gototop

Новые статьи

Головачев П. Сибирь. Природа. Люди. Жизнь. (Раздел «Рыболовство»)
Добывание речных рыбных богатств составляет главное занятие жителей Сибири в низовьях северных сибирских рек — Оби, Енисея, Лены, Колымы и др.... Читать далее...
Кунилов Ф.П. Первый успех
(из воспоминаний)   Малооблачный весенний день. В открытые окна врывается свежей струей южный теплый ветерок. Вдали, у границы темного леса, широкой лентой... Читать далее...
Ляшенко Н.Ф. О рыбаках и рыбном промысле в античную эпоху
Цель статьи — показать, что из промыслов в античную эпоху особенно большое развитие получило рыболовство. Основные задачи статьи — рассмотреть масштаб и... Читать далее...

Виноградов Н.Н. Рыбные ловли на Онежском озере четыре века тому назад

 

Современная Карелия до конца XV столетия была колонией Великого Новгорода и входила в состав особой новгородской области, так называемой Обонежской пятины. Как крупный торговый центр, метрополия нуждалась в товарах для торговли с заграницей и в больших запасах продовольствия для своего неземледельческого населения. Денег у Новгорода было всегда с избытком от торговли. Поэтому из своих колоний Новгород выкачивал исключительно товары и продовольствие, так что и «оброк», или налоги, взимались товарами и хлебом.
В новгородских «писцовых книгах», в которые периодически переписывалось население и платимые им налоги, были положены с жителей Обонежской пятины такие, напр., оброки: «121 белка да 6 коробьи ржи с четверкою, да пол-8 коробьи овса, да полтора борана, да полторы полти мяса, да 15 сыров, да 3 ставцы масла». К этому перечню, смотря по местным условиям, прибавлялись: бараньи лопатки, овчины, коробьи хмелю, пятки и горсти льна и т. п.
Рыбой богаты были Ильмень озеро и река Волхов, поэтому рыбные угодья новгородских колоний оставались, за редкими исключениями, не обложенными, а если и облагались, то не рыбою же, а или одной-двумя гривнами, или небольшим количеством белок. Только местные церкви да монастыри, по свойственной им жадности, гнались за каждой статьей дохода. Толвуйский, например, причт получал с трех своих деревень «40 сигов да 4 лососи».
Когда же Новгород, а с ним и Обонежская пятина, попали под власть московского царя и великого князя, принципы налогового обложения местного населения, хотя и не вдруг, но резко изменились. Царям московским нужны были деньги для ведения войн, и поэтому все налоги натурой переведены были на деньги. «Баранья лопатка да ставец масла» стали анахронизмом. А так как денег требовалось все больше и больше, то и число объектов, подлежащих обложению, постепенно увеличивалось. Добрались и до обонежских рыбных ловель.
В писцовых книгах Обонежской пятины 1563 г. ретивыми московскими переписчиками, наряду с мельницами, которые «мелют одним колесом», толчеями и амбарами, были переписаны и обложены соответствующим денежным налогом и все рыболовные тони. При этом каждый раз тщательно отмечалось, что при предыдущих переписях они в число оброчных статей не включались и никакими налогами не облагались.
213
Писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. перечисляет все или почти все современные ей рыболовецкие угодья на описываемой территории. Трудно думать, чтобы что-нибудь значительное ускользнуло от «проницательности» царских переписчиков, прибегавших ко всяким мерам, вплоть до «пристрастия», для выявления объектов обложения. Вместе с тем, их «письмо» дает не только количественные, но отчасти и качественные показатели: наряду с перечислением тоней, отмечалось, какие виды рыб на них ловятся и какими снастями. Поэтому представляет значительный интерес сопоставление рыбного промысла Карелии в половине шестнадцатого столетия с современным, причем, может быть, можно будет попытаться восстановить некоторые из прежних, заброшенных теперь почему либо тоней.
Наибольшее количество рыболовецких тоней отмечено на территории Кижского погоста. Здесь, прежде всего, крепостные Микифора Хмелева, владевшего 7 деревнями, имели два участка (т. е. части) в губе на Черке, где ловили двумя неводами, да в Сосновце ‑ четырмя неводами; «а ловят лососи и мелкую рыбу».
Пятеро крестьян из Чеболакши, — очевидно, порядочные кулаки, — взяли в аренду гораздо больше: «на Онеге озере у Тули-острова да в Тули-губе, да в Суре-наволоке, да на Илем губе, да в том же погосте лешее[1] озерко, на Чаг наволоке — Ганго-озерко». «А держать им на Онеге-озере 5 сетей переметных, сеть по 50 саж.; да 3 сетки кердеги[2], сеть по 40 саж.; да 3 неводцы малые. А в озере ловити 3 неводцы — невод по 40 саж.» Таким образом, условия лова были точно обозначены. Поручителем за арендаторов в исправной выплате оброка был «Савка Филимонов, рыбник просольного ряду с Ворковы» (улица в Новгороде), вероятно, сам в значительной степени заинтересованный в этом предприятии.
Клименецкий монастырь имел рыбные ловли на Клименецком острове в озере Онеге. Ловили с лодки неводами и сетками. Кроме того, монастырь ловил мелкую рыбу, окуней и плотиц, в лесных («леших») озерах: в озерке на Суганге, в озерке в Естюнгском, в озерке в Рогмо-наволоке на Комлю. Ловля производилась «малыми вотцы»[3]. Монастырские ловли налогом не облагались, но писцы на всякий случай и их описали.
Наибольшее количество рыболовецких тоней в Кижском погосте принадлежало дворцовым крестьянам (из вотчин, отобранных царем у опальных новгородских бояр): «В Онеге озере ловли у Клименецкого острова 2 тони, да туто же в Великом Соломяни и около Танбиц-острова 5 тонь, а от Танбиц острова до Малого Соломяни и в Малом Соломяни 5 тонь, а от Малого Соломяни в Варбос островах и до Вегаруксы, и в Кондопоге, и в Суне, и в Сувесари 12 тонь, да в Сенной губе и около Келко-острова, и до Кижского острова, и около Кижского острова — 16 тонь, а от Кижского острова до Волко острова, до Великие губы, и в Великой губе, и до Тепинич, и в Каской губе, и до Тамбец 12 тонь». Всего тоней 52.
«А ловят в них 52 неводы, да сетей гарв[4] 29, да сеговых сетей 13, да плотичьих — 41 сеть. А неводами ловят рыбу репуксу (ряпушку) малую. А сетьми-гарвами в осенинах ловят красную рыбу — лососи и таймени, и пальм. А сиговыми сетями ловят сиги. А частыми сетьми ловят плотицы. А неводы у них по 90 саж., а сети-гарвы по 40 саж., а плотичьи сети частые по 15 саж., а иные по 20».
214
Крестьянин Кижского погоста «Федька Микулин Зубака» получил «на оброк» тони в Онежском же озере под Вяжищем в Каткасах, на песке, да в Герз-губе. Он имел право одним только неводом ловить малую репуксу.
Кроме Онежских, в Кижском погосте переписаны были еще следующие озерные и речные тони: «На Суне реке, под Кивачем порогом, тоня; на Длиной Карге на колье[5] сетная ловля, на Ситко-острове тоня, в Перт-пороге на колье — сетная ловля; в Чунижке, на западную сторону, 2 тони, там же на плесе сетная ловля сиговая; в Веданской Нежке 2 тони, на запад и на восток, в Глубокой Пяндеге на колье сетная ловля, на Вседанском плесе — сиговая сетная ловля, в Корнишке 2 тони, с востока и с запада, на пороге Мневце, на колье, сетная ловли». Кроме того, отмечены новые рыбные тони: «вверх Суны реки, под порогом — сетная ловля; в Палье-озере, в Кегахле-губе — сетная ловля сиговая; на Пал-озере — неводная ловля; меж Шуею и Суною, на зимней дороге, в Ужном конце, на речке ‑ 2 котцы, и на Суне-реке, меж гор, на колье — сетная ловля». В озерах ловили неводами мелкую рыбу — репуксу и плотицу, а в реке, по осеням, сетями — лососей, сигов и палию.
Затем, в качестве также вновь прибывших, отмечены рыбные ловли: в озерах Сандале, Пялье, Кривом, Лижмо-озере и на реке Суне. «А ловить в тех озерах 4 неводы да 3 сетьми на Пялье, в Лудушах — да 5 сиговинами да на Суны-реки 2 сиговицами. В озерах ловят рыбу репуксу малую в осень, а сеговицами — лососи и пальи и сеги».
Наконец, отмечены еще новые тони: в озере Сандале, в речке Сандале, на Торп-ручье и на реке Суне — участки крестьян Шуйского погоста. Ловили вотцами и переметными сетями всякую рыбу.
На территории Толвуйского погоста, захватывавшего незначительное пространство побережья Онежского озера, никаких рыбных тоней не отмечено.
В Шунгском погосте переписано рыбных угодий: «на Онеге-озере — в Кун-губе — тоня, в Святой губе — тоня, на Кадьи острове — тоня, ловят 4 неводами. На Ваблак острове — тоня, ловят одним неводом. В Кумсе-губе — тоня, ловят 1 неводом. В Орав-губе — тоня и над Ворав-наволоком — лудуша, на тоне ловят 1 неводом, а на лудуше сетью кердегою. В Пий-наволоке и в Варбей наволоке — тоня, ловят неводом и сетью кердегой. Речка Сапица, а на ней кол рыбный (забор поперек реки), ловят рыбу в вешнюю пору. А в Кочкой-наволоке ловят в осенину кердегою. В Куз-наволоке ловят также кердегою — осенью. В Кумсе-реке кол рыбный».
Всего в Шунгском погосте: 8 неводов, 4 сети кердеги и на реках 2 кола. Неводами ловят рыбу репуксу малую, сетями-кердегами ловят осенью рыбу палью, а в колах ловят по весне щук и другую мелкую рыбу. Невода здесь длиною в 90 саж., а сети кердеги ‑ по 100 саж.
В Чолмужском погосте рыбные ловли: колы в реках Чолможе, Пялье и Никеме. На берегу Онежского озера тони в Сухом наволоке и на Зайцевском полуострове. Ловят частыми сетками сигов и всякую мелкую рыбу, а в колах — лососей и палью. Невода длиной в 25 саж. Были еще тони в Чолмужской губе и по Онежским островам Онежского озера. У Пальеостровского монастыря рыбные угодья были обширнее, чем у крестьян, которые притом же ловили «по годам», т. е. поочередно. Монастырю принадлежали: в Чолмужском погосте вешняя ловля,
215
угодья в Челможе и в Куле острове, и на Озричском берегу. Здесь ловились лососи, сиги и пальи. Кроме того, монастырю принадлежали участки рыбных ловель на берегу Белого моря.
В Шальском погосте, занимавшем значительную часть восточного побережья Онежского озера, рыбных участков сравнительно мало. Писцовые книги отмечают прежде всего местные монастырские угодья: «На Водле реке тоня новая сиговая да на Водлинском устье тоня Косик. На тех тонях неводами ловят рыбу всякую во все лето». У Юрьева монастыря тони были общие с крестьянами на реке Шале. Крепостным крестьянам были сданы здесь в аренду следующие тони; «на Водле, против деревни Вертячево на Козине, на Ступинском острову, Гоневская, Корешница, против Перхина двора, Захарьинская против Игумнова острова, на Подбереске». На Онежском озере: «в Кердеж-губе в Уной наволоке, в Еловце — лососиная, две тони в Кодолах за Кочским наволоком, в Великом песке, в Гавцах ловля, в Ловдалоших островах, от устья реки Водлы до Сухого ручья тони; на реке Водле тоня на Бочаге».
«А ловля на тех тонях всякая — вешняя и осенняя, неводная и сетная. А на устье Водлинском метать сети переметные до половины реки, всего устья не заметывать». Кроме того, у крестьян была общая с Муромским монастырем тоня на Сиговом острове, где ловили репуксу, сигов и палью-рыбу.
В Андомском погосте на Онежском озере были следующие рыболовные угодья: общие у Муромского и Палеостровского монастырей тони — «в Уноских, на Высоком и на Консопе». Весной и осенью ловили здесь всякую рыбу сетями и неводами. Во владении же местных крестьян находилась половина Муромской речки, где ловили сетями мелкую рыбу, и под монастырем, на Онежском озере, «в Селганде, половина луды».
Крестьяне также ловили только мелкую рыбу в реках: на Андоме и на Суне колами и сетями. Один кол ставился «против царевы великого князя пустоши». Ловились: щуки, окуни, плотицы и «торпы». Но и здесь, в Муромской речке, рыбная ловля была пополам с Муромским монастырем.
В Вытегорском погосте писцовые книги отмечают рыбную ловлю лишь на реке Вытегре. Ловля, очевидно, была очень незначительная, так как за нее платили «в цареву казну» всего 2 гривны. В прежнее время за те же ловли «оброку» давали два сорока белок.
В Мегрежском погосте рыбных ловель, как объектов обложения, не зарегистрировано, но, несомненно, они были, так как, в качестве дохода помещиков с своих поместий, в одном случае показано 20, а в другом 50 лососей.
В Оштинском погостерыбная ловля сосредотачивалась преимущественно на Онежском озере, в истоке р. Свири. Способ добычи рыбы: «поездные ловли и приколки хвояные». Здесь, на берегу реки Свири, на Оштинской стороне, поставлено было 60 избушек, а в каждой избушке осенью жило по 4 человека, что составляло 60 поездов «по 2 челна в поезд». Были еще «рыбные ловли у Онега озера — вешняя и во все лето и до осени». Александрова пустынь владела здесь Керегодиновской тоней и рыбными угодьями по р. Свири: на Ивановом острове, от Вязового острова до Березняга — «перевесья и лебединая ловля».
216
В Остречинском погосте, несмотря на значительное пространство береговой линии, рыбных тоней по Онежскому озеру писцами зарегистрировано не было. Отмечена рыбная ловля в Ивановском озере. Здесь осенью и весной неводами ловили подледную щуку, лещей и мелкую рыбу. Летом котцами, переметными сетями и мердами добывали всякую мелкую рыбу. За помещиками записаны, без оброку, Юксовские озерка и на реке Свири поездная ловля.
В Шуйском погосте на Онежском озере также не отмечено ни одной тони. Но зато рыбная ловля была широко развита на внутренних водоемах — реках и озерах этого района. Крестьянам разных «боярщин» были отданы на оброк озера: Кончезеро, Подозеро, Ангозеро, Укшезеро с Сур-губою, Лососиное, Падозеро на Сунской дороге, Мунозеро, Пялозеро, Логолозеро, «скрозь его течет Шуя река», Соломя-лахта из Онего озера, Урозеро, Сандало, Вашозеро; речки: Торп, Деревянная, Келакса, Орзега, Нюра, Вилда, Лососинница, Нигиница (Неглинка).
В озерах ловили «ряпуксу» и всякую мелкую рыбу во все лето котцами, сетями и удами. Котцы ставились по 40 саж. На речках ловля, преимущественно в устьях, производилась тайниками, котцами и сетями переметными в осень. В реке Лососиннице попадались лососи и торпы во все лето, а в остальных — торпы.
На реке Шуе обложены были оброком несколько «колов», один из которых был «в речке, меж островков, против земетцких дворов Косиковых». На реке Суне крестьяне, осенью ловили лососей, сигов, палью и мелкую рыбу четырьмя неводами, по четыре сажени каждый. Шуйский монастырь владел безоброчно одним колом на реке Шуе, против своего монастырского двора. Ловились здесь лососи и торпа.
Шуйским погостом замыкается кольцо погостов, окружавших Онежское озеро.
Из приведенных здесь материалов видно, что писцовая книга Обонежской пятины 1563 г. дает ясное представление о современном ей рыболовецком хозяйстве на Онежском озере и в прилегающих к нему районах. Единственно, чего недостает, это — количественных данных улова.
217
                ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Т. е. лесное — находящееся в лесу.
[2] Особый вид рыболовной сети.
[3] Вотцы или котцы — снаряд для рыбной ловли, сплетенный из прутьев, вроде лабиринта, откуда зашедшая рыба не можети выйти обратно.
[4] Гарвы — крупноячейная стайная сеть. Ставятся по нескольку гарв в ряд у самой поверхности воды.
[5] Кол рыбный, колье — загородка поперек течения реки с одним или несколькими, загороженными сетями, проходами для рыбы.
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Виноградов Н.Н. Рыбные ловли на Онежском озере четыре века тому назад // Рыбное хозяйство Карелии, вып. 3. Л., 1936. С. 213-217.
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Салмина Е.В. Предметы вспомогательного рыболовного инвентаря из раскопок в Пскове
  Помимо основных орудий рыболовного промысла при раскопках встречаются и некоторые... Читать далее...

Публикации

Цепкин Е. А. Промысловые рыбы древнего Волковыска
  Материалом для настоящей статьи послужила коллекция костных остатков рыб, собранная... Читать далее...

Публикации

Куршская коса. История рыболовства
    Рыболовство было традиционным занятием куршей – этноса, заселившего Куршскую косу на... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: рыбная промышленность и ее исследования Виноградов Н.Н. Рыбные ловли на Онежском озере четыре века тому назад