gototop

Новые статьи

1881 г. Устав Императорского Российского общества рыбоводства и рыболовства
Государь Император, по всеподданнейшему докладу Министра Земледелия и Государственных Имуществ, Всемилостивейше соизволил на дарование в 14 день мая 1896 г. состоящему... Читать далее...
Тарасов И. И. О характере рыболовства в Нижнем Поволховье во 2-й пол. I тыс. н.э.
 Наряду с охотой и собирательством, рыбный промысел на протяжении тысячелетий являлся основой экономики носителей различных культур и как один из... Читать далее...
Санкин Е.В. Динамика развития и районирование промыслового рыболовства в Западной Сибири в XIX – начале XX в.
Дается анализ процесса формирования основных рыбопромысловых районов в Западной Сибири в XIX – начале ХХ в., форм и масштабов занятости... Читать далее...

Бородин Н.А. Уральские казаки и их рыболовства

Знают  все  икру  Урала
И    уральских     осетров,
Только знают очень мало
Про уральских казаков...
(Из стихотв. Н.Ф. Савичева. Сборник ур. каз. песен. 1890 г., стр. 187).

I. Введение.
Первоначальное заселение нижняго и средняго течения р. Яика (Урала). - Вольная жизнь. 
- Подданство.  - Обычай презента рыбы и икры к Высочайшему Двору. - Любимый промысел уральцев - рыболовство. 
- Поэтизация этого промысла. - Принесение за него историческия жертвы. 
- Выкуп гурьевских учугов и устройство учуга под г. Уральском. - Железный учуг
и водолазы при нем.

Уральские казаки, приютившиеся «на краю Руси обширной» по среднему и нижнему течению р. Урала, издавна славятся, помимо браннаго поля, и мирным промыслом своим —обширным и оригинальным рыболовством.
Вот уже более 300 лет прошло с тех пор, как впервые, по имеющимся в истории указаниям, появились «вольные люди — казаки» на р. Яике (прежнее прозвище
3
р. Урала[1]; погромив остатки когда-то славной и сильной Золотой Орды, разбив их столицу на нижнем течении р. Яика — Сарайчик (1580 г.), они поднялись вверх по реке и не далеко от места расположения теперешняго областнаго г. Уральска построили казацкий Яицкий городок, положив вместе с тем основание быстро образовавшемуся вслед затем Яицкому казачьему войску.
Кто же были эти первые поселенцы на р. Яике?
То были люди, искавшие воли и освобождения от жестокаго крепостного права и подневольной жизни в Московском Царстве, стремившиеся вне его влияния завести вольную жизнь в обширных степях юго-восточной России на началах казацкой вольницы и товарищества.
Вольная колония быстро росла, благодаря обильному притоку новых недовольных элементов не только из соседних русских губерний, но и из чужих стран. Тщательное изучение одной из наиболее ранних переписей уральских казаков, произведенной по указу Петра Великаго в 1723 г., показывает, что между пришельцами были: поляки, венгры, раскольники разных толков, преследуемые русским правительством, донские, гребенские казаки и значительное количество беглых крепостных крестьян. Не смотря на различия национальности и языка эту пеструю массу соединяло во едино горячее желание свободы и независимой жизни, и в этом отношении в казацких колониях первоначальнаго периода их существования можно найти некоторыя аналогичныя черты с первыми колониями эмигрантов в Сев. Америке, куда бежали как от преследований за религиозныя убеждения, так и от экономическаго рабства.
Очень характерная «притча» о происхождении уральскаго казачества записана со слов старика-казака известным
4
бытописателем из казаков И. И. Железновым в его «Преданиях и песнях уральских казаков».
«Пчелка собирает по капельке с каждаго цветка, что в нем есть лучшаго, и что выходит?»
«Мед,» отвечал собеседник.
«Верно», сказал старик: «вот такимто образом и образовалось наше войско: отовсюду приходили к нам лучшие и отважные люди и образовали нашу общину».
Первоначально воинственныя казачьи шайки жили больше своеобразным «промыслом» — грабежом и набегами на враждебных им соседей и проезжих по Каспийскому морю хивинских и персидских купцов:

Ах, бывало, мы, казаки—братцы,
По твоим волнам лихо плавали
На легких стружках за добычею,
За персидскою, за хивинскою...

Так поется в одной казачьей песенке, вспоминающей седую старину.
Начиная с 1591 г., в истории встречаются отрывочныя известия об участии яицких казаков в составе царских войск; этот год и считается оффициальным началом Яицкаго (ныне Уральскаго) казачьяго войска и в 1891 году праздновался 300-летний юбилей войска.
О начале перехода яицких казаков от воинственных «промыслов» к более мирному — рыболовству нет положительных данных; по всем вероятиям, это начало надо отнести ко времени подданства яицких казаков Московскому Великому Государю (1613 г.), что ознаменовано старинным обычаем  — ежегоднаго презента от войска к Высочайшему Двору рыбы и икры. Этот последний, освященный почти тремя столетиями, обычай, сохранившийся и по ныне, несомненно служил наружным символом покорности, как сохранившееся доселе в земледельческом населении обыкновение подносить в таких же случаях хлеб и соль.
Аналогия здесь полная, и вся разница в форме, изменяю-
5
щейся сообразно изменению главнаго промысла населения, и в размерах приношения.
Как земледелие, питающее большую часть населения России, является в глазах простолюдина не простым занятием, а делом священным и окружается особым поэтическим ореолом, так и рыболовство у уральских казаков, представляя доселе любимый промысел населения имеет свою поэзию: почти во всех местных бытовых песнях неизменно фигурирует «Яикушка — сын Горынович» (т.-е. р. Урал, в которой производятся главныя рыболовства), «Сын Горы», с «золотым донышком», «серебряными краешками», заменяющий здесь «мать-сыру-землю».
Наиболее любимая песня уральскик казаков, которую вы услышите в любой веселой компании, есть народная ода, или гимн «Яикушке»:

Яик ты наш, Яикушка,
Яик, сын Горынович!
Про тебя-ли про Яикушку
Идет слава добрая,
Про тебя-ли, про Горыныча,
Идет речь хорошая:
Золочено у Яикушки
Его было донышко,
Серебряны у Яикушки
Его были краешки,
Жемчужные у Горыныча
Его круты бережки.
Мутнехонек, наш Яикушка,
Бежишь ты быстрехонько,
Прорыл; протек наш Яикушка
Все горушки, все долушки,
Выметывал наш Яикушка
Посередь себя часты островы, и т. д.

Эта поэтизация промысла и главной арены его производства — реки, помимо песен, заметна и в прозвищах различных урочищ и частей р. Урала: «Золотинское» устье, «Жемчужный» яр, «Денежный» яр и т. п.
6
Но и кроме отражения в народной поэзии, экономическое значение рыболовнаго промысла для уральских казаков настолько велико, что оно отразилось положительно на всем их быту, не исключая и военной службы: участие или неучастие в главных рыболовствах обусловливает степень тяжести налагаемой на каждаго остающагося дома казака денежной повинности на снаряжение идущих на службу казаков; в интересах рыболовства на р. Урале, не смотря на относительную величину ея, не допускается ниже  г. Уральска судоходство, мало того, в тех местах, где есть скопление рыбы («ятови»), запрещается не только переезжать в лодках, но и производить какой-либо шум, разводить огонь на берегу и т. п.
Наконец для рыболовства и приобретения тех прав на него, которыми они теперь пользуются, уральские казаки принесли не мало исторических жертв, сообщить о которых здесь необходимо, так как с ними связаны учреждение и организация самых рыболовств в их настоящем виде.
До 1743 г. главныя устья Урала были загорожены сплошь учугом (забойкой), и лов рыбы при нем отдавался от казны купцам на откуп; это обстоятельство само собою не могло не отзываться на заловах уральских казаков, рыбачивших по р. Уралу выше этого казеннаго учуга; по их просьбе и благодаря заступничеству оренбургскаго губернатора Неплюева, правительство сначала заставило откупщиков отворить по 8 саж. с каждой стороны казенный учуг для прохода рыбы вверх по Уралу в вознаграждение казаков за постройку двух пограничных крепостей (Калмыкова и Кулагина) с содержанием в каждой из них по 500 человек команды (1743 г.). Вскоре затем и самый гурьевский учуг отошел навсегда по контракту в откупное содержание к войску за ежегодную плату в 4.692 р. 69 к. асс. (1752 г.), каковая сумма (по переводе на серебро 1.340 р. 77 к.) вносится Уральским войском и по настоящее время в государственное казначейство.
7
Получив в свое владение устья р. Урала казаки немедленно уничтожили учуг под Гурьевом, преграждавший рыбе свободный ход вверх по реке, организовали строгий надзор за тем, чтобы в устьях не производилось никакого рыболовства, чтобы рыбе давали свободный пропуск на всем протяжении от устьев до их городка и не мешали бы ей (главным образом красной рыбе) спокойно размещаться по удобным для нея местам; и чтобы она не могла уйти из пределов Яицкой общины, получившей по договору с правительством в исключительное владение рыбныя ловли на р. Урале, казаки близ своего городка устроили учуг, но не постоянный, какой был под Гурьевом, и не предназначенный для лова при нем рыбы. Казачьи учуги как раньше, так и теперь представляют собою временную забойку, которая на зиму и весну разбирается, а каждое лето вновь устраивается.
Главная цель его устройства — это желание сконцентрировать рыбу на возможно меньшем пространстве реки, чтобы ловить ее с большим успехом и притом в такое время, когда рыбу можно продать по наиболее высоким ценам (зима и осень).
Опишем устройство казачьяго деревяннаго учуга.
Он состоит из ряда набитых поперек реки свай с подпорками; к этому основанию со стороны, обращенной к течению, приставляются большия полотна устраиваемые из толстых и длинных шестов решетки («кошак»). Шесты соединяются между собой ивовыми прутьями на разстоянии 2—3 вершков. «Кошак» прикрепляется к поперечным между сваями перекладинам, называемым «белоногами», которых бывает несколько рядов. Один ряд их устраивается над поверхностью воды и образует узкий помост, по которому можно переходить через реку вдоль учуга.
К постройке учуга приступают обыкновенно тогда, когда Урал под г. Уральском войдет в берега (это бывает близ 15 июня). Прежде всего вбивают сваи с
8
больших лодок «бабами» и устраивают подпорки. Между тем вяжут на берегу из шестов отдельныя полотнища кошака до 5 саж. и более длиною, называемыя «полями» учуга.
Когда сваи вбиты и кошаки приготовлены, приступают к «запусканию полей учуга». Обыкновенно эта операция производится значительным количеством людей, для чего посылают казаков из строевых частей, расположенных в г. Уральске. Ежегодно перед началом запускания полей служится молебен, к учугу съезжается и сходится, помимо призванных для работы казаков, весьма много народу, а для чиновников после молебна устраивается выпивка и закуска. Вообще «запускание полей», как последняя и наиболее важная операция по устройству учуга, притом по самому характеру своему свершаемая непременно массою народа (бывает до 300 чел.), — представляет собою род национальнаго праздника, и во всяком случае является крайне оригинальным и характерным для местной казачьей жизни событием.
По окончании молебна, приступают к работе. Казаки разделяются на 2 партии: одна располагается на помосте между сваями, другая — при кошаках, спускаемых в воду несколько выше учуга. К отдельному полотну кошака смотря по его величине, приставляется человек до 20; держась за кошак, партия казаков плывет вместе с ним вниз по течению с громкой песней.
Когда кошак приближается к сваям, плывущие на нем стараются потопить нижнюю часть кошака, в тоже время стоящие на сваях хватают за верхние концы «кошачин» и общими усилиями с помощью течения, напирающаго на кошак, приводят его в вертикальное положение и вбивают нижними заостренными концами в дно, а верхние прикрепляются прутьями к сваям.
Таким же порядком, одновременно, или один за другим, смотря по количеству участников, сплавляют и другия полотнища кошака, одна песня сменяет и перебивает
9
другую; побывшие в воде бегут греться около припасенных для такого случая бутылей с живительной влагой, и сложная работа выполняется миром шутя, с весельем и песней...
Чтобы дно у подножия учуга, где течение очень быстро, не подмывало загружают его с наружной стороны (от течения) камнями; кроме того, погружают тут же так называемые «киты» — рогожные кули, набитые камнем и кирпичем. Укладка китов по дну и вообще присмотр

alt
Новый железный учуг.

за тем, чтобы вода где-нибудь не подрыла учуга, поручается водолазам из самых искусных пловцов и нырцов. На их же обязанности лежит очищение забойки от наносимаго на нее сору, чтобы через засорение промежутков между кошачинами она не представляла слишком сильнаго упора воде; эти же водолазы в экстренных случаях к столу для высоких гостей и т. п., ныряя, ловят особыми ручнымибаграми прибиваемую течением к учугу красную рыбу.
10
По окончании ѵстройства учуга, его свидетельствует особая комиссия из чинов местной администрации и наиболее опытных и сведущих в этом деле казаков. Описанный выше способ устройства учуга практиковался с давних времен до самаго последняго времени, когда вместо деревянной решетки начали устраивать ее из железных прутьев, вставляемых в особыя рамы так, что есть возможность их вынимать каждый в отдельности. Вместе с тем сделаны некоторыя изменения в устройстве основания учуга. Принцип же устройства учуга, с заменою деревянной решетки — железной, остался тот же самый: осталось и «запускание полей» и связанное с ним веселье, с тою разницею, что в работе целой толпы уже не встречается надобности, а окончание работ — закрытие последняго «в учуге отверстия железными кошачинами» делается водолазами в день молебна и празднования этого события.
Вообще техническая сторона этого дела сильно улучшилась в последнее время, быть может в ущерб поэзии. Самые водолазы — практики заменены отчасти «учеными» водолазами, работающими по очистке решетки учуга от мусора и по осмотру исправности всего сооружения в водолазном приборе (скафандре).

II. Осенняя плавня.
Разделение р. Урала на две части по производству рыболовства. - Район осенняго плавеннаго рыболовства. - Орудия лова. - «Удар». 
- Ловимая рыба. - Войсковой обоз. - Движение плавеннаго войска вниз по реке. - Атаман и депутаты. - Рыботорговцы. - Приготовление икры.
 - Изменение порядка осенняго лова. - «Плавня по новому».

В предыдущей главе было сказано в общих чертах о тех началах, на которых основано уральское рыбное хозяйство и о значении в нем учуга под г. Уральском.
Зашедшая в Урал в течение лета и, главным образом, осенью рыба скопляется по удобным для зимовки
11
местам — «ятовям» — на всем пространстве от учуга до Гурьева (до 500 в. по почтовому тракту). Залегшую здесь рыбу вылавливают в два приема: половину осенью (осенняяплавня), другую половину зимой (багренье). Осенняя плавня производится по реке на пространстве до 300 верст, начиная от Каленовскаго поселка, лежащаго в 195 верстах на юг от г. Уральска (Уральской области), до устьев реки Урала. Начинается она обыкновенно с поло-

alt
Перевозка будар.

вины сентября: в известный день начинается выход «войска» (так зовется масса рыболовов) на плавню, и желающие принять участие в рыболовстве, запасшись всем необходимым, отправляются сухопутьем к Каленовскому поселку.
Казак везет с собою не только провизию, сети, но и самое судно, на котором производится речное рыболовство, так называемую «будару». На рисунке нашем изображено,
12
как производится эта перевозка. Будары, делаемыя всегда из цельнаго дерева, настолько легши, что есть возможность везти в такой длинный путь даже по две будары на одной телеге.
Когда «плавенное войско» соберется к Каленоскому поселку, будары снимаются с телег и ранним утром того дня, в который назначено начало лова, стаскиваются на берег, где и располагаются вдоль него на таком про-

alt
Перед «ударом».

тяжении, что глазом не охватишь: собирается в одном и том же месте до 3.000 и более будар.
Как только дан выстрел («ударит пищаль», по выражению казаков), вся эта масса людей бросается каждый к своей бударке, и не успеешь, что называется, опомниться, как плавщики уже черною массою покрывают дотоле совершенно чистую поверхность реки и стремятся один перед другим пробиться в первые ряды плавен-
13
наго войска. Этот момент полнейшей суматохи известен под именем «удара»: вся река покрыта массой будар, в каждой из них сидит по-двое, в иных по-трое («двойчатки»), каждая из них старается изо всехсил опередить товарищей. На берегу видны еще некоторые запоздавшие рыболовы, застигнутые в момент сталкивания будар на воду и отчаливания от берега.
Почти всегда в этой суматохе, особенно там, где при-

alt
«На ятови после жару».

ходится спускать будары «с яру», т. е. с отвеснаго берега, не обходится без того, чтобы какой-нибудь неловкий плавщик не вывалился из своей будары; но это нисколько никого не смущает — артельщики всегда помогут ему выбраться из неловкаго, постыднаго, но никогда не опаснаго положения.
Доплыв «до ятови», т. е. до такого места, где заведомо расположилась рыба, казаки забрасывают свои яры-
14
ги» — особаго рода мешкообразная плавная сеть, — и с двух будар тянут ими.
Ловится на плавне как красная (белуга, осетр, севрюга), так и черная рыба (лещ, сазан, судак, сом и др.), и сообразно с тем, какую рыбу предполагается ловить, «ярыги» делают более или менее частыми. Кроме «ярыг» на осенней плавне употребляются для лова и не-

alt
Плавенный атаман и войсковые депутаты

вода, но обыкновенно после того, как в известном месте наловились ярыгами.
Общее количество ловимой на плавне рыбы простирается от 1½ до 2 миллионов пудов черной рыбы, до 6.000 пудов красной и до 600 пудов икры красной рыбы.
На каждый день определяется «расплавать» известное пространство реки, от 20 до 40 верст, вниз по течению; лов производится обыкновенно через день, чтобы в свободный от рыболовства день — «дневку» — дать плавшикам
15
продать, или убрать рыбу, отдохнуть от чрезмернаго во время гонки напряжениясил(здесь не редки даже с здоровыми казаками обмороки), починить сети и т. п. Наблюдение за порядком на плавне поручается особому офицеру, назначаемому «атаманом плавеннаго рыболовства». Само войско избираетиз своей среды в помощьатаману «депутатов».
Тем временем, как казаки плыли по реке, их «обоз»

alt
«На стану».

передвигалсяпо суше к «рубежу», т. е. к тому месту, где положен конецлова в данный день. Здесь «становщики», обыкновенно киргизы, ставят «кошары» (род шатров из войлока), и припасают дров, так что плавщикам остается после трудов праведных только заварить «щербу», т. е. похлебку из рыбы, и наслаждаться отдыхом. Казаки небольшими группами собираются вокруг костра; кто варит, кто чинит сеть
16
Так подвигается плавенное войско к устью реки, достигая его обыкновенно к концу октября, когда уже близко покрытие реки льдом, а вместе с тем и конец плавни. За плавенным войском двигается, можно сказать, тоже войско торговаго люда: одни едут купить рыбу, а за ними едет целый обоз извощиков под рыбу; другие везут разнообразные товары для торговли на базарах, устраиваемых обычно в тех селениях, где войско делает дневку.

alt
Черная рыба.

С приходом войска эти селения как бы оживают после однообразной жизни целаго года, и для них настает праздник: всюду шум и говор, слышатся песни подгулявших по случаю хорошаго залова плавщиков, торговля идет бойко, и жизнь бьет ключем. Уйдет войско, и все вновь принимает обычный будничный тон, а через день такой же праздник настает для лежащаго ниже по течению реки селения, где также устраивается базар и т. д.
17
Торговля рыбой сосредоточивается исключительно на берегу реки, на песке. Здесь рыботорговцы ставят временныя палатки, разделывают рыбу, приготовляют из нея икру, отсюда непосредственно на воза кладется в перемежку с солью черная рыба, разделываемая на самой реке.
Икряную рыбу кладут на грохот (решетка из пряжи), острым ножем быстро разрезают брюхо на всем его протяжении и вынимают на грохот икру; обыкновенно до

alt
Приготовление икры.

пробивания через грохот икра представляется сплошными кусками и, пробивая через грохот, получают икру, состоящую из массы отдельных зерен. Под грохотом стоит чуман, в который икра и падает; крепкий разсол наливают потом, когда уже наберется достаточное количество икры.
Сотни лет описанным порядком производилось на Урале осеннее плавенное рыболовство, доставляя уральцам
18
главныя средства к существованию и несению военно-денежной повинности, а вместе с тем явная возможность, путем соревнования, развивать физическия силы, ловкость, проворство и неутомимость — качества, так необходимыя для хорошаго воина.
С течением времени многолюдство, при оставлении тех же пределов реки для рыбной ловли, сделалось настолько велико, что стало трудно соблюсти какой либо правильный порядок лова. К тому же появилось экономическое неравенство: богатые люди стали нанимать в весельщики силачей, сажать их в будару по двое и, таким образом, опережая товарищей, приплывали на ятовь, где рыба залегла, раньше других и вылавливали главную массу рыбы. С другой стороны, выяснилось на практике, что войско плавенное своею массою сетей и неводов спугивает рыбу с ятовей и гонит ее вниз по реке. Если иметь е виду, что весь план рыболовства в противность всем другим рекам здесь основан на обезпечении эапуска рыбы вверх по реке и охранении ея, от лова вплоть до осеки, то будет понятно, что это новое явление «сплывания» рыбы от слишком разросшагося «плавеннаго войска» должно было заставить казаков крепко задуматься над фактом, а молодежь (отнюдь не старики!) сейчас же взялась за критику «издревле» установившагося порядка и стала вносить предложения об изменении его.
К счастью уральцев у них действуют не общие законы рыболовства, а выработанные на почве обычнаго права, однако санкционированныя основным законом о порядке управления войска, свои собственныя правила рыболовства, подлежащия без особых хлопот изменениям по гласном обсуждении вопроса в местном представительном учреждении «Съезде выборных от станичных обществ» и по утверждении постановления его наказным атаманом. В одну из сессий съезда начала 90-х годов и был поднят вопрос о необходимости производить плавню «по новому». Голоса 64 выборных разделились, возникли споры, но в конце кон-
19
цов большинство склонилось на сторону новаго порядка, который, и принялся с 1895 года. В сущости коренному изменению подвергся лишь лов в последние дни плавни в низовьях р. Урала: здесь вместо скачки на лодках по реке и установления очереди для лова тем, кто скорее явится на место лова, установлено размещаться рыбакам «по избранным местам», завозя будары по-суху и определять очередь жребием. Такое изменение устранило превосходство наиболее сильных и богатых и ослабило вредное влияние на улов рыбы передвижения вниз по реке массой плавеннаго войска. Так, изменяющияся условия жизни, при правильном развитии, совершенно нормально изменяют и порядок производства рыбной ловли на Урале.
 
III. Багренье
Презентное багренье. - «Казачье багренье» — «Баграчей», его костюм и снаряжение. 
- Картина лова. - Ловимая рыба и ея сбыт.-— Район рыболовства и порядок его производства.
 - Критика и нововведения в проекте. - Багренье сохранит еще свою привлекательность на долго.

Едва-ли не самым древним и во всяком случае наиболее любимым и популярным рыболовством у уральских казаков является багренье. Это рыболовство производится в средней части р. Урала, от г. Уральска до Каленовскаго пос., зимою и рыба ловится здесь из-под льда «баграми», откуда и название самаго рыболовства.
Когда лед на реке окрепнет в достаточной степени, чтобы выдержать тяжесть массы рыбаков, что обычно бывает в декабре месяце, — войсковое начальство назначает день для начала лова, посылает извещение об этом, — или как его зовут казаки «прочетку», — с «летучей почтой» по станицам.
Первый день багренья называется «презентным» или сокращенно «презентом», так как рыба и икра перваго залова предназначается по издавна заведенному обычаю для
20
Высочайшаго Двора. В старину это начало лова носило название «царскаго куса».
Казаки в этот день ловят «на Царя». Через неделю, примерно, начинается лов «на себя» или так называемое «казачье» багренье.
В назначенный день многие тысячи рыбаков, и стар, и млад, спешат на легких «багренных» санках к определенному пункту, где замечена залежь или «ятовь» рыбы.

alt
Багренье.

Здесь «баграчеи» оставляют лошадь с санями на берегу, а сами забирают немногосложныя орудия лова и спускаются на лед реки.
Легкая и удобная для работы стеганая куртка, заправленная в широкия белоснежныя шаровары из грубаго холста, не пропускающие воду сапоги и голенища, да теплая шапка составляют одеяние баграчея. В одной руке «пешня» для «пробивания» проруби во льду, а в другой длинный в «ба-
21
гор» и короткий «подбагренник». Первым рыбу забагривают с глубины иногда до 7 сажен, где она обычно лежит зимою рядами в полусне. Вторым рыбу «подбагривают», когда она подтянута ко льду.
К 8—9 часам утра берега реки у «ятови» заняты безконечными рядами саней с лошадьми, к реке трудно пробраться: баграчеи вытянулись длинной шеренгой: по обоим берегам реки и находятся в нетерпеливом ожидании условнаго сигнала для начала лова — выстрела из пушки.
На середину реки выходит атаман (и здесь назначаемый для распоряжения ловом). Все зорко следят за его движениями.
Как только дан сигнал, две живыя волны из людей направляются к средине реки, и начинается горячая работа: каждый спешит как можно скорее пробить прорубь, чтобы раньше других опустить на дно багор. В несколько минут целый лес длинных багровищ, как бы мановением волшебства, выростает на реке. Баграчеи, опустив багры на дно реки, «ходят на баграх», то поднимая, то опуская их и чутко нащупывая ими рыбу. Как только багор коснется рыбы, баграчей ловким движением поддевает ее и старается как можно скорее подтянуть к поверхности, взывая в тоже время «благим матом» к товарищам о помощи. «Скор-р-о, скор-р-ро! товарищ, скор-р-рехонько!!» только и слышно во время «жара» т. е. разгара лова.
Товарищ подбегает и «подбагривает». На багренье рыбаки всегда сбираются артелями от 6 до 20 человек, так как не только одному, но часто и двум рыбакам трудно бывает справиться с белугой пудов в 10—20.
В короткое время на хорошей ятови вся поверхность льда покрывается вытащенными на лед осетрами, шипами, белугами. Эти породу рыбы и составляют главный предмет багреннаго лова, причем преобладающее значение остается за осетром.
В зимнее время красная рыба и икра из нея це-
22
нятся очень высоко и ее покупают «на глаз» только что пойманную. Хорошая икряная белуга одна продается за 200 руб., хороший осетр 60—65 руб. Само собою не каждому посчастливится поймать такую ценную рыбу; в действительности, при настоящем многолюдстве на багренье, может быть, один из десяти «обрыбится», т.е. поймает рыбу. Тем не менее багренье, представляя собою заманчивую лоттерею с выигрышами, завлекает каждаго при-

alt
Багренная рыба.

нять в ней участие надеждою осчастливить, что и обусловливает участие массы рыбаков на этом рыболовстве, — не менее 10.000 человек.
Багренье дает до 12.000 пуд. красной рыбы, и до 2.000 пуд. икры. Кроме того на багренье ловится от 10 до 12 тысяч пуд. черной или частиковой рыбы (судака, жереха, сома).
Осетр ценится от 8—10 руб. пуд, икра 80—100 руб.,
23
 но доходит и до 160 руб. Судак багренный ценится 5 и 6 руб. пуд.
Багренье производится на пространстве р. Урала на 170 верст (по почтовой дороге), причем все это пространство разбивается на 11 рубежей, «разбагриваемых» один за другим в течение 11 дней. «Багренное войско», т. е. масса рыбаков, при этом передвигается с рубежа на рубеж, делая перегоны по 60—70 верст после лова рыбы.
Увеличение числа участников с одной стороны и уменьшение заловов красной рыбы с другой сделали багренье менее прибыльным, чем то было ранее. Для бедных же казаков стала являться и отрицательная в экономическом смысле сторона дела: багренье стало вводить их в убыточные расходы, не покрываемые добычей. Началась критика самаго порядка рыболовства. Предлагают изменить его в том смысле, чтобы уменьшить довольно высокие расходы, установив лов рыбы по местам. Но опыта в этом смысле пока еще не сделано. Но какия бы изменения в нем не сделали, как спорт и любимое у казаков всех рангов (начиная от генерала до малолетка) рыболовство «багренье» сохранит свое значение еще на долгое время.
 
IV. Морския рыболовства.
Курхайское и аханное.
Курхайское рыболовство: дележка моряна жеребья. - Аханное рыболовство: способ лова. 
- Прежния условия рыболовства. - Относ. - Лом. - Шиханы. - Способ спасения на «бурдюках». 
- Добычливость лова прежде и теперь. - Ограничение лова по закону 2 мая 1895 года.

Кроме рыболовства в реке уральские казаки производят довольно обишрное морское рыболовство: весной и осенью, так называемое «курхайское» — ставнымисетками, выставляемыми в море на колышках («чипчиках») вбиваемых в морское дно. Для такого лова надо иметь мор-
24
ския дорого стоящие суда, «стоичныя», на которых приходится проживать в море в течение всей весны или осени, «подъездную» для своза залова на базар, и морския будары для переборки сетей и выборки рыбы. Главная рыба, ловимая на этом рыболовстве, — красная: белуга, осетр и севрюга. За последнее время по мелким местам стал производиться лов частиковой рыбы (судака, леща, воблы, сельди). Чтобы разместиться безобидно по морю и сравнять «счастье», места в море получаются по жребию, причем на каждый жребий отводится известное пространство в море (300 саженъ), — море как бы временно делится на паи.
Аханное рыболовство производится в зимнее время, когда Каспийское море против земель Уральскаго казачьяго войска покрывается льдом. Это как и багренье, весьма оригинальное и уральцами созданное рыболовство, требовавшее в былое время при свободном лове по всему северному Каспию, много удали и отваги.
Название свое «аханное» рыболовство берет от слова «ахан» — сеть с крупными ячеями, которой ловят под льдом красную рыбу. Лов производится преимущественно на глубокой части моря в 80—100 верстах от берега. Давая иногда хороший залов и большия выгоды, оно нередко лишает рыбака последней копейки, делает нищим. Мало этого, оно подчас играет и самою жизнью казака, завлекая его в глубь моря и предавая там ярости волн и льдов непостояннаго бурнаго Каспия. Так и было в несчастный для «аханьщиков»1843 год, в который сотня уральцев, жителей приморскаго Гурьева городка, лишились почти всего достояния, а некоторые простились с жизнью.
Найдя в море зимния залежи красной рыбы аханьщики «выбивают порядки» сетей и пересматривая их ежедневно, выбирают попавшую рыбу (преимущественно белугу и осетра). Если рыба слишком велика, — например, белуга от 20 до 35 пудов — ее тихонько подтягивают к проруби, головой вперед, прорезывают нижнюю губу, вдевают в прорезь толстую веревку, веревку прикрепляют за гужи лошади, —
25
и чудовще на льду. Пойманная рыба — несколько возов — отправляется для продажи в Гурьев, а другая половина артели остается в море продолжать лов. Живут они в войлочных «кошарах», завозят в море и топливо и хлеб, и фураж на продолжительное время.
Редко проходит это рыболовство на глуби без приключений. Дело в том, что лед здесь не постоянен и часто громадныя площади его отрываются ветрами и на них аханьщики попадают «в относ». Если это случится в начале зимы, рыбаки только радуются, так как во время слабаго движения льдины с сетями — залов красной рыбы лишь усиливается, а как только льдину принесет вновь к сплошному льду, казаки вывозят благополучно рыбу, хотя иногда и приходится провозить ее по тонкому льду, образовавшемуся между льдинами («разнос»), то случается и так, что лед лопается посреди стана и часть одной артели остается на одной, часть на другой льдине, что уже является полубедой, так как у одной половины может не остаться ни фуража, ни провианта. Настоящая беда наступает для аханщиков, когда льдина, на которой их носит, сталкивается с другой, идущей навстречу; при столкновении больших льдин (иногда 30—50 в. длиною) от сильнаго ветра оне обе сотрясаются, испускают громы, лезут одна на другую, уничтожают сами себя, разбиваясь с краев в куски; в короткое время на месте столкновения льдин образуются огромные буеры, похожие на вершины гор и известные под именем «шиханов», состоящих из льдин, стоящих ребром и упирающихся одним концом в морское дно. Это — «лом». Все что ни попадается в лом сокрушается и погибает. От лома аханьщики спасаются бегством верхами.
Относ в конце зимы — одна из самых больших бед для аханьщиков. Льдина быстро тает, ломается на части, ее несет на юг в теплыя воды. Чтобы не потопить ее, приходится бросать все лишнее в море. Когда льдина становится уже совершенно не надежной, казаки спасаются на
26
«пузырях» или «бурдюках». Этот самобытный спасательный аппарат изготовляется так.
Сперва, зарезав лошадь, отрезывают ей прочь голову; потом с шеи, кусок за куском и кость за костью отделяют ножами и вынимают из шкуры, как из мешка, все до чиста мясо и остов лошади, после, края шкуры у отреза надевают или, иначе сказать, нанизывают на острый, сделанный из дубоваго саннаго полоза, гвоздь; под са-

alt
На бурдюках.

мым гвоздем сжимают шкурку и крепко на крепко перетягивают и увивают тонкой бичевкой, чтобы между складок не мог выходить воздух; наконец, в ногах делают маленькия скважинки, вставляют в них тростниковыя дудочки и посредством их, чередуясь между собой, аханьщики надувают на подобие шкуры пузырей. После того бурдюки эти подвязывают под сани с боков, к каждым саням по два бурдюка. Такого устройства плоты, или,
27
как называют их в шутку казаки, «паровые» могут поднимать двоих и троих, а по нужде четверых.
На таких то импровизированных под давлением нужды аппаратах аханьщики остаются в бушующем море, когда льдина вся истает, впредь до счастливаго случая встречи с вышедшими на ранний лов тюленя астраханцами, которые не раз и спасали аханьщиков, попавших в относ. Не будь такой встречи, аханьщику грозит верная смерть от холода и голода. Не лучше бывает участь оставшихся на льду пешими с небольшим запасом пищи. Лишь особенной силы люди осиливают трудности голодным добраться до берега, отстоящаго иногда более 100 верст.
Таковы то мытарства, которым подвергались не так давно смельчаки уральцы-аханьщики. Заманчив был этот лов, по обилию залова ценной красной рыбы. Вывезет бывало казак 3 воза рыбы по 100 пуд. каждый, продаст ее по 6—7 руб. — и он с деньгами, сыт и обут, даже, по своему, богат. Но это средний казак. Богачи же стали сбирать не один десяток саней, каждый с затратой больших денег, но за то и с громадным заловом. К началу 90-х годов выходило из Гурьева уже близ 1000 саней, причем большая часть принадлежала 2—3 десяткам хозяев, залов достигал 1201 т. пуд. красной рыбы, причем стали вылавливать до 30 т. пуд. мелкой (менее 10—15 ф.) красной рыбы, что вызвало жалобы и затем ограничение этого лова двух саженной глубиной.
Былыя приключения, так живо описанныя в помянутых «Картинах аханнаго рыболовства» Железнова, отошли в область преданий, аханное рыболовство пало после издания сказаннаго закона и лов морской сократился. Но за то багренное рыболовство, пришедшее было к 90-м годам в упадок, вновь стало давать белугу и осетров в большем количестве, чем до того.
28
Мелкия рыболовства и заключение.
Весеннеесеврюжье рыболовство, Узенское, Чархальское, зимнее Гурьевское неводное. 
- Значение рыбнаго промысла для уральцев. - Доход от него. - Организация управления и охраны. 
- Участие на выставках.

Перечисленными рыболовствами не исчерпывается однако весь цикл рыболовств уральских казаков: весною (до 20 мая) они производят лов по всей р. Уралу, а в нижней ея части — под г. Гурьевом — производится особое «севрюжье» рыболовство, собирающее до 2000 будар или 4000 рыбаков; зимою повсеместно тянут неводами речки и озера, а в степных речках и озерах в особо установленное время и по особым правилам производятся: узенское рыболовство по р.р. Узеням и прилегающим озерам и степным речкам и чархальское рыболовство — в оз. Чархал, расположенном в 60 в. от г. Уральска в Зауральской степи. Накомец, в нижней части р. Урала, куда после осенней плавни заходит рыба вновь производится гурьевское зимнее неводное рыболовство, оригинальное тем, что весь залов с известной части реки сваливается в одну общую кучу «урс», из которой производится дележ — тут же рыба продается сообща и каждый участник лова, а также владелец невода получает причитающуюся на его долю чает выручки деньгами. Здесь же имеет применение весьма симпатичный обычай общиннаго устройства — давать паи и всем неспособным к труду, — старикам, малолетним и т. д., — раз они выезжают за рыбой на место лова.
3начение рыбнаго промысла, для уральцев громадно: общий залов рыбы определяется 63.000 п. красной рыбы 2,520.000 пуд. частиковой рыбы, 8.000 п. икры красной рыбы (по данным о вывозе рыбных продуктов из пределов Уральскаго войска за 1896 г.), с общей ценностью более 3 миллионов руб. Это был обильный рыбой год, но и средний улов надо оценивать в сумму до 2 милл. рублей.
29
Непосредственно войсковая казна особым сбором с вывозимых из пределов войска рыбных продуктов получает в доход войскового капитала от 100 до 150 т. р. Зато войско и не жалеет расходов, связанных с управлением рыболовством и с организацией надзора за охраною запретнаго перед устьями р. Урала морского пространства — шириною до 50 в. и в глубину от 3 до 4½ сажен, и самой реки, в запретное для рыболовства время.

alt

Охрана эта состоит из двух паровых судов с командою и более сотни чинов охранной команды, по реке же за недопуском лова наблюдают общественные смотрителя. Надзор обходится войску от 30 до 40 т. руб. и поставлен образцово.
В самом составе Войскового Хозяйственнаго Правления Уральскаго войска с 1894 года открыта особая должность войскового техника рыболовства, на обязанности котораго лежит забота об изучении и предложении мер
30
к улучшению рыболовства. на Урале. На опыты н изследования технику отпускается ежегодно по 1000 руб. В числе работ, которыя были исполнены за время с 1894 по 1899 г. войсковым техником рыболовства можно отметить: 1) пересмотр и кодификация местных правил рыболовства; 2) организация войскового склада сетей, снабжающаго рыбаков на льготных условиях хорошаго качества орудиями лова; 3) положено начало искусственному разведению севрюги и осетра, не говоря о целом ряде менее важных работ и начинаний.
Уральское войско — как самостоятельная единица, участвовало на многих выставках и между прочим на выставке рыбопромышленной 1839 г. в С.-Петербурге, на Всемирной выставке в Лондоне, Чикаго, на выставке рыболовства в Бергене и везде его экспонаты по рыболовству привлекали к себе интерес своею оригинальностью и заслуженно удостоивались высших наград.
31

Примечания:
Уральские казаки и их рыболовства. Очерк Н.А. Бородина - под таким заглавием мною была помещена статья в «Науке и Жизни» 1891 г. № 1, 4. Настоящий очерк является в значительно дополненном (новыми глазами) и переработанном виде. Картины прежняго аханнаго рыболовства изложены по Железнову (ч. 1. Сочин. 1888 г.).
[1] Река «Яик»и «Яицкое» войско переименованы в «Урал» и «Уральское» войско по Высочайшему повелению 1775 г., после Пугачевскаго бунта, в котором яицкие казаки принимали участие, «в окончательное забвение этого события».

ПУБЛИКАЦИЯ: Бородин Н.А. Уральские казаки и их рыболовства. СПб., 1901. – 31 с.


Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И.И. К типологии средневековых рыболовных блесен
Современная классификация средневековых рыболовных орудий основана не по внешним, формальным... Читать далее...

Публикации

Ляшкевич Э.А. Ихтиофауна стоянок каменного и бронзового веков Северной Беларуссии
  Общим положением большинства работ по истории хозяйства каменного века является... Читать далее...

Публикации

Рыболовство у коренного населения острова Пасхи
Воды, окружающие остров Пасхи, изобилуют рыбой, особенно у скал острова... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...