gototop

Новые статьи

Алепко Н.А. Японское предпринимательство в сахалинской промысловой акватории России в конце XIX - начале XX вв.
На основании проведенных исследований установлены значение и роль принадлежавшей России сахалинской промысловой акватории в российско-японских международных отношениях в конце XIX... Читать далее...
Храмцова В. П. Псковская рыболовецкая лексика в языке местных письменных памятников (на материале писцовой книги И. В. Дровина и Г. И. Морозова. 1585-1587 гг.)
  В лексической системе псковских говоров выделяется значительный пласт слов, связанных с названием различных деталей рыболовного промысла — одного из древнейших занятий... Читать далее...
Маракулин В.А. Знаки на предметах сетевого лова в средневековом Новгороде (по материалам Троицкого раскопа)
Поплавки и грузила, обнаруженные в слоях X — XV вв. на Троицком раскопе в Великом Новгороде составляют принадлежность сетевого лова... Читать далее...

Пушкарев Н.Н. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России

Краткая история законодательных мер по рыболовству. Рыболовство у русских изстари занимало видное место среди других занятий, чему должно было способствовать, помимо особенной склонности к занятию этим промыслом, также и то обстоятельство, что разселение, на заре русской истории, происходило по берегам значительных рек и крупных озер, богатых рыбою даже и в настоящее время. По свидетельству наших историков, хлеб и рыба еще во времена владычества монголов были главными предметами внутренней торговли[1]. Новгородские князья посылали ватаги рыбаков на промысел в двинский край. Еще до покорения казанскаго и астраханскаго царств русские производили лов по Волге, спускаясь до нынешняго Саратова и Вольска, а может быть и до Царицына[2]. Московские цари, считая рыбныя ловли важным источником доходов и признавая их государственной собственностью, жаловали рыбныя угодья во владение или пользование патриархам, астраханским вольным стрельцам, отписывали их на свое имя и облагали оброками. Обычай отказывать рыболовныя угодья монастырям велся еще со времен великаго князя киевскаго Владимира Святого. Этими же ловлями жаловались и разнаго звания служилые люди при великокняжеских и царских дворах. Путем захватов или заселения различных пустопорожних земель рыбныя угодья попадали в пользование и частных лиц неслужилаго сословия.
Если право владения землею давало право также и на пользование рыбными ловлями в водах, текущих по этой
1
земле или ее омывающих, то, с другой стороны, по древнему русскому праву, рыбныя ловли могли сооставлять и отдельный от земли предмет собственности или пользования. Эта двойственность вела на деле к многочисленным недоразумениям между владельцами земель и собственниками рыбных ловель в водах, прилежащих к этим землям. Недоразумения приходилось каждый раз разъяснять особыми царскими указами, как только земли или рыбныя угодья переходили, за смертью прежняго владельца или путем пожалования, из однех рук в другия. Неопределенность прав на рыбныя угодья или, точнее говоря, прав на рыболовство вызывала многочисленные указы, определяющие эти права, и была, повидимому, главною причиною сравнительно поздняго появления у нас забот правительства о сохранении рыбных запасов.
Действительно, в то время, как в большинстве стран Западной Европы уже в XIII столетии были выработаны некоторыя существенныя ограничительныя правила рыболовства в целях сохранения рыбных богатств в пресных водах; в то время, как в Шотландии еще в 1030 году был издан закон, которым запрещалось ловить мальков лосося, и самый лов больших лососей был ограничен определенным сроком[3] — у нас заботы о сбережении рыбы начались лишь с конца XVII века. Так, указом 1668 г. запрещенобылорыбакамловить в Переяславском озере мелких сельдей[4] «на обиход великаго государя, и на себя, и на продажу», дабы мелочь оставалась для приплоду. С 14 января 1674 года в течение двух лет на том же озере не велено было ловить сельдей, «для того, что сельди измелели». А в 1676 году дан был на озеро из дворцоваго приказа образец редкаго невода, по которому и велено было сделать на месте 10 неводов, длиною «по тридцать сажен с притоном, редких, для того, чтобы мелочь сквозь проходила». За неисполнение этого указа, т. е. за лов частыми неводами или за продажу мелкой сельди, положено переяславскому
2
воеводе быть в опале, а старостам и рыбным ловцам в смертной казни[5]. В 1678 и 1679 годах были изданы царские указы о том, чтобы белозерские рыбаки, которые вообще производили лов «на великаго государя обиход», всех уловленных стерлядей, щук и судаков мерою меньше полуаршина, а ряпуху меньше четверти аршина, выпускали из неводов в озеро живыми, отнюдь бы их не продавали и сами в пищу не употребляли, дабы тем самым не перевесть этих пород; в тех же грамотах указаны были и взыскания за неисполнение приведеннаго требования — в виде крупных денежных штрафов «по пяти рублев на человеке» и битья батогами[6].
Эпоха Петра Великаго, в существенных чертах изменившая условия русской жизни, оставила след и в области рыболовнаго законодательства. Многочисленные указы этой эпохи и последующаго периода имеют главною целью установить, подобно царским грамотам прежняго времени, права на рыболовство, порядок пользования рыбными ловлями и приемы их эксплоатации казною. Вместе с тем ими имеется в виду открыть для свободнаго промысла местнаго населения воды наших крупных внутренних озер — Ильменя и Ладожскаго озера, а также привлечь возможно большее количество людей к занятию рыбным промыслом на окраинах тогдашней России — Каспийском море и Ледовитом океане, то путем образования здесь монопольных компаний, иногда с поддержкой от казны, то предоставлением права рыболовства всем прибрежным жителям названных морей. В то же время, правительство, будучи озабочено прочным заселением русским элементом тогдашних окраин государства, предоставляет пользование рыболовными водами в притоках Чернаго и Каспийскаго морей — Доне, Кубани и Урале — казачьему населению побережий этих рек.
Оставляя в стороне мероприятия, направленныя к установлению права собственности на рыбныя ловли или условий
3
пользования казенными рыболовными статьями, остановимся на таких законодательных актах петровскаго и последующих периодов, которые имели в виду охрану рыбных запасов.
Указом Петра Великаго, данным 6 января 1704 года, строго запрещены самоловы, состоящие из протянутой на большое разстояние в воде, иногда поперек всей реки, тонкой веревки, навешанной крючками, так что редкая рыба пройдет мимо них, не зацепившись. Запрещение это мотивировалось тем, «что за такими снастями рыбе и мелкой, а не токмо что великой, вверх пройтить невозможно»[7]. Будучи распространено сначала на все откупныя рыбныя ловли, кроме государевых рыбных промыслов, на которых ловили на великаго государя, приведенное запрещение, вызвавшее вообще большой ропот откупщиков, было в следующем же году отменено для тех вод, взятых на откуп, содержатели которых соглашались прибавить к арендной плате особую сумму[8].
При назначении в 1743 году новых членов и вице-президента в астраханскую рыбную контору был дан из сената указ, которым предписывалось крайнее старание к тому прилагать, чтобы не только не допускать убыли рыбы в р. Волге, но и заботиться об увеличении рыбнаго богатства в ней[9]. Указами 27 февраля и 10 сентября 1752 года повелено было как в Неве, так и по берегам моря (Финскаго залива) — по ингерманландскому берегу до Красной горки, а по выборгскому до Березовых островов, рыбу ряпушку ловить единственно в августе, сентябре и октябре до заморозков; зимою же, весною и летом до 1 августа ловить ряпушку запрещалось и повелевалось заколы ставить для нее только к 1 августа, а если бы она в запрещенное к лову время в невода попалась где либо вместе с прочею рыбою, то выпускать ее опять в воду. Эта мера имела в виду сберегать к августу ряпушку, «которая, не будучи ловлена в иные месяцы, имеет быть в оном августе крупнее и
4
к употреблению удобнее»[10]. Когда в июле 1771 года заметили ряпушку в продаже, последовал Высочайший указ сенату подтвердить прежния запрещения ловли ряпушки до предписаннаго времени[11]. 3 ноября 1763 г. было повелено пускать в Неву маломерных стерлядей, которыя привозились с казенных рыбных промыслов и «про расход двора Ея Императорскаго Величества» были не надобны. Таких стерлядей, а именно семи-вершковых, было пущено в Неву 4 ноября указаннаго года 1,800 рыб, а 7 ноября того же года повелено, чтобы ловцы, в случае поимки, вместе с другой рыбой, стерлядей длиною менее 10 вершков, опускали их в воду, а тех, которыя будут в 10 вершков и больше, представляли бы ко двору или через прасолов или непосредственно за определенную в этом указе цену[12]. Указ этот касался рыбаков Невы, берегов Ладожскаго озера, реки Волхова, всего взморья от С.-Петербурга до Кронштадта и гор. Кронштадта. Наконец, 11 сентября 1803 г. повелено было, в видах пропуска рыбы из Каспийскаго моря вверх по Волге, уничтожить в низовьях этой реки (ниже гор. Астрахани) все заколы (учуги), кроме четырех, устроенных в водах, пожалованных кн. Куракиным и вообще запрещалось запирать как самую реку, так и вход в нее из моря различными сетями и самоловами, так как орудия эти употреблялись во вред общественный для преграды свободнаго хода рыбы[13]. В 1828 г. запрещение лова самоловами и другими вредными снастями распространено было на р. Шексну, Белое озеро и верхнее течение Волги, где поэтому и был дозволен лишь обыкновенный лов «сетьми, мережами и подобными средствами». Мотивом такого запрещения было, с одной стороны, желание увеличить запасы стерляди в Белом озере, куда ее из Волги по Шексне не пропускали самоловы, а с другой стороны — соображение, что «по уважению общественнаго вреда, при рыбной ловле происходящаго», ни в каком отношении не должно
5
быть дозволяемо рыболовство в помянутых водах «орудиями, препятствующими свободному ходу рыбы»[14].
Впоследствии, когда права на рыболовныя угодья уже достаточно определились, когда значительныя пространства рыболовных рек отошли в собственность более или менее обособленных от прочаго населения страны, но тесно между собою сплоченных отдельных групп — казачьих войск, когда этим группам оказалось необходимым придать строгую и точно определенную гражданскую организацию, — правительство, вырабатывая положения для казачьих войск, не могло не обратить внимания также и на упорядочение рыболовства в водах, пожалованных им в собственность или в пользование. Таким образом в 1835 г. явилось положение о донском рыболовстве, в 1837 г. — о рыбном промысле в Байкале и в реках, на него впадающих, в 1842 г. — о рыбной ловле в черноморском казачьем войске. Конечно, вместе с тем правительство не оставляло своими заботами и казенныя рыбныя ловли в низовьях Волги, ходившия из оброка, и рыбный промысел в Каспийском море, но заботы эти направлены были не столько на сохранение рыбных запасов (для обезпечения их долгое время признавалось вполне достаточною мерой уничтожение учугов на Волге и запрещение вредных орудий лова — самоловов — и сплошных преграждений — заколов и забоек), сколько на установление порядка при самом производстве рыбнаго промысла и на предупреждение захвата в низовьях Волги и на Каспийском море рыболовных мест и водных пространств береговыми владельцами и обращения их в частную собственность. Благодаря этому обстоятельству старинныя положения о донском и черноморском казачьем рыболовстве являются у нас первым сводом не только полицейских правил, в строгом смысле слова, по части рыболовства, но и охранительных мер, имеющих в виду увеличение рыбных богатств. Только этими положениями впервые установлены заповедныя для лова места, определенная длина рыболовных орудий, открытие фарватера для прохода рыбы вверх, наименьшая ячея в рыболовных ору-
6
диях и т. п. ограничения, вошедшия впоследствии в рыболовныя правила 1865 г. для каспийско-волжскаго рыболовнаго района и правила 1880 г. для закавказских рыбных промыслов.
Правда и для Волги в 1842 г. был издан закон, согласно которому для обезпечения лова рыбы в реке воспрещен был морской лов ближе трехсаженной глубины со вскрытия льда до 15 мая на всем пространстве Каспия против устьев этой реки[15]. Соблюдение этого запрета обещало большую пользу для рыболовства в низовьях Волги до Симбирска, где задолго перед тем начали раздаваться жалобы на убыль рыбы. На деле, однако, этого не случилось. Изданный, благодаря домогательствам верховых речных промышленников, закон 1842 г., сводившийся к уничтожению самаго прибыльнаго и удобнаго для промышленников весенняго рыболовства в море, когда масса рыбы входит из моря в Волгу, не распространялся, однако, до 1846 года на откупщиков казенных куракинских вод. Последние поэтому и воспользовались всеми его выгодами, производя промысел в то время, когда другие должны были его прекратить. Вместе с тем запрещение весенняго лова в море послужило для владельцев частных морских вод перед устьями Волги поводом к жалобам на уменьшение их доходов и крайне вредно отозвалось на лове в открытом море, о развитии котораго правительство заботилось с 1802 г. В 1847 году на морской лов было взято только 11 билетов, а в 1848 г. желающих ловить вовсе не оказалось. Мало того, на новых торгах на куракинския воды на срок с 1847 г. откупщики предложили казне только 150,000 руб. в год, тогда как ранее платили по 251,435 руб. В виду явнаго ущерба для казны и всеобщих жалоб закон 1842 г. был отменен с 1 января 1849 г., и откупщики, которые одни только и воспользовались всеми выгодами существовавшаго до тех пор запрещения, предложили за куракинския воды вновь 249,800 р.[16]
Более рациональным оказался закон 1846 г. об огра-
7
ничении жиротопления на Волге. Явившись последствием произведенных на месте изследований, закон этот был издан с целью прекратить вылов мелкой и малоценной по тогдашним временам рыбы, производившийся в течение круглаго года для получения из нея жира, и приурочивая жиротопление лишь ко времени весенняго хода бешенки (сельди); только эту рыбу и разрешалось обращать на жиротопление в период времени с 20 апреля по 5 мая[17].Тем же законом воспрещалось употребление частых сетей, хотя и не был указан размер самых ячей.
———
Таковы были мероприятия правительства по части охраны рыбных богатств к средине XIX столетия. Устройство нашего рыболовства к тому времени, по своду законов, по свидетельству авторитетнаго современника, академика К. М. фон-Бэра[18], — не лишено было общих оснований; «но всякий заметит, — говорит Бэр — что законы направлены больше к ограждению прав на рыболовство и к обезпечению рыбаков, нежели к сохранению в водах обилия рыбы»[19]. Недостаточность законодательных мер для охраны рыбы от истребления при чрезмерно хищническом лове привела, как и следовало ожидать, к значительному уменьшению наших рыбных богатств. В половине минувшаго столетия начали раздаваться жалобы, почти всеобщия, на сильное оскудение уловов рыбы в реках, озерах и морях, и в обществе ясно высказывалось желание, чтобы рыболовство подчинено было некоторым правилам для предотвращения окончательнаго его упадка вследствие оскудения рыбы[20].
Признавая вопрос об уменьшении рыболовства весьма важным для многих мест России, бывший министр государственных имуществ граф Киселев испросил, 15 января 1851 г., Высочайшее соизволение на составление особой коммисии для ученаго изследования чудского и балтийскаго рыболовства, на упадок котораго указано было лифляндским
8
губернатором в одном из всеподданнейших его отчетов в конце сороковых годов. Коммисия эта состояла под руководством натуралиста, избраннаго министром народнаго просвещения, академика К. М. фон-Бэра, начала свои работы весною того же 1851 г. и закончила их через год.
По всеподданнейшему докладу министра государственных имуществ в феврале 1852 г. о работах названной коммисии, последовало Высочайшее указание на желательность производства подобных же ученых изследований рыболовства на Каспийском море и по р. Волге и повелено было министру государственных имуществ заняться подготовительными к тому распоряжениями. В том же году астраханский купец-рыбопромышленник Голиков обратился в русское географическое общество с просьбою о производстве изследований рыболовства в Каспийском море и пожертвовал для того географическому обществу 3,000 р. Не имея достаточных денежных средств на снаряжение научной экспедиции на Каспийское море исключительно от себя, названное общество обратилось к министру государственных имуществ с предложением выполнить это научное предприятие общими силами, с передачею в министерство пожертвованной Голиковым суммы. После совместной разработки программы работ, экспедиция была снаряжена, с Высочайшаго соизволения, в 1853 г. сроком на 3 года под начальством академика К. М. фон-Бэра.
Положив таким образом начало изследованию рыболовства в главнейшем нашем рыболовном бассейне — Каспийском море и его притоках — Волге, Урале, Куре и Тереке, министерство государственных имуществ, по окончании каспийской рыболовной экспедиции, снарядило в 1859 г. такую же экспедицию для производства изследований рыболовства на Белом море и Ледовитом океане. Начальство этой экспедицией за отказом Бэра, за слабостью здоровья, от поездки на Белое море было возложено на бывшаго участника работ на Каспие Н. Я. Данилевскаго. Впоследствия под начальством того же лица производились изследования рыболовства на Азовском и Черном морях, а именно: казачьих донского и кубанскаго рыболовств, азов-
9
скаго и черноморскаго рыбных промыслов, а также днепровскаго и днестровскаго рыболовств (1863—1864 гг.) и, наконец, изучены были рыбные промыслы, производимые в главнейших озерах северо-западной части России — Ладожском, Онежском, Ильмене, Белом озере, Лаче и Чаранде (в 1870—1871 гг.).
———
На основании собранных всеми этими экспедициями материалов и представленных ими подробных соображений и предположений о мерах к упорядочению рыболовства в каждом из обследованных районов министерством государственных имуществ, по мере поступления означенных материалов, вырабатывались соответственные законопроекты по части рыболовства, которые частью и направлялись затем на утверждение в законодательном порядке.
Первыми из таких районных правил рыболовства были Высочайше утвержденныя 23 ноября 1859 г. правила об ограничении лова рыбы в Псковском и Чудском озерах. Они распространялись, кроме вод собственно озерных, также на воды устьев, впадающих в названныя озера рек. Затем, 25 мая 1865 г. былутвержден устав каспийских рыбных и тюленьих промыслов, регулировавший производство этих промыслов в Волге, вниз от г. Камышина, и в водах Каспийскаго моря (за исключением состоящих в частном пользовании уральских и терских казаков, шамхала-тарковскаго и мангишлакских поселенцев и вод по западному берегу моря). В декабре 1866 г. изданы положения о рыбной ловле в Кубенском озере. 6 января 1870 г. изданы правила о рыбной ловле в реках Архангельской губернии, впадающих в Белое море и Северный океан, и в притоках этих рек. В марте 1874 г. утверждены правила об устьинском тюленьем промысле в Мезенском заливе. В марте 1880 г. последовало Высочайшее утверждение правил для казенных закавказских морских и речных промыслов, при чем правила эти были составлены по образцу закона 1865 г. Почти все эти правила впоследствии дополнялись и частью изменялись, при чем, однако, общий характер их и главная цель — охрана рыбных запасов — сохранялись в неприкосновенности, исходной же точкой из-
10
менений служили в Значительной степени те общия соображения и заключения, к которым приходили или местныя коммисии, или позднейшия специальныя изследования рыболовства в отдельных частях России.
С течением времени район действия различных специальных правил рыболовства значительно увеличился, а вместе с тем и самыя правила пополнялись более детальными статьями. Не входя здесь во все подробности, надлежит отметить, что с заменою устава 1865 г. о каспийских рыбных и тюленьях промыслах Высочайше утвержденными 3 июня 1902 г. правилами о каспийско-волжских рыбныхи тюленьих промыслах, район действия этих правил распространился по Волге до г. Саратова. Одновременно с этими правилами установлены также ограничения рыболовства во всем бассейне р. Волги выше г. Саратова, путем распространения на всю эту площадь некоторых наиболее существенных положений правил каспийско-волжскаго рыболовства. В 1902 г., в виду заключения между Россией и Румынией конвенции по рыболовству в пограничных водах Дуная и Прута, в водах этих действуют также особыя правила. Наконец, с устройством особых управлений государственных имуществ в Туркестанском иПриамурских краях, рыболовство в Аральском море и реках Аму-Дарье и Сыр-Дарье, в Амуре с лиманом и в собственно морских водах Дальняго Востока также подчинено некоторым ограничительным правилам, имеющим в виду сохранение рыбных запасов и издаваемым в инструкционном порядке местными генерал-губернаторами. Большая часть указанных правил вошла в последнее издание устава сельскаго хозяйства 1903 г., а конвенция между Россией и Румынией о Дунайском рыболовстве опубликована в собрании узаконений и распоряжений правительства (ст. 262 1902 г.).
———
Таким образом составилось действующее ныне рыболовное законодательство для отдельных местностей России. Законодательство это регламентирует многоразличныя стороны рыбнаго промысла. Так, им устанавливается прежде всего порядок заведывания рыбными промыслами.
11
Все рыбныя ловли, состоящия в пользовании казачьих войск, находятся в ведении военнаго министерства, тогда как казенныя рыболовныя воды, а также рыбный и звериный цромыслы в реках вообще, в морях и озерах состоят в заведывании министерства земледелия и государственных имуществ. Для заведывания на местах водами, состоящими в ведении последняго министерства, существуют два специальных управления — в Астрахани управление каспийско-волжских рыбных и тюленьих промыслов и в Баку управление рыбных промыслов в водах восточнаго Закавказья. Кроме того, часть рыболовных дел разрешается комитетом каспийско-волжских промыслов, существующем в Астрахани, а нужды этих промыслов предоставлено обсуждать также общим и частным съездам каспийско-волжских рыбо- и тюлене-промышленников. В Приамурском и Туркестанском краях заведывание делами рыболовства возложено на управления государственных имуществ, действующия в их областях по ближайшим инструкциям местных генерал-губернаторов, сносящихся в некоторых случаях с центральным управлением министерства земледелия и государственных имуществ. При всех означенных управлениях состоят особые чины для наблюдения за правильностью рыболовства на местах лова и для изучения рыбнаго промысла. Для заведывания рыбными промыслами в черноморско-дунайском районе, охватывающем воды бассейна р. Дуная в русских пределах и прилежащую к устьям его часть Чернаго моря, установлены в 1902 г. должности особаго заведывающаго, находящагося в непосредственном подчинении департамента земледелия, и его помощника — смотрителя за рыболовством. Казенныя рыболовныя оброчныя статьи этого района находятся однако в ведении местнаго управления земледелия и государственных имуществ и состоят в заведывании департамента государственных земельных имуществ. Должность заведывающаго учреждена в 1899 г. для рыбных и морских звериных промыслов Архангельской губернии при местном управлении государственных имуществ. Наконец, по закону 3 июня 1902 г., для бассейна Волги выше г. Саратова учреждены должности особых смотрителей за рыболовством,
12
в числе 8 лиц, распределенных между некоторыми управлениями земледелия и государственных имуществ в этом обширном районе. Заведывание рыбными ловлями, состоящими в пользовании казачьих войск, принадлежит войсковым правлениям на местах и главному управлению казачьих войск в С.-Петербурге. Все перечисленныя выше места и лица, заведующия рыбными промыслами в различных районах по министерству земледелия и государственных имуществ, подчинены последнему через департамент земледелия, в распоряжении котораго в настоящее время имеются специалисты по рыбной части. Необходимо при этом отметить, что заведывание казенными рыболовными оброчными статьями прочих районов империи, для которых не существует специальных правил рыболовства, сосредоточено в лесном и горном департаментах министерства земледелия и государственных имуществ и в департаменте государственных земельных имуществ.
Далее, рыболовными правилами установляется порядок пользования рыболовными водами. При этом рыболовство, равно как и звериный промысел, на всех наших озерах, в частном пользовании не состоящих, т. е. в Онежском, Ладожском, Ильмене и им подобных по величине, в Белом море, Ледовитом океане, в Черном и Азовском морях предоставляется в безплатное пользование всех русских подданных и даже иностранцев (на внешних морях). Рыболовство же на Каспийском море (за исключением вод частнаго пользования, т. е. уральских, терских, мангишлакских и т. под.) и в Арале, также предоставленное в свободное для всех пользование, облагается известным сбором с каждой рыболовной лодки. В водах Дальняго Востока право рыболовства в Амурском лимане, в Охотском и Беринговом морях облагается также известным сбором, платимым как русскими подданными, так и иностранцами с земельных на берегу моря участков, служащих для устройства промыслов и отдаваемых как в краткосрочную аренду с торгов, ежегодно происходящих, так и в многолетнее пользование по особым контрактам. Что касается порядка пользования. рыболовством в речных водах, то в этом отношении между правилами, суще-
13
ствующими для казачьих вод с одной стороны и для казенных и частновладельческих — с другой, имеется значительная разница. В то время как правила речного рыболовства в казачьих водах преследуют главным образом равномерное распределение выгод от рыболовства между низовыми и верховыми станицами, расположенными по одной реке, ставя иногда на втором плане заботы о сохранении рыбных богатств, — аналогичныя правила, изданныя по министерству земледелия, имеют в виду исключительною целью возможное сохранение обилия рыбы в водах, без существеннаго стеснения права пользованиярыболовством со стороны многочисленных собственников рыболовных угодий. Стоя на той точке зрения, что права на речное рыболовство определяются законами гражданскими и что вопрос о равномерном распределений выгод от рыболовства между отдельными собственниками вод или группами населения не входит в круг задач рыболовнаго законодательства, министерствоземледелия при издании ограничительных правил речного рыболовства заботится лишь о том, чтобы то или другое ограничение лова, стесняя одних, не приносило выгоды другим, а также, чтобы все ограничительныя меры основывались на научных данных и выводах в области ихтиологии, которыми располагает данная эпоха. И действительно, лишь при таких условиях представляется возможным ограничивать частновладельческое рыболовство в интересах общегосударственных и придавать рыболовным правилам обязательность на всем районе их действия, независимо от того, в чьем пользовании и владении состоят рыболовныя угодья.
Заключающияся в рыболовных правилах собственно ограничительныя постановления по рыболовству можно разделить на несколько крупных отделов сообразно тем водоемам, для которых они изданы, — рек, озер и морей, и сообразно объектам самого промысла. Большое значение имеют при этом также физико-географическия условия вод даннаго бассейна; при разнообразии последних для различных водоемов и проистекающем отсюда различий в рыболовных орудиях и приемах рыболовства, ограничительныя правила, конечно, не могут быть повсюду одинаковы; даже и в том
14
случае, если бы при одних и тех же объектах промысла в двух различных бассейнах имелось в виду для охраны какой либо промысловой рыбы изыскать наиболее целесообразныя меры, то таковыя часто не могут быть совершенно тождественны для вод двух водоемов. Чтобы легче разобраться при таких условиях в различных ограничительных постановлениях, касающихся производства рыбной ловли, и чтобы иметь вместе с тем некоторый критерий для правильной оценки различных мероприятий, необходимо коснуться тех основных требований, которыя ныне предъявляются ко всякому целесообразному рыболовному закону и которыя вытекают из данных по биологии рыб.
Пресноводныя рыбы, а также те, которыя, живя в морских водах, заходят в реки для метания икры, избирают для своего нереста особыя места, которыя встречаются в речных водах далеко не часто. Так, например, многия породы мечут икру на местах, поросших травою и покрытых неглубокою водою; очень многия кладут икру только на крупном песке в реках. Одне породы предпочитают для кладки икры быстрину и глубокия места, другия — тиховодье. Многия рыбы, не найдя удобным для нереста пространств, вовсе икры не мечут; другия, не стесняясь этим, нерестятся там, где задержаны в момент нереста, но икра, выпущенная в неподходящих для развития условиях, быстро погибает. При таких условиях представляется следующий принцип рациональнаго рыболовства — отнюдь не препятствовать рыбе, в период метания икры, достигать тех мест, к которым она стремится[21]. Из этого основнаго положения вытекает целый ряд частных требований, как, например: не запирать узких входов в бухты озер, заливы морей и в боковые придатки рек (ильмени, озера, старицы) ни сетями, ни какими либо иными рыболовными орудиями; не перегораживать устьев рек и самых рек совершенно; не ловить рыб на местах и во время нереста; не загонять рыбы в разставленныя ловушки криком, шумом, стучаньем по воде палками, веслами, шестами и т. п.[22]
15
При применении всех этих положений на деле необходимо, однако, обратить внимание на то, что главнейший рыбный промысел во всех водах обыкновенно бывает приурочен к периоду нереста рыб, когда оне скопляются, часто огромными массами, на определенных местах, одних и тех же из года в год, и стало быть хорошо известных местным рыболовам, которые поэтому пользуются этим временем для своего промысла. Запрещать рыболовство при таких условиях, в громадном большинстве случаев, было бы совершенно безразсудно: не пойманная в период нереста рыба некоторых пород вовсе не может быть уловлена в другое время года, так как после нереста она уходит на глубины или расходится по огромной площади даннаго бассейна. В этом случае в речных водах для охраны рыбы в период нереста не устанавливается сплошного срока запрета на рыболовство, но запретный период приурочивается или к началу хода рыбы для нереста, или к концу его; таким образом большая часть рыбы делается добычею промышленника, но вместе с тем некоторая ея часть остается на племя, а именно или первыя части косяков или самыя последния. Предписывать, однако, даже и такие короткие запретные сроки в начале или в конце периода икрометания на больших озерах или в морях вовсе неуместно, частью потому, как объясняет это академик К. М. фон-Бэр, что здесь времена метания икры для разных рыб различны, так что в случае установления запретов для каждой промысловой рыбы, для лова остались бы лишь немногие месяцы, в течение которых рыба уходит, и притом на трудно доступную глубину, а частью потому, что многим рыбам даже во время метания икры существующие рыболовные снаряды и способы лова в морях и озерах не очень опасны[23]. Мало того, существуют такия породы чисто морской рыбы (треска), которыя можно ловить только во время метания икры.
Другой принцип рациональнаго рыболовнаго законодательства имеет, подобно первому, также биологическое основание. Все ценныя для человека и важныя в промысловом
16
отношении рыбы лишь через несколько лет делаются способными к икрометанию; кроме того, молодыя поколения рыб, особенно пресноводных, любят водиться на мелких сравнительно местах, где легко могут делаться добычею рыболовов. Поэтому, чтобы вследствие лова слишком мелкой рыбы не происходило уменьшения рыбных запасов, оказывается необходимым, как общее правило, ловить только такую рыбу, которая уже достигла половозрелаго возраста и хотя раз в своей жизни метала икру[24]. Практически этот принцип осуществляется двумя путями: или установлением для всех промысловых рыб известнаго размера, менее котораго данная порода в известном бассейне не должна ловиться, или определением во всех главнейших промысловых орудиях лова наименьшаго размера ячей (в сетных орудиях) или просветов (в заколах и орудиях, плетеных из прутьев). В последнем случае предполагается, что через крупную ячею или просвет пройдет всякая мелкая рыба, даже и будучи завлечена в снасти.
Наконец, наше рыболовное законодательство, особенно последняго времени, имеет иногда в виду интересы также и общегосударственной экономии. Так, запрещается, по малоценности объекта промысла, в одно время лов такой рыбы, которая, будучи уловлена в другое время или в иных местах, дает продукт более высокаго качества и более дорогой. Случаи, в которых это стремление выражено, в области главным образом морского рыболовнаго законодательства будут отмечены ниже, при систематическом изложении ограничительых правил, действующих в реках, озерах и морях Империи.
———
Ограничения речного рыболовства в различных районах.
Наиболее полно приведенные выше принципы рыболовнаго законодательства выражены в постановлениях русско-румынской конвенции о рыболовстве в водах Дуная и Прута. В районе действия этой конвенции, т. е. в пограничных водах названных рек, запрещено выставлять в проточных водах какия бы то ни было ставныя орудия (крючковую снасть, став-
17
ныя сети и проч.) так, чтобы они перегораживали фарватер (самое глубокое место) или занимали более половины даннаго водовместилища. В этом случае, если ряды орудий лова выставлены от обоих берегов, между ними в средней части реки должно быть разстояние не менее 50 метров (около 25 сажен). Правила эти имеют в виду устранить препятствия к свободному передвижению проходных рыб, к числу которых принадлежит большая часть промысловых рыб названнаго района. К сожалению, однако, эти правила не применяются в каналах, ведущих из р. Дуная в болота и озера, т. е. к местам нереста частиковой рыбы. В целях обезпечения размножения главнейших пород рыб и раков воспрещается лов с 1 апреля по 1 июня, при чем в течение указаннаго запретнаго срока запрещена также продажа свежей рыбы и свежей икры тех пород, для лова которых установлен запретный срок. Для того, чтобы не истреблялась мелкая рыба, конвенция запрещает ловить главнейших промысловых рыб района менее определенной длины, назначенной для каждой породы рыбы, установляет известный просвет ячей в рыболовных орудиях, из какого бы материала они ни были изготовлены, а также известный минимальный просвет между жердями и прутьями в забойках и заколах и, наконец, требует, чтобы служащая для лова красной рыбы крючковая снасть имела крючек не менее определеннаго веса (дабы на легкий маленький крючек не ловить слишком мелкой рыбы). Вместе с тем запрещена продажа маломерной рыбы в каком бы то ни было виде. Рыба маломерная, а также пойманная в запретное для лова время должна быть выпускаема в воду. Наконец, в ограждение и мелкой и крупной рыбы запрещен лов с помощью динамита и вообще взрывчатых, ядовитых или одуряющих веществ.
 
В каспийско-волжском рыболовном районе, вниз от гор. Саратова, действуют аналогичныя приведенным выше постановления, в некоторых случаях лишь более детально разработанныя. Требование, чтобы при лове не занималась вся ширина водовместилища, проведено на Волге с особенной настойчивостью и применяется ко всем промысловым
18
орудиям рыболовства. Так, с этою целью в отношении ставных орудий лова установлено, чтобы средняя треть водовместилища всегда оставалась свободною от рыболовных снастей, и притом как в проточных водах, так и в стоячих (каковы воды ильменей и озер). Но, если бы оказалось, что и таким способом выставленныя орудия лова все-таки являются где либо препятствием для свободнаго передвижения рыбы, то комитету рыбных промыслов предоставляется воспрещать в таких отдельных случаях установку орудий лова. С той же целью запрещено: употреблять плавныя сети длиннее 90 сажен, устраивать при зимних вентерях особые придатки снизу (подолы) и сверху (крышки), а также связывать между собою соседние вентеря или их крылья. Для неводного рыболовства установлены постоянныя места лова, называемыя тонями, и ограничено как число неводов, употребляемых на тонях, так и длина их. Кроме того определено, чтобы места установки ставных орудий лова и устройства плавов находились в известном разстоянии от тоней. С этою же целью запрещены выметывание плавных сетей рядом одна с другою и выставка ставных орудий лова между сваями мостов, а лов котцами и нередами, селедочными плавными сетями и селедочными волокушами приурочен или к определенным только местностям и частям рыболовнаго района, или к известным временам года.
Никакого запрета на ловлю раков по Волге не существует, для ловли же рыбы установлено несколько запретных сроков, сообразно как топографическому положению района рыболовства в отношении моря, так его физико-географическим условиям и объектам промысла. На Волге существовал когда-то весьма значительный промысел красной рыбы — белуги, осетра, севрюги и стерляди, в настоящее же время лов направлен главным образом на частиковую рыбу. Но, так как осетровыя попрежнему продолжают входить в Волгу из Каспийскаго моря для нереста, хотя и в небольшом количестве, и так как желательно сохранить лов их в море по возможности на долгое время, то задача законодательства по рыболовству на Волге сводится к охране в период нереста не только частиковой, но и красной рыбы. Для первой установлен запретный срок — с 15 апреля по 15 июля в так называемой придаточной системе речных
19
вод, т. е. в полоях и разливах, и вообще там, где главным образом происходит икрометание у частиковой рыбы различных пород, и кроме того в системе приморских ильменей и проранов (т. е. расширениях волжской дельты со стороны моря), а для второй — с 5—9—15 мая (смотря по удаленности района от моря) до 15 июля в проточных речных водах. Подобный же запрет в период с 5 мая по 15 июля существует и на северных рукавах р. Терека, т. е. также для охраны красной рыбы. Как и в дунайском районе, и на Волге запрещаются в запретное для рыболовства время разделка, посол и вообще обращение в торговле всякой рыбы.
Для предупреждения вылова мелкой рыбы в каспийско-волжских правилах установлен размер ячей для всякаго промысловаго орудия лова невода, сельдяной волокуши, плавных и ставных сетей, вентерей и секретиков. Для крючковой самоловной снасти указан наименьший размер крючков. Для красной рыбы, а именно для осетра, севрюги, шипа, стерляди и белуги определены кроме того размеры самых рыб, менее которых оне не должны быть ловимы. Для частиковой рыбы, даже для главнейших ея пород, наименьших размеров не установлено. Такая как бы снисходительность к рыболовам обусловливается колоссальными уловами рыбы за один раз, при которых нет возможности заниматься отбором мелкой рыбы разной породы от крупной с целью выпуска первой в воду. Обратный выпуск маломерной рыбы только в том случае может быть целесообразным, если производится своевременно, а это почти вовсе не достижимо на Волге, тем более, что большая часть мелкой рыбы бывает сильно повреждена уже в неводах, которыми она преимущественно ловится. Соответственно этому названными правилами преследуется и купля-продажа не всякой маломерной рыбы, как на Дунае, а только красной. Лов рыбы посредством ядовитых и взрывчатых веществ в каспийско-волжском районе тоже запрещен, а вместе с тем, во избежание загрязнения рыболовных вод и проистекающаго отсюда ухудшения условий жизни рыб в водной среде, запрещено устраивать загоны для скота на льду всех рыболовных речных вод и производить выкормку в них,
20
скота. Наконец, и это является весьма важным постановлением каспийско-волжскаго рыболовнаго закона — на Волге разрешены к употреблению подробно перечисленныя в самом законе лишь определеннаго типа рыболовныя орудия, как сравнительно безвредныя для рыбных запасов, при условии соблюдения при лове ими предписанных этим законом правил, и запрещены такие рыболовные снаряды, которые необыкновенно уловисты и тем чрезмерно вредны для рыбы, как, например, погоняи, самоплавы, двухстенныя и трехстенныя плавныя сети.
Надлежит отметить здесь также еще одну черту, которой каспийско-волжския правила существенно отличаются от дунайских. Последними разрешаются к употреблению забойки и заколы с известным просветом между жердями или прутьями их, при чем такия сооружения можно делать сплошными, из берега в берег, в тех каналах, которые идут в болота и озера. Известно, что последния служат удобным местом нереста для многих карповых рыб, которыя, благодаря названным сооружениям, или вовсе не будут пропускаться на нерестилища или будут вылавливаться полностью на обратном пути из озер и разливов в коренную реку, смотря по тому, когда и в каких каналах устроены заколы и забойки. Сооружения такого рода запрещены на Волге окончательно еще в 1828 году, и последния правила для этой реки вновь подтверждают запрещение строить в проточных водах всякия преграждения (как-то — сетныя перегородки забойки, завалы и т. п.), препятствующия свободному передвижению рыбы.
 
Являющееся сколком с устава о каспийских рыбных и тюленьих промыслах 1865 года положение о казенных рыбных промыслах в водах восточной части Закавказскаго края, также содержит в себе запрещение выставлять ставныя орудия лова далее прибрежной трети ширины каждаго водовместилища. Неводное рыболовство так же, как и на Волге, приурочено на Закавказских промыслах к тоням, но последния могут быть не только постоянными (как на Волге), но и временными, т. е., иначе говоря, неводной лов является менее стесненным, будучи, однако, по характеру своему гораздо более вредным и опасным для сохранения рыбных
21
запасов, чем всякий иной прием рыболовства. Длина неводов и плавных сетей также не ограничена, но безусловно запрещены всякаго рода преграждения, как, например, забойки, перегородки, препятствующия и вредящия свободному движению рыбы. Такими преграждениями, однако, не считаютсязаконно выставленныя сетныя ставныя орудия лова, а также загородки, доходящия до одной восьмой ширины водоема и устроенныя, с разрешения местнаго управления, для образования садков для рыбы. Для охраны в период и на местах нереста частиковой рыбы на закавказских рыбных промыслах существует запретный срок с 15 апреля по 1 июля, но лишь в Ольховском и Аджикабульском озерах. Для красной рыбы установлены запретные сроки по рр. Куре и Араксу в период времени с 1 мая по 1 августа. Начало и конец запретнаго срока в каждом из трех районов, на которые распадаются, в отношении запрета, помянутыя реки, установлены, однако, таким образом, что в то время, когда в самом низовом районе начался уже запретный период, в соседнем с ним районе производится еще в течение 2 недель рыболовство, имеющее объектом своим тех именно рыб, которыя не выловлены ниже благодаря запрету[25]. Столь значительный промежуток между концом запрета в низовом районе и началом его в вышележащем способствует на деле не столько охране рыбы в строгом смысле, сколько поддержанию высоких арендных цен за верховые участки. Благодаря этому привходящему обстоятельству, выбор времени для запретнаго срока на Куре не может считаться вполне рациональным. В других реках, впадающих в Каспийское море по западному его побережью, существуют запретные сроки с 1 мая по 1 июля. Для предупреждения лова мелкой рыбы, во всех сетных орудиях лова должны быть ячеи не менее известнаго размера.
 
Более совершенными являются изданныя еще в 1835 г. правила рыболовства в бассейне р. Дона, в пределах донского казачьяго войска, в особенности после дополнения их
22
в 1898 и 1901 гг. рядом временных ограничительных постановлений.
При издании этих правил в 1835 г. имелось в виду доставить обильное довольствие рыбою, «единственно от свободнаго хода ея зависящее», не только донскому войску, но и тем губерниям, через которыя протекает р. Дон. В этих видах сделано заповедным от всякаго рыболовства тридцатисаженное пространство стрежня р. Дона на всем его протяжении в пределах нынешней области войска донского и пятнадцатисаженное в р. Донце. С тою же целью запрещено всякое рыболовство в течение круглаго года в пролетах мостов ростово-владикавказской железной дороги и ольгинской дамбы, а также по обе стороны вверх и вниз от них по течению реки на 200 сажен с каждой стороны. Отисполнения требования об оставлении свободной части стрежня не изъяты даже и те места рек в весеннее время, на которых существуют мельничныя плотины, и содержатели мельниц обязаны для свободнагопрохода рыбы иметь холостыя скрыни и держать их открытыми по очищении рек от льда все время, пока продолжается прибыль воды. Столь рациональнаго требования, обезпечивающаго рыбе свободу передвижения в период, предшествующий нересту, нигде больше в наших законах не встречается. Положение 1835 года усматривает препятствие свободному ходу рыбы даже в смолении рыболовных снастей и поэтому запрещает его[26]. Для лучшаго обезпечения соблюдения постановления о свободном пространстве в реках, установлено, чтобы тридцати- и пятнадцатисаженныя пространства Дона и Донца были на всем их протяжении обозначены маяками, прикрепленными к сосновым или дубовым сваям, вбитым в речное дно, но так, чтобы верхушки свай не препятствовали судоходству. Размеры главнейших рыболовных орудий в водах донского войска ограничены. В отношении лова неводами и волокушами требуется, чтобы он производился на определенных для того местах, называемых тонями, и чтобы невода тянулись не тотчас один за другим, но с некоторым промежутком, дабы второй невод начинал действовать
23
уже тогда, когда первый притонен. Выставка вентерей, одного из главных, по местным условиям, снарядов рыбной ловли, подчинена особым правилам, согласно которым ставка их допускается только в один ярус, и притом так, чтобы вентеря никогда не занимали более трети ширины водовместилища от каждаго из берегов, а в тех случаях, когда ширина реки менее 90 сажен, оставляли бы свободным по средине водоема пространство не меньше 30 сажен. В отношении лова плавными сетями установлено, чтобы сети друг с другом не связывались и чтобы лов ими производился лишь в отведенном для того в низовьях р. Дона месте.
Особенно строги на Дону правила относительно запретнаго для рыболовства времени. Здесь, как и на Волге, промысловое значение имеет не только частиковая (по местному — белая) рыба, но и красная, для охраны которых и установлены поэтому запретные сроки. Избрать для последних наиболее целесообразные периоды удалось лишь после ряда опытов и трехкратных представлений в Комитет Министров в 1898, 1899 и 1901 гг. В настоящее время в водах р. Дона, его протоках, рукавах и притоках, в пределах области донского войска, существуют несколько запретных сроков, а именно два постоянных запрета, весенний и летний, и несколько временных, которые могут быть переносимы войсковым наказным атаманом на другое время, в зависимости от направления хода рыбы, времени вскрытия реки и метеорологических условий года. Весенний запретный срок приходится на время с 15 марта по 15 апреля и служит для охраны белой рыбы не только во время и на местах ея нереста, но и на пути к этим местам; такой охраны рыбы в реках нет нигде в других районах. Летний запрет, установленный для охраны красной рыбы, продолжается с 1 мая по 15 июня. Временные запреты приходятся на периоды: а) с 1 по 7 октября; б) от ледостава до укрепления льда, в течение одной недели; в) с 25 декабря по 2 января, и г) на все праздничные и воскресные дни, по указанию войскового начальства. Цель запрета на лов по праздникам — пропуск рыбы для более уравнительнаго ея распределения по отдельным участкам рек,
24
тогда как два осеннихи зимний запреты имеют в виду о6езпечить проход рыбы во время ея осенняго и зимняго передвижения.
Подобно каспийско-волжским, донския правила дозволяют употреблять лишь известные рыболовные снаряды, а именно невода, волокуши, зимния сежи, большие зимние вентеря, плавныя сети и так называемыя мелкия снасти — малые вентеря, малыя сети и бредни, — строго при этом нормируя для каждаго казачьяго семейства число промысловых крупных орудий. Названныя правила вовсе запрещают пользоваться распорными сетями; но разрешают также выставку ванд (самоловок или вершей) на разливах и вообще в весеннее время (дабы не ловили этими снарядами нерестующих рыб, забирающихся в эти плетеныя ловушки для более удобнаго выпуска икры) и запрещают перегораживать для лова рыбы весною глухими переставами ерики и протоки, по которым рыба идет в разливы.
Для обезпечения мелкой рыбы от вылова, во всех главнейших рыболовных орудиях в водах донского войска установлен предельный размер ячей, и притом весьма значительный — 2½ вершка (считая по диагонали в вытянутой ячее).
Несмотря на большую целесообразность изложенных выше даже старых ограничительных постановлений по рыболовству в Донской области, рыбный промысел в ней пришел в значительный упадок, причину чего нельзя не усмотреть в том, что за соблюдением правил следили плохо, рыболовный закон соблюдали мало и повыловили почти дочиста те огромные рыбные запасы в Доне, которые когда-то прокармливали не только все донское войско, но и значительную часть южной России, потребляющую ныне уже астраханскую рыбу и норвежскую сельдь.
 
Рыболовство в бассейне р. Волги выше Саратова подчинено будет в ближайшем будущем особым правилам, изданным 3 июня 1902 года. Согласно этим правилам, во всем названном бассейне устанавливаются два запретных срока — один, с 15 мая по 15 июля, для коренных вод, срответствующий низовому (ниже гор. Саратова) запрету для
25
охраны красной рыбы, а другой, с 15 апреля до 15 июля, в придаточной системе вод для охраны частиковой рыбы во время и на местах нереста. Для прекращения лова маломерной красной рыбы установлены те же предельные размеры ея, что и на нижней Волге, для частиковой же рыбы и здесь считается достаточным установление наименьшаго размера ячей в неводах, ставных и плавных сетях. Для ограждения мелочи от вылова запрещены также плетеныя из прутьев ванды и нереда, глистная и шашковская снасть и вентеря. В целях большаго обезпечения прохода рыбы вверх запрещены всякия преграждения — сетныя перегородки, забойки, завалы и т. п., — препятствующия свободному ея передвижению; лов неводами приурочен к тоням, которыя должны быть устраиваемы на разстоянии не менее 2 верст одна от другой; на каждой тоне разрешен только один невод, длиною не свыше ширины реки против тони. Подтверждено сверх того запрещение самоловов. По донесению смотрителей за рыболовством, не все эти правила отвечают местным условиям огромнаго района.
 
В бассейне р. Куры, выше устья рр. Иоры и Алазани, для обезпечения прохода вверх лососевых и осетровых рыб, запрещено законом 1897 года ставить главнейшее местное промысловое орудие — чапухи (особаго типа преграждения) далее трети ширины водоместилища, если оне имеют вентеря; чапухи без вентерей, как требующия полнаго преграждения водоместилища, вовсе не допускаются. Этою мерою собственно и ограничиваются специальныя положения по части техники рыболовства в названном районе.
 
В правилах рыболовства для вод, принадлежащих кубанскому казачьему войску, указаны как разрешенныя для лова снасти, так и запрещенныя для некоторых мест кубанской дельты. Для неводов, употребляемых в озерах и протоках, установлена известная длина; для сетных орудий лова определен размер ячей; выставка же сетей и вентерей в проточных водах разрешена лишь на двух третях ширины водовместилища, при чем вентаря должны ставиться от какого либо одного берега не более, как на ⅔ ширины,
26
а сети от каждаго из берегов не далее ⅓ ширины водоема. Правила эти, первоначально изданныя в 1842 году и значительно дополненныя и измененныя в 1880 году, уже давно оказались несоответствующими целям правильнаго устройства рыболовства и, по удостоверению местнаго начальства, требуют основательной переработки именно в той части их, которая касается техники рыбной ловли.
 
В правилах для астраханскаго и уральскаго казачьих войск, изложенных в уставе сельскаго хозяйства, не содержится никаких специальных ограничительных постановлений по рыболовству. В настоящее время в водах астраханских казаков действуют правила каспийско-волжских рыбных промыслов 1902 года, а рыбный лов на р. Урале, в пределах Уральской области, регулируется особыми постановлениями съезда выборных от станичных обществ уральскаго войска, утверждаемыми войсковым правлением названнаго войска[27].
 
По правилам о рыбной ловле в реках Архангельской губернии, впадающих в Белое море и Ледовитый океан, и в притоках этих рек, изданным на основании результатов изследований Данилевскаго, установлен целый ряд ограничений, имеющих в виду предупредить сплошное перегораживание рек и вылов слишком мелкой рыбы. Главнейшее рыболовное орудие нашего севера — заборы и заколы — вовсе запрещено на всем течении Печоры; а в прочих реках Архангельской губернии, впадающих в Белое море и Ледовитый океан, и в притоках этих рек названныя сооружения разрешено оставить лишь в тех местах, где они существовали до издания разсматриваемых правил (т. е. до 6 января 1870 года) или же где на устройство их последует разрешение Министра Земледелия и Государственных Имуществ. Однако во всех таких заколах должны быть оставляемы ворота в одну треть ширины водовместилища на тех реках, где выше даннаго закола имеются
27
поселения, и в одну шестую ширины, если поселений выше по рекам не имеется. Всякаго рода и наименования ставныя орудия лова разрешено ставить лишь не далее прибрежной трети ширины водовместилища. Длина неводов хотя и не ограничена, но требуется, чтобы на всякой речной тоне, где лов производится несколькими неводами, в воде находился только один невод, т. е. чтобы второй невод закидывали не раньше, как первый вытянут к берегу. Длина плавных сетей должна бьгть не более половины ширины водовместилища. Их нельзя, кроме того, употреблять как ставныя сети в тех случаях, когда во время плавни встречается какое либо препятствие, но надлежит вынимать из воды. При ловле несколькими плавными сетями на одном плаву вынутая из воды плавная сеть может быть не раньше запущена в следующий раз, как будет вытянута самая задняя из сетей. Во время лова этими сетями в местах, где производится неводное рыболовство, запрещается тянуть невода одновременно с плавными сетями, дабы совместным действием обоих орудий не преградить совершенно прохода рыбы вверх. Во избежание лова мелкой рыбы установлено, чтобы всякое сетное орудие лова имело ячею не менее полувершка от узла до узла. Однако, в орудиях, предназначенных для лова морской рыбы — мойвы и песчанки — ячеи могут быть и меньшей величины. Кроме того, архангельскому губернатору предоставляется понижать размер ячей до одной трети вершка в тех местах, где преимущественно ловится рыба мелких пород, как ерш, елец, уклейка, корюшка, ряпушка, сельдь и др. Очевидно, в тех же видах требуется, чтобы крючки самоловной снасти, которою ловят стерлядь в Северной Двине, отстояли друг от друга на три четверти аршина. Наконец, с целью сохранения лосося в период его нереста, запрещен лов острогою с 1 сентября до 15 октября.
 
Правила о рыбной ловле на Свири установленныя ещев 1835 году, имеют целью не охрану рыбы от вылова, а устранение препятствий для судоходства, бывшаго довольно опасным на этой реке, особенно в то время, когда на Свири
28
не было паровых судов и не производилось улучшений судоходных условий этой реки.
———
Ограничения озернаго рыболовства.Из многочисленных озер России, не состоящих в частном владении и потому открытых для свободнаго производства рыбнаго промысла, только для Псковскаго озера с Чудским и для Кубенскаго озера имеются специальныя правила рыболовства.
Изданныя первоначально, на основании изследований Бзра, правила рыболовства для Чудского и Псковскаго озер 1859 г. были затем в 1864 и 1866 годах изменяемы и дополняемы. В настоящее время правилами этими имеется в виду, главным образом, прекращение вылова мелкой рыбы и лова снетка на местах и во время нереста. С этою целью на сказанных двух озерах запрещено употребление как целых орудий, так и отдельных частей их из ткани (тканец, недотка), и установлен наименьший размер ячей для всякаго рода вязаных из пряжи сетных орудий лова, а именно в одну пятую вершка от узла до узла. Однако, из этого правила сделано несколько исключений для некоторых сортов ловушек, направленных, вообще говоря, на лов мелкой рыбы разных пород. Исключения эти, несомненно, вредны, что признает и самый закон, ограничивая время употребления мелкоячейных снастей и делая некоторые участки озер заповедными для лова мелкоячейными орудиями. Так, лов орудиями с ячеею менее одной трети вершка запрещается с 24 июня по 1 августа в Псковском озере и по 1 сентября в Чудском. На весь этот период все мелкоячейныя снасти отбираются у владельцев в особые амбары, где и хранятся за печатями уездных властей. На тот же (почти) срок запираются снетковыя сушильни. По окончании запретнаго срока мелкоячейныя сети дозволяются к употреблению лишь среди озера, на глубине не менее 2½ сажен, всякий же лов ими по заливам, губам и по мелким местам близ берегов запрещается. Разрешенное для лова мелкоячейными снастями пространство озера ограничивается особыми знаками.
Кроме того, запрещается лов рыбы такими способами, которые мешают ей свободно метать икру, как, например,
29
лов с сильным шумом, лов с летягами и ботами. Наконец, в устьях рек, впадающих в названныя озера, и во входах в озерные заливы запрещены заколы и выставка сплошных сетей; последния надлежит выставлять таким образом, чтобы оставалась свободною по крайней мере треть прохода, разумея под проходом ту часть реки или залива, по которой рыба обыкновенно проходит для метания икры. Надлежит отметить, что правила эти уже давно признаны местною властью не удовлетворяющими своему назначению.
 
Правилами о рыбной ловле в Кубенском озере, изданными в 1866 году, запрещается употребление неводов с ячеейменее трех восьмых вершка в стороне от узла до узла, а также устройство печей для сушки ловимой в этом озере мелкой рыбы или так называемаго «суща».
———
Ограничения морского рыболовства.Помимо сохранения рыбных запасов, путем запрещения тех или иных хищнических приемов рыболовства, правила морского рыбнаго лова имеют в виду также обезпечить рыбе свободный доступ из моря в реки для нереста. Двоякая цель рыболовнаго законодательства в этом отношении особенно ясно выражена в последних правилах каспийско-волжских рыбных промыслов. Правилами этими запрещено употребление в море плавных сетей, распорных неводов и всякаго рода наживной крючковой снасти, равно как и береговых неводов. Следует иметь в виду при этом, что такия снасти, как плавныя морския сети и наживныя снасти, запрещены отчасти и потому, что лов ими признается неэкономичным. В частности, плавной лов неэкономичен потому, что производится вдали от берегов с небольших сравнительно судов, не всегда снабженных надлежащими приспособлениями для хорошаго засола рыбы, приурочивается к летнему времени, когда стоят жары, и направлен главным образом на мелкую красную рыбу, которая бывает в местах и в периоды лова названными сетями без икры. Лов этот дает продукты относительно малоценные, сравнительно с теми, которые могут получиться из той же рыбы, если последняя будет уловлена в иных местах, на лодки
30
большаго размера с хорошими приспособлениями для засола рыбы, или в иное время года. Для предупреждения вылова слишком мелкой рыбы правила устанавливают определенный вес для крючковой самоловной снасти и наименьший размер ячей в сетях. Вместе с тем и в Каспийском море в районе вод, подчиненных действию правил 1902 года, подобно реке Волге, запрещен лов красной рыбы менее установленной длины. Для обезпечения свободнаго входа в реки лов перед всеми устьями наиболее значительных рек, впадающих в Каспийское море, подчинен особой регламентации. Так, перед устьями Волги и Терека установлены заповедныя для рыболовства места в глубь моря на 7 верст. За пределами этих пространств в зимнее время дозволяется лов лишь крючковою самоловною снастью; в период же навигации, который там длится приблизительно до 8 месяцев в году, лов крючковою снастью перед устьями р. Терека вовсе запрещен на протяжении от 53 до 70 верст в глубь моря. Перед волжскими устьями названная снасть в период навигации допущена только в 5 полосах, идущих от берега в море и называемых лежалыми. Между этими полосами, а также по западной стороне от них находится 5 совершенно запретных для всякаго лова полос. Оне простираются в море от 60 до 80 верст и служат как бы корридорами от 30 до 15 верст шириною каждый, по которым рыба входит в речныя устья. По сторонам всех названных заповедных пространств и лежалых и запретных полос расположена перед устьями Волги и Терека особая окаймляющая полоса, шириною в 7 верст, в которой можно ловить только крючковою снастью, а за пределами ея также и ставными морскими сетями. Наконец, каспийско-волжския правила определяют запретное для рыболовства в море время, а именно с 15 июня по 1 августа для лова красной рыбы и с 5 мая по 15 июня для частиковой рыбы; для лова всякой рыбы во всех приморских ильменях и проранах всего севернаго Каспия установлен запрет с 15 апреля по 15 июля. Кроме всех этих стеснений морского рыболовства названнаго района, установленных законом 3 июня 1902 года, с 1895 года и до последняго времени действуют особыя временныя правила, из
31
года в год продолжаемыя, на основании которых подледное рыболовство в северо-восточной части Каспийскаго моря (от Синяго морца к востоку) воспрещается производить какими бы то ни было сетями далее глубины в 2 морских сажени (12 футов), считая от берега. Такая мера, в высшей степени стеснительная для морских ловцов, применяется с целью охраны вылова мелкой красной рыбы, будто бы залегающей в море далее глубины в 12 футов, а также и потому, что лов красной рыбы, служащей в этой местности главным объектом зимняго промысла, признается в море неэкономичным, ибо та же рыба, будучи выловлена весною с икрой, дает продукт во много раз более ценный, чем зимою, когда она бывает без икры.
 
В черноморско-дунайском рыболовном районе, в морских территориальных водах, установлены запретный срок для рыболовства с 1 апреля по 1 июня и заповедныя для лова пространства перед устьями каждаго из рукавов Дуная. Кроме того на территориальныя воды названнаго района распространяется действие всех тех ограничительных правил по рыболовству, которыя установлены конвенциею между Россией и Румынией для речных вод Дуная и Прута.
 
В закавказском рыболовном районе установлены заповедныя для морского рыболовства пространства на протяжении от 2 до 6 верст как по сторонам речных устьев, так и в глубь моря, и запретное для рыболовства пространство в Кизил-Агачском заливе, в котором запрет действует лишь в течение 4 месяцев в году — в декабре и с 1 февраля по 30 апреля. Заповедныя пространства обезпечивают рыбе свободный доступ в устья р. Куры, а кизил-агачский запретный срок установлен в целях открытия лососю и частиковой рыбе, в период их хода для нереста, свободнаго доступа в р. Акушу. Кроме того установлены особыя заповедныя для рыболовства пространства в устьях рек на протяжении 1 версты, считая от моря вверх по течению.
32
Последняя мера вообще нечужда нашему рыболовному законодательству и применяется уже давно в Азовском море к гирлам рр. Дона и Кубани, против которых существуют кроме того и в море заповедныя для рыболовства пространства. Близ границ заповеднаго пространства в заливе (у Дона) запрещено ловить крючковою снастью и неводами. В противоположность каспийско-волжским и закавказским, рыболовным правилам, считающим крючковую самоловную снасть безвредной, сравнительно с другими рыболовными снарядами, в смысле полнаго вылова идущей рыбы, положения о донском и кубанском рыболовстве признают снасть эту опасной и требуют, чтобы она выставлялась не ближе 7 верст от берега.
 
В других морях также существуют запреты, но лишь на лов каких либо отдельных пород рыбы. Так, в Шабалатских лиманах Чернаго моря запрещается лов кефали с 1 апреля до 25 сентября, а в Днестровском лимане с 1 апреля до 1 июня. В части Финскаго залива, от устья Невы до Красной горки по южному берегу и до Березовых Островов по северному, а также и в самой Неве, запрещается лов ряпушки от октябрьских заморозков до 1 августа следующаго года; если в указанное запретное время эта рыба попадется в невода вместе с прочею, то ее надлежит выпускать обратно в воду.
Кроме того, в Финском заливе от С.-Петербурга до Кронштадта, в Кронштадте, а также в Неве, Ладожском озере и Волхове запрещается лов стерляди менее 10 вершков длиною.
———
Правила рыболовства, установленныя в некоторых областях Империи в административном порядке. Весьма большое сходство с изложенными выше правилами, изданными в законодательном порядке, представляют собою временныя Правила рыболовства, издаваемыя приамурским и туркестанским генерал-губернаторами в качестве обязательных постановлений на сроки от одного года до трех лет. В виду незначительнаго срока действия названных постановлений, местная администрация имеет полную воз-
33
можность своевременно изменять их и приводить в соответствие с теми результатами научно-промысловых изследований в области рыбнаго дела, которые получаются, иногда также и на месте, чинами Министерства Земледелия и Государственных имуществ, заведующими рыбными промыслами и систематически их изучающими. Благодаря этому, наши отдаленныя окраины располагают в настоящее время в общем не менее удовлетворительными постановлениями, направленными к охране рыбы, чем воды коренной России или важнейших, более близких к ней, промысловых районов рыболовства.
В Приамурском крае в настоящее время действуют утвержденныя местною высшею властью, 13 ноября 1900 года, временныя правила для производства рыбнаго промысла в низовьях р. Амура и утвержденныя 29 ноября 1901 года временныя правила для производства морского рыбнаго промысла в территориальных водах названнаго края. В Туркестанском крае действует утвержденная местным генерал-губернатором временная инструкция по рыболовству в р. Сыр-Дарье и Аральском море и, во многом сходная с нею почти дословно, утвержденная 20 марта 1902 года также временная инструкция по рыболовству в р. Аму-Дарье и Аральском море.
Всеми названными инструкциями определяется во всех подробностях не только порядок рыболовства, способ приобретения прав на рыболовство, считающееся общегосударственным достоянием, но также порядок заведывания рыбными промыслами, техническия правила и ограничения рыболовства и карательныя взыскания за нарушение ограничительных и иных постановлений по рыбной ловле. Оставляя в стороне те из этих правил, которыя не имеют характера ограничений рыболовства в целях охраны рыбы, остановимся лишь на ограничительных постановлениях, преследующих означенную цель, и разсмотрим их с тех же точек зрения, которыя применены были выше при изложении законодательных постановлений.
———
Правила морского и речного рыболовства в водах Приамурскаго края.В водах моря нашего Дальняго Востока
34
считаются запретными для всякаго рыболовства предъустьевыя пространства тех рек, в которыя входят для икрометания рыбы лососевой породы. Запреты простираются вправо и влево от устьев рек на 2 версты и в глубь моря до границы территориальных вод. Мало того, распоряжением местной администрации могут быть устанавливаемы на из-веетяое время заповедныя для всякаго рыболовства пространства по морскому побережью в целях охраны рыбных запасов от истощения. Для применяемых в морском лове ставных неводов и обыкновенных, закидываемых от берега, определено, чтобы места выставки первых и тони для вторых отстояли друг от друга не менее 2 верст, при чем при лове лососевых рыб, требуется, чтобы на каждом месте лова было в ходу не более одного невода того или иного типа. Только в случае лова сельди разстояние между тонями может быть уменьшено и можно иметь на каждом месте промысла более одного невода, но и при этом требуется, чтобы второй невод закидывали не прежде, чем первый будет притонен.
Для реки Амура не установлено заповеднаго пространства со стороны Амурскаго лимана, но запреты существуют для осенняго лова кэты (особый вид из семейства лососевых) во всех предъустьевых пространствах притоков Амура и небольших рек, впадающих в лиман, простираясь в реках на одну версту вниз по течению, считая от устья, и до половины фарватера. Дозволяя только определеннаго типа ловушки, правила вместе с тем точно определяют размер и самых ловушек и их отдельных частей, равно как и взаимныя разстояния между отдельными орудиями, выставленными или употребляемыми в реке. В частности, относительно неводов, длина их определена не свыше двух третей ширины водовместилища, измеряемаго между двухфутовыми глубинами у праваго и леваго берегов его. Лов калуги (крупная рыба, похожая на белугу) и осетра воспрещается, от весенняго ледохода до 15 июня. Относительно правил рыболовства на Амуре следует отметить, что характерною их чертою является не столько стремление оградить рыбу от истребления, сколько упорядочение порядка пользования рыболовными угодьями.
35
Правила рыболовства в бассейне Аральскаго моря. Для обезпечения прохода рыбы в Аму- и Сыр-Дарью из Аральскаго моря и свободнаго движения ея вверх по этим рекам существуют следующия ограничения. Против устьев обеих названных рек установлены в море заповедныя для всякаго рыболовства пространства шириною до 12 верст, считая от берега в море, и в длину от 12 до 15 верст, считая вдоль берега от крайних устьев вправо и влево; кроме того, на 6-ти верстах самаго нижняго течения Сыр-Дарьи запрещено всякое рыболовство, в период с 1 апреля по 1 сентября. Заповедными для всякаго лова промысловыми снарядами сделаны также протоки, ведущие в озера из реки. При устройстве садков для рыбы запрещено перегораживать проливы, идущие в морские заливы, и вовсе запрещено устройство садков в протоках, соединяющих реку с морем или озером, а также в старицах, ильменях и речных заливах. Ставныя сети разрешено ставить в реке только под льдом, и притом так, чтобы оне занимали не более одной трети ширины реки. Длина плавных сетей и неводов должна быть не более половины ширины реки. В случае производства лова несколькими неводами или плавными сетями на одном месте дозволяется забрасывать второй невод (или сеть) лишь после того, как первый невод (или сеть) вытянуты. В р. Сыр-Дарье запрещается ночной лов рыбы — от заката до восхода солнца — и в обеих реках лов по воскресеньям и еще в один день; день этот определяется смотрителем за рыболовством с таким разсчетом, чтобы на низовых ватагах запрет был раньше, а на верховых позже. Кроме того, в Сыр-Дарье на первой ватаге, считая от устьев, лов должен прекращаться ежедневно с 6 часов вечера; на этой же ватаге разрешены для лова лишь плавныя сети. Всякаго рода сплошныя преграждения для ловли рыбы запрещаются. Вообще же в реках дозволены к употреблению из промысловых орудий лова — невода, плавныя и ставныя сети, а в Арале — невода, аханы и крючья (самоловная крючковая снасть), и притом последние, применительно к требованию ст. 494 Уст. сел. хоз. изд. 1903 г., лишь в открытом море — с глубины в 2½ сажени. Распорные невода и плавныя сети в море запре-
36
щены. Размер ловушек вообще не ограничен, только в некоторых из озер допускаются невода не длиннее 200 саж.
Для обезпечения прохода рыбы в период нереста установлены в обоих названных реках запретные сроки с 1 апреля по 1 августа, смотря по удаленности участка от моря, для красной и частиковой рыбы. Для последней в некоторых участках реки Сыр-Дарьи существует еще и более ранний срок — с 1 марта по 15 мая. Для некоторых озер области, бассейна Сыр-Дарьи, имеются запреты с 15 марта по 15 мая, а в других — всякое рыболовство воспрещается с 1 января или до замерзания озер, или до 1 октября.
Во избежание вылова мелкой рыбы назначен наименьший размер ячей в сетяных орудиях и кроме того для главнейших промысловых пород области установлен размер, менее котораго рыбы не должны ловиться; попавшая же в невода молодь и мелкая рыба должны быть выпускаемы обратно в воду.
Если к изложенному прибавить, что правилами для вод Аральскаго бассейна запрещается провоз через заповедныя пространства каких бы то ни было рыболовных орудий, кроме как в начале и в конце лова, и рыбы в каком бы то ни было виде, то едва ли может явиться сомнение в их целесообразности[28].
———
Общия правила рыболовства и взыскания за нарушения их.Исключив из общей территории Российской Империи Каспийское море с бассейнами Волги ниже Саратова, Куры ниже Иоры и Алазани и Урала ниже северной границы Уральской области, донскую и кубанскую области, озера Чудское, Псковское и Кубенское, пограничную полосу Дуная и Прута и Архангельскую губернию, а также бассейн Арала и воды Амура, с побережьем Тихаго океана, получим все же весьма значительное пространство вод, в которых рыболовство производится на основании лишь немногих общих положе-
37
ний, изложенных главным образом в уставе сельскаго хозяйства и частью в других томах свода законов.
Отделение первое 2-й главы устава сел. хоз. изд. 1903 г., содержащее общия положения о звериных и рыбных промыслах на морях, реках и озерах, состоит в настоящее время всего из 21 статьи, из которых последния 6 (501—506), как видно из цитат под ними, изданы и включены в закон лишь в течение последняго десятилетия. Таким образом со времени перваго издания свода законов и до 1893 года наш рыбный промысел, на огромном пространстве Империи, регулировался немногими положениями, заключающимися в первых 15 статьях (ст. 486—500) названнаго устава. Меры взысканий, положенныя за нарушение этих постановлений, изложены далее в статьях 1067—1072 того же устава. Кроме того, в уложении о наказаниях и в уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, имеются некоторыя карательныя статьи, посвященныя специально рыболовству. В законах гражданских также встречается несколько постановлений относительно прав на рыбныя ловли; тем же вопросам, лишь в отношении крестьян, посвящены и некоторыя статьи устава сельскаго хозяйства (363, 362, 422 и 423) и законов о состояниях. Вопрос о порядке пользования казенными обронными статьями, которыя состоят иногда из одних рыбных ловель, разсматривается в уставе о казенных оброчных статьях. Параллельно со всеми перечисленными сводами действуют в губерниях прибалтийских особыя местныя узаконения о рыбных промыслах, а в Привислинском крае различныя предписания относительно рыболовства в казенных водах, изданныя бывшей коммисией финансов Царства Польскаго.
———
Действующия ныне общия положения о звериных и рыбных промыслах в морях, реках и озерах распадаются, по характеру своему, на две неравныя группы. В первую из них, состоящую из 16 статей, входят положения, трактующия о праве на рыболовство, о последствиях нарушения этого права в некоторых отдельных местностях, а также о порядке заведывания рыбными промыслами в некоторых
38
районах. Ко второй группе, заключающей всего пять статей, относятся различнаго рода ограничительныя постановления техническаго характера. Заключительная статья общих положений имеет характер ссылки на правительственныя распоряжения относительно рыболовства в различных пограничных местностях, а именно в р. Торнео и в водах Дуная и Прута.
На основании старинных указов, восходящих до Петра Великаго, воды морския, даже при местах, действительно заселенных, частному владению подлежать не могут, но должны оставаться в общем и свободном для всех пользовании (ст. 486). По особым, однако, привилегиям может быть допущено изъятие из этого общаго правила, и морския воды могут быть отданы в исключительное пользование промыслами в определенных местах и на определенное время (ст. 487). Правило о свободе рыболовства и промыслов в морях распространяется и на все озера, не состоящия в частном владении. При этом владельцы берегов таких озер обязаны оставлять на всем пространстве их владения прибрежную полосу, шириною в 10 сажен, для пристанища рыбаков и для обсушки их снастей (ст. 488). Рыбныя ловли на судоходных и несудоходных реках принадлежат владельцам берегов, за исключением тех мест, где ловля рыбы предоставлена по особым постановлениям кому либо другому (ст. 490). Владельцам же берегов принадлежит право рыболовства в озерах и прудах, лежащих внутри дач; посторонние могут пользоваться рыбною ловлею в таких водах не иначе, как по письменному дозволению (ст. 491).
Кроме изложенных норм общаго характера, общия положения заключают в себе ряд частных определений прав собственности или пользования рыболовством для отдельных местностей или групп населения. К таким частным постановлениям относятся статьи: 489 — о правах вогулов пермской губернии, 492 — о правах на рыбныя ловли городских обществ, 498 — о правах на рыболовство сибирских инородцев и казаков, 499 — о правах сибирскаго казачьяго войска, 500 — о правах тунгусов в окрестностях озера Байкала.
39
Дальнейшия статьи, 501—505, определяют: порядок заведывания рыбными промыслами на Аральском море и обязанности управления земледелия и государственных имуществ в Туркестанском крае по заведыванию морским рыболовством, условия получения прав на рыболовство, звериные и котиковые промысла в водах Приамурскаго края, равно как и ответственность за нарушение соответственных постановлений по этой части.
Ограничительныя постановления по рыболовству касаются, главным образом, рек и устьев, так как в открытом море наш устав разрешает всем и каждому производить рыбную ловлю и промысел какими угодно снастями, по своему произволу и местным удобствам (ст. 493). Однако близ берегов морей и озер, со стороны речных устьев, равно как и в самых реках, запрещено производить лов рыбы самоловами и другими снастями, которыя препятствуют свободному ходу рыбы из моря в речныя устья и снизу вверх по рекам. К числу самоловов и вообще запрещенных орудий лова принадлежат: крючковая самоловная снасть, переметы, перегородки, забойки, перебойки, коловы, всякие крючки, кусовыя и наживныя снасти, ставныя сплошныя сети, свинчатки и тому подобныя орудия (ст. 494 и примеч.). Сравнивая этот список запрещенных орудий лова с остающимися дозволенными, нельзя не придти к заключению, что к последним, согласно приведенному требованию закона, могут принадлежать только заколы, невода и вентеря или им подобныя орудия (мережи, матки и проч.). На всех вообще реках разрешается употреблять невода не длиннее ширины реки; вместе с тем запрещено закидывание неводов с двух противоположных берегов в одно и то же время и по одному и тому же направлению (ст. 495). На судоходных реках не дозволяется при ловле рыбы воздвигать на дне такия сооружения или употреблять такия снасти, которыя могут препятствовать плаванию речных судов или наносить им вред (ст. 496). Употребляемые при рыбной ловле заколы надлежит устраивать не из толстых свай, а из такого тонкаго леса и таким образом, чтобы в осеннее время их можно было удобно и легко вынимать начисто, не оставляя ничего к засорению речного фарватера (ст. 497).
В тесной связи с изложенными правилами находятся
40
постановления отделения 14, 2-й главы, устава сельскаго хозяйства, изд. 1903 года, о взысканиях по производству звериных и рыбных промыслов: из 6 статей 4 содержат в себе карательныя постановления за нарушение некоторых из приведенных выше ограничительных и определительных постановлений, а именно статьи 1067, 1069, 1070 и 1072.
3а устройство или употребление в реках и в определенном разстоянии от устьев рек, в озерах и морях заколов и других запрещенных снастей, которыя препятствуют свободному ходу рыбы из моря и озер вверх по рекам, виновные подвергаются денежному взысканию на основании ст. 57 (по продолжению 1902 года) уст. о наказ.; снасти же отдаются в пользу местнаго приказа общественнаго призрения, где таковой существует. За повторение нарушения виновные, сверх денежнаго взыскания и отобрания снастей, навсегда лишаются права производить рыбные промыслы (ст. 1067)[29]. Если при лове рыбы на судоходных реках произойдет от промышленных снастей препятствие для судоваго хода, то промышленники обязаны вынуть из воды таковыя снасти и впредь их не употреблять. Если же сами они вынуть снастей не в состоянии, то для того употребляются люди и машины от правительства (ст. 1069). Промышленникам предоставляется взять себе вынутыя снасти, если они уплатят издержки, употребленные казною для выемки их из воды; в противном же случае снасти обращаются в пользу казны. Сверх того, промышленники подвергаются ответственности, если они нарочно или по небрежению реку засорили (ст. 1070). Взыскание за лов рыбы в реках, озерах и прудах, состоящих в частном владении, без дозволения законнаго владельца, равно как и за повреждение чужих рыболовных снастей производится на том же основании, как это постановлено об охоте
41
 
 (ст. 1072), т. е. виновные подлежат ответственности по законам уголовным.
 
В виду недостаточности приведенных общих постановлений по рыболовству для охраны рыбных запасов, несовершенства и даже противоречий их, постановления эти будут заменены в ближайшем будущем общим уставом рыболовства, проект которого уже выработан особой междуведомственной коммисией, образованной в 1903—1904 гг. при Министерстве Земледелия и Государственных Имуществ.
42


[1] Карамзин. История гос. росс., стр. 388 (1-е изд.).
[2] Калеб. «О каспийском рыболовстве». Спб., 1863 г., стр. 16.
[3] Бэр, К. «Материалы для истории рыболовства в России», т. II, Учен. Запис. Имп. Акад. Наук, стр. 505.
[4] Так называемая переяславская сельдь есть ряпушка — Coregonusalbula.
[5] Акты археограф. эксп., т. IV, № 210.
[6] Яковлев, В.В. «Зимние рыбные промыслы на Белом озере в 17 столетии». Спб., 1901 г., стр. 11. — «Государева погонная Шехонская ловля стерлядей в 17 столетия». Москва, 1888 г., стр. 8. — Акты археограф. экспед., т. IV, № 231.
[7] П. С. З., № 1956.
[8] Там же, №№ 2007 и 2079.
[9] Там же, № 8730.
[10] П. С. З., №№ 9949 и 10024.
[11] Там же, № 13627.
[12] Там же, № 11962.
[13] Там же, № 20933.
[14] 2 П. С. З., № 2330.
[15] 2 П. С. З., № 16190.
[16] Калеб, I, с., стр. 65—67.
[17] 2 П. С. З., № 20517.
[18] Материалы для истории рыболовства, 1. с., стр. 502.
[19] Там же, стр. 502—503.
[20] «Экспедиция для изследования рыбнаго и зверинаго промыслов» и т. д., Журн. Мин. Гос. Им., 1860 г., ч. 74, отд. II, стр. 1.
[21] Бэр, Материалы для истории рыболовства, 1. с., стр. 516.
[22] Срав. Материалы и т. д., стр. 516—517.
[23] Материалы для истории рыболовства, 1. с., стр. 523.
[24] Бэр. Материалы и т. д., стр. 523.
[25] Все воды р. Аракса в русских пределах и р. Куры, до впадения в нее Иоры и Алазани, составляют ряд казенных оброчных статей, отдаваемых с торгов в 3-х летнюю аренду.
[26] Ст. 644 уст. сел. хоз., изд. 1903 года.
[27] Правила рыболовства в уральском районе изложены в изданном в 1903 г. департаментом земледелия «Сборнике обязательных постановлеыий и местных правил по рыбопромышленности», стр. 107—175.
[28] Меры взысканий за неисполнение изложенных правил указаны в самих правилах соответственнаго района. Нашему разсмотрению оне не подлежат, равно как и порядок производства дел по нарушениям — особый для разных местностей.
[29] Нельзя не отметить здесь явной несогласованности этой статьи с изложенными ранее. В разсматриваемой статье идет речь, между прочим, об определенном разстоянии от устьев рек места выставки заколов; между тем в соответственной определительной статье (ст. 494) о таком разстоянии ничего не говорится. Затем, статья устанавливает кару за устройство заколов, между тем как последние разрешены (ст. 497).
 
 
ПУБЛИКАЦИЯ:  Пушкарев Н.Н. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России. СПб., 1904.  – 42 с.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И. И. О характере рыболовства в Нижнем Поволховье во 2-й пол. I тыс. н.э.
 Наряду с охотой и собирательством, рыбный промысел на протяжении тысячелетий... Читать далее...

Публикации

Васильева А. В. Об остатках рыб времен Золотой Орды
  Материалом для данной работы послужили костные остатки рыб из раскопок... Читать далее...

Публикации

Великая Н.Н. О роли рыболовства у гребенских казаков в дореволюционный период
Ключевые слова: Терек, гребенские казаки, военно-промысловый хозяйственно-культурный тип, система жизнеобеспечения,... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: рыбная промышленность и ее исследования (издания до 1917 г.) Пушкарев Н.Н. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России