gototop

Новые статьи

Калечиц Е.Г. Древние орудия рыболовства Посожья
Восточная Белоруссия имеет исключительно разветвленную речную сеть. Пойма р. Сожа имеет множество стариц и затонов. Не случайно эта территория была... Читать далее...
Рыболовство на озере Лаче в Каргопольском уезде
(Начало, № 43) I. Озеро Лаче, лежащее на южной оконечности Каргопольскаго уезда, близь границы Новгородской губернии, есть самое большое из всех озер, в... Читать далее...
Новиков А. Г., Горюнова О. И. Древнее рыболовство на Байкале (по материалам многослойных поселений периода мезолита - бронзового века)
 Введение Байкал — это самое глубокое озеро, содержащее 22% мировых запасов пресной воды. Его природные богатства издревле привлекали к себе внимание... Читать далее...

Платонов А.Г. 405 лет рыбному промыслу в Хвалынском крае

В 2008 году исполняется 405 лет, как на волжских просторах в Хвалынском крае начался рыбный промысел, о котором имеются исторические сведения.
 
Первыми рыбаками, раскинувшими свои рыбацкие хижины на берегу воложки, на месте северной части нынешнего города Хвалынска, в 1603 году были ясачные крестьяне, поставлявшие рыбу к царскому столу, чем они и занимались на протяжении 93 лет.
В XVII веке главными рыболовами на Волге, а вместе и колонизаторами, явились монастыри, которых притягивал к себе волжский мир богатством и разнообразием водного царства.
На границе средней и нижней Волги первым юридическое право рыбной ловли в Волге получил Московский Чудов монастырь, жалованной ему Грамотой Царя В.И. Шуйского от 5 февраля 1606 года: «…в тихих Сосновских водах, от Чернаго Затону вниз реки Волги на 45 верст, до устья Елань-Иргиза» (45 верст равно 97,2 км, - в то время применялась межевая верста, равна 2,16 км). Это произошло через полвека с момента создания на Сосновом острове русского сторожевого пункта — предшественника г. Хвалынска.
 
alt
 
Одними из первых для лова рыбы использовались всевозможные ловушки, большое распространение их вследствие хорошей уловистости, дешевизны и возможности изготовления из местных материалов. К примеру котцы, - изготавливали их из тростника, камыша, прутьев ивы, дранки: связывали стенку с просветами 18–20 мм для выхода молоди и заворачивая концы стенки петлями, создавая полость для скопления рыбы. Высота стенки зависела от глубины водоема, ловили ими и летом, и зимой.
С распространением сетного полотна стали применять вентеря (фитиль, жак, крылена), мерёжи. Мерёжи - сетяные ловушки, устроенные по принципу вентеря. Они отличались от вентерей большими размерами, длинными - одним или двумя - крыльями и дополнительными, направляющими рыбу, стенками.
По островам, перед половодьем, устраивали заплёты: над затопляемой территорией делали плетни ломанной линии, в каждом изломе которой оставляли определенной величины окошки, или ворота. Как только разольется вода и начнется ход рыбы, в ворота заплётов ставили кужи, особого рода мерёжи с горлом, натянутым на остов из ветвей, имеющий форму кувшина. Ломанная линия заплёта позволяла расставлять кужи в ту или другую сторону отверстиями, так что с какой бы стороны ни пошла рыба, она непременно должна попасть в кужу. Улов рыбы в эти снасти годами бывал очень большой: попадали большие от 6 до 9 фунтов (2,5–3,6 кг) лещи, язи, голавли; щуки до 25 фунтов (10,2 кг), окуни и прочая рыба.
По окончании половодья начинался лов стерляди канатами. Изготовлялась снасть из свитых в канат черемуховых веток, в три пряди, — длиной от 40 до 45 сажень (85–96 м).
 
alt
 
Свивание веток в канат выполнялось с помощью деревянных барабанов с одного конца и деревянных крючьев — с другого, закручивающие отдельные пряди с другими. Такой канат имел значительную прочность, дешев и быстро изготавливался.
 
alt
 
На глубоких местах Волги, известных рыбакам по стерляжьему ходу, ставился канат следующим образом: один конец его прикреплялся к берегу, другой с деревянным трехрогим якорем, между рогами которого привязаны камни, завозился в реку на лодке. Затем, на черемуховых же поводках, скрученных в две пряди, прикреплялись к канату ветвяные кужи, сплетенные редкой вязкою из тоненьких прутиков ветлы. Таких куж на каждый канат привязывалось не менее шести и не более восьми штук, на двухаршинном друг от друга расстоянии. Течением их прижимало ко дну очень плотно, и стерлядь, стремящаяся в своем ходе против течения, заходила в эти кувшины. Канаты осматривали с лодки. Были времена, когда стерлядь ловилась в канаты в огромном количестве: не по одному десятку за раз вытаскивали из одной кужи. Кстати: в те далекие времена, обилие стерляди в Волге нашло и еще другое ее применение — шкурка снималась с рыбы, сушилась на солнце и ее использовали для шлифования древесины при изготовлении мебели. С тех времен и прижилось название «шкурка» для наждачной бумаги.
 
alt
 
Благородная рыба и зернистая икра регулярно поставлялись для царского стола, в дом Патриарха. Простой люд довольствовался обычной рыбой и паюсной икрой.
Во второй половине XVII века среди российской экспортной продукции: икра, клей (рыбный) — большое количество которого изготовляли на берегах Волги из белуг, осетров, севрюг; вывоз бывал довольно значительный в другие государства, особенно в Италию.
 
alt
 
Во все времена промыслового лова рыбы были распространены, и используются по сей день, так называемые объячеивающие рыбу орудия лова: ставные и плавные сети. Эти сети так же называются жаберными, потому что рыба в них путается жаберными крышками. Сети подразделяются на одностенные, двухстенные и трехстенные. С начала применения сетей и до изобретения капроновой нити, для сетного полотна применялись льняные и хлопчатобумажные нитки. Сетное полотно (дель) сажается на подборы (верхний и нижний) из шнуров. Поплавки (балберы), которые ставятся на верхний подбор, раньше делали из осокоря (чаще всего), осины, липы, пучков камыша или тростника. В качестве грузил на нижнюю подбору применяли обожженную глину, камни.
 
alt
 
В конце XVII века цены на Московских рынках на рыбную продукцию (по данным Книги Московской большой таможни «Записная мелочных товаров» за февраль–май 1694 г.) были: речная частиковая рыба за 1 кг — 0,7–0,8 коп., стерлядь — 1,3–2,1 коп., икра — 10 коп., осетр — 24–32 коп. за штуку, белуга — 50 коп./шт.
Пища рыбаков преимущественно состояла из рыбы. Основными блюдами являлись уха и кавардак — блюдо подобие каши. Ловцы рыбы вообще всегда отличались искусством варить уху и готовить рыбные блюда. Кавардак готовили одновременно с ухой: «в одном котелке варится уха, в другом засыпано просо с небольшим количеством воды. По мере того, как из стерляди, положенной для ухи очень щедрою рукой, выкипает жир, его снимают и кладут в кашу, заботясь в прочем о том, чтобы и уха осталась жирна. Потом вынимают несколько жирных частей уварившейся стерляди, растирают ее ложкой, затем смешивают с кашей и дают ей поджарится на огне до красна. Приготовив кушанье, ловец сливает бульон ухи в особенную чашку, крошит в нее хлеб и таким образом придает бульону кислоту».
 
alt
 
Широкое распространение в рыболовном промысле получили отцеживающие рыбу орудия лова: волокуша, невод и в последствии, когда появились моторные суда, — трал. Средняя длина волокуши была 60 метров. Самое распространенное и уловистое орудие — невод, шили которые разных размеров, длиной от 100 до 500 и высотой от 4 до 10 метров. Размер невода зависел от облавливаемого водоема и средств вываживания: силами самих рыбаков, с применением воротов или с использованием лошадей, волов.
Лов осетровых на Волге начинался с началом убыли воды после весеннего разлива, когда обнажались песчаные берега островов и пески коренных берегов — места, где рыбаки обычно устраивали свои станы. Взглянув на рыболовецкий стан, никто бы не подумал, что здесь живет человек целую половину года: терпит и зной, и сырость, под конец осени и стужу.
 
alt
 
Стан это причаленные к берегу несколько лодок, шалашики, сделанные из тальника, козлы на которых развешены сети и крючковые снасти; тагарки — треножник из жердочек, с подвешенным к нему котелком, в котором варится пища; чечни в воде (сплетенные из тальника корзины в виде усеченного конуса, с крышкой) для мелкой живой рыбы; такие же чечни на берегу для хранения хозяйственных и продовольственных припасов; котел, врытый в землю, над которым вечно вьется дымок и в котором варятся дубовые прутья и кора для дубления снастей и сетей, для предохранения последних от гниения; груды осокоревой коры для изготовления поплавков и среди всей этой обстановки несколько групп рыбаков, из которых: одни вяжут сети, другие точат крючки, третьи из тальника плетут самоловки (верши, ванды) для ловли мелкой рыбы для наживки или вырезают поплавки для сетей, — а кругом голый песок, из которого торчат ветки тальника.
Всякий хозяин, снявший воды, имеет у себя работников — ловцов, которые обязаны ловить рыбу от вскрытия до замерзания Волги, — такие ловцы назывались вселетними. Они нанимались к хозяину за определенную плату и, не имея своих, вели лов хозяйскими снастями. Другие ловцы, напротив, покупали у хозяина право ловить в его водах осетровых рыб на своих лодках и своими снастями, но, как правило не имеющие денег, брали их в долг у хозяина и расплачивались выловленной рыбой по условленной цене с пуда. Эта сумма называлась укол, а ловцы, нанявшиеся таким образом, — ловцами на укол. Жили эти ловцы отдельно, но недалеко от стана хозяина.
 
alt
 
Осетровых главным образом ловили плавными сетями и крючковыми самоловными снастями: пучковой и шашковой. Крючковые самоловные снасти, на которые рыбы накалывались, задевая за острия крючков, уже тогда были запрещенными, но допускались для использования в промысловом лове под строгим контролем полиции. Шашковая снасть была широко распространена и ею в основном ловили стерлядь, в некоторых местностях она была единственным средством для прокормления рыбака. Основной же вылов осетровых рыб был плавными сетями, — способ лова — самосплавом.
Выловленную рыбу сажали на кукан и привязывали к лодке, по прибытии на стан живую рыбу помещали в садки. В некоторых местах пойманную рыбу сначала выпускали в заструги или колдыбани, где рыбе давали несколько дней отдохнуть, а потом пересаживали в садки. Заструги — заливчики в береговых песках, в которых после весеннего разлива остается вода, перегораживали, чтобы закрыть для рыбы выход в Волгу. Садки были естественные — это озера, и искусственные — пруды, вырытые на проточных ручьях, и деревянные большие срубы, установленные в самой Волге. В озерах и прудах рыба сохранялась лучше и до самой осени.
Каждый ловец на укол, сажая свою рыбу в садок, ставил на ней метку: один обрезал два уса, другой — три, третий отрубал хвостовой плавник и т.п. По этим меткам узнавали, кем рыба поймана при расчете с хозяином.
В садках рыбу держали до первых зимних морозов: тогда она вынималась из них, замораживалась и отправлялась в Москву. Из озер и прудов рыбу вылавливали неводом уже зимой.
Красная рыба солилась на продажу в незначительном количестве и только для местного употребления. Летом солилась только уснувшая рыба. Купцы, находили более выгодным, пускать рыбу в продажу свежей.
Рыба половину года составляла у населения обычную пищу. По способу приготовления рыба была: свежая, вяленая, сухая, ветряная, копченая и соленая. Добыча рыбы на пропитание и разнообразие меню у жителей населенных пунктов по берегам Волги была естественным занятием. Вот как описал К.С.Петров-Водкин в повести «Хлыновск» жизнь хвалынчан по окончании половодья на Волге: «…едут тогда хлыновцы с бреднями, с мешками, с ведрами рыбу брать. Мы, малыши, штанами, рубашками упражняемся и голыми руками рыбу берем. Идешь таким озером в тинной, парной воде, а рыба бьет в ноги, в живот и плещется наружу. Серебром чешуйчатым нагрузятся лодки и думать не придумать сразу, что с рыбой делать: иль сушить, иль солить, или в копоти затомить. На дворах, на бечевах на солнце сушаться густера, язишки, чехонь… От сушки и солки вонь в городе в течение нескольких дней стоит крепкая, как на промыслах…»
В 20-е годы XX века по Волге в пределах Хвалынского уезда, как и в Камышинском, Саратовском и Волгском уездах, было правильно налаженное промысловое рыболовство. Рыбную продукцию поставляли в Москву, Рыбинск, Ярославль, Кострому, Нижний Новгород, Казань и на Урюпинскую ярмарку. Но рыбные богатства в наших водах были уже в прошлом.
 
alt
 
С созданием в стране колхозов, рыбаков объединили в рыболовецкие колхозы. На Волге, в границах Хвалынского района, промыслом рыбы занимался рыбколхоз «Красный рыбак», центральная усадьба которого находилась в Хвалынске. В 1930-х годах для одной бригады рыбколхоза устанавливался план вылова красной рыбы 3 тонны в год (1936 г.). Уловы рыбы рыбаками колхоза в конце 1930-х годов по сегодняшним меркам были существенными, так хвалынская бригада из 7-ми человек за один день 1 января 1937 г. выловила неводом 8,4 тонны рыбы, в улове преобладала чехонь. В 1937 г. р/к «Красный рыбак» впервые приступил к ловле миноги.
В рыбколхозе в 1937 году было 10 бригад, с численностью рыбаков 115 человек, из них 5 бригад (56 чел.) вели лов рыбы в Волге на территории Хвалынского района и 5 бригад (59 чел.) — на территории Духовницкого района. За первое полугодие план и фактический вылов рыбы составил 126,7 тонны.
Запрет на всякий лов рыбы в Волге в те годы происходил с 23 мая по 25 июля, кроме лова рыбы поплавочными удочками с берега. Контроль за правилами рыболовства осуществлял «Наркомпищепром» СССР. Лов рыбы в Волге рыбколхозам разрешался плавными сетями, стержневыми неводами и красноловной крючковой снастью.
Из красной рыбы в уловах были: стерлядь, русский осетр, севрюга, шип, белуга. Редко, но все-таки попадались и крупные экземпляры рыб. Так 11 сентября 1937 г. рыбаки Черно-затонской бригады поймали белугу весом 10 пудов (164 кг).
Продажа живой рыбы в Хвалынске была естественна. Вспоминаю середину 1950-х годов: в городе был магазин, где прилавками являлись аквариумы, и в них плавала живая волжская рыба (в настоящее время на месте этого магазина находится здание поликлиники), покупатель показывал на приглянувшихся ему рыбин, продавец вылавливал их сачком, взвешивал и отпускал покупателю.
Для Хвалынского района рыболовный промысел закончился в 1968 году, с созданием Саратовского водохранилища. За прошедшие несколько веков антропогенное и техногенное воздействие человека на окружающую среду и Волгу в частности, во много раз сократило рыбные ресурсы.
Хотя в объемном измерении рыбные запасы в Саратовском водохранилище скудны, но по видовому составу их количество существенно. По данным Саратовского отделения института «ГосНИОРХ» на 2005 год в Саратовском водохранилище обитало 53 вида рыб.
В настоящее время распространенными видами в водохранилище являются: щука, синец, лещ, плотва, белоглазка, уклейка, толстолобик, жерех, густера, карась, сазан, верховка, голавль, язь, чехонь, красноперка, буффало, сом, налим, ёрш, окунь, судак, берш, бычок.
В последние годы на водохранилище, в границах Хвалынского района, лов рыбы ведут небольшое число граждан на продажу, с применением ставных сетей и переметов, и рыболовы-любители для пропитания и ради спортивного интереса.
 
ПУБЛИКАЦИЯ:  Платонов А.Г. 405 лет рыбному промыслу в Хвалынском крае [Электронный ресурс] // Хвалынск-City: интернет-публикации. Дата обращения: 01.11.2012 г. URL: http://hvalynskcity.narod.ru/Menu7/20080412/index.htm
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Кильдюшевский В.И. Рыболовные принадлежности из раскопок древнего Орешка
В 1968—1970 гг. на острове, расположенном у истока р. Невы... Читать далее...

Публикации

Вишневский В.И., Цепкин Е.А. Рыбная ловля и рыбный стол в Троице-Сергиевом монастыре
  Объектом исследования данной работы является коллекция остатков рыб и предметов,... Читать далее...

Публикации

Цимерманис С. Общие элементы орудий пресноводного рыболовства у латышей и западных финнов в Видземе и Латгале
I Одним из важнейших вопросов истории латышской материальной культуры является изучение... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: этнография, краеведение, фольклор Платонов А.Г. 405 лет рыбному промыслу в Хвалынском крае