gototop

Новые статьи

Цепкин Е.А. Остатки рыб из раскопок древнего Кремля и Зарядья
Изучению промысловой фауны рыб из древних поселений славян было посвящено несколько работ[1]. Однако на общем фоне археологических исследований славянских... Читать далее...
Пельт В.Д. Первый русский рыболовно-спортивный журнал «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» (1904—1908 гг.)
  Выход в свет первого рыболовно-спортивного журнала связан с организацией Русского союза рыболовов-удильщиков. 18 декабря 1903 года состоялось собрание учредителей Союза.... Читать далее...
1704 г. Указ о ведении сбора с рыбных ловель всего Государства в Семеновской Приказной Палате
  1958. — Генваря 18. Именный, объявленный из приказной Семеновской Палаты Розряду. — О ведении сбора с рыбных ловель всего Государства в Семеновской Приказной... Читать далее...

Астафьев В.В. Хозяин Волховских порогов

«Падая с террасы на террасу, вода в порогах производит шум, слышный на далекое расстояние; как стрела летят небольшие суда, управляемые твердою рукою опытного лоцмана, и в то же время рыболов, одевшись в кожаные штаны, прикрепив на лаптях особые подковы, вооружившись сачком, хладнокровно заходит на середину реки и ловит довольно ценных волховских сигов» — вот так местный учитель и краевед Я.А. Афанасьев описал Волховские пороги в сентябре 1906 года (см. «С.-Петербургский земский вестник», № 9, с. 51). Но аналогичную картину современники могли видеть и двести, и триста лет назад.

Рыболовство на Волховских порогах — это целая эпоха в предыстории города Волхова, которая после сооружения знаменитой гидроэлектростанции навсегда ушла в прошлое.

Предлагаемый рассказ — о волховском сиге и о человеке, который на протяжении почти сорока лет держал в своих руках всю ловлю этой вкуснейшей рыбы.

В прежние времена волховский сиг шел на нерест в реку Мсту, впадающую в озеро Ильмень. Туда ежегодно, вскоре после весеннего ледохода, из южной части Ладожского озера вверх по Волхову, преодолевая 300-километровый путь, устремлялось громадное количество больших сигов. Их средний размер доходил до полуметра, а вес — 1 кг и более. Ход рыбы заканчивался незадолго до замерзания р. Волхова, достигая разгара в конце лета-начале осени.

Издавна было замечено, что на Волховских порогах ловились сиги, превосходившие своих невских и ладожских сородичей как по величине, так и по вкусу.

Промысел волховского сига был сконцентрирован в районе наибольшего падения реки, который находился между селом Петропавловским (теперь это микрорайон «Халтурино» города Волхова) и деревней Пороги. Понятно, что и наибольшее число рыбаков проживало именно в этих селениях. Лучшие места лова назывались тонями, их насчитывалось более двадцати, причем каждая имела свое название.

50

Ловля сигов в порогах производилась весьма оригинальным способом, не имеющим аналогов в России. Он был основан на простом принципе — вылавливании рыбы, борющейся против течения на мелких местах реки, с помощью приспособленного для этого сачка.

До сооружения плотины Волховской ГЭС глубина в порогах весной доходила до 1,8 м, а осенью колебалась от одного метра до 30 см. В половодье сигов ловили прямо с берега, где сама природа сделала уступы к воде. В остальное время рыболовы заходили в воду по пояс. Кроме сачка необходимым снаряжением каждого рыбака являлся специальный кожаный костюм, который состоял из куртки («балахонца») и длинных, доходящих до подмышек брюк, сшитых вместе с сапогами («кожана»). Для непромокаемости весь костюм тщательно пропитывался жидким дегтем, иногда с примесью воска или сала. На ноги одевались лапти, к которым веревками прикреплялись железные четырехугольные подковы с заостренными шипами. Такие подковы, каждая весом до 2,5 килограммов, обеспечивали рыбаку устойчивость против сильного течения в порогах и передвижение по скользкому дну. Зайдя в воду, насколько позволяла глубина, рыбаки, осыпаемые брызгами волн, черпали сачками сигов из струящегося потока реки. Попала рыба в сачок — рука рыболова чувствует, взмах — и сиг пойман.

Иногда в разгар хода сига на нерест в один мах можно было подцепить 5-6 рыбин.

Такой способ ловли при всей своей простоте был труден и требовал от человека крепкого здоровья и большой силы, чтобы в продолжение нескольких часов бороться с быстротой течения, цепляясь за каменистое дно реки.

С давних времен вся организация лова сигов в порогах Волхова подчинялась особому порядку, установленному многолетними обычаями. В период, когда этот район входил в состав Государевых дворцовых владений, за уловом рыбы следил специальный Порожский приказчик, который отвечал за поставку сигов и сиговой икры на царский стол. С 1762 года по именному указу Екатерины II право владения рыбной ловлей в Волховских

51

порогах стало принадлежать Василию Григорьевичу Шкурину и его наследникам. После падения крепостного права эти помещики начали сдавать землю вокруг порогов в аренду местным крестьянам, которые продолжили заниматься промыслом волховского сига, только теперь не для барина, а на себя.

Наряду с рыбаками, промышляющими силами только своей семьи, стали появляться и предприниматели, держащие наемных рабочих и скупавшие рыбу у других крестьян. Среди таких рыбопромышленников уже в 1860-е годы главенствующее положение занял Матвей Михайлович Набоков.

В очерке журналиста А.Г. Слезскинского «Из Новгорода в С.-Петербург водою» (см. журнал «Русское судоходство», 1896 г., № 166) есть отрывочные сведения, что сначала М.М. Набоков служил управляющим имения «Запорожье» помещицы Екатерины Александровны фон-Моллер, урожденной Шкуриной, а затем приказчиком на ее господских сиголовнях в порогах, где ежегодно вылавливалось сига на сумму до 15 тысяч рублей серебром.

Скопив денег, Набоков выкупил левый берег порогов у помещиков Чичериных, а правый берег стал арендовать у своей бывшей хозяйки. Для ловли рыбы он каждое лето нанимал работников, предоставляя им жилой дом в селе Петропавловском, питание и рыболовные снасти. Получали они 3-5 рублей в месяц. Кроме того, Набоков скупал у местных рыбаков всех сигов, вылавливаемых в порогах Волхова. Об этом свидетельствует К. Кесслер, автор книги «Описание рыб С.-Петербургской губернии» (СПб, 1864 г.).

Пойманную рыбу Матвей Набоков немедленно продавал трактирщикам села Гостинополье, деревни Дубовики и Старой Ладоги, но основная часть улова шла на продажу в Петербурге. «Пуд сигов, — писали в 1871 году «Известия Императорского Географического общества», — который прасол усчитывает за 2 рубля, продается в Петербурге по 50 рублей». Так как сиги прочно занимали первое место на столичном рыбном рынке, нетрудно догадаться, что их промысел приносил Набокову немалый доход.

Чтобы рыба не уходила с порогов, он устраивал ей «засаду», загораживая реку в этом месте железными решетками, оставляя ты,

52

только небольшой проход для судов. Конечно, это было злоупотреблением в использовании природных ресурсов реки. Ведь даже в старину новгородцы так дорожили рыбной ловлей в Волховских порогах, что позволяли своим князьям ездить сюда на лов только «через два года в третий», и это условие включалось в договорные грамоты, которыми вече ограничивало князей.

О монополии Набокова на Волховских порогах говорит и такой факт, приведенный в третьем выпуске «Материалов по исследованию р. Волхова», изданных в 1924 году: «Лет 40 тому назад владелец ловель в дни наиболее интенсивного хода сигов иногда задерживал за особую плату на 2—3 дня проход судов в порогах (выделено мною — В.А.) ради того, чтобы выиграть время для ловли, и находил это для себя достаточно выгодным». Согласитесь, что подобные факты запоминаются надолго и передаются из уст в уста.

Имя Набокова связано еще с одной историей, известной под названием «сиговый бунт». О нем рассказал журнал «Северный вестник» (СПб, 1888 г., № 1) в очерке Ф. Лазаревского «Рыбный лов и рыболовные артели в С.-Петербургской губернии».

А произошло следующее. Порожские крестьяне, для которых ловля рыбы «на себя» была важным подспорьем в хозяйстве, решили отказаться от условий Набокова сдавать ему всех пойманных сигов по цене 20 копеек за штуку. Увидя, что он продает сигов по 40—60 копеек, платит за аренду всего 200—300 рублей, и посредством их труда вылавливает в порогах до 100 тысяч сигов и более, наживая тысячи рублей, крестьяне задумали сами вести рыбный промысел. «В 1883 году вместе с покосом и выгоном, ‑ сообщает вышеупомянутый журнал, — они заарендовали у своего бывшего помещика и правый берег для производства рыбной ловли за 1500 рублей в год. Уплата денег требовалась вперед. Не имея в наличности такой суммы, они сделали заем ее у местного кулака-раскольника под 20 %. Освободившись от эксплуатации Набокова, крестьяне организовали лов рыбы на артельных началах... Крестьяне-артельщики, вступив в свои права арендаторов, прогнали работников-рыбаков Набокова с левого берега Волхова, где рыба ловилась лучше. Тогда спор из места действия перешел в камеру мирового судьи, который решил, чтобы обе тяжбущиеся

53

стороны ловили поочередно на том и другом берегу. Это решение подтверждено было и съездом мировых судей. Но крестьяне не захотели подчиниться этому решению и продолжали самовольно отстаивать свои права. Местные полицейские власти, — становой пристав и исправник, — принимали свои меры, чтобы заставить крестьян подчиниться решению мировых учреждений, но тщетно. Тогда власти, усмотрев в этом неповиновении «бунт», донесли высшему начальству. В 1884 году для вразумления упорствующих мужиков прислали две роты солдат и 11 человек крестьян были заключены в Новоладожскую тюрьму, где они просидели 23 дня. Хотя этот, так называемый «сиговый бунт» был одним из самых мирных бунтов и никому не причинено было никакого насилия, но на зачинщиков смотрели как на опасных преступников, с которыми не позволяли видеться и родным. Солдаты жили в бунтовавших деревнях 28 дней, кормились за счет крестьян местными продуктами, в числе которых каждый день крестьяне поставляли по 50 сигов. Кроме того, они выдавали на питание солдат ежедневно еще по 25 рублей.

После всего случившегося крестьяне вынуждены были согласиться пользоваться ловом с Набоковым поочередно: одни сутки ловить им, другие Набокову». Вот такая история...

В 1896 или 1897 году (точную дату установить не удалось) Матвей Набоков умер, оставив наследникам довольно внушительное состояние. В деревне Званка

54

ему принадлежало 1196 десятин земли (1 десятина примерно равна 1,09 га), двухэтажный каменный дом, 5 лошадей, 9 коров и один бык, а в деревне Борисова Горка — около 7 десятин земли, рига, баня и овин (в начале прошлого века, в связи с сооружением железной дороги от станции Званка на Чудово, эти 7 десятин земли были выкуплены государством, а постройки снесены). Кроме этого Набоков владел небольшим винтовым пароходом «Запорожец», который обеспечивал пассажирское сообщение между деревней Дубовики и Новой Ладогой, а также буксиром «Варяг».

С уходом Матвея Набокова ловля сигов на Волховских порогах перешла в руки новоладожского купца Абросимова. Кроме него в числе крупных скупщиков волховской рыбы появились пришлые предприниматели — прасолы Осташковского уезда Тверской губернии.

К тому времени рыбы в порогах стало ловиться гораздо меньше, так как в устье Волхова, у Новой Ладоги, некий «монополист поставил по обоим берегам реки тони и через всю реку забрасывает невода. Когда один невод вытягивают, то другой закидывают. Невода работают не переставая, день и ночь, так что ни одна рыбешка не может попасть в Волхов».

Потеря главного источника дохода — промысла волховского сига — постепенно привела к упадку благосостояния семьи Набокова. 17 марта 1913 года в уездной газете «Озерной край» появилось следующее сообщение: «Судебный пристав по Новоладожскому уезду М.П. Верзилин объявляет, что 30 марта 1913 года в 10 час. утра будет произведен второй торг на движимое имущество Анны Ивановны Набоковой, находящейся в сел. Званка Михайловской волости, в доме Набоковых, в квартире Набоковой, состоящее из квартирной обстановки, зеркал, часов, новой фарфоровой лампы, 5 коров, 3 лошадей и проч., и оцененное для первого торга в 835 руб.».

Из сведений, которые мне известны, скажу еще, что сын Набокова, Павел Матвеевич, перед самой революцией избирался гласным Новоладожского уездного земского собрания. О его дальнейшей судьбе, и о судьбе других родственников крупнейшего

55

рыбопромышленника нашего края, быть может, знают их потомки, которые живут в городе Волхове и в том самом двухэтажном каменном доме Набокова, что и поныне стоит почти без изменений на крутом берегу реки в деревне Званка.

Пожалуйста, кто-нибудь из них, откликнитесь!

О волховском же сиге известно больше.

В 1900-е годы земли в районе Волховских порогов выкупило «Бельгийское общество электрического освещения», которое вплоть до революции сдавало их местным рыбакам за арендную плату 300—500 рублей в лето. В 1921 году участок р. Волхова от порогов до впадения реки в Ладожское озеро был причислен к промысловым угодиям общегосударственного значения.

В 1922 году ловлю рыбы в этом районе взяло в аренду строительство Волховской ГЭС. По данным 1922—1924 гг. здесь вылавливалось в среднем около 325 тонн сигов в год, причем их промысел по стоимости улова составлял 80 % стоимости общего улова рыбы в реке Волхов.

Но такое положение длилось недолго, пока реку не перегородила плотина Волховской ГЭС. Уже осенью 1923 года приехавшему на ее строительство знаменитому писателю Алексею Николаевичу Толстому местные рыбаки жаловались: «Беда с этой плотиной. Не идет сиг в пороги, хоть ты что. Оробел... Нагородили тут чертовины. Разве он пойдет...». А спустя еще пять лет, в 1928 году, Большая Советская Энциклопедия (том 12) в статье «Волховский сиг» напечатала такие строки: «В настоящее время в связи с постройкой плотины через р. Волхов промысел сига обречен почти на полное исчезновение; правда, в плотине устроен рыбоход для пропуска рыбы из Ладожского озера в оз. Ильмень». Но рыбоход не помог. Сиг вверх по Волхову не пошел, его запасы стали резко сокращаться, и он потерял свое промысловое значение.

В это трудно поверить, но это так: ныне волховский сиг ‑ единственный из семи видов сиговых рыб, обитающих в водах Ладожского озера, занесенный в «Красную книгу» охраны природы и природных ресурсов России.

56

 

ПУБЛИКАЦИЯ: Астафьев В.В. Хозяин Волховских порогов // Тропинки в прошлое. Историко-краеведческие очерки. Вып. 3. Волхов, 2003. С.50-56.

Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. К вопросу топографии находок рыболовных принадлежностей из раскопок в Пскове
Достаточно традиционным в настоящее время является исследование топографических характеристик следов... Читать далее...

Публикации

Никольский Г.В. Список рыб из неолита бассейна р.Онеги
Московским государственным историческим музеем мне была передана на обработку коллекция... Читать далее...

Публикации

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...