gototop

Новые статьи

Корнилов Г.Е. К этимологии чувашского вăрăшăл и русского вырезуб «Rutilus Friesil Nordmann»
  В «Материалах для словаря славянских названий рыб. II (семейство Cyprinidoe)» В. В. Усачевой («Этимология. 1973», М., 1975) приведен большой список русских и... Читать далее...
Крайнов Д.А. Рыболовство у неолитических племен Верхнего Поволжья
Территория Верхнего Поволжья находится в центре Русской равнины, в лесной полосе европейской части СССР. С запада на восток эту территорию... Читать далее...
Римантене Р.К. Рыболовное сооружение на берегу Балтийского моря (Швянтойи 9)
Рис. 1. План закола и разрезы напластований. 1 – дерн; 2 – торф; 3 – торф с остатками тростника; 4... Читать далее...

Воронова А.А. Санитарно-медицинское обслуживание на каспийско-волжских рыбных промыслах в конце XIX - начале XX в.

 

Исследуется развитие здравоохранения России на примере Каспийско-Волжских рыбных промыслов в конце XIX начале XX в. (санитарно-медицинские нормы и требования к организации указанных промыслов). Во второй половине XIX в. начинает формироваться государственная политика в отношении здравоохранения рабочих как часть общей социальной политики.

Ключевые слова: государственная политика, социальные проблемы, промысловые рабочие, санитарно-медицинское обслуживание, санитарные нормы, промысел, фельдшерский пункт.
 
В России до середины XIX в. отсутствовала система здравоохранения для рабочих. Впервые узаконенная медицинская помощь появилась в 1866 г. Это было вызвано эпидемией холеры, заставившей московского губернатора поставить в правительстве вопрос о необходимости учреждения на крупных фабриках больниц для рабочих. 26 августа 1866 г. последовал указ императора: каждое предприятие, на котором трудилось не менее ста рабочих, обязано содержать приемный покой из расчета одна койка на 100 человек [7, с. 202-203].
Вопрос о медицинской помощи на астраханских рыбных промыслах впервые был поднят на заседании Комитета Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов в 1870 г. астраханским губернатором Н.Н. Биппеном. Но его проект не был реализован. В 1877 г. протоколом комитета от 23 декабря было признано необходимым устроить лечебные избы в Астраханском и Красноярском уездах [9, с. 130]. В 1878 г. при генерал-губернаторе М.Т. Лорис-Меликове было издано постановление, обязывавшее всех рыбопромышленников иметь на каждом промысле больницу с аптечкой и фельдшера [16, с. 360]. Принятие этого постановления было связано с эпидемией чумы в Астраханской губернии в 1878 г.
В 1879 г. после длительных обсуждений Комитет Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов постановил ходатайствовать о включении в Устав о Каспийско-Волжском рыболовстве параграфов «по медицинскому надзору и поданию помощи заболевающим на промыслах» [9, с. 132]. Весной 1881 г. Управление Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов вынуждено было организовать временный, действовавший в течение двух месяцев врачебный надзор вследствие распространения инфекционных болезней среди рабочих Астраханского, Красноярского и Енотаевского уездов. На содержание медицинского персонала была взята ссуда (5 тыс. руб.) из вспомогательной кассы для ловцов с условием погашения ссуды рыбопромышленниками (из сумм общественного сбора с рыбопромышленников) [8, с. 295]. В ноябре того же года комитет обсудил проект бывшего губернатора генерал-лейтенанта Протасова-Бахметева об устройстве на промыслах постоянной врачебной части [9, с. 131]. В течение трех лет решался вопрос об источниках финансирования.
Директор Медицинского департамента Министерства внутренних дел письмами от 2 ноября 1883 г. за № 8765 и от 30 марта 1884 г. за № 3342 обратился к губернатору с просьбой установить особый сбор с владельцев и арендаторов рыбных промыслов или с самих рабочих подобно существующим в Санкт-Петербурге, Москве и Харькове больничным сборам. Рассмотрев этот вопрос на заседании в декабре 1883 г., комитет решил возложить все расходы по устройству и содержанию врачебной части на рабочих, установив особый сбор (по 30 коп. с каждого рабочего за путину). Объяснялось это решение тем, что медицинская часть на рыбных промыслах предназначалась исключительно для рабочих, а следовательно, и содержаться должна за счет рабочих. Но после долгих споров в 1886 г. была утверждена смета расходов из сумм общественного сбора с рыбопромышленников на 1887 г. со статьей на «особые расходы» (на жалованье врачу). В последующие годы составлялись приложения (на содержание санитарного надзора) к смете расходов. Расходы по этой статье составляли 4250 руб. в 1890‑1892 гг.,
105
4850 руб. — в 1893 г., 4100 руб. — в 1896-1897 гг. и 4130 руб. — в 1898-1903 гг. [1, с. 3; 3, с. 57].
Проект штата врачебно-санитарной части при Астраханском управлении рыбными и тюленьими промыслами, составленный комиссией при Департаменте земледелия и сельской промышленности в декабре 1887 г., предусматривал 13000 руб. расходов на эту статью. После поправок, внесенных Комитетом Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов в проект штата, расходы на эту статью должны были составить 11000 руб., но их сократили за счет уменьшения расходов на содержание больных, найма прислуги и фельдшеров. На самом же деле расходы по содержанию медицинской части не составляли и 50% от запланированных.
До 1887 г. на астраханских рыбных промыслах не было врача. Медицинская помощь оказывалась фельдшерами [8, с. 77]. В 1887 г. Министерством внутренних дел был учрежден временный санитарный надзор за промыслами в лице одного (сверхштатного младшего медицинского чиновника при Медицинском департаменте доктора медицины Стабровского), а затем, с 1890 г., — двух врачей (докторов медицины Стабровского и Арустамова), обязанностями которых были изучение санитарного состояния рыбных промыслов и медицинское обслуживание рабочих.
Командированные МВД в 1888 г. санитарные врачи и фельдшер получали во время поездок содержание из сумм общественного сбора с рыбопромышленников [5, с. 89]. Кроме обязательного содержания, санитарные врачи получали суточные и пользовались при необходимости судами Управления Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов. Задача оказания медицинской помощи одним или двумя врачами нескольким десяткам тысяч рабочих, рассеянных на огромной территории дельты р. Волги, была невыполнима. Прикомандированные врачи занимались в основном изучением санитарного состояния промыслов. Младший санитарный врач имел специальное задание: осмотр рыбных товаров на расположенных на правом берегу р. Волги напротив г. Астрахани городо-форпостинских ватагах, являвшихся главным центром приема партий товаров, предназначенных для дальнейшей транспортировки, а также рыбной продукции, привозимой с р. Куры, персидских и мангышлакских вод. Недоброкачественный товар подлежал уничтожению. Старший санитарный врач во время своих поездок по промыслам должен был в первую очередь следить за качеством товаров. Таким образом, в обязанности санитарного надзора даже не входила задача обследования условий жизни рабочих на промыслах и оказания им медицинской помощи. Они должны были осуществлять надзор за качеством рыбной продукции и состоянием самих промыслов.
В 1893 г. при активном участии санитарного врача С.М. Попова были разработаны санитарные правила содержания рыбопромышленных заведений. Но проект этот был отвергнут [1, с. 2]. Только в 1904 г. в связи с угрозой распространения холеры и других инфекционных болезней «Санитарные правила содержания рыбных промыслов», разработанные астраханскими санитарными врачами, измененные и дополненные, были, наконец, утверждены Министерством земледелия и государственных имуществ [6, с. 56]. Они предусматривали сокращение рабочего времени до 10 часов, ограничение труда подростков и беременных женщин, улучшение жилищных условий и питания рабочих, организацию хотя бы фельдшерской медицинской помощи и т.п. [5, с. 15; 6, с. 50].
Изданные первоначально для одной Астраханской губернии постановления от 27 июля 1904 г. были распространены затем 29 сентября 1904 г. и 28 сентября 1905 г., по соглашению с военным министром и министром внутренних дел, и на другие губернии и области. В связи с революционным подъемом 1905 г. «Правила...» начали применять. Но вскоре рыбопромышленники добились 12-летней отсрочки для приведения санитарного состояния промыслов в соответствие с «Правилами...», а затем, в связи с началом Первой мировой войны, дело было забыто.
Один из прикомандированных санитарных врачей, доктор медицины Арустамов, в своем отчете за 1890 г. отмечал, что одним из главных недостатков санитарного состояния астраханских рыбных промыслов являлось отсутствие регулярной медицинской помощи рабочим. Постоянные врачи были только на промыслах Ф.И. Базилевского (с 1889 г.) и Сапожниковых (с 1890 г.). Крупные рыбопромышленники содержали медицинскую часть на промыслах за свой счет.
На 30—40 промыслах были фельдшеры, но они, как правило, не имели даже начального медицинского образования. Фельдшер (обычно из военных фельдшерских учеников) обязан был за 15-20 руб. в месяц исполнять различные задания, в
106
том числе промысловые работы по уборке и посолу рыбы. Фельдшерские же свои обязанности он должен был выполнять или делать вид, что выполняет, лишь при проверках со стороны управления [13, с. 185]. Лишь в конце 90-х гг. XIX в. увеличилось количество фельдшеров, имевших медицинское образование, и началась реальная деятельность фельдшерских пунктов. Количество лечебных заведений и коек с 1890-х гг. неуклонно росло: лечебных заведений в 1890 г. — 31 (243 койки), а в 1912 г. — 121 (677 коек). Но при этом быстрыми темпами увеличивалось количество рабочих на рыбных промыслах, поэтому развитие медицинского обслуживания, несмотря на очевидный прогресс, все же отставало от темпов роста количества рабочих.
Остановимся на организации медицинской помощи. На крупных промыслах Ф.И. Базилевского и Сапожниковых, насчитывавших вместе до 20 тыс. рабочих, имелись больницы, приемные покои, постоянные врачи, фельдшеры и акушерки; медицинская помощь оказывалась постоянно. Промыслы посещались врачом примерно раз в неделю, а при необходимости — 2‑3 раза в неделю. При посещении промыслов врач принимал больных, осматривал санитарное состояние промысла (казармы, бани, хлебопекарни и выпеченный хлеб, отхожие места и т.д.). При экстренных объездах администрация выделяла врачу пароход или баркас. На промыслах Базилевского были построены две больницы (в 1889-м и 1890 гг.). Располагались они на возвышенных местах, не затопляемых водой. Каждая представляла собой добротное деревянное строение с теплым коридором, приемной, изолятором, ванной комнатой, комнатой дежурного, двумя палатами на 12‑16 коек и родильной комнатой. Операционной комнаты не было. При необходимости родильная комната становилась операционной.
Питание больных отличалось большим разнообразием, чем у рабочих на промыслах. Оно состояло из рыбы, каши, молока, яиц, белого и черного хлеба. При каждой больнице имелось небольшое отделение для инфекционных больных. В 1892 г. на промыслах были построены холерные бараки. На всех Каспийско-Волжских рыбных промыслах таких больниц насчитывалось 3‑5, а к 1912 г. — 9‑10.
Приемные покои и фельдшерские пункты представляли собой холодные помещения на плоту. В приемных покоях имелись небольшие аптечки. С промыслов, обеспеченных в той или иной форме медицинской помощью, в Управление Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов доставлялись ежемесячные ведомости с информацией о количестве больных на промыслах, получавших медицинскую помощь. Но возможности этого источника были крайне ограничены: на многих промыслах медицинская помощь отсутствовала, следовательно, и регистрация больных велась нерегулярно, зачастую непрофессионально или совсем отсутствовала [14, с. 13].
Доктор Н.Я. Шмидт в своей работе привел большое количество учетных и статистических данных, собранных им с большой тщательностью, о числе больных на промыслах Базилевского за 5 лет. Обобщив данные о характере заболеваний рабочих за 5 лет, он получил следующие результаты: 23,4% всех стационарных больных болели малярией, 11,7% — крупозным воспалением легких, 8,4% — болезнями пищеварительной системы; далее следовали гинекологические заболевания, кожные, ревматизм, травмы и т.д. Самая высокая заболеваемость, по подсчетам доктора Шмидта, была у путинных рабочих, что составляло 71,6%, а у детей — 72,9% всего числа стационарных больных. Заболеваемость среди постоянных рабочих и служащих — 17,9%. Такое соотношение закономерно, т.к. число путинных рабочих на промыслах превышало количество годовых в несколько раз [16, с. 177].
Особенно тяжелым было положение женщин на промыслах. До начала XX в. не существовало законов по охране материнства и детства. Лишь в принятых в 1904 г. постановлениях по санитарному благоустройству промыслов была статья, запрещавшая «допускать к работе на плотах, в лабазах и выходах беременных женщин со второй половины беременности, равно как рожениц трех недель после родов» [6, с. 108]. Следует отметить, что и до принятия этих постановлений промысловая администрация запрещала принимать на работу беременных женщин. Но нужда толкала их на обман, они являлись на промысел и из страха перед увольнением или штрафом выполняли даже самые тяжелые работы.
Н.Я. Шмидт отмечал, что по данным проведенных им в 1892-м и 1894 г. обследований около 13% являвшихся на промыслы женщин были беременные. Это очень высокий процент, если принять во внима-
107
ние тяжелые условия труда и быта женщин на промыслах [15, с. 137]. Доктор Мышкин, выступая с докладом на VII съезде каспийско-волжских рыбопромышленников в 1912 г., отмечал, что акушерская помощь на всех промыслах была представлена тремя акушерами, которые находились на промыслах крупных компаний. Среднее число родоразрешений в путину достигало 200 [1, с. 2; 3, с. 120].
Следует заметить, что государство, которое обычно критикуют за невнимание к социуму, в данном случае последовательно и логично разрабатывало законодательную базу здравоохранения. Но общее низкое социально-экономическое положение рабочих (и тех, кто временно ими становился) толкало их на нарушение закона. Санитарное состояние промыслов и условия жизни рабочих в исследуемый период далеки от нормы, но если учесть, что только в конце XIX в. этот вопрос начинает решаться, то следует отметить безусловный прогресс в решении санитарных и медицинских проблем в начале XX в.
 
Литература
1. Астраханский листок. 1912. 23 авг.
2. Астраханский справочный листок. 1893. № 220.
3. ГААО. Ф. 194. Оп. 1. Д. 787.
4. ГААО. Ф. 194. Оп. 1. Д. 796.
5. Законы и инструкции по рыболовству, дополняющие Устав сельского хозяйства. Спб., 1906.
6. Законы и инструкции, действовавшие в Каспийско-Волжском рыболовном районе. 2-е изд. Астрахань, 1913.
7. Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России (конец XIX‑начало XX в.). М., 1979.
8. Отчет о врачебно-санитарном состоянии Волго-Каспийских рыбных промыслов в 1898 г. Астрахань, 1900.
9. Протоколы Комитета Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов. T. V: 1882‑1885 гг. Астрахань, 1894.
10. Протоколы Комитета Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов. Т. VI: 1886‑1890 гг. М., 1895.
11. Протоколы Комитета Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов за 1897 г. Астрахань, 1898.
12. Протоколы Комитета Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов за 1899 г. Астрахань, 1900.
13. РГИА. Ф. 20. Оп. 7. Д. 168.
14. Санитарно-врачебное состояние Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов за 1897 г. Астрахань, 1898.
15. Шмидт П.Я. Врачебно-санитарное состояние Волго-Каспийских рыбных промыслов в 1899‑1900 гг. Астрахань, 1901.
16. Шмидт Н.Я. К гигиене рыбного промысла в устье р. Волги. М., 1895.

Medical service at Caspian and Volga fishing at the end of the XIX —
the beginning of the XX centuries
There is studied the development of medical service in Russia on the example of Caspian and Volga fishing at the end of the XIX — the beginning of the XX centuries. For instance the medical norms and the requirements to the organizations of medical character. In the second part of the XIX century the state policy about the medical service is being formed.
Keywords: state policy, social problems, enterprise workers, medical service, medical norms, business, medical post.
108
 
ПУБЛИКАЦИЯ: Воронова А.А.  Санитарно-медицинское обслуживание на каспийско-волжских рыбных промыслах в конце  XIX - начале XX в. // Известия Волгоградского государственного педагогического университета, № 3. Волгоград, 2010. С. 105-108.
 
 
 
Поделиться:
Обсудить в форуме
Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для участия в дискуссии.

Публикации

Плахута Д.О. Рыболовство в традиционной культуре средневековых народов Западной Сибири: история изучения
  Изучение хозяйства, в частности рыболовства, имеет давнюю историю. Находки орудий... Читать далее...

Публикации

Световидов А.Н. К истории ихтиофауны р. Дона
Остатки рыбьих костей, часто находимые вместе с другими остатками при... Читать далее...

Публикации

Бернштам Т. Л. Рыболовство на Русском Севере во второй половине XIX-начале XX в. (по коллекциям и архивным материалам этнографических музеев Ленинграда)
ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ КОЛЛЕКЦИИ И ПИСЬМЕННЫЕ источники Изучение русского рыболовства представляет глубокий интерес для... Читать далее...

Публикации

Адалова З.Д. Развитие рыбопромышленности Дагестана в конце XIX - начале XX вв.
  В статье говориться об истории становления и развития рыбного промысла... Читать дальее...
Вы находитесь здесь: Библиотека Тематический каталог Новое и новейшее время: рыбная промышленность и ее исследования Воронова А.А. Санитарно-медицинское обслуживание на каспийско-волжских рыбных промыслах в конце XIX - начале XX в.