gototop

Новые статьи

Ошибкина С.В. О рыболовстве у населения Восточного Прионежья в эпоху мезолита
Добыча рыбы является одним из самых ранних занятий человека, простейшим способом получения пищи, возможно, более простым, чем охота, особенно... Читать далее...
Кузнецова А.В. «Исадами зовется песчаный берег…»
В ряде современных говоров широко распространено существительное исад. В памятниках письменности исад и его производные исадка, исадинка, исадница, исадный, исадище;... Читать далее...
Гапонова Ж.К. Лексика рыбного промысла в мологских говорах
  Рыбный промысел являлся неотъемлемой частью жизни жителей Мологского уезда Ярославской губернии. Природные условия были главным фактором развития такого вида деятельности.... Читать далее...

Кесслер К.Ф. Рыбы и рыболовство Онежского озера

 

Онежское озеро, вместе с водами, к нему относящимися, довольно богато рыбами, хотя не столько числом и разнообразием пород, сколько количеством и ценностью некоторых из них. Число всех видов рыб, встречающихся в водах Онежскаго бассейна, сколько я мог узнать из показаний рыбаков, простирается до 43. Преобладающими между ними, как и вообще почти во всех наших северных пресных водах,
32
являются рыбы карповыя и рыбы лососевыя; но тогда как еще в бассейне Ладожскаго озера находится все таки несколько больше видов из семейства карповых (18), нежели из семейства лососевых (13), в бассейне Онежскаго озера семейство карповых имеет меньше представителей (10 или 11 видов), нежели семейство лососевых (13 или 14 видов). Притом же лососевыя рыбы далеко превосходят карповых рыб обширностью распространения, численностью неделимых и промышленным значением, и действительно значительная глубина большинства озер, относящихся к Онежскому бассейну, и обусловливаемая этою глубиною низкая температура воды в них, вместе с быстротечностью и порожистостью рек, туда изливающихся, составляют обстановку, столько же благоприятную быту рыб лососевых, сколько неблагоприятную для жизни рыб карповых. А вследствие того многия карповыя рыбы, как например: головль (Squalius dobula), шереспер (Aspius rapax), чехонь (Pelecus cultratus) и синец (Abramis ballerus), которыя еще попадаются в южной части Ладожскаго озера, до Онежскаго озера совсем не доходят, а другия, как например сырть (Abramis vimba) поднимается только до истока Свири. Вообще же из более крупных и съедобных карповых рыб только язь (Idus melanotus), плотва (Leuciscus rutilus), лещь (Abramis brama), густера (Blicca björkna) и елец (Squalius leuciscus) являются более или менее распространенными по водам Онежскаго бассейна. Напротив того лососевыя рыбы в огромном количестве населяют все воды Онежскаго бассейна, только что некоторыя из них исключительно держатся в озерах, как например: палия (Salmo salvelinus), ряпушка (Coregonus albula), сиг зобатый (Coregonus Widegreni), лудожный (Coregonus fera) и песочный (Coregonus maraena), тогда как другия из озер вступают в реки, или по крайней мере в устья рек, для наростования, как например лосось (Salmo salar), таймень (Salmo trutta), корюшка (Osmerus eperlanus). сиги сиголовный (Coregonus Baerii) и проходной (Coregonus lavaretus), а третьи предпочтительно вращаются в реках, как например хариус (Thymallus vexillifer) и пеструшка (Salmo fario). Для Онежскаго озера в тесном смысле самая характерная рыба без сомнения есть палия (Salmo salvelinus). Она рыба крупная, красивая, ценная, распространена по всему озеру, от южнаго его конца до севернаго, придерживаясь предпочтительно самых глубоких его участков, представляет множество разностей и никогда не заходит в реки; притом-же кроме Онежскаго озера, встречается только в немногих других глубоких озерах Олонецкой губернии (Пальозере, Сег-озере, Ельмозере); от нея наконец два острова на Онежском озере (Пальостров и Пальяк) и одно озеро, смежное с Онежским (Пальозеро), получили свое название[1]. Палия впрочем, по причине нежности и разсыпчитости своего мяса, мало пригодна для приготовления в прок или для отправки в дальния места (кроме зимняго времени), и вследствие того ценится значительно ниже лосося и таймени. Самый важный предмет вывозной торговли составляют различные сиги, в особенности в позднюю осень, когда они наростуют и ловятся в большом количестве. Для местнаго потребления, особенно крестьян и мещан, самое важное значение имеют ряпушка и корюшка. Последняя бывает обыкновенно тем мельче, чем меньше озеро, в котором живет, и очень мелкая корюшка местами называется снетком.
33
Из остальных рыб Онежскаго озера щука и налим замечательны в том отношении, что достигают тут необычайной величины, щука именно веса от 2 до 4 пудов, а налим от до 2 пудов. Подобные исполинские экземпляры щуки и налима попадаются впрочем исключительно только в средней части Онега, где оно достигает наибольшей ширины и глубины; из чего можно заключить, что простор и холодная вода составляют жизненныя условия, особенно благоприяствующия росту этих рыб.
Две другия рыбы, колюшки трехъиглая и многоиглая (Gasterosteus aculeatus et pungitius), хотя и принадлежат к самым малорослым представителям своего класса, но тем не менее играют чрезвычайно важную роль в рыбной фауне Онежскаго и смежных с ним озер. Дело в том, что рыбки эти, водящияся там в огромном множестве, имеют обычай кормиться не только рачками и червяками, но также икрою и молодым приплодом разных других рыб, в особенности ряпушки, вследствие чего оказываются в высшей степени вредными. Надобно заметить притом, что трехъиглая колюшка, которая крупнее и, по видимому, также прожорливее многоиглой, стала сильнее размножаться и далее распространяться по водам Онежскаго бассейна в последния тридцать лет. По крайней мере единогласныя показания рыбаков свидетельствуют в том, что колюшка в последнее время появилась в несметном множестве в таких озерах и губах, где прежде она или совсем не водилась или встречалась только в самом незначительном числе: а с умножением количества колюшки везде совпадает уменьшение количества ряпушки. Так например в Укшозере, Кончозере, Пудкозере, в заливах Ялгубском, Кондопожском, Пергубском, Кижском, где прежде отлично лавливалась ряпушка, в настоящее время она почти совсем более не попадается, и напротив того изобильно водится колюшка; в таких ямах, где прежде в одну кнею можно было захватить до 10 пудов ряпушки, говорили нам рыбаки, нынче вытягиваешь такое же количество колюшки. Подтверждается пагубное влияние колюшки на истребление ряпушки еще и тем явлением, что в таких озерах, в которыя не удалось еще проникнуть колюшке, по причине больших порогов и водопадов, лежащих на пути к ним, каковы например Пертозеро, Пальозеро, Сунозеро, Лижмозеро, не замечено до самаго последняго времени решительно никакого уменьшения в количестве ряпушки. Излишнему размножению колюшки в губах и приозерках Онега конечно сильно благоприятствует то обстоятельство, что рыбкою этою пренебрегают, что ловлею ея вовсе не занимаются, не делают из нея никакого употребления и даже не редко бросают ее обратно в воду, когда захватят в невод. А между тем она очень пригодна с одной стороны для жиротопления, с другой стороны для удобрения полей[2], и нет сомнения, что предприимчивые промышленники, которые захотели бы обратить на нее внимание, могли бы извлечь из нея большия выгоды себе и в тоже время оказать важную услугу Обонежскому краю. На острове Киже мы слышали впрочем, что один тамошний крестьянин стал с недавняго времени употреблять колюшку в корм скоту, высушивая ее и размельчая в порошок; остается поэтому только желать, чтобы он нашел по больше подражателей между другими местными крестьянами.
По отношению к многим рыбам проходным, Онежское озеро совершенно играет роль моря или морскаго залива, т. е. служит бассейном, в котором живут проходныя рыбы до достижения ими полнаго половаго развития и в который возвращаются по совер-
34
шении ими наростования в реках. К числу подобных проходных рыб относятся например лосось, таймень, проходной сиг, а частью также корюшка, налим, речная минога. Онежский лосось составляет особую разность, близко подходящую к разности Ладожской (Salmo relictus Malmgreu), и никогда не оставляет вод Онежскаго бассейна. Точно также Онежский проходной сиг постоянно вращается в водах Онежскаго бассейна и несколько отличается от морскаго проходнаго сига (Coregonus lavaretus L.), но едва ли может быть признан самостоятельным видом, а скорее только разностью этого последняго сига. Онежская корюшка несколько меньше ростом против корюшки морской и во время наростования приближается обыкновенно к устьям рек, частью вступает и в самыя реки, но редко высоко по ним поднимается. Онежская минога, по видимому, частью наростует в реках и речках, а частью в самом озере, в губах котораго во всякое время во множестве встречаются ея личинки (Ammocoetes). Ловлею миноги Обонежские рыбаки впрочем вовсе не занимаются.
Очень немногия рыбы, сколько я мог узнать, из Ладожскаго озера, чрез реку Свирь, проникают в Онежское озеро, или из Онежскаго озера переходят в Ладожское. Так например сырть (Abramis vimba), как уже было мною замечено выше, поднимается иногда по Свири до самаго ея истока из Онежскаго озера, но в самое озеро обыкновенно дальше не идет. Сиг сиголовный (Coregonus Baerii) ежегодно по Свири доходит до Онежскаго озера и вступает в самое озеро, но по окончании нароста опять уходит обратно. Угорь (Anguilla fiuviatilis) приходит в Онего по Свири и распространяется по всем водам Онежскаго бассейна, но впрочем до северных пределов бассейна доходит только в незначительном числе; надобно полагать притом, судя по огромной величине, которой достигают иные угри в Онежских водах, что не всем угрям, туда проникнувшим, удается найти обратный путь в море, а что некоторые из них остаются там на всю жизнь (не производя потомства). Осетр (Acipenser sturio) также иногда пробивается чрез всю Свирь до южной части Онега, но вообще бывает там очень редким гостем.
Есть наконец некоторыя рыбы, которыя встречаются в Онеге только в качестве случайных гостей и потому собственно не могут быть причислены к фауне озера. Совершается это именно следующим способом: как известно с Волги доставляются в С. Петербург целые транспорты живых рыб, перевозимых на плавучих садках или так называемых живорыбных соймах, которыя частью направляются в столицу чрез Шексну и Мариинскую систему и, стало быть, касаются Онежскаго озера. Вот с этих то живорыбных сойм, во время прохождения их по водам Онежскаго бассейна, иногда удается уйти некоторых рыбам и потом блуждать по Онежскому озеру, пока оне не достанутся в добычу рыбакам. Лет с 20 тому назад был случай, что на самом Онеге разбилась сойма, везшая в Петербург до 300 штук живых стерлядей и кроме того значительное число живых сомов и белорыбиц. Ушедшия стерляди разбрелись почти по всему Онегу, начиная от южной его оконечности до заливов Петрозаводскаго и Чолмужскаго, но в настоящее время однако уже все, повидимому, переловлены, так как в самые последние годы нигде более не стали попадаться. Напротив того сомы, как кажется, успели размножиться в южной части Онега, так как продолжают ловиться там до настоящаго времени и так как стали попадаться местами очень молодые сомы. Что касается до белорыбиц, ушедших в Онего, то на счет участи их существуют различныя предположения между местными рыбаками: одни полагают, что оне все в течение времени по одиночке были выловлены, подобно стерлядям, другие выражают мнение, что оне большею частью уцелели, стали плодиться в Онеге и получили наименование чолмужских сигов. И действительно так
35
называемые чолмужские сиги, сколькоя мог узнать, сделались известными только с недавняго времени и подходят к белорыбице ростом и складом головы; но так как мне до сих пор не удалось еще добыть ни одного экземпляра чолмужских сигов, то и не могу постановить окончательнаго приговора в этом любопытном деле.
Распределение рыб по Онежскому озеру и сопредельным с ним водам, вследствие неодинаковых жизненных условий, представляемых различными участками озера и отдельными водами, очень неравномерное. Так например обширный и глубокий южный бассейн Онега служит по преимуществу пристанищем разных рыб лососевых (особенно палии, зобатаго сига и кильца), и также налима, щуки и им подобных хищников, тогда как карповыя рыбы предпочтительно придерживаются мелких губ и заливов. Впрочем из заливов Онега количеством и разнообразием рыб славятся только такие, в которые изливаются более или менее значительныя реки, каковы например залив Петрозаводский, залив Кондопожский и губа Чолмужская. И это очень понятно: с одной стороны подобные заливы всегда содержат самую обильную и разнородную пищу для рыб, с другой стороны служат, хотя бы только и временно, пристанищем для рыб, идущих наростовать в реки или выходящих из рек в озеро. В залив Петрозаводский изливаются большая река Шуя и речки Лососинка н Неглинка; притом же река Шуя при самом устье своем расширяется в обширный мелководный приемник, глубиною от 2 до 2½ саженей, именуемый Логмозером, который принимает в себя еще несколько ручьев, окаймлен тростником и камышами и соединяется с вершиною Петрозаводскаго залива довольно узким проливом (Соломе). Самый Петрозаводский залив представляет дно частью песчанистое, частью глинистое, содержит очень глубокия ямы, особенно ближе к восточной стороне и к своему устью (от 20 до 40 и даже до 70 саженей), где опоясывается рядом Ивановских островов и кроме того заключает в себе ближе к вершине, два небольшие острова. Неглин-остров и Лой-остров. В Логмозере на постоянном жительстве находятся окунь, судак, ерш, лещь, густера, язь, гариус, щука, в глубоких ямах залива вращаются палия и зобатый сиг, для наростования в Шуе чрез залив и Логмозеро проходят лосось, таймень, проходной сиг, налим, наконец почти постоянно блуждают по заливу стаи ряпушки; и таким образом Петрозаводский залив по всей справедливости может считаться одним из самых богатых рыбою участков Онежскаго озера. Если же тем не менее в последнее время стали жаловаться на уменьшение улова рыб в Петрозаводском заливе, то причина тому заключается, по всей вероятности, в слишком усиленном развитии самаго промысла; так например мы имели случай лично убедиться в том, что Логмозеро почти на всем своем протяжении буквально усеяно вбитыми в дно кольями, к которым привязаны мережа и другия рыболовныя снасти. Кондопожский залив, или вернее самый западный участок этого залива, образуемый Сунскою губою, в которую изливается река Суна, особенно славится огромным количеством сигов (проходных), которые чрез него направляются в Суну наростовать. Чолмужский залив, или правильнее Чолмужская губа, представляет значительное сходство с Логмозером. Губа эта, при неправильном очертании, имеет около 10 верст в окружности и, кроме реки Немены, принимает в себя еще три меньшия речки и один ручей. Глубина ея простирается от 2 до 4 саженей и только местами (ближе к северной ея оконечности) встречаются ямы, глубиною до 7 саженей; дно в ней большею частью песчанистое, чистое, местами глинистое или иловатое, особенно ближе к устьям речек, где вместе с тем она является поросшею тростником и другими водяными травами. От Онега она отделяется двумя песчаными, покрытыми лесом косами, из которых особенно одна, простирающаяся от севера к югу, имеет несколько верст в длину и не
36
более как от 50 до 100 саженей в ширину[3]. Между двумя косами остается узкий пролив (Соломе), посредством котораго Чолмужская губа и сообщается с озером и в котором постоянно замечаются два течения, одно из губы в озеро, другое из озера в губу. Весною, во время половодья, вся губа значительно увеличивается в объеме, а также летом при продолжительном южном ветре; и напротив того она заметно мелеет при сильном северном ветре. Чолмужская губа славится своею рыбностью по всему Обонежскому краю. На постоянном жительстве в ней находятся изобильно: окунь, судак, язь, лещь, щука, весною в нее заходят густыя стаи корюшки; в разное время, но преимущественно весною и осенью, чрез нее в Немену направляются лосось, таймень, проходной сиг, зимою налим. Так называемый Чолмужский сиг (белорыбица?), о котором уже выше была речь, в самую губу не заходит, а ловится исключительно только в проливе, сообщающем губу с озером, и притом только в позднюю осень, во второй половине октября и в ноябре.
На западном берегу Онега находится красивая Шокшенская губа, которая имеет несколько верст в окружности и с севера обрамляется Шокшенским наволоком (где находятся знаменитыя Шокшенския камнеломни), а с юга Матож-наволоком. В вершину губы изливается маленькая речка, берега губы частью песчанистые, частью каменистые, устье губы широкое, глубина от вершины до устья губы постепенно возрастает до 18 сажен; в некотором разстоянии от устья губы глубина озера доходит от 40 до 50 сажень, а около Девичьяго острова, отстоящаго от берега на 7 верст, простирается свыше 70 сажен. Замечательна Шокшинская губа в том отношении, что в нее в позднюю осень приходят наростовать, в значительном количестве, палия (лудожная) и сиги лудожный и зобатый. К устью Шокшенской губы кроме того подходят нередко густыя стаи ряпушки.
Наконец в самой северной части Онега, между Повенцом и Пигматкою, находится еще одна губа, Оров-губа, которая также пользуется большою известностью по своей рыбности. Губа эта принимает в себя только небольшой ручей и имеет очень широкое устье, но она высоким, окаймляющим ее лесом защищена от северных и восточных ветров и содержит много тростнику и других водяных трав, вследствие чего и служит любимым пристанищем для окуня, судака, леща, язя и плотвы.
Но самая знаменитая рыбная ловля на всем Онеге производится в самом узком участке озера, именно там, где оно с восточной стороны обрамляется Чолмужским берегом, а с западной Толвуйским и Вырозерским берегом полуострова Заонежья. Означенный узкий участок Онежскаго озера (или большаго Повенецкаго залива) содержит по середине целый ряд островов, которые тянутся по направлению от севера к югу и разделяют его некоторым образом на два рукава, восточный и западный. Вот около этих то островов и именно около самых южных из них, Мяг-острова и Сало-Сальмы, собирается осенью ряпушка в несметном множестве, для наростования, а вслед за нею приходят туда судак, налим, разные сиги, палия и другия рыбы, которыя любят кормиться или самою ряпушкою, или икрою ея. Нет сомнения, что местныя условия, представляемыя сказанным участком Онега, происходящия в нем водотечения, находящияся в нем ямы, глубиною от 10 до 20 саженей, и почти чистое песчанистое дно, должны
37
особенно благоприятствовать ряпушке и оказывать на нее неотразимую притягательную силу; нет сомнения также, что условия эти в течение очень многих лет остались более или менее неизменными, так как уже в прошедшем столетии, по свидетельству Лаксмана[4], Мяг-остров пользовался, в отношении к рыбному промыслу, тою же славою которою пользуется и в настоящее время. В сентябре месяце на Мяг-остров и на Сало-сальму начинают съезжаться рыбаки со всего севернаго Обонежья и тогда закипает живая человечья деятельность на этих островах, в другое время совершенно оставленных. Самая усиленная ловля ряпушки (и всякой другой рыбы) производится впрочем несколько позднее, от Покрова до Димитриева дня, когда бывает в действии, как утверждают, до 500 неводов и кереводов. Случается иногда в один заход керевода, как нам говорили, захватить до 40 пудов ряпушки[5]. Но замечаются впрочем периоды хорошаго и дурнаго улова ряпушки: то в продолжение нескольких лет сряду ряпушка ловится изобильно, то опять в течение нескольких лет почти совсем пропадает. В 1864 и 1865 годах улов ряпушки около Мяг-острова был отличный. Мы проезжали между Сало-сальмою и Мяг-островом (по пути с Пальострова в Чолмужу) 31 июля и были поражены огромным множеством рыбацких станков, расположенных на этих двух островах. На обоих оконечностях Мяг-острова, а также на южной оконечности Сало-сальмы, станки эти, частью совершенно избообразные, образуют как-бы целыя обширныя деревни; но только, во время нашего проезда мимо этих деревень, оне оставались еще незаселенными, мертвыми, и потому произвели на нас какое то странное, безотрадное впечатление.
В прежнее время многие рыбаки из северной части Обонежья, из Кижской волости, отправлялись с своими снастями на Ладожское озеро и там занимались своим промыслом. Говорили нам, что иногда до 100 лодок и больше из Онеги выезжало таким образом на Ладожское озеро, преимущественно в юговосточную часть Ладожскаго озера, на ловлю сигов (паровых и лудожных), судаков, лещей и осетров. В настоящее же время поездки эти почти совсем прекратились, частью потому, что сделались маловыгодными, частью потому, что облегчился сбыт Онежской рыбы (при посредстве пароходов и живорыбных сойм). Ныне немногие только ловцы из севернаго Обонежья выезжают к истоку Свири, к Вознесению, и в окрестностях этого торговаго посада занимаются рыболовством.
Рыболовныя снасти, употребительныя в Обонежском краю, сходны с подобными же снастями, употребляемыми в других частях России, но представляют впрочем и некоторыя особенности, на которыя следует указать, или же носят специальныя местныя названия.
Невод вяжется из пеньковой или льняной пряжи и бывает очень различной величины, смотря по воде (реке или озеру), для которой назначается, и по времени года, в которое
38
предполагается пустить его в дело (зимний невод гораздо длиннее летняго). Вообще говоря длина его изменяется от 60 до 250 сажен, вышина крыльев от 2 до 6 сажен. Средний мешок невода (матица, мотня) носит название кнеи и состоит иногда из чрезвычайно мелких ячей. Во многих местах Онега, по причине каменистости берега, нельзя бывает вытягивать невод на сушу, а приходится поднимать его непосредственно в лодки. Требуется для этой цели иметь две лодки, на каждой лодке двух работников и небольшой, горизонтальный ворот. Когда весь невод выкинут, две лодки постепенно съезжаются, становятся наконец одна подле другой на якоре и затем уже начинают выбирать невод из воды. Кнея невода в этом случае заготовляется обыкновенно двурожковая, так чтобы одна половина ея могла быть вытягиваема на одну лодку, а другая половина на другую лодку.
Мутник иди чап (в Киже) есть короткокрылый невод с коническою, мелкоячейною, очень густою кнеею. К каждому крылу мутника бывает прикреплен толстый канат, свитый из старых сетей или мочал (частью заменяющий собою крыло), который от привязанных к нему каменьев волочится по дну и таким образом мутит воду (отчего и название мутник). Назначается мутник преимущественно для ловли ершей, но попадается в него и всякая другая мелкая рыба, особенно разная молодь, и потому употребление его, к счастию еще мало распространенное (на Пудкозере, Кенозере и Водлозере, а также в Кижской волости), нельзя не признать вредным.
Керевод, керегод или кереход (в Архангельской губернии воротница) есть однокрылый, или вернее неравнокрылый невод, который употребляется исключительно на озерах, по преимуществу на глубине от 1½ до 4 сажень, и который всегда вытягивается в лодку. Вяжется он из пеньковой пряжи и справляется с ним одна лодка с тремя работниками. Кнея в нем бывает очень объемистая, имеет 6 сажень в поперечнике и от 5 до 7 сажень в глубину; одно крыло бывает длиною от 2 до 3 сажень, другое от 70 до 100 сажень, при вышине их от 1½ до 3 сажень. Сначала выбрасывается из лодки кнея и вместе с нею короткое крыло, к концу котораго привязана жердь или доска, называемая кубасом и долженствующая служить поплавком для указания места, где была спущена снасть, а за тем уже постепенно полукругом выбрасывается и длинное крыло. Как скоро вся снасть выкинута в воду, лодка подъезжает к кубасу и притягивает туда конец длиннаго крыла, так что образуется сетью почти сполна сомкнутый круг. Вслед затем начинается вытягивание керевода в лодку, начиная от конца длиннаго его крыла, при чем два рыбака выбирают из воды сеть, а третий шестит, т. е. длинным шестом безпрестанно ударяет по воде, чтобы отпугивать рыбу от выхода из сети и загонять ее в кнею. Пока продолжается вытаскивание керевода, лодка не остается совершенно неподвижною на одном месте, а вследствие самой операции вытягивания несколько передвигается, вместе с кнеею и со всею снастью, описывая при этом более или менее крутую дугу; кончается вся операция поднятием в лодку кнеи и с нею короткаго крыла керевода. Употребляется керевод главным образом для ловли сигов и ряпушки, но попадается в него и разная другая рыба, иногда даже лосось (который однако выгоняет из кнеи почти всю иную рыбу). Употребление керевода очень распространено по Обонежскому краю и рыбаки, которые к нему прибегают для своего промысла, называются кереводниками. Преимущества керевода пред неводом заключаются в том, что керевод стоит дешевле невода, что он требует только одной лодки с 3 работниками, тогда как для невода необходимо иметь две лодки и не менее 4 работников, и что с ним можно бывает вытащить три или четыре тони в продолжение того времени, которое потребно для совершения
39
одной тони с помощью невода. Кереводники, если не найдут рыбы в одном месте, тотчас переезжают в другое место и таким образом иногда в одну летнюю ночь успевают объехать пространство в 25 верст, тогда как рыбаки, производящие ловлю рыб неводом, бывают принуждены более придерживаться одной местности и потому чаще подвергаются неудачам в ловле.
Ставная или самоловная сеть (местами калега), без кнеи, вяжется из льняной или конопляной нити в бывает в разных местах различной длины и ширины. Она ставится по преимуществу в мелких местах на окуней, плотиц и им подобных рыб В Рыборецкой губе крупноячейныя ставныя сети употребляются также для ловли кильца и вследствие того даже называются килечными сетями.
Мережи наичаще вяжутся из пеньковой пряжи и бывают очень различной величины, большия и средния о 8 или 7 еловых обручах, малыя о 5 обручах. Мережи ставятся как в реках (при заколах) и в устьях рек, так в озерах, около берегов. Ловятся в них по преимуществу окунь, налим, лещь, плотва, язь, щука и разные сиги. Ловля рыб мережами особенно развита при устье Суны и на Логмозере (т. е. при устье Шуи), а также в окрестностях Вознесения, около истока Свири[6]. В последнем месте огромными мережами, называемыми матками, предпочтительно производится ловля сигов, но попадаются также в них палии и изредка лососи, щуки, налимы.
Мерда есть конус с двойным горлом, длиною отъ1½ до 3 аршин, сплетенный из тонких ивовых прутьев, прикрепленных к еловым обручам. Ставится она в реках при заколах, или в озерах в прибрежниках, сделанных из еловых прутьев, для ловли окуней, налимов, плотиц, щук. Местами название мерды дают также малой мереже[7].
Сак есть мешковидная сетка, которая насажена на обруч, прикрепленный к длинному шесту. Посредством этого снаряда на малых озерах ловят окуней и ершей, а иногда также корюшку.
В большом употреблении по Онежскому озеру и другим меньшим озерам находится продольник или масельга. Так называется рыболовная снасть, состоящая из пеньковой веревки, длиною от 50 до 1000 сажень, в которой при помощи тонких аршинных бичевок, привязываются железные крючки, в разстоянии от одной до четырех сажень друг от друга. Масельги эти или погружаются на дно озера, посредством грузил, или же, при помощи поплавков, ставятся в полводы, и в последнем случае называются плавными или верховодными. Посредством кубаса. т. е. шеста, привязаннаго к тяжелому камню (грузилу) и на половину выставляющагося из воды, обозначается место, где находится начало масельги. Наживкою для крючков масельги почти всегда служит мелкая рыба, особенно ряпушка. На масельги, опущенныя на дно озера, ловятся по преимуществу палия, налим, зобатый сиг, на масельги плавныя лосось, таймень, щука, судак. Для осмотра масельги, который производится обыкновенно чрез сутки или двое суток, требуется лодка и двое работников (из которых один гребет, а другой постепенно приподнимает масельгу и сачком достает попавшихся на крючки рыб). Случается иногда, особенно в Петрозаводском заливе, что палия и сиги, попавшиеся на масельгу, прежде,
40
нежели усееют их снять с крючков, бывают съедены миногами. Вообще ловля рыб масельгами составляет довольно тяжелую работу (в бурную погоду) и далеко не всегда выходит прибыльною.
Кроме исчисленных рыболовных снарядов употребляются в Обонежье еще и некоторые другие, не имеющие однако важнаго значения, как например бродник, дорожка, удочки разных родов и т. д. Наконец во всем Обонежье, иодобно как и в других частях России, существует обычай в темныя осенния ночи лучить рыбу, т. е. бить железною острогою стоящих неподвижно рыб (особенно щук), с лодки, на передке которой, в особой железной жаровне, горят ярким пламенем смолистыя дрова.
В заключение не могу не упомянуть о том, что во многих местах Обонежья мне жаловались на уменьшение количества рыб и улова рыбы, особенно по губам Онега, по малым озерам и по рекам[8]; и, как мне казалось, во многих случаях жалобы эти были более или менее основательны. Для устранения причин, несомненно обусловивших и обусловливающих уменьшение количества рыб в разных местностях, и вообще для поддержания рыбнаго богатства в водах Обонежья, следовало бы, по моему мнению, принять следующия меры:
1) Наблюдать за тем, чтобы речныя устья не были слишком густо обставляемы мережами и другими рыболовными снастями.
2) Не допускать, чтобы при сооружении плотин для мельниц и лесопильных заводов, реки были снова запруживаемы и таким образом запираемы для проходных рыб. К числу проходных рыб относятся как раз самыя ценныя породы, каковы: лосось, таймень, речные сиги, и потому к охранению их необходимо приложить полную заботливость. Рыборецкая речка, которая в прежнее время славилась изобилием таймени, ныне сделалась почти безрыбною, вследствие сооружения на ней мельничных плотин; реки Лижма и Повенчанка лесопильными запрудами совершенно закрыты для сигов и отчасти даже для лососей.
3) Запретить употребление густокнейных неводов и мутников, которыми вылавливается рыбная молодь[9].
4) Стараться о распространении между крестьянами употребления колюшек на удобрение полей и на вытапливание жиру, чтобы тем поощрить их к истреблению этих вредных рыбок.
Наконец я должен еще заметить, что для более правильнаго устройства и для поднятия рыбнаго промысла в Обонежье, следовало бы позаботиться о введении там в возможно большее употребление живорыбных садков и живорыбных сойм, которых в настоящее время почти совсем там недостает. Как нам разсказывали в Чолмуже, одним крестьянином дважды был сооружаем большой рыбный садок около Чолмужской косы, со стороны Онега, но в первый раз был разбит волнами, а во второй раз пловучими льдинами. Неудачная эта попытка никак однако не доказывает еще невозможности иметь садки на Онеге, а показывает только, что надобно быть осмотрительным в этом деле, уметь выбирать соответственную местность для устройства садка, или же окружить садок надежным оплотом. При отсутствии садков и живорыбных сойм,
41
рыбаки принуждены бывают, в продолжении всего лета, лучших рыб солить или вялить, а вследствие того рыбы эти теряют значительную часть своей стоимости. Так например в Чолмуже и в Пудоже в иное время хороший сиг, весом от 2 до 3 фунтов, продается по 5 или 6 копеек. В самом Петрозаводске, по недостатку садка, в один день рыба продается по самой низкой цене, а на другой день бывает очень дорога или даже совсем нельзя бывает ея достать, если по каким либо обстоятельствам временно прекратится ея подвоз.
42
 
В Памятной книжке Олонецкой губернии за 1806 год находится статья А. А. Мальте «Краткий очерк рыбнаго промысла жителей Повенецкаго уезда», а в Памятной книжке тойже губернии за 1866 год статья г. Рыбникова «Рыболовство в Пудожском уезде».


[1] В прежнее время, кругом Пальострова, как нам разсказывали, действительно ловилась палия в огромном множестве, в настоящее же время она встречается там только в незначительном количестве, Кстати замечу при этом, что недавно мне случилось слышать от одного Ялгубскаго крестьянина—рыбака, будто бы в прошедшем году и в нынешнем году палия сделалась очень редкою в Петрозаводском заливе, тогда как еще в 1866 году, в бытность мою в Петрозаводске, рыба эта ловилась на крючья в означенной губе в достаточном количестве.
[2] По близости Риги в недавнее время существовал, а может быть и теперь еще существует, завод, на котором с большим успехом производилось вываривание жира из колюшки. Для удобрения полей употребляется колюшка на северном берегу Чернаго моря, в Днепровском уезде Таврической губернии.
[3] В газетах было сообщено, что чрез Чолмужскую косу в прошедшую осень был прокопан канал, долженствующий служить кратчайшим путем сообщения Чолмужской губы с тою частью Онега, в которой лежит Мяг-остров. Надобно только опасаться, что прокопка означеннаго канала может иметь дурное влияние на рыбность Чолмужской губы, особенно может уменьшить в ней количество рыб проходных.
[4] Laxmann, Neue nordiscbe Beiträge. III. p. 170. Озерецковский, который совершил свое путешествие по Онежскому озеру позднее Лаксмана (1785), сделал очень неточное показание касательно островов, на которых осенью сосредоточивается ловля ряпушки («Против Толвуйскаго погоста находится «Ковг-остров, Мяг-остров, Сало-Сальма, Ричной остров, Палье-остров и Ваблак-остров. На сии последние два острова осенью собираются неводов ста по три, для промысла ряпушки»), и тем ввел, как кажется, в заблуждение других писателей. Так например в географическо-статистическом словаре Росс. империи, в статье об Онежском озере, ошибочно показано: «на острова Сало-сальма и Пало собирается осенью до 500 лодок для ловли ряпушки».
[5] Ряпушка приготовляется в прок солением, но только предварительно из нея извлекается икра и отдельно солится. Из 10 пудов ряпушки получается около одного пуда икры, стоимостью от 2 до 3 рублей.
[6] Кстати тут замечу, что весь юговосточный угол Ладожскаго озера, в который вливается Свирь, усеян безчисленными длинными рядами мереж и что в самом устье Свири находятся в безпрестанном действии 5 или 6 больших неводов, так что конечно немногим только рыбам должно удаваться из Ладожскаго озера проникнуть в Свирь.
[7] В устьях Невы, как известно, употребляются небольшия мерды, сделанныя из тонких драничек, дляловли миног.
[8] Только по реке Суне крестьяне мне говорили, что лов сигов (проходных) в последние годы у них скорее увеличился, нежели уменьшился.
[9] Следует вообще заботиться о том, чтобы каждая полезная рыба могла находить потребныя для наростования удобства и чтобы была оказываема должная пощада ея молоди, и тогда можно иметь полную уверенность, при огромной плодовитости рыб, что никогда не почувствуется в них недостаток. Замечу при этом, что в некоторых заливах кругом острова Кижи, из кольев, вбиваемых в дно и оплетаемых ельником, устроиваются искуственныя пристанища для плотвы, но только с корыстною целью обставлять эти кольники мердами (вершами) и таким образом вылавливать приходящую туда для наростования рыбу.
 
 
ПУБЛИКАЦИЯ:  Кесслер К.Ф. Рыбы и рыболовство Онежского озера / Кесслер К.Ф. Материалы для познания Онежского озера и Обонежского края, преимущественно в зоологическом отношении: Приложение к трудам Первого съезда русских естествоиспытателей. СПб., 1868. С. 32-42.
 
 
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Плахута Д.О. Рыболовство в традиционной культуре средневековых народов Западной Сибири: история изучения
  Изучение хозяйства, в частности рыболовства, имеет давнюю историю. Находки орудий... Читать далее...

Публикации

Александрович Н.П. Ихтиофауна из раскопок Масковичского городища (X-XIII вв.)
    В 1976—1978 гг. Л. В. Дучиц проводила раскопки горо­дища Масковичи... Читать далее...

Публикации

Петрухин В.Я. Ахти - хозяин вод. Щука-оборотень. Вакуль – водяной. (в кн.: Мифы финно-угров)
Ахти - хозяин вод Из раздела «Финская и карельская мифология»   Водяной бог... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...