неимение легализованнаго общественнаго устройства поселков, дают повод к кривотолкам и противодействию законному праву.
Отсутствие по всему побережью пресной воды, годной для пользования, также играет не малую роль в тугом развитии поселковой жизни. Для личнаго потребления постоянные жители запасают зимой в особые чаны и своеобразные ледники с нижним стеком и колодцами, снег и лед, талой водой котораго и пользуются летом. При случайных дождях, запасы эти пополняются в чанах дождевой водой, собираемой в вырытыя ямы. В конце лета этой воды у многих не хватает и пресную воду привозят с Волги, в новых тарах и полутарах, покупаемых в Астрахани для осенних малосолов. У кого нет запаса воды или вся она вышла — покупают у других. Обыкновенная цена пресной воды, часто очень сомнительной свежести и качества, 5—10 коп. ведро, но в исключительных случаях долгой осени и малых запасов доходит до 40 коп. ведро (осенью 1910 года). Скот весной довольствуется подснежкой, а летом и осенью солоноватой водой ериков и кудуков—колодцев.
Киргизы скотоводы откочевывают летом с своими стадами в глубь степей, где имеется и лучший корм и колодцы с довольно хорошей водой.
Былое богатство подножнаго корма и инертность киргиз, крепко поддерживают традиционный способ содержания животных на подножном корму весь год, что гибельно влияет вообще на скотоводство, а в тяжелыя суровыя зимы уносит от безкормицы большую часть достояния кочевника.
Скот, даже зимой, находится на подножном корму — тебенюет и только в сильные бураны и гололедицу подкармливается впроголодь сеном, которое запасается во время лета и осени в крайне ограниченном количестве.
Местный скот отличается особенностями, кажется ему только и присущими: мало уступая в качественном отношении животным крестьянскаго хозяйства других местностей России, способен перенести отсутствие крова, любыя невзгоды, безкормицу на зимних пастбищах, жалкий подножный корм летних пастбищ и плохой горьковато-солоноватый, часто тухлый водопой.
По количеству голов разводимый скот распределяется так: овец и коз 63%, крупный рогатый скот — 22%, лошадей — 9% и верблюдов — 6%.
Рыболовство и приготовление рыбы. Рыболовство в море, в 19 участке, производится неравномерно во всех его частях: снастичи, преимущественно, располагаются у границы Уральских войсковых вод, занимая места по жребию; не получившие места, «на грани» или опоздавшие, ставят «порядки» в чернях, против поселков: Ракуша, Алтатан и Бакланьих островов. Снастичи, приходящие из Астраханских сел, ловят в более отдаленных от берега местах, на 2-х и 3-х саженной глубине, ближе к XX участку. Сетной, частиковый лов, сосредоточен, главным образом, вблизи берегов и поселков, что обусловливается, как близостью промысловых заведений и приемных судов, куда возят ловцы рыбу для
17
сдачи, так и большими удобствами и безопасностью лова с небольших судов. Не малое, конечно, влияние оказывает на это расположение ловцов и подмеченные ими, но научно не констатированные миграционные пути рыб различных пород.
Помимо местных ловцов и киргиз, приходят много и из Астраханской губернии, главным образом, Красноярскаго уезда и киргизы «джамбайды», приморских округов, внутренней орды.
Орудиями лова, в вольных приэмбенских водах, служат: крючковая самоловная снасть (лова английской удочкой не практикуется совершенно) в ставныя частиковыя и красноловныя сети: вобленыя, судачьи, белорыбьи, севрюжьи, осетровые полуаханы и белужьи аханы. Киргизы по протокам и россыпям тянут и волокушами.
Крючковая снасть местными ловцами, за исключением немногих Бол. Ракушенских, года три уже почти не добавляется и в продаже, на Жилой Косе, крючка нет; за все последнее время отдельными лицами привезено из Астрахани крючка полуторника не более 30—40 пудов. Ловцы перешли на сетной лов. Устройство и размеры этих орудий лова общеизвестны и много раз уже описаны; поэтому, чтобы не повторяться, укажу только на некоторыя особенности. Длина перетяги крючковой снасти здесь делается не более 21 маховых сажен (Ст. 818 Уст. Сел. Хоз. «не свыше 22,5 печатных сажен»), и для удобства уборки, составляется из трех «длинников», связываемых друг с другом узлами; по «выдирке» (вынутии из воды для уборки), каждый длинник укладывается в деревянную развилку «лещетку», так, что хребтина (снасть) идет вдоль, а крючки поперек ея, чтобы крючек не путался. Ставится для лова снасть на «чипчики» (деревянные колья, вбиваемые особым инструментом «набойником»). Материалом для изготовления снасти служат: конопляная, машинная бечева-четверик, скручиваемая для хребтины в две пряди, бечевки тройники и нитки тройники, для привязывания поводцов и крючка, а также поплавков-балбер. Вес крючков употребляемых здесь l,5 п. в 1000, так наз. полуторник. Стоимость 100 перетяг около 280 р. На каждую перетягу сажается 147 крючков, на 11 вершковых поводцах, и 14 балбер. Ставныя частиковыя сети, так называемыя здесь «вобленыя», по уставу 1903 года, должны иметь 1,125 вершка в ячее, от узла до узла; но с самаго начала введения этого закона, ежегодно, давалась ловцам льгота на размер ячеи и по этому ни у одного из них таких сетей нет, нет их и в продаже. Законом, 29 декабря 1910 г. и 29 декабря 1911 г., установлен размер ячеи в 0,875 вершка, но и эти сети имеются только у русских ловцов и то частью; киргизы же все поголовно имеют и мечут мелкоячейныя сети, 0,75 вершка и менее. Почти все местные ловцы готовят сети из пеньковой пряжи сами и только немногие покупают их в Астрахани и Гурьеве. На Жилой Косе готовых «провязов» в продаже почти нет; имеется только пеньковая пряжа различной толщины, бечева для подбор и мочальный сторожок. Гурьевские торговцы, кроме того, имеют и готовую фильдекосовую дель, как говорят, машинной заграничной работы, получаемую через Одесских комиссионеров. «Куфта» связка этих провязов, имеет 100 метров длины (3125 узлов), 26—28 ячей по ширине и 32 милиметра (0,75 вершка) в ячее от узла до узла. Как самодельныя,
18
так и покупныя сети сажаются на 9—10 саженныя подборы «на слаби» (по закону «конец» не должен быть свыше 12 сажен).
Белужий ахан из плетеной пеньковой пряжи, десятерика (10 ниток), в стороне ячеи имеет 5—6 вершков, по ширине до 14 ячей (смотря по глубине, на которой предполагается ловить); длина конца, при слабой посадке, 7—11 сажен.
Осетровый полуахан — из восьмерика; сторона ячеи 3,75 верш., для глуби 20—22 ячеи в ширине, а для черней 12—14 ячей; при слабой посадке конец 7—9 сажен.
Беличьи сети для лова белорыбицы (к сожалению так называемые «джамбайцы» ставят их на глуби для осетра и севрюги, чем и вылавливают маломерка путающагося в тонкой пряже) из четверика; сторона ячеи 2,375—2,5вершка, ширина 16 ячей и длина, при очень слабой посадке, 7—8 сажен. Все сети, летом, ставятся на чипчики, зимой же на грузкамни. Для летняго лова сети, большею частью, смолятся, а для зимняго провариваются с известью и очень немногия только дубят. Расценка сетей крайне неопределенна и зависит от индивидуальной рабоспособности ловца.
Верхняя подбора сетей снабжается балберами; у русских более крупных ловцов, из осокоревой коры, а у киргиз и мелких ловцов, ради экономии, употребляются самодельные поплавки, из чакана; связки его до 6 верш. длиной, по концам стянуты бечевкой и имеют около 1 вершка в диаметре, середина же пучка около 2-х вершков. Главныя места производства осокоревых балбер — Сибирь (Томская губ.), Вирск (Уфимская губ.) и села Шиловка и Майна (на Волге Симбирской губ.); оттуда оне привозятся в Астрахань и продаются счетом. Расценка балбер, кроме величины их, зависит и от выработки: сибирская и уфимская строгаются, а волжская только обтесывается. Каждый сорт разделяется на крупную, отборную, рядовую и пиленку. Размер неразбора (рядовая), наиболее употребительнаго здесь волжскаго изделия, — с расщепинами, длиной от 2-х до 4-х вершков, толщиной от 0,5 до 1 вершка и шириной 0,75—1,25 вершка.
К нижней подборе началиваются «таши» — сплющенные глиняные кругляши, с отверстием посредине — грузила. Диаметр «ташей» 2—2,5 верш., толщина около 0,875 вершка, а диаметр отверстия 0,5 верш., вес «таша» около 0,75—1 фунта. Выработки «ташей», ни на Жилой Косе ни в Гурьеве, нет; в местных лавках их также не имеется. «Таши» покупаются ловцами у киргиз и татар — мелких торговцев от 50 коп. до 1 руб. за сотню. Продавцы же добывают «таши» в Гурьеве даром: во время осенней плавни Уральскаго казачьяго войска в р. Урале, в Гурьев к 20-му октября приходят до 5000 связок (связка — две будары) ловцов казаков, которые, закончив рыболовство, уезжают уже на лошадях и верблюдах обратно по домам в верховыя станицы, и, чтобы не везти с собой лишнюю тяжесть, «таши» от сетей отрезают и бросают на берегу Урала и взморья; здесь киргизы и татары собирают их и продают ловцам на весь край.
Существеннаго различия между неводом и волокушей, которыми тянут киргизы, в длине их искать нельзя, тоже и относительно «глаза», т. е. размера ячей в разных частях их; скорее можно видеть различие в
19
том, что волокуша имеет на верхней подборе большее количество балбер, вследствие чего она обладает и бо́льшей плавучестью, что особенно важно при лове близко идущей к поверхности воды рыбы. Матня невода, обыкновенно, пришваривается ближе к пятному крылу, матня же волокуши по большей части устраивается по средине ея длины.
В последнее время, местные русские ловцы стали употреблять сети исключительно с более крупной ячеей. Объясняется это не столько усилиями рыбопромысловаго надзора или сознанием ловцов о необходимости соблюдения закона, и не страхом ответственности и конфискации мелкоячейных сетей, сколько жизненными, чисто экономическими соображениями и условиями.
Ловя рыбу до сего мелкой сеткой, ловцы, глядя на киргиз и их массовые уловы, довели размер ячеи до того, что не только крупная, но и средняя вобла и прочая рыба, подойдя к сетке-слепушке, не проходит в нее головой и не запутывается, а или идет по ней как по стенке до свободнаго промежутка или стоит до переборки, когда и уходит под низ; в улове попадается только такая мелочь, от которой промышленники и скупщики, или отказываются, или принимают ее по невозможно низкой цене (в позднюю осень 1910 года — 15 коп. пуд), за долг по лавке. В посоле такая рыба, как товар, не оправдывает ея заготовочных расходов, которые одинаковы с крупной, так как резка, засол, уборка и проч. оплачивается здесь с 1000 рыб, а продается рыба с пуда, а если «сушью», летом, и продается по цене с 1000, то в пять раз ниже обыкновенной мерной. Осенью 1911 года, в шторм 27—28 августа, у ловцов укатило почти все порядки; один жилинский ловец после шторма, пока разыскивал свои сети, поставил, бывшие в запасе, 50 концов, так назыв. судочьих с 1 вершк. ячеей, на счастье, хотя судака давно уже не было, да и не время ему, и через сутки, перебирая порядки, ловец получил около 200 шт. воблы, какой давно уже не видывали в улове, на 5,5 вер. Продав ее на Жилой Косе, взял более чем раньше за 2000 мелочи. Характерен вывод ловца: «теперь и законных 0,875 вершка ячей у меня не будет, меньше 4-х пальцев ловить не согласен». Это указывает, что крупная рыба есть еще в Каспие, но ловить ее нельзя мелкой сеткой.
По отношению к продуктивному рыболовству р. Эмба и ея протоки являются водовместилищами случайными, по годам, в лучшем случае, a по отношению к сохранению рыбнаго запаса — отрицательными. Как уже сказано, берега р. Эмбы и протоки отлоги, русло их летом во многих местах почти пересыхает, банки занесены илом и становятся проходимыми, даже для бударок только при моряне; в выгон же быстро оголяются. Снег составляет единственный источник питания пресной водой протоков Эмбы: если зимой было много снега в верховьях и Мугоджарских горах, то, при дружной весне, полая вода, скатываясь по неуспевшей еще вполне отойти долине, быстро достигает устьев, заполняет их сливается в култук, освободившийся к этому времени от ледяного покрова. Проходящая в это время первая рыба, исключительно одна вобла, привлеченная пресноводностью, заходит в протоки и ильмени для нереста. Но как быстро приходит полая вода, так быстро она и скатывается: пере-
20
каты и заросли вновь обнажаются и надо счастливый случай продолжительной моряны, чтобы рыба опять пробилась, хотя солоноватой уже водой; — и успела бы выйти. Если этого случая не произошло, то как отнерестившаяся уже рыба, так и молодь, если она даже и успеет вывестись, остаются запертыми в закрытых водоемах, где, естественно, и погибают. Известны случаи когда «воблы скоплялось такая масса, что по ней можно было ехать на колесах как по мосту, а тут сильнейшие шторма подоспели и стало выгонять воду, вследствие чего осталось немного воды, самой горькой. Вобла отчасти задохнулась, а отчасти киргизы передушили ее выбирая лишь мерную, а остальную выбрасывали снова в воду. Вот эту то воблу волнами в Эмбе и нанесло пластом по берегу, где она лежала недели две, когда снова пришла вода и унесла рыбу в море. В других же ериках, где также было много воблы, но с более глубоким руслом, и признаков нет погибшей рыбы». («Газ. Астрахан. Вестник»). Хотя эта выдержка и сплошь гипербола, но случаи массовой гибели рыбы от вышеуказанных причин, наблюдались неоднократно. Heбудь банки и протоки так занесены, рыба нашла бы себе выход в море и случайныя большия, пресныя воды Эмбы приносили бы пользу, а не вред. Heговоря уже о настоящем времени, еще в 1896 году д-р Гримм, изследователь Каспия, высказал: «что р. Эмба в теперешнем ея состоянии, имеет отрицательное значение для рыбности Каспия, для устранения котораго необходимо в устьях р. Эмбы произвести расчистки». За исключением воблы и то почему то теперь мелкой, хотя и икряной, никакой другой рыбы, имеющей промысловое значение, в настоящее время, даже в благоприятные годы, в Эмбу не входит, но весьма возможно и вероятно, что будь банки и протоки проходимы и другия породы заходили бы в Эмбу и водились бы, как заходят и водятся в соседнем Урале, где хотя и мелководны его устья, но пока еще доступны для прохода рыб. Без расчистки устьев, эмбенскую участь ожидает и Урал, весенния пресныя воды котораго, при погонных, вдоль берега моря, W-х ветрах, приходят иногда и к северному побережью 19-го участка Государственных вод, достигая рейда поселка Большая Ракуша. Миграционные пути и условия миграции рыб в Каспийском море мало еще изследованы, но основываясь на общеизвестном факте, что рыбы замечательно умеют распознавать и запоминать места своей родины и имеют исключительное пристрастие к ним при последующих миграциях в течении многих лет, можно предположить, что и в уменьшении рыбности морского приэмбенскаго участка не маловажную роль играет засорение и непроходимость устьев, и рыба, не нерестясь и не выводясь там в последнее время, понемногу забывает и оставляет свой прежний, привычный, морской путь.
В первых годах нынешняго столетия и сравнительно недавно, киргизское рыболовство по р. Эмбе имело охрану, наблюдение и несколько своеобразную организацию этого. Третья часть русла по всем протокам была огорожена сваями в шахматном порядке, а в ильменях из свай же были устроены «корридоры» по наиболее глубокому месту, между протоками. Рыболовство ни сетями, ни волокушами, в пределах заграждений физически было невозможно; это пространство, по мысли устроителей, должно было
21
служить для безпрепятственнаго хода рыбы с моря в дальние ильмени и протоки для нереста; кроме того, пропуском рыбы должно было достигаться более равномерное распределение уловов между киргизами разных аулов и родов. Предельнаго размера ячей, сетей или величины рыбы и сроков запрета лова установлено не было. Для наблюдения за порядком рыболовства, а главное за недопущением облова русскими ловцами была организована стража.
В помощь маломощным киргизам устроен был на Жилой Косе склад рыболовных орудий, припасов, посуды для солки, бударок и частью продовольствия. Велась регистрация промыслов, мест, кои сдавались в арендное содержание и вообще обращалось много внимания на нужды, к сожалению, одного только киргизскаго населения. В настоящее время все это уничтожено и о былой, хотя и оригинальной организации, осталось одно воспоминание, в виде безнадежных долгов за киргизами, да кое где сохранившихся остатков свай по ильменям и протокам. Вылавливая в протоках и р. Эмбе мелкоячейными сетями, самую мелкую рыбу, киргизы перегружают только промышленников и рынки малоценным убыточным товаром. В случае же, если Эмба когда нибудь станет удобной и возможной для жизни рыб и ея нереста, киргизы будут приносить громадный вред рыбному богатству и сохранению рыбнаго запаса безконтрольным, хищническим ловом, ибо на контроль уездной администрации, коей было и ныне подчинено рыболовство в устьях Эмбы, едва-ли может быть надежда, вследствие отдаленности местопребывания подлежащей власти, неимения достаточнаго количества служащих и даже средств. В этом случае безусловно необходимо рыболовство в устьях и Эмбе подчинить общеимперскому уставу, под контролем Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов.
В 1905 году, при проезде коммиссии Крафта, рыбопромышленники и администрация киргиз вновь, как и в 1896 году, подняли вопрос об устройстве запретной полосы перед устьями Эмбы, но и на этот раз ходатайство их удовлетворено не было, так как было уже поздно охранять то чего нет: устья протоков сильно обмелели, а без расчистки их запретная полоса никакой роли не играет. Введение закона 9 мая 1911 года о мере на рыбу единодушно приветствуется, как местными русскими ловцами, так и местными промышленниками; только киргизам приходится тяжело, ибо зашедшая и оставшаяся в Эмбе, протоках и ильменях рыба вычерпывалась ими мелкоячейными сетями и волокушами. Заработок брался не качеством, а количеством. Чтобы сохранить запасы рыбы, необходимо пристроить к чему нибудь те многочисленные кадры мелких сетчиков бударочников, которые являются теперь невольными нарушителями закона. Они очень хорошо понимают. что лучше ловить крупную рыбу, чем мелкую; «да крупной то у нас нет, говорят они, а мелкая, много ли—мало ли, все ловится. Heбудут принимать мелкую, сами солить ее будем, продадим только икру из нея. Heловить мелкую в ожидании когда подрастет — чем до того время жить нам? спрашивают они». При настоящем положении это хищническое истребление всей рыбы в протоках и ильменях Эмбы вреда не приносит, все равно рыба погибла бы от недостатка воды, ея порчи и других естественных причин, но нельзя допустить это по
22
чисто моральным причинам и по невозможности надзора: вместе с эмбенской мелочью пойдет и морская — закон сведется на «нет».
Все более и более ухудшающияся топографическия условия в связи с метеорологическими аномалиями последняго времени, уменьшение уловов рыбы, как по качеству, так и по количеству и наплыв в приэмбенский участок астраханских скудных и промысловых судов, превращующихся теперь в плакучия ватаги, со всеми их функциями, часто даже имеющия при себе для сбыта ловцам кое какую провизию и припасы, служат, по отзыву местных рыбопромышленников, причиной убыточности и падения их промысловой деятельности; С первыми положениями нельзя не согласиться — это факт; что же касается вреднаго влияния скупных судов, то, по мнению объективных наблюдателей, появление их послужило главным фактором децентрализации рыбопромысловой деятельности и может быть признано скорее полезным, чем вредным для ловецкаго населения. Конкурируя с местными промышленниками при более совершенной технике приготовления товаров, большем знании требования рынка, а пожалуй и меньших затратах на дело, скупныя суда способствовали переходу кабальнаго, подряднаго лова с обзадаточением ловцов, на вольный и к поднятию цен на уловы, при наличном разсчете.
Владельцы промыслов теперь уже своего лова или подрядно-обзадаченнаго не имеют, а принимают рыбу от ловцов по вольной цене, поэтому промысловая жизнь и деятельность носит здесь совершенно своеобразный характер, по сравнению с таковыми в других местах Каспийско-Волжскаго района. Ловцы, и местные, и пришлые, продают свои уловы и на местные промыслы, и на скупныя суда, или же, засаливая улов на своих станьях, ватажках и рыболовных дворах, сдают уже приготовленный товар тому или иному крупному торговцу — экспортеру, а иногда и самостоятельно отправляют готовую рыбу в Астрахань.
Вследствие такой разбросанности мест приготовления и сбыта, рыба, уловленная в приэмбенском участке, точному учету не поддается: большая часть улова ускользает от наблюдения и только принятая и приготовленная на местных промыслах регистрируется довольно точно.
Если взглянуть на нижеследующую таблицу уловов рыбы разных пород за последние 10 лет, может показаться странным отсутствие некоторых рыб в одни годы и улов в другие: зависит это и от вышеуказанной причины, не точности регистрации, а также и от того факта, что не каждый год и не в одинаковом количестве бывает подход рыбы. Указывается счет голов (см. табл. на след. стран.).
 
Промысловая деятельность по реке Эмбе и в ея протоках, падая с каждым годом, сосредоточена в настоящее время почти исключительно на Жилой Косе или на близь лежащих от нея «лицевых» с моря, промыслах, но и жилинские промысла, по словам промышленников, «отбиваются от рук», ибо култук год от года все более мелеет и заносится песком, почему подвозка рыбы с моря и погрузка готоваго товара на суда для отправки, крайне затруднительны и стоят очень дорого. Теперь приходится отыскивать по побережью другия более удобныя места и переносить промысла туда или же изыскивать другие способы транспортировки.
23
 
alt
*) Жирным шрифтом показана рыба подледнаго аханнаго лова.
 
Приемом красной рыбы приэмбенские промысла не занимаются: вся красная рыба поступает на скупныя суда и прямо направляется в Астрахань и в Гурьев. Вследствие же постояннаго движения скупных судов и отправок с них, регистрация навигационнаго красноловья даже приблизительно невозможна. Таким образом, все статистическия данныя об уловах в приэмбенском крае, добываемыя почти исключительно через личное наблюдение надзора, более чем проблематичны, особенно если принять во внимание крайне несовершенный способ обложения промышленников особым процентным сбором с доходности предприятия, определяемым из % общаго оборота, что заставляет скрывать и количество принятой рыбы, и количество соли, употребленной на ея посол, и число рабочих, и рыбосольную посуду, и вообще все данныя по которым можно, хотя бы приблизительно, судить о работе даннаго промысла.
Суда, на которых производится лов, и так или иначе служащия для рыбнаго промысла, носят разныя названия, смотря по типу постройки, aтакже и по исполняемой работе. Большия ловецкия и приемныя лодки — рыбницы так называемаго эмбенскаго или гурьевскаго типа, все двухмачтовыя, грот и фок, с косыми парусами «на облобачку». Средний размер такой рыбницы грузоподъемностью до 1500 пудов, длиной по килю 44 фута, по палубе 50 фут; ширина миделя на высоте кильсона 14,5 фут, по палубе 16 фут; глубина интрюма 4,25 фута; осадка на корму без груза, но с припасами 2,5 фута; руль с румпельшалями подъемный; чтобы при ходе судна через сетные порядки, они не попадали в «чертенята» руля, от пятки его к носу натягивается тонкий трост — «продолина». Названий судов много: стоечная, подбежная, багроуша, кусовая, ловецкая бударка и пр. пр.; отличаются они и грузоподъемностью, aмелкие ловецкие суда есть с одним парусом, у киргиз же попадаются с одними веслами, а иногда только шестами. Для перевозки рыбы с рыбниц и погрузки товара служат плоскодонныя суда с прямыми бортами «плашкоуты», тоже различной величины и грузоподъемности, ходящия на шестах. (Рабочие подвигают плашкоут упираясь в дно моря длинными шестами).
24
Количество судов с грузоподъемностью от 2000 пуд. до 6000 пуд. рыбниц у местнаго населения не велико; на Жилой Косе 27, на Большой Ракуше 11, на Мал.-Ракуше 3 и на Прорве 4, из них две с моторным двигателем; мелких лодок и плашкоутов много, но число их опредеделить даже приблизительно невозможно, так как и зимой, в самое удобное время для регистрации судов, они разбросаны по всему побережью, в протоках и култуках, у станьев, аулов и зимовьев.
Рыбные товары в приэмбенском крае приготовляются несколько солонее волжских, так как посол рыбы, за немногими исключениями, весь теплый. На 1000 рыб карбовкой (т. е. резаной) идет до 4,5 пудов соли; на сельдь и пузанок — 6 пудов; на пуд икры тараммы — фун. соли и 7,5 золотников силитры «для цвета»; на пуд красной рыбы — 20 фун. соли; на пуд зернистой икры от 2-х до 4-х фунтов; паюсная же икра приготовляется в 25° Бомэ прокипяченом тузлуке. Весной вобла режется на карбовку, немного готовится и колодкой; осенью же идет на малосол; малосолом же готовят и другия породы.
Весенняя карбовка и колодка провяливается на вешалах и идет на рынки снизанная в чалки: мелкая по 80 шт. Большая часть воблы на приэмбенских промыслах готовится карбовкой, потому, что колодка, как сезонный на рынках товар, при неудовлетворительных путях сообщения в северо-восточной части Каспия и отдаленности мест сбыта, придет на рынки с опозданием и цены ему не будет; карбовка же — товар, имеющий постоянный сбыт без больших колебаний цен. Кроме того, даже недовыручку на рыбе, покроет выручка на икре тарамме, на которую все более и более усиливается спрос для Греции и Турции. Осенний малосол укупоривается в тары и полутарки. Селедка и пузанок по сортам в четвертушках и восьмушках. Товар приготовленный весной сушью теряет почти половину своего приемнаго веса, малосол 0,25 его; икра зернистая от 8 до 10 фунтов на пуд; паюсная 12—15 фунтов. Отправляемая рыба в свежем виде, во льду, теряет от 1,5 до 2-х фунтов на пуд веса живой.
В полутарок идет рядовой сельди (крупной) 95—115 шт. вес брутто 3,54,5 пуда, вес посуды 18—20 фунтов. В четвертушку сельди мерной 65—75 шт., полумерной 95—115 шт., пузанка мернаго 100—120 шт., полумернаго 200—250 шт., вес брутто 2 пуда, посуда 12—15 фунтов. В восьмушку пузанка мернаго 85—90 шт., полумернаго 100—130 шт. вес брутто 1 п. 10 ф., а посуды 10—11 фунт. Прочие частиковые малосолы укупориваются в тары весом 15—16 п. брутто.
Благодаря неимению холоднаго посола, приготовленный товар иногда портится и получается с «загаром» или «затяжкой»; такую рыбу подвергают исправлению, которое по изследованию в—ча Холевинской производится так: «вынимают рыбу из чана или моря и, отбросив явно гнилую, промывают остальную в крепко соленом водяном растворе (свежем тузлуке), затем, если это вобла, то развешивают ее на открытыя, со всех сторон для действия солнца и ветра, вешала; если это сельдь, то после указанной промывки, засаливают ее снова, пресуют и помещают на более или менее продолжительное время в холодный выход. Под влиянием солнца и ветра, через 2—3 дня, вобла не издает более злово-
25
ния. По истечении некотораго времени утрачивает и селдь зловонный запах, подвергшись вышеуказанным манипуляциям. Затем ее укладывают в тары, заделывают по принятым способам, и выпускают на рынок».
До закона, 9 мая 1911 года, о мере на рыбу, вся она принималась (частиковая) от ловцов и сортировалась (за исключением сельди и пузанка) без точной меры «на глаз» и по весу в 1000 рыб. При уборке же в посуды происходила уже сортировка по величине, сообразно требованию рынка. Белорыбица принимается тоже по весу и сообразно ему делится по цене на сорта: 1-й сорт от 19 фунтов и выше, 2-й — от 13 до 19 фунт. и 3-й — от 9 до 13 фунт., ниже 9 фунтов в рыбе, белорыбица не принимается.
Красная рыба принимается на скупныя суда тоже не по мере, a по весу и сортам: белуга 1-й сорт от 4-х пудов и выше, 2-й — ниже 4-х пудов; осетр 1-й сорт на балык от 1 пуда и выше, 1-й же сорт на свежье от 30 фунтов, 2-й — от 15 до 30 фунт. и 3-й — ниже 15 фунт.; севрюга вся идет на 2-й сорт выше 7 фунтов и 3-й — ниже, 1-го сорта нет.
Некоторыя приемныя лодки «в жаркую» солят красную рыбу «на кусок», большинство же замораживают во льду. В большом употреблении замораживание рыбы смесью льда и соли. Чем мельче лед и соль, тем быстрее происходит замораживание, возрастает при этом и расход льда. Бо́льшая пропорция соли также ведет к быстрейшему замораживанию. Наиболее практикуемое количество надо считать 2 пуда соли на 25 пудов льду, для замораживания 20—25 пудов рыбы. Зернистая икра, свежая и паюсная не замораживаются, а хранятся в банках при температуре около +3,R. Свежая икра для долговременнаго хранения приготовляется с консервирующим порошком; кроме того, жестяныя банки с нею иногда герметически запаиваются. Лед для замораживания и хранения рыбы привозится из Астрахани и при особом устройстве помещения его на приемной, хранится иногда по месяцу.
Соль для посола рыбы употребляется и местная и привозная. Из приэмбенских соляных озер киргизами добывается соль, на посол рыбы, собственнаго приготовления, частью этой же солью пользуются и промышленники, благодаря дешевизне ея по сравнению с привозной из Астрахани. По отзывам, местная соль много хуже привозной и товары, при посоле ею, получаются низшаго качества. В то время, как привозная соль обходится на Жилой Косе 14—15 коп. пуд, местная с доставкой на промысел стоит 6—7 коп. В 1910 году из приэмбенских озер добыто соли около 42.000 пудов; вся эта соль употреблена только на весенний посол рыбы карбовкой и колодкой, весь же остальной посол, особенно малосолы осенние, производится исключительно баскунчакской солью, привозимой из Астрахани, что объясняется вышеуказанными недостатками местной соли.
Рабочие на промыслах почти исключительно киргизы, нанимаемые рыбопромышленниками по мере надобности и работающие сдельно с 1000 рыб, на своем продовольствии. Число рабочих на промыслах неопределенно: режут и готовят рыбу столько народа, сколько придут и сядут; управившись с работой, получат деньги и идут дальше искать новой работы.
26
В рыбное время, только что займется заря, из близь лежащих аулов идут киргизы на промысла разночисленными партиями; обходя промысла, по мере количества работ на них, они оставляют из партий то или другое количество рабочих. До количества рабочих хозяину промысла не только нет дела, но часто ему не позволяют киргизы и вступаться в его определение. Кончилась работа, отдаст за столько то тысяч деньги и опять на промысле ни души, кроме прикащиков да караульщика. По этому, определение промысловаго налога по количеству рабочих на промысле совершенно не подходит для приэмбенскаго края и ведет к постоянным недоразумениям и часто несправедливому обложению в ту или другую сторону. Приехал податной инспектор внезапно к мелкому промышленнику, а у него чуть не 100 человек заняты резкой, которой при иных условиях с успехом управились бы и 10 человек в день — налог определяется с имеющагося количества людей; в то же время у очень крупнаго владельца случайно привезено мало рыбы и режут ее 10—12 человек, каковые и служат критерием для определения промысловаго налога. В действительности же на самых больших Жилинских промыслах постоянных рабочих не более 4—5 человек: прикащик, сторож, дворник-конюх, икряник, часто он же и уборщик.
Раньше, некоторые крупные промышленники пробовали привозить из Астрахани русских рабочих, но это оказалось очень невыгодным и хлопотливым, товар же от этого не улучшился. По отзывам, русския резалки делают в день самое меньшее 1800 рыб каждая, при усиленной же работе на доплату, искустницы доходят до 3000 шт., тогда как киргиз более 1200 рыб не вырежет, но за то громадная разница в качестве работы; у русских в икре тарамме попадаются и части кишек, и кутыря, и чешуя, у киргиз же икра чистая, рыба взрезана как одна, вообще «работа на совесть».
Все уборщики малосолов, сельди и пузанка исключительно только евреи, приезжающие для этой дели из Астрахани; русские не выдерживают конкурренции с ними, ни в качестве знания требований рынков, ни в глазомере сортировки, ни в интенсивности работы, ни в умении укладки, ни даже в заработной плате и должном отношении к своим обязанностям.
За последнее время, являются предприниматели, намеревающиеся использовать разнообразные отбросы рыбных промыслов путем технической переработки их в удобрительный тук, кормовую муку, жир и клей. Собранныя завед. XIX рыболов. участком данныя представляются в следующем виде: отбросы от резки рыбы (иных отбросов, как-то: жиротопни, кошеварни, хлебопекарни, столовой и пр. здесь нет, так как постоянных путинных рабочих не имеется) в приэмбенском крае весной (в самое интенсивное по рыболовству время) не утилизируются, а вывозятся за промысла и зарываются в землю, aтои просто выбрасываются на поверхность. Осенью же отбросы, т. е. внутренности рыб берутся безплатно киргизами резальщиками, вытапливающими из них жир для собственнаго употребления. Такая разница между весной и осенью происходит по словам промышленников оттого, что весной здесь рыба не так жирна, как осенью и вытопка жира не оправдывает топлива, очень дорогого в этом крае, особенно считаясь с временем года. Несколько лет тому назад
27
жилинский промышленник Дубенкин занялся вытопкой жира из отбросов, которые доставлялись ему другими рыбопромышленниками на двор, даром, чтобы не вывозить на более отдаленныя места свалки, но через два года Дубенкин прекратил это дело по его убыточности, даже при даровом получении и доставке отбросов.
При весенней резке рыбьи на карбовку. внутренности вместе с «кутырем», выбрасываются, а икра собирается отдельно; осенняя же резка на малосол та же самая, но при резке, так называемой, «еврейской», кутырь (плавательный пузырь) только прокалывается и вместе с икрой остается в рыбе, выбрасываются одне кишки. Из 1000 рыб воблы, весом около 13 пудов, отбросов до 30 фунтов; из них жира вытапливается до 10 фунтов, т. е. на 1 пуд рыбы, жира из внутренностей 0,77 фунт. По данным ихтиологической лаборатории, отношение веса внутренностей к весу рыбы=6%; количество вытапливаемаго жира из внутренностей=45%. От вытопки получается еще так называемый «баткак» т. е. твердый непереработанный осадок, по весу вдвое больше жира.
Аханное рыболовство.Совершенную особенность северо-восточной части Каспия представляет зимний, подледный, так называемый аханный лов красной рыбы, преимущественно осетра.
Heмало было всяких изследований и комиссий по больному вопросу о вреде аханнаго лова зимой, о вылове всей, залегшей на зиму в ямах и бороздинах, рыбы, а главным образом молоди — маломерных, неполовозрелых и яловых осетров. Находились и ярые защитники «ахан» и неменее непримиримые противники. Глубевой аханный лов то запрещался, то вновь разрешался, но, видимо, твердой уверенности в безусловном вреде этой отрасли рыболовства до сих пор еще нет.
О самом способе и обстановке этого лова много писалось; особенно картинно представлено зимнее рыболовство писателем-казаком Железновым; обстоятельные доклады были сделаны смотрителем Управления Касп.-Волж. рыбн. и тюл. пром. Смирновым и бывшим войсковым техником Бородиным; труды же нескольких комиссий, кажется, не опубликованы. Таким образом, сказать что либо новое по этому поводу не приходится; можно только констатировать факт личнаго опыта заведывающаго XIX морским рыболовным участком, что не так страшно само зимнее именно аханное рыболовство, как то обстоятельство, что масса ловцов, особенно казаков верховых станиц и астраханцев — джамбайцев, в погоне за количеством улова, приходят на глубевой лов с белорыбичьими сетями (ячея этих сетей малая сравнительно с аханами, пряжа тонкая не плетеная и вся сеть как паутина); вот тут то и гибель всей мелкой красной рыбе, путающейся жучками в тонкой пряже.
Так в зиму 1910/11 года, лично перебирая на 1,5 саженях беличий порядок у одного промышленника, заведывающий XIX рыболовным участком вытащил осетра в 4,25 вершка; малек был жив и бодр, но так запутал сеть, что пока удалось с помощью прогонщика и стражняков распутать его — он уже уснул; другой раз, попалась опять в беличьих сетях севрюжка 7,5 вершков, которая на свой длинный нос, голову и передния жучки так намотала сеть, что не хватило терпения ее высвободить,
28
ибо цель не оправдала бы потерю времени — рыбка уснула. И сколько ни приходилось за две зимы встречать мелочь в беличьих сетях не удалось выпустить ни одного экземпляра живым в воду, тогда как в осетровых полуаханах это удавалось почти постоянно; в них ничего подобнаго запутыванию гордиевым узлом нет и быть не может. Чтобы не ловилась рыба маломерная надо только приспособить к этому «глаз», т. е. делать ячею несколько больше. По наблюдениям заведывающаго XIX рыболовным участком в 3,5 верш. ячею (от узла до узла или 7 вершков ловецкой меры в растянутом виде), попадается не более 10% осетра, немного не выходящаго в меру закона 9 мая 1911 года и вполне годнаго по уставу 1903 года.
Собственно говоря в 19-м участке глубевой аханный лов никакой роли не играет, так как из местных жилинских и ракушенских промышленников на глубевой лов «собирают» только двое и то больше по привычке и по месту жительства в Гурьеве, остальные же исключительно идут на белорыбицу. Глубина моря 19-го участка не превышает 18 футов; глубоких ятовей и бороздин нет; поэтому нет и залеганий красной рыбы; кажется, однажды, за все историческое время, в зиму 1903/4 года обнаружились крупныя партии, залегшей вдоль восточной грани Уральских вод, на глубине 8—13 футов, красной рыбы, преимущественно осетра, котораго массой ловили в чернях всю зиму. Обыкновенно с конца осени и зимой идет по 19-му участку белорыбица, к весне подходит и белуга; осетр если и попадается зимой в небольшом количестве, то вероятно бродячий, вспугнутый аханщиками на глуби и в казачьих водах с бороздины. Таким образом, намеченное в законодательном порядке запрещение глубевого зимняго рыболовства аханами для населения и рыбопромышленности 19-го участка не имеет значения.
Рыбопромысловый надзор.Благодаря замкнутому характеру Каспия, убыль рыбы в его бассейне от вылова и иных причин, не может быть пополнена иммиграцией из других мест, как это возможно и вероятно в открытых морях. При малокультурности и беззаботности о будущем ловецкаго и рыбопромысловаго люда, настоятельной необходимостью, для сохранения рыбнаго богатства и запаса, как стимула всей краевой жизни, является регламентация рыбнаго промысла, а следовательно и строгий фактический и активный надзор за соблюдением правил рыболовства, выработанных путем опыта и основанных на научных данных.
Надзор необходим и для более равномернаго распределения рыбнаго промысла между отдельными районами, для предоставления рыбам возможности пройти на места нереста, вывести там молодь, для сохранения этой молоди иувеличения прироста, для недопущения хищническаго и безмезднаго рыболовства в нарушение прав и интересов государства, как собственника вод, для защиты законных прав и интересов рыбопромышленности и рыболовства от покушений со стороны третьих лиц, для поддержания порядка, охраны имущества, а иногда и жизни ловцов на местах лова и промысла от проявлений злой воли соседняго элемента, особенно там, где скопляются еще недавния полудикия народности. Надзор необходим также и для собирания статиотических данных, для производства различных
29
наблюдений, для обработки и систематизации их в чисто научных целях и пр.
Представителем рыбопромысловаго надзора в 19-м участке Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов является смотритель за рыболовством, в должности VIIIкласса, по Главному Управлению Земледелия и Землеустройства. В распоряжении его находятся пять штатных стражников, составляющих в то же время и команду единственной парусной рыбницы местнаго типа, постройки 1895 года, для летних разъездов и нанимаемых двух пароконных саней, для зимних.
Несоразмерность наличных средств передвижения и численнаго состава надзора, с подлежащим охране районом, сложность регламентации рыболовства и рыбнаго промысла, усиленной еще законом 9 мая 1911 года, о мере на частиковую рыбу и увеличение меры красной, а главное отсутствие сочувствия, помощи и даже враждебность к надзору не только малокультурной киргизской ловецкой массы, но и всего краевого населения, не исключая и более развитых общественных слоев, делают осуществление задачи надзора трудно исполнимым.
В число обязанностей смотрителя входит также и продажа рыболовных билетов; стоимость их с введением закона 1903 года изменена и в настоящее время полная цена билета на право лова рыбы на полугодие 11 р. 68 к., при чем различия черневой ловецкой бударки с 10—15 концами вобленых сетей и глубевой лодкой с 100—150 концами сетей и ахан или столькими же перетягами снасти, не установлено. Между тем в 19-м участке подавляющая масса ловцов киргиз, действительных бударочников (часто не более 10 сетей на бударку, ведомую до 3—4 футовой глубины лова на шестах) и цена рыболовнаго билета для них не только обременительна, но часто недоступна. Прежде (до устава 1903 г.), те же ловцы охотно выбирали рыболовные документы, ибо они сравнительно были доступны по дешевизне (бударочные·4 руб. весной и 2 руб. осенью). Теперь, ловец бударочник стал избегать смотрителя уже по двум причинам: или у него нет билета, или же если билет есть, то при мелкоячейных незаконных сетях.
Самое контролирование размера ячей, стоящих в воде сетей, тоже не легко исполнимое дело; смотрителю, до составления протокола и отдачи распоряжения о выдирке и конфискадии сетей, необходимо лично на бударке провестись вдоль «порядка», измерив ячеи не только в нескольких сетях, но и в нескольких местах одной и той же сети, согласно специальной статьи инструкции по сему предмету. Все это при существующих способах передвижения трудно исполнимо благодаря этой же причине. Иногда по целым неделям, вследствие встречных ветров или штиля, нельзя даже приступить к делу и приходится топтаться на одном месте.
В приведенной ниже таблице проданных билетов и результатов конфискации при надзоре за правильностью рыболовства в 19 участке за последние 10 лет, можно только усмотреть уменьшение количества выдаваемых билетов, что относится почти исключительно к киргизам и местным ловцам, так как все пришлые выбирают билеты или в Управлении или у смотрителя 17 уч. на Джамбае.
30
До введения новаго устава, все дела о нарушениях рыболовных правил разсматривались и решения приводились быстро, в административном порядке, Присутствием Управления, что не могло не иметь известнаго воздействия на психику нарушителей; ныне же все местныя судебныя установления буквально завалены множеством рыболовных дел и потому между обнаружением нарушения и судебным решением проходит слишком значительный промежуток времени, нередко 3—4—5лет и более, чем уже окончательно ослабляется моральное значение действий чинов надзора. Принимая во внимание, что по отношению к киргизам оканчиваются многия дела ничем, за·нерозыском обвиняемых, нарушители чувствуют себя в полнейшей безопасности и рискуют только утерей нескольких сетей при конфискации, утерей тем более не страшной, что киргизы, особенно пришлые («адаевцы» с Мангишлака и «букеевцы» из Астраханской губернии), добывают себе орудия лова больше воровством и выдиркой у других ловцов, сопровождая похищение (большинство в 20-м и Кулагинском участках) иногда насилием. Бороться с этим злом ни сами ловцы, ни надзор пока не в силах; последний опять же по тому, что средства передвижения его очень неудовлетворительны, медленны, зависят от воли ветра и до крайности мизерны, а количество людей в надзоре недостаточно. При обычном способе киргиз—браконьеров держаться «на лове» большими партиями и при быстроходности их бударок-лодок, легких, идущих почти на ветер, по сравнению с рыбницей надзора, должной работать и на глуби, преследование не только пиратства, но даже и незаконнаго рыболовства, немыслимо. Каждая рыбница, а тем более надзорная, узнается ловцами чуть не «с-закроя»; только реи над горизонтом покажутся, воры—браконьеры во время успеют выдраться и скрыться в черни, на мелях, или в протоках в камыши. Если у ближних, по оплошности, сети и будут конфискованы, то беда не велика, есть и запасныя и легко добываемыя тем же дешевым способом, воровством и пиратством. Кроме того, даже застигнув на месте нарушения, личность их установить не представляется возможным вдали от населенных пунктов, буксировать же с собой их суда совсем уже немыслимо. Итак, без быстроходных пароходных судов с достаточным числом людей охраны, при вспомогательной быстроходной моторной бударке, борьба с пиратством и вообще незаконным ловом в море — это Сизифова работа.
 
Количество проданных билетов и составленных протоколов
alt
31
Пути сообщения и сношений.Средства сношений и сообщения, самыя примитивныя, часто являются здесь также одним из тормозов развития рыбнаго промысла и вообще всей хозяйственной жизни края. — Телеграфа нет по всему побережью, хотя об устройстве его и начались хлопоты еще в девяностых годах; потом, вопрос этот заглох и только в прошлом году по почину Астраханскаго Биржевого Комитета, разрабатывается схема расположения станций радиотелеграфа по Каспийскому побережью; предполагается, что в эту сеть войдет и Жилая Коса. Кроме того, Саратовский почтово-телеграфный округ предполагает внести в смету 1913 года продолжение телеграфной линии до Жилой Косы, от устроенной уже до нефтяных промыслов Дос-сора и Искине.
Почтовое сообщение поддерживалось между Гурьевом и Жилой Косой один раз в неделю и только с 1912 года почта ходит два раза. Лошадей на этом тракте всего одна тройка на станцию и только на Соколке две тройки. Ежегодно, с 1-го апреля по 1-го ноября, пять промежуточных станций прекращают свою пассажирскую деятельность, а с 1-го ноября по 1-е апреля вновь возстанавливают. Таким образом, летом все разстояние в 149 верст обслуживается двумя тройками на конечных пунктах. Побережные промежуточные поселки и Прорва находятся вне сферы почтоваго сообщения, и пользуются услугами верховых киргиз «чабаров» уезднаго управления, передающими почту один другому, по пути киргизских поселений и кочевий.
О благоустройстве берегового сообщения и обезпеченности движения, говорить не приходится, последнее ниже всякой критики. Поездки частных лиц и чинов ведомств, по большей части происходят «на долгих», как в былое, дореформенное, старое время, на собственных экипажах, с запасом провизии, корма и пресной воды.
Во время навигации, сообщение Жилой Косы с Гурьевом и Астраханью производится на пароходе, большинство же товаров идет по старому на парусных рыбницах. Объясняется это тем, что как плата за проезд пассажиров, так в особенности фрахт за перевоз клади, вследствие отсутствия конкуренции, неимоверно велики, а аккуратность доставки оставляет желать многаго. Пароход в поселки не заходит, а на Жилой Косе, вследствие мелководности култука, останавливается на якоре версты за четыре от берега, а при убыли воды уходит и дальше. Выгрузка товаров и погрузка производится средствами кладчиков, так как у пароходства ни плашкоутов, ни грузчиков, ни извозчиков не имеется, все это сосредоточено в руках другого лица — подрядчика татарина, с которым кладчики и входят в сделку. Погрузка производится очень оригинально: с промыслов или складов товар везется на лошадях и верблюдах, на телегах по берегу и заплеску, а затем по воде «до грудь лошади», пока возможно, чтобы не подмочить груза; здесь перегружается на особыя плоскодонныя, безпалубныя суда с почти прямыми бортами, так назыв., плашкоуты; затем рабочие. упираясь длинными шестами в илистый грунт; дна култука, гонят плашкоут к рыбнице или к пароходу, куда вновь перегружают товар. Привоз с моря производится также, только в обратном порядке. Такая доставка, не говоря уже о ея медленности, затруднительности, а при сильных выгонных ветрах и невозможности, обходится
32
иногда очень дорого; в 1911 году доходила до 1 руб. воз. Принимая же во внимание илистое дно и малосильность местных лошадей, более 20 пуд. на возу увезти нельзя. При этом, конечно, часто страдает и товар от перевалки, подмочки брызгами и пр. и пр.
Пассажиры переправляются тем же способом: с парохода или рыбницы на лодку-бударку, а затем на высокой телеге, по воде, до сухого берега; иногда же приходится с лодки сажень 100—150 итти пешком по воде, если нет свободных лошадей на берегу. Сознавая всю ненормальность идороговизну такой транспортировки, гурьевские купцы промышленники, имеющие дело на Жилой Косе, после долгих лет раздумья, решили наконец завести собственное пароходство: устроили товарищество на паях, заказали параходы и можно было надеяться, что благодаря такой сильной и основательной конкурренции, монополист, пароходчик Иванов, улучшит постановку своего дела; но он предпочел не вступать в борьбу и продал свой лучший пароход и пристань в Гурьеве вновь образовавшемуся товариществу, которое теперь опять станет тем же монополистом и, повидимому, не имеется надежды на улучшение пароходнаго пути сообщения. — Плавание в северо-восточной части Каспия, особенно у берегов, весьма затруднено мелководьем их, обилием осередков и кос, лишенных какой бы то ни было обстановки предостерегательными знаками, или маяками; поэтому плавание происходит по большей части только днем, ночью же рыбницы и лодки становятся на якорь и твердо зная, что никто не потревожит их, не держат даже сигнальных огней.
Местные ловцы, по мере возможности и надобности, плавая на «авось», по привычке обходятся своими средствами: втыкая в отмели обломки шестов, иногда с «куклами» из камыша, а поджидая свои суда с моря, в исключительных случаях, в темныя, ненастныя ночи, зажигают условные огни на берегу; но такие случайные знаки мало помогают делу безопаснаго судоходства.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Суммируя изложенное, надо прийти к заключению, что для поднятия жизни края и его населения, как туземнаго, так и пришлаго, необходимо: 1) произвести расчистки устьев р. Эмбы, русла по ильменям и хотя бы только трех ея протоков Джарчик, Кара-узюк и Кияк, а также их банков, 2) расчистить подход к промыслам на Жилой Косе и банки Ракушенскаго ерика и Прорвы; 3) распространить район действия правил Каспийско-Волжскаго рыболовства на все водовместилища пункта 1-го и сосредоточить распоряжение этим в однех руках Управления рыбных и тюленьих промыслов; 4) усилить надзор в Эмбенских и приэмбенских водах и участке, снадбив его необходимыми, более совершенными средствами передвижения; 5) точно обмежевать и разграничить одно-верстную береговую полосу; 6) легализировать, дать соответствующее нуждам и особенностям края, административное устройство поселков и обезпечить их земельнымиугодьями для пастьбы и топлива, отмежеванием их от киргиз и 7) улучшить пути сообщения и сношений, как по берегу, так и по морю, устрой-
33
ством дорог, мостов, гатей, обстановкой препятствий судоходству предостерегательными знаками, а главное соединив побережье и Жилую Косу с центрами телеграфом и обезпечить непрерывность почтоваго сообщения. Большим благодеянием для всего ловецкаго населения было бы открытие на Жилой Косе склада рыболовных орудий, припасов лова, самых, необходимых жизненных припасов и материалов, так как киргизу и ловцу нужны и мука, и лес, и чай, и керосин и разный щепной и гарянский товар ипр. и пр.; неимение всего этого на складе вело только к тому, что рыбак взявши в ссуду, часто ненужныя ему в данное время вещи продавал с убытком для себя местному лавочнику, чтобы на вырученныя деньги купить у него же то, что надо, в тридорога. Опыт бывшаго уже склада киргизскаго, а главное практика основ сельскохозяйственных складов некоторых земств средних губерний, конечно избавили бы новую организацию от прошлых ошибок. В связи же с возможностью открытия на Жилой Косе мелкаго кредита Государственнаго Банка, вышеуказанныя меры наверное дали бы благие результаты для дочти уже обнищавшаго населения и вернули бы ему былое благосостояние. Для киргиз же, из которых многие, в силу различных причин, прекратили привычное занятие скотоводством, это помогло бы перейти к новому образу жизни, более оседлому, и избавило бы их от постояннаго почти голодания.
34


[1] Некоторые склонны видеть в этом влияние вычерпывания нефти из недр земли в Каспийско-Бакинском районе.
[2] В виду частаго смешения воблы с красноперкой здесь вкратце приводится их описание.
 
ПУБЛИКАЦИЯ:  Общий обзор XIX морского рыболовного участка Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов. [Изд. Уральского областного статистического комитета по статье В.В. Фаресова]. Уральск, 1912. - 34 с.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. К вопросу топографии находок рыболовных принадлежностей из раскопок в Пскове
Достаточно традиционным в настоящее время является исследование топографических характеристик следов... Читать далее...

Публикации

Былкова В.П., Яниш Е.Ю. О рыбном промысле в устье Днепра
  Рыбный промысел занимал различное место в хозяйстве населения Северного Причерноморья... Читать далее...

Публикации

Грысык Н.Е. Щука в верованиях, обрядах и фольклоре русских
  Восточнославянское собрание МАЭ включает зубы щуки (№ 6962-153 а, б) из Архангельской губ.... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: рыбная промышленность и ее исследования (издания до 1917 г.) Общий обзор XIX морского рыболовного участка Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов