gototop

Новые статьи

Самарцев Л. Удильщики и их организация
  В нашей стране любительское рыболовство стало едва ли не самым массовым видом спорта. Если бы удалось учесть всех удильщиков, получилась... Читать далее...
Колобова Б.А. Рыбное хозяйство Ханты-Мансийского автономного округа и Нижневартовского района в предвоенные годы и годы войны
Сибирь издавна славилась огромными рыбными богатствами. В хозяйстве народов Западной Сибири рыболовство занимало одно из важнейших мест. Многочисленные особенности ведения... Читать далее...
Крижевская Л.Я. Некоторые данные о рыболовстве эпохи мезолита – энеолита в степном и Урало-Поволжском районах РСФСР
Как известно, рыболовство являлось в каменном веке одной из наиболее важных отраслей хозяйства. Ему посвящены многочисленные исследования как общего, так... Читать далее...

Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э.

В первые века н.э. боспорский город Тиритака был довольно крупным центром по добыче и переработке рыбы. За всю историю раскопок этого поселения было открыто 9 комплексов рыбозасолочных цистерн (КРЦ). 7 комплексов были исследованы во второй трети XX в. [Гайдукевич, 1952, с.15; Марти, 1941, с.11]. и еще2 комплекса в 2004 г. [Зинько В., Пономарев, Зинько А., 2005]. Интересен тот факт, что в середине III в. н.э. большая часть рыбозасолочных цистерн была заброшена, и лишь немногие впоследствии были перестроены и в дальнейшем использовались [Гайдукевич, 1952, с.33].
Дату запустения рыбозасолочных ванн можно определить по комплексному анализу находок из заполнения цистерн, причем основными датирующими материалами являются краснолаковая керамика и монеты. Большая часть краснолаковой керамики, найденной в тиритакских рыбозасолочных цистернах, датируются II — серединой III вв.н.э. [Гайдукевич, 1952. с.33,49,58]. Т.Н. Книпович, которая занималась датировкой краснолаковой посуды из Тиритаки и Мирмекия, эти формы — тип 14(М), тип 9А(Т), тип 13(Т), тип 20(Т) (по Книпович), датировала I — первой половиной III в.н.э. [Книпович, 1952, с.314,317]. Ближайшую аналогию находим на городище Илурат: тип 29, тип 35, тип 39, тип 44; эти формы датируются III — серединой III в.н.э. [Силантьева, 1958, с.297,299, 300,302]. Схожие формы краснолаковой посуды найдены в Нимфее, это форма 5 и форма 6, датируемые второй половиной I — серединой III вв.н.э. [Домжальский, Чистов, 2003, с.14]. Идентичные краснолаковые формы найдены в комплексах I — III в.н.э. в Херсонесе и его окрестностях [Кленина, 2004, с.39,40,44; Ковалевская, 1998, с.96]. Эти же формы широко представлены на городищах и в могильниках Юго-Западного Крыма в комплексах не
106
позднее конца II —  первой половины III в.н э. [Зайцев, 1997. с.102-108: Труфанов, 1998, с.141].
Количество монет, найденных в тиритакских рыбозасолочных цистернах в 30-х гг. — 40-х гг. XX в., не велико. Это, в основном, монеты Рискупорида III (210-226гг.), Рискупорида V (244г.), Савромата I (конец I в.н.э.), Савромат III (III в.н.э.), Ининфомея, а также более поздние монеты Рискупорида IV (конец III IV вв. н.э.) [Гайдукевич, 1952, с.30,33,57,61]. В рыбозасолочном комплексе, раскопанном в 2004 г. на Тиритаке, было обнаружено четыре монеты. К сожалению, лишь одна монета была определена — это монета Рескупорида IV 264 года, а остальные плохой сохранности [Зинько В., Пономарев. Зинько А., 2005].
Рассмотрев вещевой материал из рыбозасолочных цистерн, можно констатировать, что где-то в середине — второй половине III в.н.э. они по каким-то причинам были заброшены, и некоторые из них какой-то промежуток времени просто не использовались и даже в ряде случаев не чистились для приема рыбы новой путины. С чем связаны эти события в середине — второй половине III в.н.э. в боспорском городе Тиритака? Существует несколько вариантов интерпретации событий, происходивших в это время на территории Боспорского царства.
Большая часть исследователей видят причину гибели тиритакских рыбозасолочных цистерн в нашествии варварских племен на Босфор в середине III в.н.э. Так, В.Ф. Гайдукевич считает, что бораны вышли к берегам Азовского моря и овладели Танаисом, тогда же нависла опасность и над главнейшими жизненными центрами Боспора в районе Керченского пролива [Гайдукевич, 1949, с.443]. Правящие круги Боспора решили идти на соглашение с вторгшимися в пределы государства варварами. В силу этого соглашения бораны получили возможность свободного прохода через пролив из Азовского в Черное мере, причем Боспор брал на себя обязательство предоставить свой флот для транспортировки варваров в другие районы Черного моря [Гайдукевич, 1949, с.444].
Факт предоставления кораблей варварам подтверждается письменными источниками. Анализ сообщений древних авторов позволил Э.А. Хайрединовой утверждать, что в середине 50-х гг. III в.н.э. на территории Боспорского царства появились бораны и готы, а в конце 60-х гг. III в.н.э. — герулы, которые использовали боспорский флот для походов в Малую Азию и на Балканский полуостров [Хайрединова, 1994, с.523].
Данные письменных источников как будто бы подтверждаются археологическими раскопками, хотя материала, связанного с герман-
107
цами, нападавшими на Боспор в середине ‑ третьей четверти III в. н.э. Присутствие варваров на Керченском полуострове подтверждает тот факт, что вследствие походов часть германских племен расселилась на Боспоре [Айбабин, 1990, с.66; Амброз, 1992, с.85].
Однако, находки и характер их залегания в слоях заполнения позволяют сделать вывод, что тиритакские рыбозасолочные цистерны были запущены, а не разрушены, в середине — второй половине III в.н.э. Запустение рыбозасолочных комплексов, несомненно, связано с нашествием германских племен на Боспор, использовавших гавани этого государства для своих дальнейших морских грабительских набегов. Существует мнение, что германцев не интересовали малые города и поселения Боспора [Айбабин, 1999, с.33], но вторжение варваров не прошло и для них бесследно. Можно предположить, что боспорский город Тиритака со своим морским портом являлся одним из пунктов сбора варваров для дальнейшего похода в Малую Азию. Рыбный промысел был основным источником дохода для жителей Тиритаки, и, естественно, город обладал достаточным количеством кораблей, а это, в свою очередь, не могло быть не замечено варварами. Крупные корабли, вместе с командами из местных жителей, были отданы готовящимся к походу боранам и готам — это и привело к временному оттоку населения, занятого в промысле боспорской рыбы, и как следствие — к запустению рыбоперерабатывающих комплексов.
В тоже время, на основе изученных письменных источников А.И. Айбабин пришел к выводу, что среди городов империи, которые подверглись нападению германцев, ни Боспор ни Херсон как пострадавшие города не указываются [Айбабин, 1999, с.37]. Исследователь склоняется к мнению о том, что, перерезав морские коммуникации, германцы нанесли сильный урон экономике Боспора и Херсона, а это привело во второй половине III в.н.э. к ликвидации крупных комплексов по переработки рыбы в Мирмекии и Тиритаке из-за прекращения рыболовства [Айбабин, 1999, с.37]. Судя по всему, боспорцы в таких условиях не могли поставлять соленую и вяленую рыбу в места расквартирования римских легионов в Малой Азии и на Балканах.
В последние годы появилась также версия о влиянии природного фактора на разрушения в поселениях Боспора, в том числе и тиритакских рыбозасолочных комплексов. К.И. Винокуров и А.А Никонов отмечают, что на целом ряде строительных останков Тиритаки III в.н.э. прослежены следы сильных разрушений, и относить разрушения цистерн за счет действия варваров вообще, а тем более при сохранности их содержимого, представляется необоснованным [Винокуров, 2002, с.37; Винокуров, Никонов, 2004, с. 100]. При этом исследовате-
108
ли ссылаются лишь на открытый и исследованный
Марти большой рыбозасолочный комплекс из 16 рыбозасолочных цистерн, в четырех из которых были обнаружены слежавшиеся рыбные кости, что, как будто, свидетельствует о внезапности происшедших событий [Винокуров, Никонов, 2004, с. 100]. По мнению Н.В. Винокурова и А.А. Никонова, следы сильных разрушении фиксируются на всех без исключения памятниках Боспора III в.н.э., а реальные следы военных действий и вражеских нашествий в это время не зафиксированы, но обнаружены несомненные признаки именно сейсмических разрушений [Винокуров Никонов, 2004, с. 101].
В 2004 г. на Тиритаки был раскопан рыбозасолочный комплекс, состоящий из трех ванн, нескольких помещений и двора. В ходе зачистки в северной цистерне был обнаружен слой сцементировавшихся останков рыбы — керченской сельди [Зинько. В., Пономарев, Зинько А., 2005]. Интересен тот факт, что слой спрессованной рыбы в цистернах не содержал в себе никакого археологического материала. Если на Тиритаке во второй половине III в.н.э. происходит землетрясение, как утверждают Н.В. Винокурова и А.А. Никонова. причем внезапно, то почему же слой рыбы не содержит в себе следов разрушения? Мы знаем, что зачастую рыбозасолочные цистерны имели черепичную кровлю [Гайдукевич, 1952, с.31], и после землетрясения в цистерне слой рыбы должен был смешаться с рухнувшей крышей и стенами, а в данном случае мы имеем хорошо спрессованный, чистый слой рыбных останков. Кроме этого, все открытые строительные остатки, в том числе и цистерны, которые впоследствии были заброшены и не использовались, не носят следов каких-либо тектонических подвижек. Исходя из этого, мнение о землетрясении, которое якобы повело за собой разрушения рыбозасолочных цистерн на Тиритаки, следует считать не аргументированным. Обнаруженный слой спрессованной рыбы подтверждает как раз то, что цистерна не была разрушена, а была заброшена. И если предположить, что корабли из Тиритаки вместе с командами были отданы варварам, то цистерну просто не вычистили после последнего использования, потому что ее нечем было заполнить, лов рыбы был прекращен. Конечно же, с течением времени рыбный промысел на Тиритаке восстанавливается, но уже не в таких масштабах, как раньше [Гайдукевич, 1952. с.61]. Это как раз подтверждают те немногочисленные цистерны, которые были перестроены для дальнейшего использования в конце III — IV вв.н.э.
109
 
ЛИТЕРАТУРА
Амброз А.К. Боспор. Хронология раннесредневековых древностей // Боспорский сборник. М., 1992. — Вып.1.
Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // МАИЭТ. — Симферополь, 1991. — Вып.1. — С.
Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма — Симферополь: ДАР. — 1999. ‑ 352 с.
Болгов Н.Н. Закат античного Боспора // — Белгород, 1996. — С. 180.
Винокуров В.Н. Антропогенные и природные факторы системного кризиса Боспорской государственности во второй половине III в.н.э. // Боспорские чтения. — Керчь, 2002. — Вып.III. — С. 36.
Винокуров В.Н., Никонов А.А. Тотальные разрушения второй половины III в. н.э. на Боспоре как хронологический репер // Боспорский феномен: проблемы хронологии и датировки памятников. — С.-П., 2004. С.95.
Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.-Л., 1949.
Гайдукевич В.Ф. Раскопки Тиритаки в 1935 — 1940 гг. // МИА. ‑ М.‑Л., 1952. ‑ С.16.
Домжальский К., Чистов Д.Е. Итоги работ на участке «Н» (1994-1998). // Материалы Нимфейской экспедиции. Вып.1., — С.—П., 2003. — С.3.
Зайцев Ю.П. Охранные исследования в Симферопольском, Белогорском и Бахчисарайском районах // Археологические исследования в Крыму, 1994 г., — Симферополь, 1997., — С. 102-116.
Зинько В., Пономарев, Зинько А. Археологiчнi вiдкриття в Украiнi 2004 р. // Киев, 2005.
Кленина Е. Ю. Керамические сосуды II — III в.н.э. из усадьбы «Близнецы» // Poznan, 2004, ‑ С.112.
Книпович Т.Н. Краснолаковая керамика первых веков н.э. из раскопок боспорской экспедиции 1935-1940гг. //МИА. ‑ М.‑Л.1952. С.288.
Ковалевская Л.А. Керамический комплекс конца II — первой половины III вв.н.э. из раскопок виллы 341 // Херсонесский сборник IX, ‑ Севастополь, 1998. — С. 89-99.
Марти Ю.Ю. Городские крепостные стены Тиритака и прилегающий комплекс рыбозасолочных ванн. //МИА. ‑ М.‑Л..1952.С.11.
Силантьева Л.Ф. Краснолаковая керамика из раскопок Илурата. // МИА.85 – М.—Л.1958. ‑ С.283.
Труфанов А.А. Вырубной склеп из позднескифского могильника у с. Брянское в Юго-Западном Крыму // Херсонесский сборник IX., — Севастополь, 1998. — С.141-145.
110
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э. // Боспорские чтения. Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Периоды дестабилизации и катастроф. Вып.VI. Керчь, 2005. С. 106-110.
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Тарасов И.И. К типологии средневековых рыболовных блесен
Современная классификация средневековых рыболовных орудий основана не по внешним, формальным... Читать далее...

Публикации

Цепкин Е.А. Остатки рыб из пещеры Кударо I
Изучение четвертичной фауны рыб по костным остаткам из раскопок археологических... Читать далее...

Публикации

Татауров С.Ф. Рыболовство у населения Нижнетарского археологического микрорайона
Исследования археологических памятников Нижнетарского археологического микрорайона и этнографическое изучение проживающих... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Бронзовый и ранний железный века Зинько А.В. Кризис рыболовного промысла в боспорском городе Тиритака во второй половине III в. н. э.