gototop

Новые статьи

Веймарн Ф. Материалы для географии и статистики России. Лифляндская губерния (Раздел «Рыбные промыслы»)
Рыбные промыслы весьма значительны в губернии и довольно важны для нея во первых потому, что рыба составляет существенную часть пищи... Читать далее...
Пушкарев Н.Н. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России
Краткая история законодательных мер по рыболовству. Рыболовство у русских изстари занимало видное место среди других занятий, чему должно было способствовать,... Читать далее...
О рыбном промысле на Цзайсане и на Черном Иртыше: отрывки из путешествия К.В. Струве и Г.Н. Потанина по поручению Императорского Русского географического общества
I. Мая 5-го дня наш караван пришел на урочище Могилки на Нижнем Иртыше, в 20 верстах ниже истока. Здесь находился главный... Читать далее...

Шаманаев А.В., Симонов А.В. Рыболовство населения ташковской культуры

Изучение рыболовства как одной из отраслей присваивающего хозяйства на­селения Среднего Зауралья в каменном и бронзовом веках имеет давнюю тра­дицию, о чем свидетельствует значительное количество публикаций, рассмат­ривающих значение и способы рыболовного промысла для отдельных археоло­гических культур и памятников региона. Однако работ, всесторонне анализи­рующих эту отрасль и ее влияние на общество в широком культурном и хроно­логическом диапазоне, немного. Особое значение рыболовства как одного из основных направлений древнего хозяйства населения лесостепной части Среднего Зауралья, пожалуй, впервые отметил П.А. Дмитриев. Он указывал, что на памятниках Нижнего Притоболья найдено большое число грузил, в то время как наконечники стрел малочисленны[1]. Он выделил два района ‑ восточный склон Среднего Урала, где основным занятием была охота, и междуречье Туры и Исети, где доминировало рыболовство. Впоследствии М.Ф.Косарев провел целостный анализ хозяйственных систем населения Западной Сибири в период от каменного века до средневековья и пришел в отношении Среднего Зауралья к аналогичным выводам, уточнив схему П.А.Дмитриева. По мнению М.Ф.Косарева, у нижнетобольского населения в переходное от неолита к бронзовому веку время складывается оседлорыболовческий уклад хозяйства. В тот же период для жителей лесного Зауралья была характерна охота, ориентиро­ванная на промысел лесных копытных на путях их сезонных перекочевок. М.Ф.Косарев полагает, что основным преимуществом рыболовства по сравне­нию с охотой была большая стабильность добычи средств существования. Од­нако выдвижение рыболовного промысла на первый план может осуществиться только в определенных экологических условиях, которые складываются в лесо­степном Зауралье в энеолитическое время[2].
Изучение материалов стоянок и поселений, торфяниковых памятников Среднего Зауралья позволяет установить, что в конце неолита - энеолите насе­ление региона использовало разнообразные способы ловли рыбы Наибольшее значение, вероятно, имели способы массовой добычи - сетевой и запорный лов. Возможно, применялись ловушки. Широко были распространены менее произ­водительные приемы: рыбу били из лука, кололи гарпунами, острогой, ловили костяными крючками[3].
Вероятно, рыболовство сохраняет большое хозяйственное значение у насе­ления Нижнего Притоболья и в начале бронзового века. В начале IIтыс до н.э. медленная трансформация культурных традиций завершается в этом регионе
205 
скачкообразным переходом к культуре, резко отличающейся от предшествую­щей. Появление памятников ташковской культуры В.Т. Ковалева связывает с ас­симиляцией населения местных энеолитических культур пришлым степным (ираноязычным)[4]. В настоящее время наиболее полно изучена хозяйственная деятельность, осуществлявшаяся на поселении Ташково II. Памятник располо­жен в 0,8 км к востоку от д. Ташкова (Каргопольский р-н, Курганская обл.). В результате палеоэкономического анализа материалов памятника В.Т. Ковалева и М.Ю. Штадлер пришли к выводу, что население этого поселка (около 70 человек) могло обеспечить свои потребности в пище за счет рыболовства не бо­лее чем на 50-60%. В то же время значительная часть продуктов добывалась охотой и собирательством. Однако необходимым условием стабильного обес­печения продуктами питания большого коллектива, длительное время живуще­го на одном месте, они считают появление животноводства[5].
Памятники ташковской культуры располагаются на берегах рек, входящих в систему Тобола - Исеть (Ташково II), Иска (Иска III), Ук (Ук III, Заводоуков­ское X, XIII). Также активно заселялись побережья значительных по площади озер - Ипкуль (Ипкуль I); системы проточных, соединенных переймами Андре­евских озер (ЮАО - IХ, X, XIII)[6]. Такое положение поселений создавало благо­приятные условия для занятий рыболовством.
Для оценки роли рыболовства в жизни древнего населения важно устано­вить состав ихтиофауны и продуктивность водоемов ареала культуры. Основ­ными факторами, влияющими на эти показатели, являются зоогеографическое положение в целом и местные условия. К последним относятся - тип водоема (озеро, река), те или иные свойства его воды (степень чистоты, температура, га­зовый и солевой режимы), быстрота течения, характер берегов и т.д.[7] Степень благоприятности этих условий для существования рыбы прямо влияет на ус­пешность занятий рыболовством.
Одним из основных факторов, воздействующих на ихтиофауну водоемов Обского бассейна, куда входит и система Тобола, является так называемый за­мор рыбы. Сущность этого явления состоит в снижении количества растворен­ного в воде кислорода в зимнее время, что приводит к гибели рыбы. Реки и озе­ра Нижнего Притоболья в меньшей степени подвержены замору, чем водоемы большей части таежного бассейна Оби, но и здесь это природное явление влия­ет на количественный и качественный состав рыбы[8]. Прежде всего замиранию подвержены сравнительно мелкие непроточные озера, где периодически происходит массовая гибель водных обитателей. В реках и проточных озерах его гу­бительные последствия сказываются в меньшей степени. Однако перио­дическое, в большей или меньшей степени, замирание водоемов приводит к то­му, что наибольшее распространение получают виды рыбы, мало чувствительной к недостатку кислорода.
Еще одной особенностью зауральских озер является неравномерность в ви­довом распределении рыбы. Проточные озера с чистой водой, мало заросшие и
206
глубокие, содержат большее разнообразие видов (13 - 14), чем замкнутые, мел­ководные, обильно заросшие, где может обитать 2-3 наиболее неприхотливых вида[9].
Вероятно, эти факторы учитывало и население ташковской культуры, посел­ки которого устраивались на берегах рек и крупных проточных озер, наиболее перспективных для рыболовства.
Исследователи называют различное количество видов рыбы, свойственных водоемам бассейна Тобола. Однако представляется более существенным выде­ление только тех видов, которые имеют промысловое значение. Например, тай­мень обитает в реках этой системы, но в небольшом количестве. Повсеместно встречающаяся щиповка не употребляется в пищу из-за малых размеров. Соот­ветственно рыба такого рода не должна учитываться при характеристике древ­него рыболовства как не имеющая для него значения.
Наиболее распространенными в водоемах Нижнего Притоболья видами яв­ляются плотва, язь, пескарь, карась, щука, окунь, ерш, налим[10].
Наиболее крупной из перечисленных является щука. По сообщению Л.П. Сабанеева, для зауральских водоемов щуки весом в 16 кг не являются ред­костью. Эта рыба неприхотлива, прожорлива, ловится самыми разнообразными снастями практически круглый год[11]. Дж. Кларк отмечает, что щуки "легко по­падаются на крючок с живцом; их часто ловят также вершами ... их с успехом можно бить острогой и ловить с помощью силков". Однако пищевые качества этой рыбы он оценивает довольно низко[12].
Рыба других названных видов редко имеет вес больше 4 - 6 кг, в среднем взрослые особи весят 0,5 - 1 кг. Поскольку эта рыба также неприхотлива, ее ло­вят почти в любое время года, но особенно много весной, в период нереста, и осенью[13].
Важным является определение продуктивности рыболовства. Ю.Ф. Кирюшин и А.М. Малолетко приводят данные о том, что в таежной зоне Западной Сибири выход рыбопродукции составляет 40 - 50 кг на 1 га водной поверхности озер и проток. Это количество является нормой для сохранения экологического равновесия. По их подсчетам, семье из 8 - 10 человек требуется 10 - 12 т рыбы в год при условии, что она является основой рациона питания[14]. В.Т. Ковалева, М.Ю. Штадлер считают вполне корректным использовать эти расчеты для Нижнего Притоболья[15]. Озеро площадью 1,0 - 1,5 тыс. га может прокормить в год 40 - 50 человек, обеспечивая их 40 - 60 т рыбы. Таким обра­зом, в среднем в день рыболовы должны были добывать 110-160 кг. Эта цифра находит подтверждение у Л.П. Сабанеева, который сообщает, что на заураль­ских озерах в период нереста карасей вылавливали до 10 пудов (163,8 кг) ры­бы[16]. Вероятно, эта цифра является почти предельной для ежедневного лова.
Расчеты потребления рыбопродуктов Ю.Ф. Кирюшина и А.М. Малолетко строятся прежде всего на этнографических данных. Можно предложить другой способ определения значимости pыболовства для получения необходимого ко­личества продуктов питания. Основным гигиеническим требованием к пищево-
207
му рациону является соответствующий количественный и качественный состав. Калорийность потребляемой еды должна покрывать энергетические затраты ор­ганизма и содержать достаточное количество питательных веществ (белков, жиров, углеводов и т.д.). Энергетические затраты человека меняются в широких пределах в зависимости от возраста, состояния здоровья, интенсивности труда и т.д. Детям и пожилым людям необходимо в день менее 2000 ккал. Для взрос­лых требуется от 2200 до 4500 и более ккал[17]. Таким образом, средние энерге­тические затраты на одного жителя поселка можно оценить примерно в 3000 ккал (минимум - 2000, максимум - 4000). Калорийность усвояемого количества не очищенной от отходов пресноводной рыбы сравнительно небольшая. В среднем она может быть оценена в 380 - 400 ккал на 1 кг[18]. Вычислив ко­личество калорий, необходимых одному человеку в год, и разделив на калорий­ность 1 кг рыбы, можно установить, что при питании только рыбой одному человеку в год ее необходимо примерно 2800 - 3000 кг. Для удовлетворения по­требностей коллектива в 40 - 50 человек требуется вылавливать в день пример­но 400 кг рыбы. Такие объемы добычи, как показано выше, вряд ли возможны в водоемах Зауралья, не говоря уже о том, что они намного превышают эколо­гически рациональную норму. Таким образом, рыболовство могло обеспечить пищевые потребности коллектива до 50 человек не более чем на 50 - 60%, что полностью согласуется с подсчетами, основанными на этнографическом мате­риале.
Однако на поселениях ташковской культуры проживало большее количество людей. По расчетам В.Т. Ковалевой, на Ташково II жили не менее 70 человек[19]. Принимая ее методику расчетов, можно предположить, что население поселка ЮАО-ХIII должно было составлять примерно 100 - 120 человек. Эти цифры со­гласуются и с расчетами Н.Н. Козынцевой (см. статью в настоящем сборнике). В этом случае потребности в продуктах возрастают на фоне неизменившегося по­тенциала природной среды. При сравнении потенциального максимума добычи рыбы с объемом пищевых потребностей человека можно предположить, что рыболовство могло удовлетворить их для населения ташковской культуры на 11 - 30 %. Кроме того, нужно учесть и качество рыбной пищи. Рыба не может обеспечить человека всеми необходимыми элементами.
Как отмечает Л.П. Хлобыстин, группа более 50 человек, живущая за счет охоты и рыболовства, не может долго оставаться на одном месте. Происходит быстрое истощение окрестностей поселения, что заставляет его обитателей пе­реселяться на новое место или совершать большие переходы в поисках до­бычи[20]. Поселки ташковской культуры, возможно, существовали несколько лет. Расширять зону ведения хозяйства можно достаточно ограниченно, так как уро­вень развития транспортных средств вряд ли обеспечивал перемещение значительного количества добычи на большие расстояния. Можно предположить, что охота и собирательство не могли восполнить недостающие 70 - 90% требующихся продуктов питания. В Среднем Зауралье уже в энеолитическое время рыболовство было более стабильным источником средств существова-
208
ния. Как считают В.T. Ковалева и М.Ю. Штадлер, дополнительные пищевые ре­сурсы могли быть получены засчет освоения придомного скотоводства[21]. Веро­ятно, в данном случае это наиболее оптимальный способ решения проблемы добывании пищи.
Находки, связанные с добычей и обработкой рыбы, на памятниках ташков­ской культуры немногочисленны. Прежде всего это грузила для сетей. Фраг­менты рыбьих костей найдены в составе глиняной массы для производства на­лепов тиглей. Другой остеологический материал или орудия из органического сырья не сохраняются из-за специфики почв Нижнего Притоболья.
Население ташковской культуры использовало керамические грузила. В Нижнем Притоболье глина легко доступна, в отличие от камня. Следует отме­тить, что не все исследователи считают рассматриваемые изделия грузилами для рыболовных сетей. Например, по мнению Г.Ф. Коробковой, глиняные стержни с раздвоенными концами могли использоваться как моталки[22]. Однако, на наш взгляд, эта точка зрения требует дополнительной аргументации.
Можно выделить 4 типа грузил:
- с раздвоенными концами в виде слегка выгнутых и уплощенных стержней длиной 8-12 см, шириной 1,4-2 см, толщиной 1,2 - 1,6 см, весом 23 - 38 г, реже - 45-48 г. (рис. 1 – 1-2);
- с одним желобком, имеют форму слегка вытянутой и уплощенной сферы размером 2,9x3,7x4,2 см, весом 53 г и размером 2,3x3,9x4 см, весом 37 г (рис. 1-4);
- с двумя перекрещивающимися под прямым углом желобками, имеют фор­му параллелепипеда, небольшой размер - 2,5-3x3,8 см, толщину 1,6-2,1 см, вес 23 - 28 г и более крупные - 4x5 см, толщину 2,3, вес 62 г (рис. 1-3);
- сигаровидное длиной 15,2 см, диаметром до 2 см, весом 61 г (рис.1-5).
Распределение типов по памятникам неравномерное. На поселениях Ташко­во II и Иска III найдены грузила только с раздвоенными концами. На памятнике ЮАО-ХIII встречены все типы. Возможно, эта ситуация была обусловлена то­пографическим положением поселков. Система проточных Андреевских озер давала большие возможности для использования разнообразных способов лов­ли рыбы и, соответственно, различных снастей.
Грузила с раздвоенными концами появляются и получают распространение в энеолитических культурах Среднего Зауралья. М.Ф. Косарев связывает их преимущественно с комплексами липчинского типа[23]. Другие исследователи пытались соотнести форму керамических грузил с этапами развития культуры населения Зауралья и бассейна р. Конды[24]. Однако более аргументированным представляется мнение В.Т. Ковалевой, полагающей, что в настоящее время вряд ли стоит связывать грузила определенной формы с какой-то одной из за­уральских энеолитических культур[25]. Вероятно, использование грузил разных типов прежде всего связано с особенностями употреблявшихся снастей.
209
 
alt
 
Рис. 1. Керамические грузила: 1 - 5 - поселение ЮАО-ХIII
210
Грузила с желобками из глины и камня получают распространение у населе­ния культур развитого бронзового века Среднего Зауралья[26]. Можно предполо­жить, что ташковское население одним из первых стало использовать этот тип изделий. Возможно, их появление связано с каким-то усовершенствованием в технике лова или в орудиях рыболовства. Не исключено, учитывая тот факт, что большая их часть по весу в 1,5-2 раза больше традиционных грузил с раздво­енными концами, что их появление было обусловлено увеличением размеров сетей.
Судя по находкам на Шигирском торфянике, грузила с раздвоенными кон­цами либо непосредственно привязывались к нижнему концу сети (рис.2-2), ли­бо прикреплялись к деревянным кольцам. Последний способ был очень удобен, так как кольцо не давало грузику запутаться в ячейках (рис.2-1)[27]. Для привязы­вания грузил могли брать нити из растительных волокон, сосновые корни, лыко.

alt
 
Рис 2. Способы крепления глиняных грузил к сетям
(1 - по П.А.Дмитриеву; 2 - по Е.М.Берс)

Вероятно, размеры сетей зависели от типа водоема и применявшихся спо­собов ловли. Исходя из размеров распорок, найденных на Горбуновском, Вис­ском и литовских торфяниках, Р.К. Римантене считает, что средняя ширина сети была 0,6-0,7 м, иногда до 1,3 м. Судя по этнографическим данным, для актив­ного лова длина снасти могла быть в среднем 6 - 10 м и более 20 м - для пас­сивного. Активный способ в основном практиковался на озерах. В этом случае короткими узкими сетями окружали маленький участок водоема. Внутрь снасти рыба загонялась с помощью специальных колотушек или просто палок. Когда косяк заходил внутрь огороженного пространства, сеть замыкали распорками и таким мешком рыбу вытаскивали на берег[28]. При пассивном способе сеть вы-
211
ставляли на распорках, перегораживая ход рыбе. Такой способ был применим как на реках, так и на озерах.
Этнографические данные показывают разнообразие материалов, исполь­зующихся для изготовления нитей. Прежде всего это волокна растительного происхождения - лен, конопля, крапива, липовое лыко. Кроме того, применя­лись волосы, сухожильная нить. Наиболее вероятным материалом, используе­мым населением ташковской культуры, могло быть крапивное волокно. При трасологическом анализе каменного инвентаря поселения Ташково II Г.Ф. Коробковой были выделены ножи для срезания растений с твердым стеб­лем, возможно крапивы. На концах грузил с раздвоенными концами ею были найдены следы от грубой нити растительного происхождения[29]. Производство пряжи документируется находками пряслиц на том же поселении. Однако сети, сделанные из растительных волокон, недолговечны. Если волосяная снасть при ежегодном ремонте может прослужить около 10 лет, то сети из пеньки, льна, крапивы подвержены гниению. Зимой, извлеченные из воды, быстро замерзают и становятся хрупкими. Срок эксплуатации подобных сетей исследователи оце­нивают в 1,5 - 2 года[30].
Лов рыбы сетями осуществлялся как в летнее время, так и зимой. По этнографическим данным, для подледного лова вырубают ряд прорубей и с помо­щью шеста сеть последовательно протягивают от одной полыньи к другой, ус­танавливая ее на всю длину[31].
В летнее время для установки сетей должен был использоваться водный транспорт (лодка или плот). Остатки лодок, плотов, весел известны в материа­лах Шигирского и Горбуновского торфяников в горно-лесной части Зауралья. Аналогичные весла были найдены в торфянике на озере Андреевском в конце прошлого века[32].
Можно предположить, что население ташковской культуры использовало и другие способы ловли рыбы - запоры, ловушки, битье из лука, крючки и т.п., свидетельств о которых не сохранилось. Об их применении можно судить по косвенным данным. Например, переймы системы Андреевских озер были удоб­ны для запорного лова. Вероятно, наибольшее значение для хозяйства имели сетевой и запорный лов. В зимнее время значение сетей еще более возрастало, так как другие способы могли применяться ограниченно, а водоемы Нижнего Притоболья даже в теплые зимы с конца октября - ноября по февраль - март покрыты льдом.
На полностью раскопанных поселениях грузила и их фрагменты встречены практически во всех жилищах. Вероятно, лов рыбы осуществлялся отдельными семьями для удовлетворения собственных потребностей. Однако строительство запоров требовало более широкой кооперации трудовых усилий.
Интересен вопрос о способах употребления рыбы. Рыболовство может иметь существенное значение только при условии заготовки значительного ко­личества добычи впрок. В зимнее время рыба легко сохраняется в заморожен-
212
ном виде. В другие сезоны нужно было использовать различные способы кон­сервации.
Одними из наиболее простых и, вероятно, древнейших способов сохранения улова были вяление, сушка и жаренье. У якутов во время большого улова кара­сей их жарят на рожнах - тонких заостренных деревянных палочках. Жаренье осуществляется над раскаленными углями лиственных пород, чтобы рыба не пропиталась вкусом смолы. Рыбу предварительно потрошат. Такие заготовки хорошо сохраняются в летнее время[33].
Эвенки сушили и вялили рыбу на специальном навесе на солнце в ветреный день. Для вяления ее чистили, разрезали на длинные плоские пласты. Затем де­лали надрезы елочкой с внутренней стороны и коптили на специальном дымо­куре. Слегка прокопченные пласты провяливали на солнце. Вялению похожим способом они подвергали и икру[34]. Ю.Ф. Кирюшин, А.М. Малолетко пишут о распространенном в Васюганье способе сушки рыбы и измельчении ее в муку[35].
Судя по этнографическим данным, варили рыбу сравнительно редко. В ос­новном ее добавляли к мясу в конце варки, чтобы она не разваривалась[36].
В древности часто использовались и рыбьи отбросы, из которых вываривали жир. Его могли использовать для жаренья других продуктов, употребляли сме­шивая с измельченной икрой или рыбой[37].
Кроме питания рыбопродукты могли использоваться и в других сферах жиз­ни и хозяйства. Как упоминалось выше, высушенные и размельченные кости добавлялись в глиняное тесто для изготовления налепов на тигли. Их примене­ние, вероятно, способствовало поддержанию стабильного теплового режима при плавке металла за счет высокой теплоемкости кости и малого коэффициен­та теплового расширения[38].
Также можно предположить изготовление рыбьего клея. И.Д. Сирелиусом описаны различные способы его производства остяками и вогулами. Плава­тельные пузыри, глаза, чешую длительное время варят в воде до ее выпарива­ния. Икру щуки сушат, измельчают и при необходимости размачивают[39].
Таким образом высокая степень хозяйственного рационализма, присущая древним людям, и необходимость максимального полного использования до­вольно ограниченных средств существования приводили к практически полной утилизации добычи.
Обеспечивая до 1/3 пищевых потребностей населения ташковской культуры, рыболовство было важной отраслью хозяйства. Рост численности населения опережал потенциальные возможности природной среды. Значимость рыболов­ства уменьшалась по сравнению с энеолитическим временем. Однако уровень развития производящих форм, прежде всего в сфере получения продуктов пи­тания, не позволял отказаться от активного ведения присваивающих отраслей. Возможно, особая роль рыбной ловли была обусловлена большей степенью стабильности, чем охота. Кроме того, в отличие от охоты эта отрасль не требо­вала длительных отлучек с поселения (памятники расположены на берегах во­доемов), она менее трудоемка. Возможно, развитие рыболовства способствова-
213

ло раннему освоению населением Нижнего Притоболья элементов производя­щей экономики. Как считает М.Ф.Косарев, ранние формы производящего хо­зяйства могут появляться в тех местах, где есть условия для оседлости, обес­печенные наличием стабильного рыболовческого продукта[40].

[1] См.: Дмитриев П. А. Охота и рыболовство в восточно-уральском родовом строе // Изв. ГАИМК. М.;Л., 1934. Вып. 106. С. 183 – 203; Он же. Культура населения Среднего Зауралья в эпоху бронзы // МИА. М., 1951. № 21. С.18 - 19.
[2] См.: Косарев М.Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М.,1981. С.216 - 220; Косарев М.Ф. Древняя история Западной Сибири: Человек и природная среда. М., 1991. С.53 - 69.
[3] См.: Эверстов С.И. Рыболовство в Сибири: Каменный век. Новосибирск, 1988. С.26 -29.
[4] См.: Ковалева В. Т., Рыжкова О.В. Проблема перехода от энеолита к бронзовому веку в лесном Зауралье // Поздний энеолит и культуры ранней бронзы лесной полосы европейской части СССР. Йошкар-Ола, 1991. С.25; Ковалева В. Т. Взаимодействие культур и этносов по материалам археологии: Поселение Ташково II. Екатеринбург, 1997. С.25.
[5] См.: Koвaлeвa В.Т., Штадлер М.Ю. Палеоэкономическая реконструкция поселения раннебронзового времени // Становление и развитие производящего хозяйства на Урале. Свердловск, 1989. С.158 - 160.
[6] См.: Ковалева В.Т. Взаимодействие культур и этносов ... С.6 - 7.
[7] См.: Цеханович Ю.В. Рыбы Урала // Природа Урала. Свердловск, 1936. С.202.
[8] См.: Там же. С.217-219;
[9] См.: Там же. С.229-231.
[10] См.: Там же С.230.
[11] См.: Сабанеев Л.П. Рыбы России. М., 1993. T. l. C.310 - 370.
[12] Кларк Дж. Доисторическая Европа. М.,Л., 1953. С.54.
[13] См.: Сабанаев Л.П. Рыбы России. T.1. C.20 – 35; Он же. Рыбы России. М, 1993. Т.2. 98 - 102, 203 -205.
[14] См.: Косарев М.Ф. Бронзовый век ... С.215. Кирюишн Ю.Ф., Малолетко A.M. Бронзо­вый век Васюганья. Томск, 1979. С. 127 - 128.
[15] См.: Koвaлeвa В.Т., Штадлер М.Ю. Палеоэкономическая реконструкция... С.159.
[16] См.: Сабанеев Л.П. Рыбы России. Т.2. С.101.
[17] См.: Барченко И.П., Ванхонен В.Д., Чистякова A.M. Рациональное питание и основные гигиенические требования к его организации: Гигиенические требования к количественному составу рационов питания различных групп населения. Донецк, 1965. С.5 - 8.
[18] См.: Таблицы химического состава и питательной ценности пищевых продуктов/ Под ред. Ф.Е.Будагина. М., 1961. С.173 - 177.
[19] См.: Ковалева В.Т. Взаимодействие культур и этносов ... С.50.
[20] См.: Хлобыстин Л.П. Проблемы социологии неолита Северной Евразии// Охотники, собиратели, рыболовы. Л., 1972. С.32.
[21]См.: Ковалева В.Т., Штадлер М.Ю. Палеоэкономическая реконструкция... С.160.
[22] См.: Ковалева В.Т. Взаимодействие культур и этносов ... С.31.
[23] См.: Косарев М.Ф. Бронзовый век ... С 43.
[24] См.: Визгалов Г.П., Фильчаков Е.Г. О рыболовстве древнего населения бассейна Кон­ды эпохи раннего металла// Социально экономические проблемы древней истории Западной Сибири. Тобольск, 1988.
214
[25] См.: Ковалева В.Т. Энеолит Среднего Зауралья: Андреевская культура. Екатеринбург, 1995. С.26.
[26] См.: Косарев М.Ф. Бронзовый век... С.111 – 162.
[27] См.: Дмитриев П.А. Охота и рыболовство ... С.198; Дмитриев П.А. Культура населе­ния Среднего Зауралья ... С. 19; Берс Е.М. Археологическая карта г. Свердловска и его окре­стностей// МИА. М., 1951. № 21.С. 193.
[28] См.: Римантене Р.К. Озерное рыболовство и морская охота в каменном веке Литвы// Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита - раннего металла в лесной и лесостеп­ной зоне Восточной Европы. Л., 1991. С.77 - 78.
[29] См.: Ковалева В.Т. Взаимодействие культур и этносов ... С. 34,43.
[30] См.: Римантене Р.К. Озерное рыболовство ... С.73; Эверстов С.И. Рыболовство в Си­бири. С.ЗЗ.
[31] См.: Попов А.А. Нганасаны. М.;Л., 1948. С.47.
[32] См.: Дмитриев П.А. Шигирская культура на восточном склоне Урала// МИА. М., 1951. № 21.С.56-57.
[33] См.: Блюда народов Якутии. Якутск, 1991. С.71 - 73.
[34] См.: Там же. С.145, 166.
[35] См.: Кирюшин Ю.Ф., Малолетко A.M. Бронзовый век Васюганья. С. 127 - 128.
[36] См.: Попов А.А. Нганасаны. С.101.
[37] См.: Там же.
[38] См.: Ковалева В.Т. Взаимодействие культур и этносов... С 42; Эверстов С.И. Рыболов­ство в Сибири. С. 10.
[39] См.: Сирелиус И.Д. Домашние ремесла остяков и вогулов// Ежегодник Тобольского гу­бернского музея. Тобольск, 1906. Вып. 16. С. 56 – 57.
[40] См.: Косарев М.Ф. Древняя история Западной Сибири... С.69.
215

ПУБЛИКАЦИЯ: Шаманаев А.В., Симонов А.В. Рыболовство населения ташковской культуры // Вопросы археологии Урала. Сборник научных трудов. Екатеринбург, 1998. Вып. 23. С. 205-215.
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Чернецов А. В., Куза А. В., Кирьянова Н. А. Земледелие и промыслы (Раздел Рыболовство)
Рыболовство. История рыбного промысла, рассматриваемая в плане общих закономерностей развития... Читать далее...

Публикации

Лебедев В.Д. Материалы по промысловой ихтиофауне городищ рек Десны и Сейма
Изучение ископаемых остатков рыб из древних поселений человека имеет большое... Читать далее...

Публикации

Татауров С.Ф. Рыболовство у населения Нижнетарского археологического микрорайона
Исследования археологических памятников Нижнетарского археологического микрорайона и этнографическое изучение проживающих... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Бронзовый и ранний железный века Шаманаев А.В., Симонов А.В. Рыболовство населения ташковской культуры