gototop

Новые статьи

Паустовский К.Г. Золотой линь
Когда в лугах покосы, то лучше не ловить рыбу на луговых озерах. Мы знали это, но все-таки пошли на Прорву. Неприятности... Читать далее...
Латкин Н.В. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее (Раздел «Рыболовство»)
  Рыбные промыслы в губернии играют не маловажную роль, так как рыба не только составляет предмет пропитания населения, особенно в северных... Читать далее...
Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна р. Кубани в ее нижнем и среднем течении, а также... Читать далее...

Южакова Т.Л. Традиции в рыболовстве казачества на реке Урал (рубеж XIX-XX веков)

Автор рассматривает традиции рыболовства уральского казачества на рубеже XIX-XX веков, характеризует его виды и организацию рыболовногоп ромысла.
Ключевыеслова: уральское казачество, традиция, рыболовство, организация промысла, община, артель.
 
В конце XIX — начале XX века, несмотря на модернизационные процессы в Степном крае, способствовавшие появлению инноваций в промысловой деятельности, сохранялось немало традиций во многих видах промыслов русского населения. В этом аспекте представляет интерес организация рыболовства в Уральском казачьем войске.
На все промыслы, в том числе рыболовство, распространялся принцип равноправного участия в них каждого члена единой войсковой общины. Действия всех участников промысла строго регламентировались. В частности, сроки рыбной ловли, ее территориальные границы, производственное и ролевое социальное поведение участников регулировались посредством локальных правовых норм и правовых обычаев.
Рыболовство на рубеже XIX-XX веков являлось главным промысловым занятием для 40% казачьих хозяйств, а еще для 30% — важным подсобным промыслом[1]. Численность участников рыболовной деятельности особенно увеличивалась в годы неурожаев. В Уральском казачьем войске рыболовство имело большое экономическое значение.
В рыболовстве уральского казачества традиционно выделялось несколько периодов, отличавшихся сроками, числом участников и, как правило, количеством улова. По реке Урал — это весенняя плавня («севрюжье» рыболовство), осенняя плавня, багренье, режаковое, сижное, неводное рыболовство. На Каспийском море — весеннее и осеннее курхайское, аханное, прибрежное рыболовство (производилось одновременно с курхайским рыболовством, т. е. весной и осенью). Наряду с обозначенными рыболовными местами имелись и другие: Челкарское, Узенское, Уральское (выше одноименного города). Рыбная ловля велась также в многочисленных мелких озерах и реках. Наиболее доходным был рыболовный промысел
67
по реке Урал, вниз по ее течению от г. Уральска, где издавна был установлен учуг. Он представлял собой сооружение из трех рядов деревянных свай, которые перегораживали реку, не давая крупной рыбе проходить вверх в течение лета, когда рыбная ловля в нижнем течении Урала запрещалась. Как в рядах, так и между ними сваи связывались перекладинами, причем к первому по течению реки ряду прикреплялись деревянные рамы с железными шестами («кошачинами»). Расстояние между кошачинами было меньше одного вершка. Дно реки около учуга укреплялось мешками с камнем, что позволяло избежать размывания[2]. Перед замерзанием реки учуг разбирали, вынимали все сваи, а в начале июня вновь их устанавливали.
Особое значение в традиционном укладе жизни казачества имела рыбная ловля по реке Урал, главной водной артерии на территории Уральского казачьего войска, на которой действовал полный запрет судоходства в районе промысла[3]. Все казаки, желавшие принять участие в рыболовстве, собирались вместе и составляли «войско», во главе которого назначался «атаман рыболовства». Казаки избирали помощников атамана. Указанные должностные лица организовывали совместный для всех участников рыболовный промысел и следили за порядком в период лова.
Большое промысловое значение имела осенняя плавня, когда добывалась ¼ часть годового улова, учтенного на территории всего войска. По наблюдению геолога А. Замятина, «после летнего сезона, когда р. Урал поражает своим безлюдьем, осенью река неузнаваема, она покрывается обилием казацких бударок»[4]. Плавня производилась следующим образом: к назначенному дню желающие принять участие в рыбной ловле съезжались со всеми необходимыми для рыболовства принадлежностями в определенный заранее (специальными «Правилами», утвержденными войсковым хозяйственным правлением и опубликованными в газете «Уральские войсковые ведомости») населенный пункт, расположенный вблизи от Уральска. На берегу все лодки (будары) устанавливались в ряд, близко друг от друга. Плавенный атаман обходил все войско, чтобы убедиться в готовности рыбаков, и подавал сигнал выстрелом, после которого казаки стремились быстрее спустить будары на воду и плыть по течению реки, стараясь оторваться от общей массы. Как правило, число будар достигало двух-трех тысяч[5]. Этот ответственный момент получил название — «удар».
Известный географ и путешественник Г. Н. Потанин, побывав в Уральской области, ознакомился с организацией рыболовства у казаков. По результатам своих наблюдений он дал яркое описание плавни: «Тысячи лодок стоят на берегу, за каждой лодкой стоит группа рыбаков, через несколько минут они бросятся в лодку и понесутся вниз по реке, но пока не дан сигнал атаманом рыболовства, никто не смеет двинуться с места. Царит строжайшая дисциплина, как на военном корабле. Все стоят на узаконенном расстоянии от лодок. Раздается сигнал, толпа бросается в лодки, и тут развертываются индивидуальности, начинается оргия индивидуализма, дикое состязание в силе, ловкости и находчивости. Кто больше ухватит Божьего дара, тот и герой дня»[6]. На воде будары соединялись парами, что оговаривалось заранее. Достигнув ятови (места рыбной ловли), казаки забрасывали сеть (ярыгу), концы ее располагали на двух лодках (связке) одной артели и медленно продвигались по реке, отдавшись ее течению. Наловив рыбы, зев ярыги захлопывали с помощью нижней веревки и выбирали сеть в обе будары. Если пойманная рыба не помещалась в лодки, то рыбаки гребли к берегу как можно быстрее и оставляли ее в условленном месте. Забрасывание сети продолжалось до тех пор, пока не последует сигнал атамана к переходу на следующую ятовь.
На всем протяжении рыболовных угодий по Уралу находились рубежи, в каждом из которых имелось несколько ятовей. Например, в самом начале XX века при проведении осенней плавни от поселка Каленовского до устья Урала находилось 13 рубежей. Четкое территориальное определение места лова в период массового промысла имело большое значение для создания участникам более или менее равных возможностей и приближения к единым стандартам в обеспечении условий рыболовства в период плавни.
Рыбная ловля продолжалась в течение всего дня. На следующий день производился сбыт рыбы на базарах в поселках, которые, как правило, находились в конце каждого рубежа. В большом количестве рыбу покупали как местные, так и приезжие скупщики. В базарные дни рыбаки не только продавали рыбу, но и производили заготовки для себя, так как располагали для этого определенным временем. В этот период занятие рыбной ловлей категорически запрещалось.
Казаки, по традиции, стремились участвовать в осенней плавне. Здесь можно было публично отличиться своим мастерством в рыболовном деле, подработать по найму, установить хозяйственные и торговые связи. В период плавни упрочивались дружеские отношения между участниками промысла, имели место контакты представителей разных поколений, происходил обмен производственным опытом. Поэтому этот вид рыболовства уральских казаков был традиционно многолюден. Например, в 1912 году в осенней плавне участвовало 5700 хозяев, пайщиков и артельщиков, работало по найму 4345 казаков и 1355 подростков. При этом применялось 2850 неводов, 600 волокуш, 2850 ярыг, 2250 крыг. Было доставлено 5700 будар и 4435 подвод. Присутствовало 30 скупщиков — 5 местных и 25 приезжих. Нанятому казаку платили 97 коп. в день, подростку — 48 коп.[7]
Основная часть всего улова (около 10-15 тысяч пудов красной рыбы, из которой получали до 1000 пудов икры, и более 1 млн. пудов других сортов рыбы) в обработанном виде вывозилась гужевым транспортом в Уральск, Новоузенск и Гурьев, из последнего отправлялась в Астрахань[8].
После прохождения рыболовным «войском» рубежей промысловых угодий по Уралу во время
68
осенней плавни вслед за ним приступали к рыболовству казаки ближайших населенных пунктов, которые выпускали пойманную рыбу в специально устроенные садки для ее сохранения в живом виде. В станицах и поселках, расположенных вдоль реки, живорыбные садки (преимущественно земляные или из плетня) имели широкое распространение. Земляной садок обычно устраивался в затоне, чаще мелком, не более 1‑1,5 аршина глубины, с узким соединением с рекой. Этот пролив перегораживали сетью на кольях или плетнем и в отгороженное пространство выпускали рыбу. В случае убыли воды в реке улов приходилось перемещать, при этом часть рыбы гибла. Кроме того, она, не находя пищи в достаточном количестве, при длительном содержании в садках (с конца сентября до середины ноября) теряла в весе. Тем не менее желание рыбопромышленников иметь в течение длительного времени свежую рыбу для продажи заставляло их использовать именно такой способ ее содержания. Лучшими садками являлись «котлубани», небольшие, но достаточно глубокие озерки, в которые рыба выпускалась до наступления морозов. В конце XIX века для кратковременного содержания рыбы стали устраивать садки в виде больших ящиков из тонких досок, которые устанавливались близко к берегу.
Свежемороженая рыба, полученная из садков, была широко известна как «садковая». Если зима была ранняя, морозная, то получался так называемый «пылкий» товар, отличавшийся хорошими качественными показателями. В противном случае рыба оттаивала в дороге, затем вновь замораживалась и в результате приобретала темный цвет, что приводило к ее удешевлению[9].
Весенняя плавня отличалась тем, что в этот период вылавливались в основном севрюга и вобла. Рыбная ловля начиналась после вскрытия реки ото льда на территории от Уральска вниз по всему течению Урала, обычно с середины марта до середины мая. Рыбаки ловили рыбу с одной будары с помощью плавенной сети, которая состояла из двух полотен, длиной 25 маховых саженей, размер ячеи первого полотна составлял 5 вершков, второго — 2 вершка. К одному концу сети привязывался бочонок, а другой находился в руках рыбака, который плыл с ней по течению реки. Улов выгружали в лодку и снова поднимались вверх по реке для нового заплыва («плавка»).
Особенность этого вида рыболовства на Урале в рассматриваемый период состояла в том, что почти весь улов сбывался рыбаками на специально устроенные по берегам реки ватаги, возникшие здесь в середине 90-х годов XIX века. Ватага представляла собой заведение скупщика. Она осуществляла не только скупку, но и переработку рыбы на промышленной основе. Часть улова весенней плавни обрабатывалась самими рыбаками.
Из зимних видов рыболовства на Урале важное место занимало багренье, которое проводилось в декабре-январе (в течение 15-18 дней) на протяжении от Уральска до п. Каленовского. В этот период использовали багры различных видов: ямный, саромный, подбагренник, водышек и др.[10] Район проведения багренья делился на 11 рубежей, которые в воде отделялись друг от друга переставами, представленными тремя-четырьмя рядами сетей, протянутыми через всю ширину реки, чтобы рыба, потревоженная на рубеже, не оставила место лова.
Казаки съезжались на багренье с запасом багров и теплой одежды. Перед началом багренья рыбаки выстраивались вдоль обоих берегов реки. После сигнала атамана рыбной ловли они бежали к середине реки и стремились быстрее прорубить прорубь и ловить рыбу с помощью багров. Багренье требовало от казака-рыбака сноровки, быстроты в движениях, специальных знаний. Улов продавался или на месте лова, или на базарах в ближайших селениях, скупщики отправляли рыбу в Уральск.
Первый день багренного рыболовства являлся войсковым праздником: ловили рыбу «на презент к царскому двору». Весь улов этого дня отправлялся в столицу, «под конвоем офицера и нескольких казаков»[11]. С особой тщательностью готовилась для презента икра. Для ее приготовления имелось специальное помещение. Здесь икру солили строго по весу, а не на глаз, что имело место в других случаях. Для столь ответственной работы приглашались лучшие мастера по приготовлению икры. Бочонки с икрой упаковывались в ящики, обитые внутри кошмой, и, кроме того, пустоты заполнялись просяной шелухой, чтобы икра была доставлена «парной», а не в мороженом виде. Фасовали икру и в фарфоровые банки.
Багреное рыболовство являлось одним из самых многолюдных по числу участников. Так, в 1914 году в нем участвовало 10 800 человек, работало по найму 300 взрослых казаков и 200 подростков, использовалось 11 300 багров, 11 200 водышков, 280 острог, 16 900 пешней и 8000 подвод[12].
В благоприятные годы количество добытой черной икры достигало 2500 пудов, добывалось от 16 000 до 20 000 пудов ценной рыбы.
Багреное рыболовство имело большое значение в жизни казачьей общины. Н. Хорошхин отмечал: «Это рыболовство, более чем всякое другое, благодаря зимнему времени, загоняющему рыболовов в квартиры местных обывателей, служит к сближению членов войсковой семьи: здесь сообщаются новости своих мест, завязываются знакомства между молодежью словом, оно сплачивает войсковую нераздельную семью — общину»[13].
Все рассмотренные виды рыболовного промысла были подвижными, но на Урале имели место и неподвижные. К ним относилось неводное, режаковое и сижное рыболовство (сроки проведения в данном случае зависели от времени окончания багренья). Как правило, через пять дней после завершения багреного рыболовства (чтобы казаки могли доехать до своих селений) начинались режаковое, неводное и сижное в указанной последовательности.
Во время режакового рыболовства ставили поперек реки ставные сети («режаки») длиной не более 15 маховых саженей. Между режака-
69
ми соблюдалось расстояние не менее 3 саженей[14]. Ежедневно сети просматривали и вынимали из них рыбу, затем снова устанавливали. Рыбная ловля сижами, сетями с более частой ячеей и с сетяным мешком («кутец») на одном конце сети, производилась тем же порядком, что и режаками. Длина сижи была не более 10 саженей, а расстояние между ними — не более 50 саженей. Непосредственно над сетью, над мешком, на льду устанавливалась палатка, сделанная из плетня и обмазанная глиной, с печкой внутри. В палатке всегда должен был находиться один из рыбаков артели, чтобы наблюдать за входом рыбы в мешок. Мешок устанавливался таким образом, что при входе в него рыба задевала «за тонкую нитку, идущую из воды, и производила звон в небольшой колокольчик»[15], который находился на поверхности. По числу звонков определяли количество вошедшей рыбы и по мере наполнения мешка ее выбирали.
Неводное рыболовство производилось неводами особого устройства, имевшими длину от 100 до 150 саженей, ширину в 5 саженей, в середине находился мешок из сети с более мелкой ячеей. Невод запускали под лед через проруби и располагали поперек реки, затем вынимали и выбирали рыбу. Другой способ неводного рыболовства заключался в том, что протягивали два невода через реку, из которых один оставался неподвижным, а другой тянули ему навстречу, затем связывали концы двух неводов и вместе доставали на берег. Первый способ назывался приворотом, второй ‑ сгоном[16].
Режаковое, сижное и неводное рыболовство давало, главным образом, такую рыбу, как судак, жерих, сазан, лещ и др. По данным за 1912 год, этими видами рыболовства занималось 24 090 пайщиков и артельщиков, по найму работало 86 человек[17].
Таким образом, в рыболовном промысле уральских казаков наблюдалась широкая дифференциация орудий лова, четкая территориальная, социальная, сезонная организация промысловой деятельности, что являлось следствием глубоких знаний специфики природных факторов рыболовства в местных условиях. По определению исследователя традиций крестьян дореволюционной Сибири в промысловой деятельности 3. П. Горьковской, «дифференциация орудий говорит о высоком по тому времени уровне развития экологических знаний об особенностях растительного и животного мира»[18]. Данное замечание в полной мере можно отнести к организации рыболовного промысла на Урале. В конце XIX — начале XX века традиции в рыболовстве уральского казачества были весьма сильны. Это проявлялось в неизменной регламентации временных рамок практиковавшихся видов рыбной ловли, в их последовательности, в использовании определенных орудий лова, в установившихся стереотипах социального поведения участников рыболовства. Стойкость традиций объяснялась отношением казачества к данному промыслу как к источнику существования и дохода, сохранением общинного характера пользования рыболовными угодьями Урала.
 
Т. L YUZHAKOVA. TRADITIONS IN FISHERY OF COSSACKS ON THE RIVER URAL (XIX-XX CENTURIES)
The author investigates traditional features of fishery of the Ural Cossacks on a boundary of XIX-XX-th centuries and characterizes its kinds as well as organization of fishing craft.
Key words: Ural Cossacks, tradition, fishery, the organization of fishing craft, community, union.
 
Литература и источники
[1] Бородин Н. В защиту уральского рыболовства. СПб., 1910. С. 18.
[2] Хорошхин Н. Краткое описание рыболовств Уральского казачьего войска. СПб., 1902. С. 4.
[3] Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей / под ред. В. П. Семенова; под общ. рук. П. П. Семенова и В. И. Ламанского. Т. 18. Киргизский край. СПб., 1903. С. 251.
[4] Замятин А. По Уральской области. СПб., 1914. С. 42.
[5] Хорошхин Н. Краткое описание рыболовств... С. 8.
[6] Потанин Г. Н. Воспоминания // Литературное наследство Сибири. Т. 6. Новосибирск, 1983. С. 149.
[7] Хорошхин Н. Краткое описание рыболовств... Сб.
[8] Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 398. Оп. 75. Д. 253. Л. 6 об. — 8 об.
[9] Бородин Н. Отчет о деятельности войскового техника рыболовства Уральского казачьего войска за 1895 г. Оренбург, 1896. С. 14.
[10] РГИА. Ф. 398. Оп. 75. Д. 253. Л. 20.
[11] Потанин Г. Н. Воспоминания... С. 157.
[12] РГИА. Ф. 398. Оп. 75. Д. 253. Л. 19 об. — 20.
[13] Хорошхин Н. Краткое описание рыболовств... С. 15.
[14] Всеподданнейший отчет о состоянии Уральского казачьего войска за 1891 г. Уральск, 1892.С. 20.
[15] Хорошхин Н. Краткое описание рыболовств... С. 18-19.
[16] Там же. С. 20; Бородин Н. Уральское казачье войско. Т. 2. Уральск, 1891. С. 445‑446.
[17] РГИА. Ф. 398. Оп. 75. Д. 253. Л. 6 об. — 7.
[18] Горьковская 3. П. Традиции охраны природы как проявление культуры крестьянства в промысловой деятельности // Развитие культуры сибирской деревни. Новосибирск, 1986. С. 94.
70
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Южакова Т.Л. Традиции в рыболовстве казачества на реке Урал (рубеж XIX-XX веков) // Культурная жизнь Юга России, № 4 (29). Краснодар, 2008. С. 67-70.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Лещенко Н.В. Классификация рыболовных крючков из Шайгинского городища
Географическое положение Шайгинского городища (вблизи горных рек Ратная и Березовка,... Читать далее...

Публикации

Аргунова Ю.Ю. Проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926-1950-е гг.
Анализируются основные проблемы воспроизводства рыбных запасов на Байкале в 1926–1950-е... Читать далее...

Публикации

Золотухин С.Ф., Лебедюк В.А. Некоторые особенности древнего рыболовства на Нижнем Амуре
На р. Тунгуске (приток р. Амура) обнаружен фрагмент оригинальной рыболовной... Читать далее...

Публикации

Анфимов Н.В. Рыбный промысел у меотов
В эпоху раннего железа меотские племена являлись основным на­селением бассейна... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: этнография, краеведение, фольклор Южакова Т.Л. Традиции в рыболовстве казачества на реке Урал (рубеж XIX-XX веков)